2010-04-23 17:52:03
ГлавнаяГражданское право и процесс — Понятие о залоге недвижимости: историко-сравнительный правовой аспект



Понятие о залоге недвижимости: историко-сравнительный правовой аспект


Источники римского права также давали повод к двум различным взглядам на природу залога. И хотя доминирующим в юридической литературе было толкование залогового права как вещного права на стоимость заложенной вещи, это толкование подвергалось сомнению немецкими и российскими юристами (Зомом, Д.И. Мейером - русским германистом, последователем Зома)

Эти сомнения могли быть легко разрешимы в Риме, где вещное право не трудно было распознать по исковой защите, однако в германском праве, не делающим различий между персональным и вещным иском, решение этой задачи оказывается более трудной. Не только относительно залога прав, но и относительно так называемого «основного» типа залоговой сделки - залога недвижимости - нелегко доказать вещный характер возникшего правоотношения, так как у залогодержателя отсутствует непосредственная власть над вещью.

В литературе уже было отмечено, что непосредственная власть залогодержателя над вещью в виде владения и пользования не входит в содержание понятия ни по современному, ни даже по позднейшему римскому праву. Сторонники вещного характера залога обычно возражали тем, что непосредственная власть залогодержателя над вещью выражается в его праве отыскания залога из третьих рук. Однако и эти доводы подвергаются сомнению теми исследователями, которые признают двойственной природу залогового права. «С одной стороны, его нельзя считать правом «вещным»или «абсолютным», потому что в состав его объектов входят требования, направляемые против определенного лица. С другой стороны, его нельзя считать правом обязательственным или «правом на право», потому что оно устанавливает непосредственное отношение к заложенному объекту. Отсюда вытекает та внутренняя двойственность, которую Зом называет «противоречием между содержанием и формой залогового права, и которую, кажется, было бы правильнее назвать противоречием между единством природы залогового права и разнообразием природы его объектов. Но эта двойственность не должна смущать исследователя».

В противовес описанным сомнениям в конце ХIХ-начале XX века выдвигаются и постепенно завоевывают концепции, которые ориентируются на признание залогового права вещным правом. И поскольку залог для кредитора представляется самым верным средством получить обеспечение, не принимая в свое владение имение должника и не подвергаясь последствиям конкуренции кредиторов, самым сильным аргументом в обоснование признания залога вещным правом является указание на то, что залог становится вещным правом (ius in re, dingliches Recht, droit reel) лишь после внесения его в ипотечную (вотчиннную) книгу. По этому пути пошел и проф. Н.Л. Дювернуа. Приведя в начале общие соображения о том, что современная ипотека не представляет собой акцессорной конструкции, каковой она была в латинской системе, он пишет далее: «Въ современной практике гипотечного права нетъ надобности сперва вступать въ долговое отношение къ кредитору и лишь за сим установить ипотеку на недвижимость должника. Возможно при самой покупке имения установить для соучастника сделки, уплачивающего долю цены данной недвижимости продавцу, гипотеченое приятязание къ этому имению на эту именно долю; такъ что соучастникъ вовсе не является вперед кредиторомъ, а затемъ гаратируетъ свое требование позже установленнымъ залоговым притязаниемъ къ имению. Это будетъ именно соучастие въ приобретении, надежность которого гарантируется занесениемъ въ гипотечную книгу известной суммы в отделъ долговъ, лежащихъ на имении, на имя соучастника».

Существо дела заключается, таким образом, не только во внесении соответствующих записей в ипотечные (вотчинные) книги, с чем собствено и связано придание залоговому права характера вещного права. Отличительной особенностью залогового права является также то, что и по средневековому праву, и по праву XIX века Германии оно в отличии от римского права не рассматривается в качестве акцессорного права. Вещное обеспечение по германскому праву исключает возможность для кредитора предъявлять личный иск, вытекающий из обязательства, которым установлен залог. Тем самым законодательно закрепляется принцип, в соответствии с которым кредитор, определив заранее вещь, служащую обеспечением долга, отказывается от остальных благ, находящихся в имуществе должника. При таком понимании природы залогового права очевидны преимущества и для должника, который освобождается от личной ответственности, связанной с риском личного задержания. Наконец, следует указать и на, что договором, которым устанавливается залог, с одной стороны, закрепляются условия, ограничивающие право взыскания кредитора, с другой - фиксируются обязанности кредитора продать заложенную вещь и выдать hupotehca бывшему собственнику.

Сказанное об отличительных особенностях залогового права как вещного права, относится прежде всего к характеристике aitere Satzung, связанной с передачей имущества, служащего обеспечением долга, кредитору. Но оно в равной мере применимо также для характеристики и так называемых Neure Satzung, залоговых сделок с оставлением обладания имуществом у должника, получивших широкое распространение на всех территориях Германии одновременно с так называемыми aitere Satzung. Бесспорно, что в данном случае нет оснований рассматривать neuere Satzung в качестве обязательственного права и отождествлять это право с простым требованием личного характера. Такой вывод следует из источников германского права ХVI века, в которых правомочия залогодержателя именуются Gewere, несмотря на то, что имущество, служащее обеспечением долга, находится в собственности должника. Германский законодатель подчеркивает тем самым, что кредитор имеет непосредственное отношение к имуществу, служащему обеспечением долга. Это проявляется в том случае, когда управомоченное лицо (залогодержатель) в случае просрочки уплаты обязанным лицом долга, продавшим третьему лицу заложенную вещь, приобретает право истребовать заложенную вещь у последнего. Это лишний раз подчеркивает абсолютный характер залогового права, который ни сколь не колеблется положением, запрещающим должнику совершать отчуждение заложенного имущества. На тот случай, если собственник совершит такое отчуждение, вступает в действие правило, предоставляющее залогодержателю правомочие обеспечить его требования путем преимущественной покупки заложенной вещи.



← предыдущая страница    следующая страница →
12345678910111213141516171819202122232425




Интересное:


«Врачебная ошибка» и особенности защиты прав пациентов
Момент заключения договора и вступление его в законную силу
Принцип свободы договора как основополагающее начало для заключения гражданско-правовых договоров
Об узуфрукте в Гражданском кодексе Франции 1804 года
Комиссия 1894 - 1899 годов по пересмотру Судебных уставов и закон «О преобразовании суда в сельских местностях» 1912 года
Вернуться к списку публикаций