2010-04-23 18:26:38
ГлавнаяГражданское право и процесс — Подготовительные работы по введению новой вотчинной системы и терминология проекта Вотчинного устава



Подготовительные работы по введению новой вотчинной системы и терминология проекта Вотчинного устава


Аналогичные правила для защиты прав залогодержателей по опыту Австрии, Швейцарии, Саксонии, Франции, Италии, Пруссии были включены в ст. 30 проекта, который предусмотрел, что право нанимателя недвижимого имения или покупщика леса на сруб, внесенное в вотчинную книгу, признается вотчинным и, как таковое, обязательным для всех третьих лиц, приобретших впоследствии права по имению. К внесенным в вотчинную книгу правам нанимателя и покупщика леса на сруб применяются правила О старшинстве внесенных в вотчинную книгу прав в чужом имении.

Ключевым термином ПВУ является понятие залога, данное в ст. 43 проекта. Залогъ есть обеспечение денежного требования недвижимымъ имениемъ и даетъ кредитору, въ случае неисполнения должникомъ его обязательства, право на удовлетворение изъ заложенного имения, въ чьихъ бы рукахъ оно ни находилось.

Данное определение залога полностью воспроизводит легальное определение залога, содержавшееся в п. 3 ст. 1554 и ст. 1558 т. X ч. 1 Свода законов Гражданских. И действовавшее в конце XIX века гражданское законодательство, и проектируемое вотчинное законодательство признавали то, что залог по существу своему есть право, направленное на обеспечение другого права. Однако норма ст. 43 ПВУ восполняла ст. 1554 и 1587 т. X ч. 1 указанием на то, что залог есть обеспечение недвижимым имением денежного требования и дает кредитору в случае неисполнения должником его обязательства право на удовлетворение из заложенного имения, в чьих бы руках оно не находилось.

И ПВУ и дореволюционное гражданское законодательство определяет залог как вещное право, как право самостоятельное и безусловное. Оно имеет силу не только по отношению к должнику, прямому владельцу заложенного имущества, но и по отношению ко всем посторонним лицам. И если бы это право было действительным лишь в отношении должника, то оно не давало бы кредитору права особого преимущества и обеспечения и любой простой кредитор мог бы наравне с залогодержателем требовать удовлетворения из всего имущества залогодателя. Право залога оказывается действительным лишь в тех случаях, когда необходимо получить преимущество перед всякими другими кредиторами и исключить их из права на удовлетворение или захватить имущество, которое служит обеспечению долга, у всякого третьего лица, в чьих бы руках оно не находилось.

Доказательством вещного характера залога служит и расположение нормативного материала в проекте Русского Гражданского уложения, в котором залог помещен в число вотчинных (вещных) прав. Здесь, как известно, в ст. ст. 288 и 358 дается и определение залога как обеспечения требования имуществом (недвижимым имением) при залоге, движимым имуществом при закладе. При такой юридической конструкции залога оно дает верителю в случае неисполнения должником обязательства право на преимущественное удовлетворение из заложенного имущества (в отношении недвижимостей добавлено «в чьих бы руках оно не находилось»).

Аналогичный взгляд на залог закреплен в ПВУ, в котором в разделе 1 «О вотчинных правах» выделена глава 1У «О залоговом праве». О том, что залог есть вотчинное право говорится уже в ст. 1 проекта, который гласит: вотчинные книги устанавливаются для внесения вотчинных прав на недвижимые имения: права собственности, прав в чужом имении (ограничений права собственности) и залога. При этом в обоснование такого толкования залога делаются ссылки на ст. 1 и 28 Главных оснований, а также на ст. ст. 1, 2 и 125 Проекта Министерства юстиции, которые признают, что залоговое право тяготеет непосредственно на имении, составляет обременение последнего и потому разделяет его судьбу, переходит вместе с ним на всякого нового приобретателя. «Въ этой связи залога съ имениемъ, на которомъ онъ установленъ, связи, остающейся ненарушимою, несмотря на перемены, происходящие въ лице собственниковъ этого имения, въ томъ, что французские юристы называютъ «droit de suite», и заключается ближайшее, непосредственное значение рассматриваемого отличительного признака залогового права. Благодаря упомянутой связи, кредиторь, претензия коего залогомъ не обеспечена, можетъ искать удовлетворения только изъ того имущества, которое находится во владении должника во время произзводства взыскания, и лишь въ виде исключения вправе обратиться къ имуществу, отчужденном) должникомъ, а именно, когда предварительно достигнеть признания таковаго отчуждения недействительными как произведенного должникомъ съ умысломъ нанести вредъ своимъ кредиторамъ (п. 2 ст. 1529 т. X ч. 1). Эта связь залога съ имениемъ, выраженная въ стъ 10 Главных оснований предполагаемого порядка укрепления правъ на недвижимое имущество, объяснена въ ст.43 словами: даетъ кредитору, въ случае неисполнения должникомъ его обязательства, права на удовлетворение изъ заложенного имения, в чьих бы руках оно не находилось».

По традиции, сложившейся еще в XIX веке было принято притязания кредитора к чужой недвижимости в ипотечных отношениях, рассматривать как вотчинное (вещное) право. Так, в еще вышедшем в 1899 году в пособии к лекциям по гражданскому праву проф. Д.Н. Дювернуа приводилась развернутая система аргументов в обоснование вещного характера ипотеки. В этой аргументации можно выделить два ключевых момента. Во-первых, ипотека конца XIX века не представляет собой ««акцессорной конструкции, какой она была в латинской системе». Во-вторых, возникает вопрос, «необходимо ли материальное воздействие на вещь со стороны субъекта вещного права, чтобы определить его вещное свойство? Существует право выкупа вещи из чужого обладания (для имений родовых). Нет никакого сомнения в том, что это право не связано с тем или другим лицом обладателя имения, что оно идет против любого, направлено на саму вещь, есть, стало быть, вещное, хотя и не предполагает никакого материального воздействия на чужую вещь».



← предыдущая страница    следующая страница →
12345678910




Интересное:


Пределы вины в нарушении договорных обязательств в гражданском праве РФ
Общетеоретические аспекты административно-правового исследования проблем управления государственной собственностью субъекта Российской Федерации
Правовое регулирование действия ипотеки по российскому праву
Кому нужна интеллектуальная собственность в XXI веке
Вина в нарушении договорных обязательств в советском гражданском праве
Вернуться к списку публикаций