2010-04-23 17:52:03
ГлавнаяГражданское право и процесс — Понятие о залоге недвижимости: историко-сравнительный правовой аспект



Понятие о залоге недвижимости: историко-сравнительный правовой аспект


Именно так под влиянием рецепций римских негласных ипотек решался вопрос о том, возможны ли ограничения залогодателя в праве распоряжения заложенным имуществом, а также преимущественное право покупки и право выкупа, если заложенная вещь была отчуждена третьему лицу без согласия залогодержателя. Речь идет о статутах XII и ХIV веков, действовавших на территориях Любек, городских статутах Клеве XIУ века, средневековых источниках залогового права, включенных в Магдебургский сборник последнего десятилетия XIV века, решениях любекского суда по поводу ревельского дела 1467 года, ставших объектом научных исследований проф. Л.А. Кассо в упоминавшейся неоднократно работе, посвященной понятию залога в современном праве.

Сравнительно-правовой анализ многочисленных источников залогового права и судебной практики Германии XII-ХIX веков позволяет заключить, что залоговое право как право вещное нельзя считать обязательственным правом, так как оно устанавливает правоотношение, «где обязанным субъектом является обладатель известной вещи, уступка которой немедленно прекращает дальнейшую ответственность должника. Нельзя назвать такое вещное обеспечение акцессорным уже потому, что оно не дает кредитору добавочной гарантии, как в римском праве, а наоборот поглощает личный иск, который он имел бы без залога».

Рецепцию римского права в Германии к концу ХVII столетия - в течение ХVII века можно считать свершимся фактом. Не только в римском праве, но и в праве, действовавшем на территории большинства германских государств, укоренились тайные и безгласные ипотеки. Римское учение смешалось с нормами средневекового права и произвело такое смешение негласных и публичных переходов прав на недвижимость, что стала неотложной потребность в реформе ипотечного права. Кроме того, уже с XIV века немецкая система приобретения вещных прав, независимая от традиций римского права, начинает терять свое прежнее значение, и на ее место водворяются другие принципы, заимствованные из римского права. В течение некоторого времени между прежними и новыми началами происходит борьба, закончившаяся торжеством римского права над древнегерманским. Прежнее необходимое условие - формальное заявление перед судом - уступает свое место другим началам. Для передачи права собственности на недвижимое имущество становится достаточной простая передача владения, соответствующая римской traditio; требуется лишь, чтобы эта передача имела законное основание - iustam causam, как-то соглашение контрагентов, договор и т.п.; записка же в книги становится необязательной. Залоговое право также видоизменяется по образцу римского права: посредством суда устраняется; возникают всякого рода hignora publica, pignora guasi publica, заменившие прежние публичные залоги.

Неудовлетворительность такого порядка укрепления вещных прав обнаружилась очень скоро. Путаница и неурядицы в системе переходов недвижимого имущества и установления залога осложняли земельный оборот. Правительство Германии все более склонялось к мысли об осуществлении ипотечной реформы, которая требовала прежде всего согласования римского и средневекового порядков обеспечения публичности переходов прав на недвижимое имущество с новыми условиями денежного и кредитного обращения.

И первые попытки такой реформы, ориентированной на вытеснение римской безгласности, были предприняты в Саксонии в начале XIX века, а ранее в Пруссии, в которой Прусским эдиктом 1693 года, послужившим образцом для прусских Ипотечного и Конкурсного Уставов 1722 года, были заложены основы для осуществления кодификационных работ в области ипотечного права в других государствах Германии. Система ипотечных записей в книги имеет свои корни и в историческом прошлом Берлина, в котором статуты городского права 28 сентября 1699 года не допускали возникновения залогового права помимо внесения его в крепостную книгу. Однако полным своим развитием она обязана потребностям жизни конца XVIII-начала XIX века. В частности, Прусский ипотечный закон от 20 декабря 1783 r.(Hupoteheken Ordnung vom 20 dezember 1783), закрепил принцип, согласно которому залоговое право, добровольное и законное, может возникнуть в виде вещного права только внесением соответствующей записи в поземельную книгу. Этот закон проф. Л.А. Кассо считает началом новой эры в истории ипотечного законодательства Западной Европы, которое отказывается от перехода права собственности в силу простого бесформенного соглашения, закрепленного Гражданским кодексом Наполеона 1804 г. и законом Франции от 23 марта 1855 г.

По этим французским гражданским законам запись в поземельные книги признавалась безусловно обязательной лишь для приобретения права собственности относительно третьих лиц; права же приобретателя относительно лица, у которого приобретается имение, не зависимы от записки в книги и могут быть установлены простым договором. Такая двойственность порядка приобретения вещных прав вызывала крайнюю путаницу в отношениях землевладельцев к лицам, интересы которых связаны с недвижимым имуществом.

Неудовлетворительным являлся и сам способ ведения поземельных и ипотечных книг во Франции. Книги велись не по названиям недвижимых имуществ, служащих предметом приобретения или залога, а по названиям их владельцев. Вследствие этого справки о состоянии того или иного имущества, о долгах, лежащих на нем, получить было чрезвычайно затруднительно.



← предыдущая страница    следующая страница →
12345678910111213141516171819202122232425




Интересное:


Правовое регулирование неустойки на современном этапе
Становление института дарения в системе безвозмездных сделок
Правовое регулирование действия ипотеки по российскому праву
Приостановление срока исковой давности в гражданском праве
Проблемные аспекты условий действительности сделки
Вернуться к списку публикаций