2010-04-23 18:15:17
ГлавнаяГражданское право и процесс — Возникновение и развитие залога в русском праве (до проекта Вотчинного Устава)



Возникновение и развитие залога в русском праве (до проекта Вотчинного Устава)


Особое значение для укрепления прав на владение недвижимым имуществом имело законодательство императрицы Екатерины II, согласно которому совершение крепостных актов было возложено на Гражданские палаты и уездные суды. Впоследствии после учреждения губерний к Палате Гражданского Суда, соединенной с Департаментом Юстиции и Вотчинной коллегией, были учреждены крепостные дела, к которой и перешло совершение актов, принадлежавших прежде Юстиц-коллегии. Во времена царствования императора Павла I крепостные акты совершались Палатой Суда и Расправы, состоявшей при Гражданских их департаментах. Впоследствии, при императоре Александре II и во времена царствования Николая I, в некоторых губерниях и областях Палата Гражданская и уголовная были соединены в одно общее присутствие, и совершение актов крепостным порядком было возложено на правительственное присутственное учреждение. К актам, совершаемым крепостным порядком, относились крепостные купчие и закладные, дарственные надписи и всякого рода иные акты, по которым производился переход от одного лица к другому права собственности на недвижимое имущество или на крепостных людей, хотя бы и без земли. Особым порядком удостоверялись акты, совершаемые явочным порядком, и домашние акты.

Совершенствуя законодательство о различных способах удостоверения прав на недвижимое имущество, Российское государство предпринимало одновременно меры по государственному межеванию земель, которое проводилось не только в фискальных интересах, но и для определения меры земли, для устройства быта того класса, в кругу которого шло межевание. «Цель генерального межевания была - утвердить навсегда непременные границы окружных владений, превратить неизвестное владение въ известное, такъ чтобы впредь не было уже владения безмерного; установить полное согласование границъ владения съ пределами права, вообще владения съ правомъ и права съ владениемъ».

Межевание имело не только частно-правовой, но и публично-правовой характер. Такой вывод следует из содержания Инструкции о межевании от 13 мая 1754 г., в которой говорится о том, что «размежевание земель не яко обыкновенное челобитчиково дело, но из особой высочайшей императорской милости учинено...». Межевая инструкция Елизаветы Петровны 1754 года вместо прежнего определения границ земельного участка живыми урочищами: рекой, оврагом, ручьем, каким-либо деревом, камнем, постоянно повторяющимися явлениями природы, подъемом воды весной, именуемыми в латинской системе agri arcifmii, ввела измерение математическими инструментами. Причем выполнение этого новшества было поставлено в зависимость от вопроса о праве собственности, вопроса о том, кому, где и сколько, какого качества земли принадлежит.

Публично-правовые начала реформы государственного межевания земель с еще большей определенностью выражены в межевом законодательстве Екатерины Второй, отказавшемся от взимания гербовых пошлин, которыми облагалось частное имущество при переходе его из рук в руки, с актов генерального межевания. В противоположность этому при специальном межевании, преследовавшем частный интерес размежевания соседних владельцев, общее положение о взимании гербовой пошлины применялось без каких-либо ограничений.

В Учреждении о губерниях 1775 года Екатериной II под влиянием Литовского статута были закреплены меры для оглашения состоявшейся передачи собственности. Приобретатель недвижимости обязан был представить утвержденный крепостной акт в суд по месту нахождения имения для публикаций. После этого оглашения через два года следовал «окончательный отказъ за новымъ собственникомъ, который с этого момента ограждался противъ всякихъ споровъ противъ состоявшегося укрепления».

В 1778 году межевым законодательством Екатерины II был установлен новый порядок ввода во владение вместо прежней системы вотчинного укрепления прав. В соответствии с этим порядком, на приобретателя недвижимых имений возлагалась обязанность предъявлять свои акты для ввода во владение в местный уездный суд, если имение состояло в уезде, в городовой магистрат или ратушу, если оно находилось в городе, в гражданскую палату, если приобретенная недвижимость находилась в разных уездах одной и той же губернии.

Присутственное место после проверки представленного акта предписывало полиции немедленно ввести приобретателя во владение и огласить этот акт. Для того чтобы уведомить всех заинтересованных в переходе имущества лиц и дать им возможность оспаривать этот акт в случае нарушения их прав, указанное предписание и объявления о переходе имущества прибивались к дверям всех присутственных мест, которые участвовали в процедуре ввода во владение. Одновременно были введены особые правила, в соответствии с которыми временное отделение земского суда выезжало по месту нахождения отчуждаемого недвижимого имущества, собирало при посторонних людях крестьян, принадлежащих к имению, давало им строжайший наказ - быть в послушании у приобретателя имения. При этом составлялся акт о вводе и вводный лист, копия которого выдавалась новому владельцу имения.

Если последний в течение двух лет после формального объявления о вводе спокойно и бесспорно владел недвижимостью, присутственное место, которому для ввода во владение был предъявлен ранее акт приобретения данного имущества, предписывало полиции имущество за приобретателем отказать бесспорно. Отказ этот совершался равным образом на месте нахождения недвижимости, причем составлялась отказная книга, копия с которой вручалась владельцу. Ввиду того, что с отказом было соединено взыскание новых пошлин в казну, а между тем допускалась возможность владения имением и без отказа, последний оказался мертворожденным и практически бесполезным. При всей общности межевого законодательства Елизаветы Петровны и Екатерины II между ними имелись и принципиальные различия. Законодательство Елизаветы Петровны требовало тщательной проверки по крепостям прав на владение землей. Именно это обстоятельство вызвало протест против действий межевых учреждений в Московской губернии, волнения землевладельцев, недовольных применением межевых инструкций. В учебнике по гражданскому праву проф. Н.Л. Дювернуа анализируется в связи с этим опубликованный в Полном собрании законов Российской империи Указ Юстиц-Коллегии, значащийся под № 10002. Здесь содержатся многочисленные жалобы московских землевладельцев, недовольных тем, что по спорам, связанным с фактическим захватом земли, они лишены возможности доказать вотчинные права на землю. Этим объясняются и их ходатайства перед Правительством оградить их простое владение, независимо от результатов проверки по крепостям их прав на владение землей. Показательно, что в Указе содержится и ответ высшей инстанции на жалобы московских землевладельцев, который делает отсылку на Уложение 1649 года и воспрещает фактический захват земли под страхом тяжкого наказания.



← предыдущая страница    следующая страница →
12345678910111213141516171819202122




Интересное:


Об узуфрукте в Гражданском кодексе Франции 1804 года
Перерыв течения срока исковой давности
Мировые судьи в гражданском и уголовном судопроизводстве (суммарный процесс)
Гражданско-правовое регулирование и защита прав участников медицинских отношений
Собственность как предмет спора во взаимоотношениях государственной и муниципальной власти
Вернуться к списку публикаций