2010-04-23 18:36:08
ГлавнаяГражданское право и процесс — Система залоговых прав и основные начала вотчинной системы по проекту Вотчинного устава



Система залоговых прав и основные начала вотчинной системы по проекту Вотчинного устава


Ст. 102 проекта представляет кредитору право свободного выбора предъявления вотчинного или личного иска в случае, когда взыскание обращается по принудительному или кредитному залогу. Предоставление кредитору такой свободы выбора предъявления исков по принудительному залогу Редакционная комиссия мотивировала тем, что кредитор до установления такого залога мог обратить взыскание на любое имущество должника. По этой причине было бы необоснованно лишать кредитора такой возможности обращать взыскание на любое имущество при недостаточности заложенного имения. Такая позиция мотивировалась и тем, что право обращения взыскания на заложенное имущество основано не на соглашении с должником, а на императивной норме закона. Составители проекта придерживались, таким образом, правил действовавшего в то время законодательства (п. 10 приложения к ст.27 раздела 4 Устава кредитный учреждений, Т.Х1 ч.2 Свода гражданских законов, Изд.1887 г), которые не предусматривали каких либо препятствий для предъявления кредитором исков о привлечении должников к личной имущественной ответственности. Это правило не распространялось на имения, на которые был установлен кредитный залог (когда залог представлял, например, сомнительную ценность по сравнению с ценностью другого имения должника).

Особого внимания при решении вопроса о соотношении вотчинного и личного исков заслуживает ст. 104 ПВУ. установившего залог в обеспечение чужого долга. Так же как при принудительном и кредитном залогах, она предоставляет право кредитору либо обращать взыскания на заложенное имение, либо непосредственно на личного должника. В связи с этим суды не принимали во внимание ссылки собственников имения на то, что предъявлению личного иска не предшествовало обращение взыскания на заложенное имущество. При этом не исключалась возможность заключения договаривающимися сторонами специального соглашения о том, что на заложенное имение взыскание обращается лишь дополнительно в случае, когда требования кредитора остались неудовлетворенными при обращении взыскания на имущество личного должника. Такая позиция составителями проекта обосновывалась ссылками на нормы ст.1445 Остзийского гражданского законодательства и ст. 426 Саксонского гражданского уложения, которые не лишали вотчинного кредитора права взыскивать неполученную им сумму заложенного имения.

После исследования характера кредитного залога обратимся к рассмотрению правовой характеристики совокупного залога, как самостоятельного предмета вотчинного оборота. Его применение предусмотрено ст.52 ПВУ, который устанавливает, что в случае, когда одно и то же требование обеспечивается залогом нескольких имений, записанных в особые вотчинные книги, то может быть введена совокупная ответственность всех имений.

Действовавшее в XIX веке законодательство запрещало устанавливать совокупный залог. Согласно ст. 1644 т. Х ч. 1 Свода гражданского законодательства, изданного в 1887 г. в случае обеспечения какого-либо долга на нескольких отдельных имениях требовала точного определения, в обеспечении какой именно части этого долга принимается каждый из заложенных имений. Аналогичные положения закреплялись в правилах о разделе имений, заложенных в сохранной казне (ст.80-82 устава кредитных учреждений, т. Х1 ч.2 Свода гражданских законов, изд.в 1887 г.).

В ст. 144 проекта Министра юстиции о порядке укрепления прав на недвижимое имение, переданном на рассмотрение Государственного совета, также закреплялось правило, согласно которому «договоры и обязательства, обеспечиваемые несколькими имениями, записываются въ крепостную книгу каждого изъ нихъ не иначе, какъ съ означаниемъ, какая именно сумма обеспечивается каждымъ имениемъ».

Редакционная комиссия, принимая во внимание зарубежный правовой опыт, в частности ст. 15 Австрийского закона о вотчинных книгах 1871 г. и ст. 1071 и 1078 Германского гражданского уложения, пришла к выводу об установлении на будущее совокупного залога имения. Проф. Л.В. Гантовер приводит пример совокупного залога из практики зарубежных государств. Лицо А обеспечивает лицу Б долг свой в размере 10 тыс. руб. на трех имениях: В, Г, Д, из которых первый обременяется в сумме 4 тыс.руб., имение Г - в сумме 2,5 тыс. руб., а имение - в сумме 3,5 тыс.руб.. В приведенных случаях подобного рода требование, которое было первоначально единым, разделено на несколько требований и обеспечено несколькими залогами. Вопрос о связи этих требований между собой может возникнуть только вследствие спора, касающегося первоначального единого требования, спора возникающего между первоначальными участниками единых отношений. За пределами этих условий каждый из упомянутых залогов является самостоятельным предметом вотчинного оборота и обслуживается самостоятельно по всем вопросам, относящимся к его возникновению, пространству, объему действия, передачи и прекращения.

Правда, в редакционной комиссии меньшинство ее членов (Н.И. Стояновский, И.Я. Голубев, А.К. Рихтер) высказались в пользу сохранения действующего законодательства. Эта позиция мотивировалась тем, что нельзя устанавливать залог нескольких имений в обеспечение одного требования без точного распределения на части суммы последнего между этими имениями. Применение этого правила, основанного на начале специальности, не вызывало по мнению указанных трех членов комиссии жалоб на его стеснительность и практика не выявила каких либо существенных неудобств применения действовавшего законодательства, не допускавшего установления совокупного залога.

Сторонники совокупного залога обосновывали свою позицию принципом свободы частной воли в установлении гражданских правоотношений. Этот принцип в сфере вотчинного оборота получил название мобилизации земельной собственности, под которым понимался «процессъ перехода земельной собственности от одного лица к другому на почве такого строя поземельных отношений, при котором отчуждение, раздробление и концентрация, залогъ и наследование земельных владений совершаются свободно, безъ ограничений со стороны общественной власти».

Редакционная комиссия исходила, однако, из того, что принцип свободы вотчинного оборота не может быть реализован в законодательстве без каких-либо ограничений. Этот взгляд Редакционной комиссии разделяли А. Фрейтаг-Лоринговен, Микошина, Пергамент, Базанов, которые отмечали что наука и законодательство давно преодолели господствовавшее в Западной Европе конца XVIII - начала XIX вв. мнение, согласно которому не следует ставить мобилизацию недвижимости никаких преград. Такое воззрение являлось прямым последствием господства манчестерской доктрины и должно было пасть вместе с нею. Но, с другой стороны, само собой разумеется, что возвращение к прежним порядкам, ставившим вотчинный оборот в самые тесные рамки, не возможен в настоящее время.



← предыдущая страница    следующая страница →
12345678910111213141516171819202122232425
26272829303132333435               




Интересное:


Понятие и виды сроков в гражданском праве
Понятие подсудности и ее виды
Необходимость совершенствования теории и практики применения института эмансипации несовершеннолетних
Понятие и система принципов гражданского права
Вина юридических лиц в нарушении договорных обязательств в гражданском праве РФ
Вернуться к списку публикаций