2010-04-23 17:52:03
ГлавнаяГражданское право и процесс — Понятие о залоге недвижимости: историко-сравнительный правовой аспект



Понятие о залоге недвижимости: историко-сравнительный правовой аспект


Русская правовая доктрина также была почти единодушна в оценке правовой природы залога. Определенную роль здесь сыграла и практика судов Германии, которые исходили из того, что залогодержатель может требовать и взыскивать с заложенного имущества причитающуюся ему сумму не только в срок при неудовлетворении, но также и до истечения срока при неуплате процентов.

В русской юридической литературе в связи с этим аналитическому исследованию подвергалась и такая судебная практика, когда залогодержатель предъявлял иски о досрочном взыскании капитальной суммы в случае обесценения заложенного имущества и связанного с ним права кредитора остановить своим вмешательством обесценивающие распоряжения собственника. Внимание исследователей привлекала также судебная практика, по которой в случае аукционной продажи по взысканию кого-либо из залогодержателей закладные всех последующих залогодержателей не переводились на покупщика, а немедленно погашались за счет покупной суммы.

Наконец внимание исследователей привлекает германское законодательство, в соответствии с которым поручитель в случае обращения на него взыскания может требовать, чтобы оно было направлено прежде всего на главного должника. В таком случае кредитору предоставлялся свободный выбор между личным иском к должнику и вещным к залогодателю. Вместе с тем при залоге за собственный долг должнику предоставлялось право требовать, чтобы взыскание сначала было обращено на заложенный объект, а при недостаточности его кредитор предъявлял дополнительный личный иск. Сообразно такой судебной практики в литературе формулируется вывод о том, что «залогъ въ современномъ праве не есть, какъ поручительство, простая гарантия удовлетворения на случай неисполнения обязательства, а предоставляетъ кредитору до известной степени самостоятельные права на меновую ценность заложенного объекта».

Вместе с тем в германском законодательстве ХVIII и XIX века были еще живучи прежние представления о залоге как придаточном праве, для которого характерно поглощение личного требования вещным правом. Для ослабления этой связи вещного с личным правом прусский законодатель разрешил в 1722 году женщине при внесении в книгу поручительного обязательства отказаться от принадлежащих ей exceptiones, что придавало правоотношению более абстрактный характер.

В целом же по духу ипотечной системы 1783 г. возникновение всякой ипотеки ставилось в зависимость от известного юридического основания, от той или иной юридической сделки между кредитором и заемщиком (causa debendi). Ипотека рассматривалась не как самостоятельное вещное право, обеспечивающее самостоятельную цель, а как средство, служащее обеспечением личной сделки контрагентов. Из акцессорного характера ипотеки вытекает главным образом то, что коль скоро требование, лежащее в основании, погашается, то и ипотека, служащая лишь обеспечением этого требования, должна быть прекращена. Этот двойственный характер ипотеки был нередко причиной запутанных гражданских процессов и возбуждал спорные юридические вопросы, на которые судьи давали очень часто прямо противоположные ответы.

5 мая 1872 г. были приняты новые законы Пруссии Gesetz uber den Eigenthums-Erwerb und Grundbuchs-Ordnung, отменившие прежний порядок укрепления вещных прав и установления залога и закрепившие новый более целесообразный порядок приобретения прав на недвижимые имущества путем записки в публичных поземельных книгах. Новые прусские законы 1872 г. облегчили передачу ипотечных обязательств и перезалог их, кроме прежних ипотечных листов (Hipotehkenbriefe) ввели новый вид бумаг, под названием поземельных долговых листов (Grundschuldbriefe).

Эти последние выставляются на имя собственника имения, передаются по бланковой надписи, снабжены купонами (Zinsscheine), посредством которых происходит уплата процентов, и не имеют акцессорного характера. Они приближаются, стало быть, несколько к обязательствам fu porteur и в определенной мере схожи с залоговыми свидетельствами или вариантами, выдаваемыми поклажепринимателем в соответствии со ст. ст. 416-422 Торгового уложения Германии 1897 г. хозяину, сдавшему товар для хранения на склад. Закон, не только германский, но и австрийский, французский, русский, давал держателю такого закладного свидетельства в случае недостаточности товара право регресса против предшествовавших индоссантов, при чем этот обратный ход нормирован по аналогии с вексельным регрессом. «Въ жизни этот регрессъ закладодержателя остается почти всегда lette morte, ибо размеръ ссуды, выдаваемой подъ товар, легко можетъ быть вырученъ изъ продажи, да и закладъ товара является на самомъ деле скорее отчуждениемъ съ возможностью выкупа въ случае вздорожания товара, чемъ кредитной сделкой въ настоящемъ смысле». Можно заключить, таким образом, что, несмотря на схожесть, поземельные долговые листы все еще далеки от такою типа кредитных бумаг как варианты, с которыми связано право на взыскание, направленное против определенных предметов помимо всякой зависимости от личной связи закладодержателя и закладодателя.

Претерпел также некоторые изменения принцип законности, хотя и не был отменен полностью. Судья, заведующий запиской в книги, утратил право проверять правильность сделки, лежащей в основе ипотеки, однако во всем остальном его правомочия остались прежними.

Наконец, прусским законом от 5 мая 1872 г. были внесены значительные изменения в порядок приобретения и укрепления вещных прав. Переход права собственности на недвижимое имущество посредством одной traditio, простой передачи владения, был признан недостаточным. Для приобретения какого-либо вещного права по новому закону требовалось, чтобы, во-первых, контрагенты публично заявили об этом перед судьей, ведущим поземельные книги, и во-вторых, факт приобретения недвижимого имущества должен быть внесен в поземельную книгу. При отсутствии какого-либо из этих условий, переход вещного права считается недействительным. Этим законом был устранен таким образом римский институт traditio, замененный более целесообразным и более согласованным с принципом публичного порядка укрепления вещных прав.



← предыдущая страница    следующая страница →
12345678910111213141516171819202122232425




Интересное:


Понятие неустойки
Классификация недействительных сделок в зависимости от несоблюдения отдельных условий действительности сделки
Место принципов гражданского права в механизме гражданско-правового регулирования
Условия договора строительного подряда
Кому нужна интеллектуальная собственность в XXI веке
Вернуться к списку публикаций