2010-04-23 18:15:17
ГлавнаяГражданское право и процесс — Возникновение и развитие залога в русском праве (до проекта Вотчинного Устава)



Возникновение и развитие залога в русском праве (до проекта Вотчинного Устава)


В указе от 25 декабря 1557 г., как видно, используется термин вотчина, которым обозначается совокупность вотчинных прав владельца вотчины. Однако в последующем Указе от 11 января 1558 г., законодатель упускает этот термин и особый акцент делает на залоговые сделки «за ростъ пахати». При таком подходе к регулированию залоговых отношений важно, прежде всего, не то, является ли предметом залога вотчина, а то, что законодатель нормирует земельные долги, обеспеченные недвижимым имуществом с передачей его в руки кредиторов.

В связи с этим оправдано выделение в качестве самостоятельных форм залоговых сделок - залога «со срокомъ» и залога «на ростъ за пахоти». С этим связано также установление порядка, при котором недвижимое имущество возвращается залогодателю, обязанному в течение пяти лет возвратить долг и заплатить предусмотренный указом процент. Кроме того, законодателем были установлены обеспечительные гарантии и введены правила о том, что в случае, когда в течение пяти лет долг не будет возвращен, вотчина передается кредитору. При этом действуют нормы, признающие недействительными сделки по продаже недвижимости третьему лицу. По решению суда такая недвижимость возвращается залогодержателю, а приобретателю предоставляется право предъявления личного иска к продавцу.

Если обратиться к целям, для которых было издано узаконение от 11 января 1558 г., то думается, вполне правомерным будет вывод, что оно имело задачей облегчить бедственное положение должников путем регулирования роста и рассрочек платежей. Отсюда вытекает необходимость определить круг тех условий, на которых возможно предоставление права кредитору для обеспечения его требований в имуществе должника. Последняя задача вообще трудно достижима, если право пользования залогопринимателя выводить только из залоговых отношений. Именно потому законодатель делает особый акцент на условия «за ростъ пахоти», предоставляя должникам рассрочку платежей по закладным на пять лет с тем, чтобы кредиторы «ту вотчину за ростъ пахали».

Правда, позиция законодателя по вопросу об условиях договора залога не совсем последовательна, так как позже он запретил взимание роста при всеобщей рассрочке платежей. Правило, разрешавшее право пользования имением взамен роста («за ростъ пахоти») действовало до издания Уложения Царя Алексея Михайловича 1649 г. С этого момента был установлен запрет на получение процентов по займам. Подобная позиция законодателя мотивировалась и тем, что «по правиламъ святыхъ Апостоловъ и святыхъ Отецъ росту на заемные деньги имати не велено» (глава X, ст. 255).

Однако если исходить, как справедливо полагает проф. М.Ф. Владимирский-Буданов, из того, что «это уничтожение роста прямо отнесено имъ к къ обязательствамъ личнымъ и не распространяется на займы, обеспеченные залогомъ», можно заключить, что право пользования на заложенную вещь возникает из условий о росте или из срочного договора, потому различны и способы взыскания по этим самостоятельным формам залога. В первом случае вотчины, заложенные «за ростъ пахати»передаются тем же людям «назадъ, въ ихъ деньгахъ пахати на стороне», во втором случае-вотчины, заложенные «со сроком», подлежат публичной продаже.

В юридической литературе подвергалось сомнению существование Указа от 11 января 1558 г. по тем мотивам, что он находится только в Списке Татищева, что не исключает возможности интерполяции со стороны переписчика. Иную позицию по этому вопросу занимали М.Ф. Владимирский-Буданов и А.С. Звоницкий. Они исходили из того, что российский законодатель заимствовал решение вопроса из византийского права и переработал в соответствии с потребностями российской действительности статьи Эклоги. Приведенные А.С. Звоницким и М.Ф. Владимирским-Будановым аргументы полностью подтверждают более широкий тезис о том, что в русском праве ХV-ХVI вв. были широко распространены различные формы договоров, по которым устанавливался залог в форме «за ростъ пахоти» (на неопределенное время), залог с оставлением имущества, служащего обеспечением, в руках должника и с передачей имущества, обеспечивающего обязательства залогодержателю, который нуждается в обеспечении. Распространенность таких залоговых сделок в ХVI веке подтверждается узаконениями Ивана IV 1558 г.. предусмотревшими временную, на пять лет, рассрочку долгов с сохранением заложенной вещи в руках залогодателя. Нет, таким образом, каких-либо оснований сомневаться в том, что русскому праву была известна такая самостоятельная форма залога, когда передача владения поместьем залогодержателю не проводилась.

Кроме того, если учесть, что в древности и в средневековой Руси не различали владение и собственность, а право условной и зависимой феодальной собственности превратилось в абсолютное и безусловное право земельной собственности дворянства только во времена Екатерины II, можно заключить, что когда еще не утвердилось это абсолютное и безусловное право земельной собственности предметом залога было право пользования поместьями их условными владельцами.

Анализируя акты Поместного приказа, проф. Базанов пришел к выводу о том, что в ряде случаев по договорам залога с неопределенным сроком кредитору за долг уступалось право пользования поместьем на определенное число лет. В «аналогичной форме долженъ быль совершаться залогъ в то время, когда субстанция недвижимости, вооще, не подлежала распоряжению отдельного лица». Так совершалась «наличная сделка-обменъ пользования капиталомъ на пользование имениемъ, безъ права востребования долга со стороны кредитора и съ правомъ востребования, по истечении установленного срока, имения со стороны должника».



← предыдущая страница    следующая страница →
12345678910111213141516171819202122




Интересное:


Особенности устройства мирового суда в национальных окраинах Российской империи
Защита права общей собственности ее участниками
О проблеме возмещения судебных расходов, связанных с проведением судебных экспертиз
Понятие подсудности и ее виды
Институт завещания в Израиле
Вернуться к списку публикаций