2010-04-23 18:15:17
ГлавнаяГражданское право и процесс — Возникновение и развитие залога в русском праве (до проекта Вотчинного Устава)



Возникновение и развитие залога в русском праве (до проекта Вотчинного Устава)


Обеспечение кредита в данном случае ограничивается занесением акта залога в публичную книгу. Указ запретил таким образом превращать купчую в закладную и ввел правило об обязательной продаже, возложив на залогодержателя обязанность явки закладной в суд. Однако соблюдение таких требований не дает залогодержателю права обладание земельным участком, оно открывает легальную возможность для продажи заложенного имения, которая должна совершаться по правилам, установленным 19 мая 1724 г. для имений, продаваемых в Канцелярии конфискаций и учрежденной при ней 17 мая 1733 г. особой аукционной камеры в Санкт-Петербурге.

В порядке изъятия из общего правила, относящегося к продаже недвижимого и движимого имущества, для тех случаев, когда на торгах не будет предложена сумма, соответствующая долгу, п. 6 Указа залогодержатель наделяется преимущественным правом покупки и удержания за собой имущества. В таком случае, когда условия торга невыгодны для залогодержателя, ему предоставляется право оставить заложенное имение за собой.

Реформа залогового права, отказавшаяся от правовых воззрений на залог как способ отчуждения имущества, вызвала неоднозначную оценку в юридической литературе: от полного одобрения намерения законодателя, установившего обязательную продажу недвижимого имущества при просрочке и передачу вещи кредитору лишь в случае, если на торгах предложенная сумма будет ниже долговой, до критики законоположений, в которых отсутствует логика или по крайней мере внутренняя гармония, так как, с одной стороны, указ устанавливает обязанность выдачи излишков залогодателю, с другой стороны, не предусматривает личной ответственности должника в случае неудачной продажи заложенного имения.

Против последовательного применения правила о временном владении заложенным имением выступал и профессор Л.В. Гантовер, который считан допустимым существование временного владения заложенным имением лишь в условиях полного запрета перезалога имений, но несовместимым с законоположениями, разрешающими обременять имение несколькими залогами. Однако, главный мотив, которым руководствовался законодатель, предоставляя заимодавцу право на дополнительное взыскание с остального имущества должника, если последний в течение действия залога вывез крестьян или иным способом повредил имение, состоял в другом: охране прав залогодержателя «отъ возможныхъ нарушений со стороны должника, когда последний в ожидании неминуемой продажи его имения по случаю обращения на оное взыскания, уже не зантересованъ более въ рациональномъ, согласномъ съ правилами хозяйства, пользовании этимъ имениемъ и потому можетъ предпринять такие разорительные распоряжения, которые в состоянии значительно уменьшить продажную его цену».

Однако те упреки, которых заслуживает нерачительное и недобросовестное поведение залогодателя в также могут быть обращены против залогодержателей, которые могут быть склонны к разорительным действиям, причиняющим вред залогодателю. Именно эта сторона вопроса нашла свое закрепление в Указе от 1 августа 1737 г., который считает также недопустимой практику злоупотреблений со стороны залогодержателей. С этих позиций вполне оправдано стремление законодателя отказаться от дополнительной ответственности по закладной, облегчить положение должников, которые на практике «в силу просрочки лишались стоимости, большей частью превышающей размер долга». И для того чтобы устранить обогащение кредитора за счет должника, было введено правило о продаже заложенного имения в случае просрочки уплаты займа с публичных торгов.

Можно говорить, таким образом, о сходстве юридических конструкций залога Указов 1558 и 1737 гг., отказавшихся от присвоения имущества кредитором и закрепивших систему обязательной продажи недвижимого имущества при просрочке с публичных торгов. Вместе с тем имеются и принципиальные отличия в решении указанного вопроса применительно к правам и законным интересам залогодателя и залогодержателя.

По законодательству, введенному в действие в 1557 году при Иване Грозном, залогодержателю не предоставлялось права собственности на заложенное имение до окончания срока владения и пользования этим имуществом. Это положение не изменялось и в 1737 г. Здесь появились, однако, нормы права, которых не было в Указе 1558 г. Речь идет о предоставлении залогодателю и его родственникам права на отсрочку продажи заложенного имения до двух месяцев после предъявления закладной и шести месяцев, если залогодатель или его наследники объявят о намерении выкупить заложенное имение. Ранее залогодателю предоставлялся двухнедельный срок для выкупа заложенного имения после того, как залогодержатель известит залогодателя о намерении продать его. Кроме того ранее реализация заложенного недвижимого имущества производилась самим залогодержателем в присутствии органов власти, которые наблюдали за тем, чтобы «тотъ закладъ продати правдою, не ухитряя его государя». По Указу 1737 г. продажа недвижимости производилась на публичных торгах.



← предыдущая страница    следующая страница →
12345678910111213141516171819202122




Интересное:


Этапы развития мировых учреждений в дореволюционной России
Восстановление срока исковой давности в ГК РФ
Понятие сроков исковой давности в ГК РФ
Особенности договорных отношений по использованию прав на изобретение
Вещно-правовые последствия заключения, изменения и расторжения договора о продаже жилого помещения
Вернуться к списку публикаций