2010-04-23 17:52:03
ГлавнаяГражданское право и процесс — Понятие о залоге недвижимости: историко-сравнительный правовой аспект



Понятие о залоге недвижимости: историко-сравнительный правовой аспект


Понятие залога по римскому праву


Среди юристов, исследовавших вопрос о залоговом праве, наблюдается чрезвычайно сильное влечение к римскому праву, которое нашло достаточно полное отражение еще в учениях глоссаторов - Ирнерий, Якоб, Гуго, Гозна, Булгар (XI-XIII века), посвятивших себя изучению и комментированию римских текстов. Что касается собственно римских форм залога, то оно было предметом пристального внимания и интереса немецкой юридической науки - профессоров Дернбурга, Гюндермана, Ханаусека, Хойслера, Германна, Келлера, Летте, Майнбома, Зома, а также русских юристов- профессоров Д.И. Мейера, К.П. Победоносцева, исследовавших цивилистическую доктрину Рима, феодализма и промышленного капитализма. Нельзя не обратить внимание и на специальные работы Л.В. Гантовера Л.А. Кассо обнаруживших римское понятие о залоге в западно-европейском и русском залоговом праве конца ХIХ - начала XX века, показавших следы средневековых и современных (времен промышленного капитализма) воззрений на русское понимание залога при подготовке проекта Вотчинного устава 1892 года.

В русской юридической литературе конца ХIХ-начала XX века последовательно проводится мысль о том, что римское частное право наряду с собственностью выработало и некоторые иные юридические конструкции вещных прав, возникших в обществе в связи с потребностями в реальном кредите. И хотя эти потребности удовлетворялись в далеко несовершенных формах, материалы римских источников права, свидетельствуют о том, что древнейшей формой залога по римскому праву признавалась продажа вещи с правом обратного выкупа, когда лицо, желающее получить взаймы, продает кредитору какую-либо вещь за сумму займа с тем, чтобы по уплате долга вещь была ему возвращена.

Римский законодатель оставил современному миру и общее определение, применимое ко всем видам залога. Одни (Е. Демелиус), как свидетельствует об этом проф. Л.А. Кассо, «называют его правом на объект, считая при этом, что когда заложено право, объектом залога являются те предметы, на которые простирается правомочие, служащее обеспечением. Другие (Ехнер), наоборот, считают залог всегда правом на право, полагая, что при залоге телесной вещи предметом обеспечения является право собственности, которое имеет на нее должник. Наконец, третьи, как Зом, стараются в этом отношении занять среднее место, давая одну характеристику залога, составленную в таких общих выражениях, что легко вывести из нее отдельные определения, которые применимы к залогу вещей и к залогу прав».

Первой попыткой теоретического обобщения понятия залогового права явилась выдвинутая в тридцатых годах XIX века теория содержания залогового права, которая в течение более полутора столетия не сходит со страниц юридической литературы, получив особенно широкое распространение в связи с рецепцией на западе римской ипотеки. Здесь в качестве исходного принимается положение о том, что «залоговое право, как право, создающее в пользу залогодержателя исключительное положение по отношению к известной части чужого имущества, может быть отнесено к той категории правомочий, которые романисты называют вещными правами». Вместе с тем, исходя из отличительных особенностей залогового права, которые связаны с тем, что кредитор ни пользуется, ни обладает заложенным имуществом, но получает известный размер стоимости заложенного имущества и что с осуществлением этого правомочия залогодержателя прекращается само залоговое право, отдельные юристы признают за залоговым правом характер обязательственного права. Дискуссии по этому вопросу между немецкими юристами особенно оживились в XVII веке, когда основное внимание немецкой юриспруденции было сосредоточено на систематизации источников римского права с включением в эту систему элементов канонического и местного германского права. Но особенно они обострились в XIX веке в связи с кодификационными работами по созданию проекта ГГУ, в котором наряду с германским обычным правом и партикулярным законодательством использовались и памятники римского права в рецептированном виде.

Римляне, как известно, располагали только персональным кредитом, который основывался на доверии к достатку и общественному положению должника. По древнеримскому праву залог устанавливался посредством отчуждения должником кредитору имущества, предназначенного служить обеспечением долга. Обслуживал такой залог институт fiducia, по которому должник передавал кредитору имущество, предназначенное служить обеспечению долга. Передача имущества производилась посредством mancipatio или in jure cessio и сопровождалась публично выраженным договором сторон, по которому передача вещи в собственность кредитора обуславливалась требованием реманципировать вещь по уплате долга или вознаградить должника за убытки, причиненные ему в случае нарушения указанной обязанности.

Договор, которым устанавливался залог или заклад, имел два вида: a) contractus pignoratitius или условие, по которому вещь, обеспечивающая обязательство, передается тому, кто нуждается в таком обеспечении; б) pactum hipotehcae- условие, по которому вещь, служащая обеспечением, остается у своего хозяина или собственника. Какие вещи вели к заключению conractus pinoratitius и какие к pactum hupothecae, движимые или недвижимые, - было совершенно все равно: недвижимое имущество могло, по добровольному согласию контрагентов, перейти к кредитору и тогда составлялся contpactus pignoratitius, или движимая вещь, также по добровольному согласию контрагентов, могла оставаться в руках должника, и тогда возникала pactum hupothecae.



← предыдущая страница    следующая страница →
12345678910111213141516171819202122232425




Интересное:


Юридическая характеристика закладной как ценной бумаги и осуществление прав по закладной
Вина в нарушении договорных обязательств в дореволюционном гражданском праве России
Пресекательные сроки в гражданском праве
Система залоговых прав и основные начала вотчинной системы по проекту Вотчинного устава
Форма заключения гражданско-правового договора
Вернуться к списку публикаций