2010-04-23 17:52:03
ГлавнаяГражданское право и процесс — Понятие о залоге недвижимости: историко-сравнительный правовой аспект



Понятие о залоге недвижимости: историко-сравнительный правовой аспект


Под влиянием римского права формировалось и развивалось также польское ипотечное право, исследованию которого посвящена монография проф. В. Дуткевича, переведенная и изданная Редакционной комиссией по составлению Русского гражданского уложения в С-Петербурге в 1888 году. В предисловии к русскому переводу этого фундаментальной работы по истории залога особо обращается внимание на то, что возникновение ипотечного устройства Польши относится к концу XVI столетия, к 1588 году, когда впервые были введены ипотечные начала гласности и старшинства. Эти начала получили свое дальнейшее развитие в законах 1768 и 1775 годов, Ипотечном Уставе 1818 года, которые исходят из начал ипотечной гласности.

Принципиально важно потому законодательное признание принципа, согласно которому все вотчинные права, за немногими исключениями, подлежат оглашению в ипотечных книгах, которые приурочены к определенным вотчинным единицам-имениям. Уставом были запрещены тайные ипотеки и общие ипотеки, относящиеся ко всему имуществу должника.

Принцип гласности проведен через всю систему правил, относящихся не только к долгам по недвижимому имуществу, как это было принято во Франции по кодексу Наполеона 1804 года. Он распространяется на всякие права на недвижимое имущество, за исключением привилегий и некоторых поземельных сервитутов. Поэтому польская ипотечная система представляет основанное на ипотечном указателе ручательство в действительном существовании прав на недвижимое имущество, которое ею обеспечено и записано в ипотечной книге.

Принцип гласности означает, что никакое право на недвижимое имущество не может быть признано вещным (вотчинным), если оно не оглашено. Вследствие этого закон исключает предъявление исков из-за скрытых, оказавшихся впоследствии на имении, обременении. В результате исключается также возможность отыскания имения (виндикации) из рук третьих лиц, в равной мере недопустимость таких исков, которые по общим началам гражданского законодательства допускаются против третьего лица: иски о недействительности, об уничтожении и об отмене актов. Однако эти иски не известны ипотечному уставу 1818 года.

Другой важный принцип, закрепленный законом 1818 года, состоит в том, что «никто не может перенести на другого более прав, чем сам имеет». Это означает, что наряду с безусловной гласностью и достоверностью для укрепления права собственности на недвижимые имущества принципиальное значение имеет достоверность правовой информации в ипотечных книгах. Для того чтобы обеспечить такую достоверность, требовалось, чтобы право собственности на недвижимое имущество переносилось только тем лицом, на чье имя записано имение, при том лишь по ипотечному акту, т.е. по акту официальному, и лишь посредством переписки правооснования в ипотечных книгах.

Что касается порядка совершения вотчинных актов по уставу 1818 года, то его отличительной чертой является неразрывная связь, установленная для совершения вотчинных актов, и внесением соответствующих записей в ипотечную книгу.

Вотчинные акты совершаются, по общему правилу, в ипотечной канцелярии, особыми состоящими при ней нотариусами.

Старшинство прав, вносимых в ипотечный указатель, определяется нумерацией актов или заявлений в договорной книге. Одновременно с совершением акта или внесением заявления в договорную книгу нотариус вносит в соответствующую графу и отдел ипотечного указателя так называемую предостерегающую отметку, охраняющую место и старшинство для акта либо заявления, по которому она внесена. Дальнейшее производство лежит на обязанности начальства, без определения которого, выносимого коллегиально, ни одна статья не может быть внесена в ипотечный указатель.

Следует отметить, что Ипотечный устав 1818 года, воспринявший правовой опыт Франции и Германии, занимает особое место в истории кодификационных работ национальных систем залогового права стран Европы. И поскольку он не страдает подражанием иностранным образцам, Редакционная комиссия по составлению Русского гражданского уложения сочла необходимым перевести на русский язык польский комментарий к ипотечному уставу 1818 года, в котором с фундаментальной глубиной и ясностью разработаны сложные ипотечные вопросы. В определенной мере идеология этого классического сочинения по польскому ипотечному праву оказала определенное влияние на решение сложных правовых проблем при подготовке Редакционной комиссией правил об укреплении прав на недвижимое имущество.

В законодательстве европейских стран, равно как и в юридической литературе европейских государств, дано сверх того, последнему понятию (залогу, hipotheca) тройное значение. Оно выражает, во-первых, залоговое право (ius hupothecarium), во-вторых, залоговое обязательство (obligatio huhothecaria), в-третьих, сам договор (pactum hupotehecae).



← предыдущая страница    следующая страница →
12345678910111213141516171819202122232425




Интересное:


Категория экономические споры в арбитражном процессе
Вина в нарушении договорных обязательств
Договорные отношения до получения патентной охраны изобретений
Объект гражданского правоотношения
Формы и степени вины в нарушении договорных обязательств в гражданском праве РФ
Вернуться к списку публикаций