2010-04-23 18:36:08
ГлавнаяГражданское право и процесс — Система залоговых прав и основные начала вотчинной системы по проекту Вотчинного устава



Система залоговых прав и основные начала вотчинной системы по проекту Вотчинного устава


Особого внимания заслуживает анализ третьего правового основания - судебного решения для внесения вотчинных и залоговых прав в вотчинную книгу. По ПВУ вотчинные и залоговые права в данном случае возникают по судебному решению в силу публичной продажи и принудительного залога. Содержащиеся в ст. 54 и 5 ПВУ права, присужденные судебным решением, характеризуются тем, что само обеспечение осуществляется внесением в вотчинную книгу или записей о праве или только отметок об обеспечении прав на случай их осуществления. При этом надо иметь в виду, что по решениям, вступившим в законную силу и не вступившим в законную силу или неоконченным решениям, в вотчинную книгу вносится запись о залоге.

По постановлению суда об обеспечении иска в вотчинную книгу вносятся отметки об обеспечении прав на случай их осуществления. Однако независимо от формы внесения статей в вотчинную книгу, «въ случае публичной продажи недвижимости отметка о принудительномъ залоге обладаеть тою же силой, какъ и запись о немъ и удовлетворяется въ томъ же порядке и въ томъ же размере, к тому можно отметить лишний разъ, въ признании такой отметки ипотекой не крылось бы ни осторожности, ни жестокости по отношению къ должнику, такъ какъ принудительный залогъ является строго акцессорнымъ».

Что касается принудительного залога, вносимого въ вотчинную книгу на основании распоряжения правительственных или иных публичных правовых установлений, то здесь надо иметь в виду, что согласно ст. 55 ПВУ основанием для внесения записей в вотчинную книгу могут служить постановление правительственного установления о взыскании податей, сборов и других сумм в пользу казны. Такое же право внесения записей о принудительном залоге принадлежит земским, городским и общественным учреждениям только относительно причитающихся этим учреждениям сборов, но не начетов и других сумм.

ПВУ исходит из необходимости ограничения других сумм, взыскание которых производится в виде административных штрафов по постановлению правительственных установлений. И в этом он сохраняет преемственность с законом от 29 мая 1897 г., закрепившем правило о том, что административные судебные штрафы не могут служить основанием для внесения статьи о законной ипотеке (принудительном залоге). В обоснование такого решения законодатель ссылался в объяснительной записке на то, что «ипотечное (вотчинное) обеспечение штрафовъ «поражало» бы не только оштрафованного, но и его кредиторовъ, особенно кредиторовъ личныхъ». Необходимость ограничения рамок принудительного залога Редакционная комиссия мотивировала тем, что любой кредитор, получающий ипотечное обеспечение, например, по правительственному распоряжению, установившему штраф в виде административного взыскания, отодвигает («поражает») остальных кредиторов, не имеющих ипотечного обеспечения.

Особое значение для создания прочной основы для оборота недвижимости и предотвращения каких-либо заблуждений относительно прав, лежащих на недвижимом имуществе, имеет раздел II ПВУ, содержащий положения о порядке ведения и форме вотчинных книг (ст. 111-125), о статьях, вносимых в вотчинные книги (126-196), о раздроблении и присоединении имений по вотчинной книге (ст. 197-209).

Книги, установленные проектом для записки вотчинных прав, названы вотчинными книгами. Под вотчинной книгой подразумевается не особый том, не особая книга в обыкновенном значении этого слова, а отдел, который отводится для совершения надлежащих записей, отведенных для имения в одном из томов вотчинных книг. Показательно, что и в зарубежном законодательстве (Баварии, Саксонии, Пруссии) в Х1Х-ХХ вв. использовался аналогичный термин (Folium, Blatt), т.е. лист. Положение о нотариальной части (ст. 53) также предписывает назначать в реестре крепостных дел особый лист для каждого отдельного недвижимого имущества.

ПВУ (ст. 111) заимствовал опыт зарубежных стран (Италии, Баварии, Саксонии, Пруссии), в которых ипотечный реестр ведется не по фамилиям собственников, а по имениям, и установил, что для каждого недвижимого имения ведется особая вотчинная книга в вотчинном установлении, в округе которого находится имение. В основу устройства вотчинных книг было положен принцип, согласно которому все вносимые в них записи приурочивались к названиям имений. Этот же принцип был положен в основу Положения о нотариальной части, не реализованный полностью на практике, так как в 1867 г. в предложенной Министром юстиции форме реестра крепостных дел во главе всех вносимых в реестр сведений были поставлены фамилии собственников. И лишь в 1891 г. было восстановлено ведение крепостных дел по названиям имений, а не собственников. Положение о ведении вотчинных книг по их названиям не подвергалась каким-либо сомнениям на всем протяжении работы Комиссии, что и нашло свое выражение в ст. 29 Главных оснований и ст. 112 ПВУ, закрепивших требование о том, что для каждого недвижимого имения заводится особая вотчинная книга.

Принятие за основу этого общего правила, согласно которому записанные в вотчинные книге права относятся «ко всему значащемуся въ книге, составу имения» укрепляло вотчинный оборот, придавало стабильность и определенность понятию имения как самостоятельному юридическому объекту земельного права, обособленному объекту правового регулирования ипотечного права.

В ст. 111 принято за общее правило положение о том, что на каждое недвижимое имение ведется особая вотчинная книга. Однако в порядке исключения из этого общего правила ст. 112 проекта Устава устанавливаются особые положения на тот случай, когда составные части одного и того же имения находятся в округах различных вотчинных установлений. Для такого имения по выбору собственника заводится одна вотчинная книга в том или другом вотчинном установлении.



← предыдущая страница    следующая страница →
12345678910111213141516171819202122232425
26272829303132333435               




Интересное:


Договорные отношения до получения патентной охраны изобретений
Акцепт как согласие заключить договор
Перерыв течения срока исковой давности
Сервитуты в Гражданском кодексе Франции 1804 года.
Влияние системы судов общей юрисдикции на установление родовой подсудности
Вернуться к списку публикаций