2010-04-23 18:26:38
ГлавнаяГражданское право и процесс — Подготовительные работы по введению новой вотчинной системы и терминология проекта Вотчинного устава



Подготовительные работы по введению новой вотчинной системы и терминология проекта Вотчинного устава


Проф. К.П. Победоносцев также трактовал залоговое право как вещное право. «Право залога есть вещное право, и потому мы почитаемъ приличнымъ говорить объ немъ по поводу вотчинныхъ правъ. Во всяком случае, въ праве залога мы видимъ звено, которымъ система личныхъ правъ и требований соединяется съ правомъ вотчиннымъ. Право залога есть право самостоятельное и безусловное, потому что оно имеет силу не только по отношению къ должнику, прямому владельцу заложенного имущества, но въ отношении ко всем стороннимъ лицамъ; а мы видели, что такое свойство есть въ особенности свойство вещного права... Стало быть право залога получает истинное свое значение именно относительно третъихъ лицъ».

В земельно-правовой литературе начала XX века также последовательно проводился взгляд на существо залогового права как вещное право, так как оно дает управомоченному лицу непосредственное господство над вещью. «Залоговое право, - писал проф. Л.А. Кассо в 1906 году, - можно определять как вещное, позволяющее известному лицу искать удовлетворения своего требования в стоимости чужой вещи. Вещный характер обнаруживается в непосредственном отношении к заложенной вещи, которую носитель залогового права может отыскать в любых руках для погашения долга, обеспеченного этой недвижимостью». Этот совершенно правильный взгляд на понятие залога недвижимости поддерживается чуть ли не единодушно вплоть до Октября 1917 года. И ответ на вопрос о том, «имеет ли веритель по залогу вещное право или право требования, направленное против самой вещи или против собственника ее, «может быть только один: залоговое право есть право абсолютное». Оно имеет силу по отношению ко всем лицам, соприкасающегося со сферой прав управомоченного лица. И нельзя не отметить особо, что абсолютность права, направленного на долю ценности и сопряженного с определенным старшинством, проявляется безусловно, вне зависимости от прав предыдущих и последующих».

Взгляд на залог как на вещное право доминировал также в практике Гражданского Кассационного департамента Правительствующего Сената. Проф. А.С. Звоницкий приводит в связи с этим решение Гражданского Кассационного департамента Правительствующего Сената 1873 года по делу Фроловых и Сахарова, по которому Сенат пришел к выводу о том, что залог недвижимого имущества устанавливает между вступившими в такую сделку не только личные отношения должника к кредитору по поводу обязанности исполнить принятое на себя обязательство об уплате в известный срок занятой суммы, но и устанавливает вещное право на тот предмет, который принят был в обеспечение долга. Аналогичная точка зрения была закреплена в решении Правительствующего Сената 1877 года по делу Зафириди и Влосопуло, в котором отмечалось, что залогодержатель вправе искать удовлетворения долга с заложенного имущества, хотя бы оно, по каким-либо обстоятельствам перешло в собственность третьего лица, не обязанного отвечать за долги залогодателя. В решении 1880 года по делу Быкова Сенат провозгласил принцип, согласно которому залог составляет вещное право постороннего лица, обременяющее само недвижимое имение, а не только личность должника. На основе анализа приведенных и других решений Правительствующего Сената А.С. Звоницкий пришел к обоснованному выводу о том, что залог это вещное право на получение в случае неуплаты долга удовлетворения из заложенного имущества. Подобное определение залога по его мнению очень близко к легальному определению залога, содержащемуся в Австрийском Гражданском уложении.

Хотя подобная точка зрения и была господствующей, в литературе, тем не менее, высказывались определенные сомнения в признании вещного характера ипотеки. Такие сомнения впервые высказывались, в частности, немецким проф. Дернбургом, по мнению которого залоговое право в обширном смысле есть неизменное право на имущественный объект, из коего дозволяется извлечь удовлетворение в случае несвоевременной уплаты по обязательственному требованию. Оно может быть создано как перенесением права собственности, так и установлением вещного права в чужих вещах. Объектом его служат не только телесные вещи, но оно втягивает в свой круг все имущественные объекты, подлежащие продаже, особенно сервитуты и требования».

Аналогичную точку зрения развивал профессор Рудольф Зомодин из соавторов ГГУ, который в обоснование обязательственной природы ипотеки приводил и то соображение, что залоговое право, как акцессорное, служит способом обеспечения взыскания и прекращается актом погашения требования, т.е. уплатой по нему. «Залоговое право, - писал Р. Зомм, - есть вооруженное непосредственной властью над объектом права ту часть его имущественных ценности, которая достаточна для удовлетворения принадлежащего залогодержателю требования». При этом учитывалось и то, что ипотечный кредитор не имеет права ни владеть, ни пользоваться залогом, ни обращать его в удовлетворение себе по своему усмотрению. «Но такое понятие объ ипотеке до сихъ поръ не оправдало себя вполне и не утвердилось в науке въ виду техъ существенныхъ свойствъ ипотеки, что она неразрывно связана съ имуществомъ, на коемъ утверждается, и не подлежить передаче по воле лица, а переходить вместе съ имуществомъ на всякого, кто бы ни былъ владельцемъ».

Ключевыми терминами проекта Вотчинного Устава являются также термины «залоговое требование» и «вотчинный кредитор». Первый из этих терминов соответствует немецкому термину «Hupothekarische Forderung «и употребляется вместо описательного выражения «требование, обеспеченное залогом». В данном случае оно противопоставляется личному требованию, не обеспеченному залогом. Термин «вотчинный кредитор» соответствует немецкому термину «Hupothekenglaubiger» и французскому «creancier hupothecaire». В данном случае этот термин противопоставляется термину личный кредитор (Personalglaubieger, creacier chirographaire ou personnel).



← предыдущая страница    следующая страница →
12345678910




Интересное:


Становление института дарения в системе безвозмездных сделок
Понятие заключения гражданско-правового договора и его составляющие элементы
Заключение гражданско-правового договора в общем порядке
Оферта как предложение стороны заключить договор
Наследство как объект права общей собственности наследников по закону и по завещанию
Вернуться к списку публикаций