2010-04-23 18:26:38
ГлавнаяГражданское право и процесс — Подготовительные работы по введению новой вотчинной системы и терминология проекта Вотчинного устава



Подготовительные работы по введению новой вотчинной системы и терминология проекта Вотчинного устава


«Это не было, однако, - как справедливо полагал академик А.В. Венедиктов, - еще равносильно окончательному превращению поместья в полную и безраздельную собственность помещика. Владение своими вотчинами в XV-XVII вв. носило в известной мере условный, зависимый характер. В централизованном русском национальном (позднее многонациональном) государстве военная служба была обязательной и для вотчинника, и отказ от нее являлся таким же основанием для отписки вотчины на государя, как и отказ помещика - для отписки поместья. Если учесть разнообразные ограничения в распоряжении отдельными категориями вотчин и возможность широкого перехода их к московским царям (жалованных вотчин-до 1628 г. - или княжецких вотчин, то придется признать, что русская вотчина XVI-XVII вв. в большей мере приближалась к западноевропейскому лену-феоду, чем к аллоду. Лишь полное освобождение дворянства от обязательной службы манифестами Петра III и Екатерины II (1762 г.) устранило последние пережитки «условности» или «зависимости» дворянского землевладения и превратило его в полную и безусловную собственность дворянства».

Аналогичные тенденции в развитии понятия о собственности применительно к земле и недвижимости отмечались ранее в дореволюционной юридической литературе. Здесь доминирующей была теория, которая подчеркивала, с одной стороны, стремление вотчинного права к полной свободе распоряжения, с другой - сближение поместного права с вотчинным правом. «Понятие о полномъ праве собственности на землю, писал проф. К.П. Победоносцев, - явилось и выразилось только тогда, когда служебная повинность снята съ дворянства жалованной грамотой Петра III и Екатерины II, а вслед затем (въ 1875 году) явилось то определение, которое мы встречаемъ в действу ющемъ законодательстве (ст. 420 Гражд. Зак.). Съ этой эпохи, можно сказать, только что начинается гражданская история русского права собственности».

Из источников гражданского права XIX века мы встречаем прямое указание на вотчину, вотчинника, вотчинное право в нормах, содержащихся в ст. ст. 471, 513, 521, 566 т. X ч. 1, а также в Высочайше утвержденном 26 июня 1889 года мнении Государственного совета об изменении действующих узаконений относительно обеспечения силы в праве распоряжения недвижимыми имуществами. На это обстоятельство особо обращается внимание в объяснительной записке, которая под вотчинным правом понимает все права, относящиеся к недвижимому имуществу.

Термином вещные права не только в законодательстве, но и литературе обозначаются все вещные права, в том числе и права на недвижимость. В науку гражданского права этот термин был введен проф. К.П. Победоносцевым для обозначения всей категории вещных прав, к которым «надлежитъ отнести, кроме права собственности, всякое владение, имеющее вотчинный характеръ, т.е. безусловную силу относительно третьихъ лицъ. Посему къ этой категории относится такое, хотя бы временное и срочное владение, которое, происходя изъ не изъ личного отношения и не изъ договора, само въ себе существуетъ, в законныхъ пределахъ своихъ, не уступаеть никакому иному вотчинному праву; хотя и происходить начально отъ действия воли, но отъ единой, а не совокупной и двусторонней воли и, определившись однажды, своею силою существуетъ и действуеть, требуя себе признания отъ всякого, кто бы то ни былъ. Подъ эти условия подходить и пожизнное владение и непрерывное сословное владение казенною землей, хотя и то и другое признаютъ над собой верховное право собственности на имущество, но въ этомъ признании сохраняютъ твердость и уверенность вотчинника, не завися отъ переходовъ права собственнности на имущество и отъ происходящихъ съ нимъ изменений. Напротивъ того не подходить подъ признаки вотчинного права пользование землею по арендному договору, на сколько бы леть такой договоръ заключенъ не былъ, и какъ бы ни было обеспечено спокойное состояние пользования въ течение договорного времени. Во всякомъ случае договоромъ установляется не непосредственная власть лица надъ имуществомъ, но личное отношение между сторонами, изъ коихъ одна-владелецъ и собственникъ, обязывается доставить другой - наемщику-спокойное пользование имуществомъ. Такое отношение, состоя въ одинаковыхъ условияхъ со всеми отношениями договорными подвергается и всемъ изменениямъ, договору свойственнымъ; изъ него не родится вотчинная власть надъ имуществомъ, въ немъ не совершается приобретение имущества, а только приобретается некоторое более или менее ограниченное право пользоваться хозяйственными выгодами имущества. Вотъ почему все такого рода отношения помещаются въ системе договоровъ, а не правъ вотчинныхъ...».

Данная позиция являлась доминирующей в гражданско-правовой и земельно-правовой литературе XIX века. Она без каких-либо колебаний, основываясь на всеобщности и абсолютности защиты вещного права рассматривало его в качестве абсолютного права. В том и состоит его отличие от обязательственного права, защищаемого лишь против одного или нескольких лиц, связанных друг с другом данным обязательством. Кроме того юридическая литература без каких-либо колебаний признавала трехчленное деление вещного, а следовательно, и вотчинного права на собственность, сервитуты и владение, куда присоединялись залог и другие права.



← предыдущая страница    следующая страница →
12345678910




Интересное:


Мировой суд как форма осуществления ответственности
Возникновение и развитие залога в русском праве (до проекта Вотчинного Устава)
Некоторые проблемы, связанные с процедурой компенсации морального вреда, причиненного правоохранительными органами (гражданско-правовой акт)
Гражданско-правовое регулирование и защита прав участников медицинских отношений
Оферта как предложение стороны заключить договор
Вернуться к списку публикаций