2010-04-23 18:15:17
ГлавнаяГражданское право и процесс — Возникновение и развитие залога в русском праве (до проекта Вотчинного Устава)



Возникновение и развитие залога в русском праве (до проекта Вотчинного Устава)


Однако дальше этого реформа залогового права не пошла. Законодатель не решился допускать перезалог и отчуждение заложенных имений, так как считал, что такие сделки опасны для залогодержателя. Хотя его интересы были достаточно защищены абсолютным правом на удовлетворение из стоимости заложенного имущества без изъятия его из оборота посредством наложения запрещения.

«Подобно тому какъ прежде установление залогового права, соединенное съ передачей заложенного имения кредитору, - отмечается в объяснительной записке к тому первому Проекта Вотчинного устава,- отнимало у должника возможность отчуждения этого имения или установления на нем еще другого залогового права, так и по общему правилу действующего законодательства залогъ представляется правомъ, которое не допускает на стороне залогодателя другой перемены, кроме наследственного преемства и можетъ принадлежать въ имении должника только одному кредитору».

Эти положения новой системы залогового права, введенные Банкротским уставом 1800 г., были восприняты ст. 1138 и п. 1 ст. 1630 т. X ч. Свода законов Российской империи. Таким образом «Уставъ о банкротахъ, постоянно поддерживаемый могущественнымъ влиянием банковыхъ оборотовъ на движение частныхъ капиталовъ, беспрепятственно водворился въ гражданскомъ быту и упрочилъ въ немъ свое значение. Когда содержащиеся въ уставе постановления о несостоятельности были заменены другими, правила его о залогахъ все-таки удержались и вошли въ состав» ипотечного законодательства XIX века и применялись вплоть до Октября 1917 г.

В рамках новой системы залогового права определялась и цель залога, ориентированного на то, чтобы сохранить для кредитора обеспечение, которое осуществлялось ранее посредством передачи заложенного имения кредитору. Для достижения указанной цели Банкротский устав предусматривал наложение на это имение запрещения, лишавшего собственника права отчуждать свое имение или устанавливать на нем другое залоговое право. По существу для залогодателя - собственника имения право распоряжения заложенным имением приостанавливалось. Он не мог продать это имущество без воли залогодержателя.

Более того, при отсутствии формальных запретов практика не допускала перезалога заложенного имущества даже при наличии согласия залогодержателя. При наличии таких препятствий залогодатель не мог воспользоваться до последней крайности всем кредитом своего имущества, обеспечить им другие обязательства, установить в нем право для других лиц. Банкротский устав связывал, таким образом, залог с запретительной системой. Между тем, очевидно, что такое ограничение прав залогодателя не имеет под собой никаких юридических оснований.

«Залогъ, въ смысле права кредитора требовать удовлетворения изъ заложенного имения, является по существу обременениемъ этого имения, т.е. такимъ правомъ, для которого переходъ имения в другие руки или обременение последнего еще другими правами оказывается совершенно безразличнымъ, ибо оно именно потому, что лежить на имении, должно признаваться обязательнымъ для всехъ новыхъ приобретателей имения и пользоваться преимуществомъ предъ правами, установленными после него на имении».

В этом значении залога, как права обременяющего имение, и заключается вещный характер залога, который признается за ним Банкротским уставом. Несмотря на перемену во взгляде на залог, введенную Банкротским уставом, последний, тем не менее совершенно не рассматривал случаи обеспечения залогом иного рода требований, кроме проистекающих из договора займа.

Как по древнерусскому праву, когда закладная была сближена с купчей, так и по Банкротскому уставу был известен лишь один способ установления залогового права, а именно посредством совершения закладной крепости. Форма этой крепости была рассчитана на те случаи, когда главная сделка, подлежащая обеспечению, и залог возникают одновременно и, кроме того, она указывает на срочный заем, как на ту главную сделку, ради которой устанавливается залог.

Серьезным препятствием для расширения применения залога было также правило Банкротского устава об ответственности должника по требованию, обеспеченному залогом одним только заложенным имением. И в этом, несомненно, обнаруживается влияние древнерусского права залога. Относящиеся к этому вопросы нормы права пошли не дальше указа от 1 августа 1737 г.

Устав, с одной стороны, отступает от правила о превращении просроченных закладных в купчую. Залог на основании ст. 45 Банкротского устава заключается в праве кредитора требовать удовлетворения из заложенного имения посредством публичной продажи. При этом действует правило, согласно которому излишек от суммы, вырученной от этой продажи, обращается в пользу должника или на удовлетворение других, кроме закладных требований, предъявленных к взысканию. С другой стороны, вопреки проводимому новому взгляду на залог ст. 46 Банкротского устава закрепляет правило, согласно которому вырученная от продажи заложенного имения сумма, хотя бы она и не равнялась сумме требования, обеспеченного залогом, или же оставление залогодержателем имения за собою, считалось полным удовлетворением этого требования. По существу, таким образом, Банкротский устав воспроизводит нормы упоминавшегося ранее Указа от 1 августа 1737 г. «Буде,- говорится в ст. 107 Банкротского устава, - закладъ меньше того стоить, в чемъ заложенъ, то оставить оный у залогодержателя, поскольку онъ посчиталъ его достаточнымъ в обеспечение даннымъ имъ подъ залогъ денегъ».



← предыдущая страница    следующая страница →
12345678910111213141516171819202122




Интересное:


Соотношение недействительной и несовершенной сделки
Понятие и виды сроков в гражданском праве
Содержание договора аренды здания, сооружения и нежилого помещения
Восстановление срока исковой давности в ГК РФ
Понятие недействительной сделки в российском гражданском праве
Вернуться к списку публикаций