2010-04-23 17:52:03
ГлавнаяГражданское право и процесс — Понятие о залоге недвижимости: историко-сравнительный правовой аспект



Понятие о залоге недвижимости: историко-сравнительный правовой аспект


Главные положения о залоге сосредоточены в ст. 5 § 5 III книги Саксонского зерцала и касаются заклада домашних животных, получивших название essende Pfander. Особенность состоит прежде всего в том, что здесь в отличии от многих других действовавших в тот период источников права законодатель оперирует терминами залог, заклад, закладодержатель, кредитор, что породило многочисленную юридическую литературу по вопросу о залоговом праве не только в Германии, но и в других европейских странах. В указанной статье закрепляется правило об ответственности закладодержателя в случае гибели скота во время нахождения его в залоге. Ст. 5 § 5 III книги гласит «Если же подохнет лошадь или скот во время нахождения без вины у того, у кого вещь заложена, и он это докажет и обещает присягнуть (как полагается) по праву, тогда он не возмещает ущерба. Однако он теряет свое право требования, в обеспечение которого ему дан залог, если договором не было обещано иное». В § 4 ст. 5 книги III также содержится норма об ответственности кредитора по договору залога. Здесь подчеркивается «однако то, что один другому одалживает или у него закладывает,- то он должен вернуть невредимым или возместить его по стоимости».

В немецкой правовой литературе приведенные положения средневековых источников залогового - права получили неодинаковое толкование. Доминирующим при этом было толкование, по которому ответственность кредитора возможна за любое правонарушение. Что касается описанного в Саксонском зерцале casusa, то его нужно рассматривать как исключение из общего правила, по которому презюмируется, что в случае заклада домашних животных должно быть полное соответствие между размером долга и стоимостью животного. Из этого формулируется вывод о том, что в случае гибели скота при отсутствии вины закладодержателя, переданного в залог, требование закладодержателя прекращается. В противоположность такому толкованию §§ 4 и 5 ст. 5 книги III отдельные немецкие юристы разработали учение, которое признавало, что в случае гибели без вины любого имущества, а не только скота, переданного в залог, кредитор освобождается от ответственности перед собственником. Что касается § 5 ст. 5 книги III, в которой формулируется положение о прекращении требования, возникшего из обеспеченного обязательства, то его существование объяснялось стремлением законодателя установить особые правила на тот случай, если при закладе животных кредитор принимает на себя безмолвно обязательство радиво относиться к сохранности переданного в залог скота. Потому при отсутствии вины кредитор освобождается от ответственности. Из этого важнейшего вида реального обеспечения кредита формулировался вывод о том, что в случае, когда на кредитора возлагалась ответственность за пропажу заложенного имущества, с него взыскивалась сумма в размере выданных заемщику денег.

Саксонское зерцало отражало жизнь средневекового германского общества, в котором обнаруживалась сильная потребность различных сословий в юридических конструкциях о залоговом праве, соответствующем экономическим условиям жизни феодального общества. Эти конструкции были восприняты впоследствии Гамбургскими статутами 1270 года, закрепившими принцип ограниченной ответственности хозяина заклада.

Правда, в упоминавшейся уже книге Л.А. Кассо приводятся факты критического отношения со стороны немецких юристов к юридической конструкции § 5 ст. 5 книги III Саксонского зерцала, несовместимой с юридическими форами залога Рима, доходившего (как это было сделано в известной Constitutio tlektoralis, изданной в 1572 году и действовавшей в пределах Саксонского курфюрста) до требования об исключении Саксонского зерцала из числа средневековых памятников германского права. Однако на практике принцип ограниченной ответственности хозяина заклада в ряде случаев представлялся более предпочтительным, поэтому суды, расположенные в районе бассейна Эльбы, обращались к нормам § 5 ст. 5 книги III Саксонского зерцала при рассмотрении имущественных споров залогодержателя и залогодателя по одному из дел, возникшем после разгрома Магдебурга в 1639 году в связи с уничтожением массы заложенного имущества.

Следует также сказать о том влиянии, которое оказало Саксонское зерцало на развитие залогового права территорий Российской империи (Лифляндии, Польши, Белоруссии, части Украины). Известно, в частности, что нормы § 5 ст. 5 книги III Саксонского зерцала вошли в изданный в конце XIII века Сборник о гамбургско-рижском праве. Позже, как свидетельствует об этом, Л.А. Кассо, эти переработанные положения, освобождающие от ответственности за долг не только хозяина животных, но и любого закладодателя, были включены в Рижские статуты начала XIV и XVII веков. Юридическая модель залога Саксонского зерцала была признана пригодной для правовой системы при опосредовании новых экономических отношений капитализма при кодификации остзейского гражданского права в 1864 году. Не без влияния Саксонского зерцала была сформулирована, в частности, норма ст. 1481 III части Свода местных узаконений, которая гласила «по Лифляндскому праву, земскому и городскому, случайное «уничтожение отданной в заклад вещи», если не будет постановлено особого условия, погашает то требование, в «обеспечение которого вещь была отдана залогодержателю».

С юридическими конструкциями залога Саксонского зерцала родственна юридическая конструкция залога как права, предоставленному кредитору для обеспечения его требований в имуществе должника, представленная во втором литовском статате 1556 года. Арт. 21 разд. VII статута провозглашает, в частности, (хто бы кому заставил коня аб вола без року): «уставуемъ, если бы хто кому заставил коня «або вола без року або и на рокъ, а в томъ часе оное «заставы конь альбо волъ здохнетъ без причины ображенья, «ижъ робечы им не порвал, або голожен не вморил; «тогды скуру показати, и тые пенези, въ чомъ былъ закупилъ, тратить».



← предыдущая страница    следующая страница →
12345678910111213141516171819202122232425




Интересное:


«Врачебная ошибка» и особенности защиты прав пациентов
Правовое регулирование неустойки на современном этапе
Общие положения об объектах права общей собственности
Об узуфрукте в Гражданском кодексе Франции 1804 года
Претензионные сроки в гражданском праве
Вернуться к списку публикаций