2010-04-23 17:52:03
ГлавнаяГражданское право и процесс — Понятие о залоге недвижимости: историко-сравнительный правовой аспект



Понятие о залоге недвижимости: историко-сравнительный правовой аспект


Вещному праву посвящена третья книга ГГУ, состоящая из девяти разделов, включающих §§ 854-1296. Центральное место в этой книге занимает институт права собственности как одно из наиболее обширных вещных прав. Легальное определение права собственности содержится в § 903, который гласит: «Собственник вещи может, если тому не препятствует закон или право третьих лиц, распоряжаться вещью по своему усмотрению и устранять любое вмешательство. Собственник животного при осуществлении своих полномочий должен учитывать особые предписания об охране животных».

По существу, таким образом в приведенном определении, проводится общепринятый в XIX веке взгляд на собственность как на свободное и произвольное право, когда центр тяжести переносится на простое разделение жизненных благ и не обращается внимание на их использование, которому подвергаются эти блага в руках управомоченного и правом защищаемого. Опираясь на формулу § 903 ГГУ, германские юристы конца XIX-начала XX вв. формулировали вывод о том, что владелец имущества может уничтожать свои блага, как ему угодно, что при осуществлении своих правомочий он не подлежит никакому правовому контролю или если и подлежит такому контролю, то в самой незначительной мере.

Речь идет, таким образом, об абсолютном праве собственности, которое доминировало и в период обсуждения германского гражданского уложения в рейхстаге в 1896 г. Такова была позиция и представителя Правительства в Германском рейхстаге Планка-крупного ученого и первого комментатора ГГУ. По его мнению, добавление, предоставляющее собственнику право поступать с вещью по своему усмотрению (в первом проекте ГГУ. содержалась формула «по своему произволу») не может рассматриваться в качестве романистической выдумки, а относится к самому понятию права собственности. Подвергая критике представителя католического центра Ринтелена, который полагал, что в германском праве нет абсолютного понятия собственности, привнесенного из римского права, Планк говорил: «Это не римское изобретение, - как думает Ринтелен,- но то понятие собственности, которое лежит в основе всякого права. Я утверждаю, что никакое другое понятие собственности невозможно».

Другой представитель правительства известнейший юрист, профессор Рудольф Зом отмечал: «Свобода собственности - без нее никто из нас обойтись не может. Ради этой свободы мы живем. Вся наша публично-правовая и нравственная свобода, которой мы обладаем, как отдельные личности, самое драгоценное правовое благо, которое мы все имеем,- его предоставляет нам только частная собственность, только свободная частная собственность. В частном праве содержится Magna Charta нашей публично-правовой свободы». Однако «свободная собственность» носит по мнению Рудольфа Зома все же социальный характер. К этому аргументу Рудольф Зом прибегал для того, чтобы отвергнуть упреки партии центра, обвинявшей первый проект «маленького Винштейда» в римско-правовом индивидуализме. Социальный характер собственности проф. Рудольф Зом усматривал в запрете шиканозного использования собственности. «Это дамоклов меч, который висит над собственностью».

Четверть века спустя представители католического центра добились законодательного признания идеи социальной функции земельной собственности в Конституции 1919 г. Здесь в ст. 153 записано: «Содержание права собственности и его пределы вытекают из законов... собственность обязывает. Ее использование должно в то же время служить общему благу». «Земельная собственность, приобретение которой необходимо для удовлетворения жилищной нужды, для содействия колонизации или для поднятия сельского хозяйства может быть принудительно отчуждена... Обработка и эксплуатация земли является обязанностью землевладельца по отношению к обществ). Увеличение стоимости земли, не являющееся результатом затраты труда или капитала, должно поступить в пользу общества (ст. 155). Государство может путем закона, за вознаграждение и соответственно применяя правило о принудительном отчуждении, перевести в общественную собственность частно-хозяйственные предприятия, пригодные для социализации. Оно может предоставить себе самому, областям или общинам участие в управлении хозяйственными предприятиями или другим способом обеспечить за собою решающее влияние в этих предприятиях» (ст. 156).

Взгляд о то, что частная собственность на землю рассматривается не как произвольное и субъективное право, установленное исключительно для отдельной личности и в ее интересах, а как некое благо, предоставленное личности для соблюдения интересов целого, последовательно проводится в нормах § 903 ГГУ, который предусматривает ограничения полномочий собственника в отношении одних посредством законов, в отношении других правами третьих лиц.

Ограничения права собственности посредством закона осуществляется как в области публичного права, так и в области частного права. В области частного права важнейшие ограничения устанавливаются нормами § 904 ГГУ, закрепившему институт крайней необходимости. Согласно этим нормам права собственник вещи не имеет права воспрещать другому лицу воздействие на эту вещь, если такое воздействие необходимо для предотвращения наличной опасности. В случае, когда предполагаемый вред существенно превышает вред, нанесенный собственнику в результате воздействия на вещь, собственник вправе потребовать возмещения причиненных ему убытков.



← предыдущая страница    следующая страница →
12345678910111213141516171819202122232425




Интересное:


Вина Российской Федерации, субъектов Российской Федерации и муниципальных образований в нарушении договорных обязательств в гражданском праве России
Вина юридических лиц в нарушении договорных обязательств в гражданском праве РФ
Возникновение и развитие концепции вины в римском частном праве
Пределы вины в нарушении договорных обязательств в гражданском праве РФ
Понятие о залоге недвижимости: историко-сравнительный правовой аспект
Вернуться к списку публикаций