2007-10-26 00:00:00
ГлавнаяГражданское право и процесс — Объект гражданского правоотношения



Объект гражданского правоотношения


«Каждое юридическое отношение возникает по поводу известного интереса, преследуемого членами общества. Объектом юридического отношения является средство осуществления интереса» [85]. Полагаем, что таким средством должен быть признан правовой режим объекта гражданских прав, или точнее - его изменение, установление или прекращение. Более того, сама характеристика «объект гражданских прав» есть не что иное, как определенный правовой режим того явления внешнего мира, которое таким образом характеризуется.

Носителями, целью и точкой приложения определенного правового режима являются некоторые явления внешнего мира. Именно в таком качестве, на наш взгляд, и следует рассматривать относимые действующим законодательством к числу объектов гражданских прав вещи, деньги, ценные бумаги, услуги, работы, нематериальные блага и т.п.

Таким образом, первейшая классификация заключается в выделении среди множества явлений внешнего мира тех, которые являются (или могут являться) носителями качества «объекта гражданских прав», а следовательно - «объекта гражданского правоотношения».

Следуя далее классификации объектов, необходимо отме-тить, что они (обьекты гражданских прав) разделяются на несколько сугубо специфических групп и подгрупп. Их специфичность проявляется как непосредственно в разнообразии способов и средств внешнего проявления их носителей (ср., например, вещи, как нечто объективно и осязаемо существующее, и нематериальные блага, зачастую выражающие исключительно субъективную самооценку субъекта); так и в различии средств, методов и меры правового регулирования и воздействия, в различиях правового режима. Таким образом, категория «правового режима» может и должна быть использована не только при определении понятия объекта гражданских прав, но, как представляется, она является неотъемлемым элементом при определении гражданско-правового понятия любого явления объективной действительности, признаваемого объектом гражданских прав.

Иными словами, если необходимо дать корректное с точки зрения гражданского права определение того или иного объекта гражданских прав, следует, как представляется, отметить прежде всего то обстоятельство, что сама по себе дефиниция того или иного явления в качестве объекта гражданских прав - это уже определенный правовой режим этого явления.

Для иллюстрации последнего вывода мы можем использовать легальное определение недвижимости, приводимое в статье 130 Гражданского кодекса Российской Федерации («Недвижимые и движимые вещи»): «1. К недвижимым вещам (недвижимое имущество, недвижимость) относятся земельные участки, участки недр, обособленные водные объекты и все, что прочно связано с землей, то есть объекты, перемещение которых без несоразмерного ущерба их назначению невозможно, в том числе леса, многолетние насаждения, здания, сооружения. К недвижимым вещам относятся также подлежащие государственной регистрации воздушные и морские суда, суда внутреннего плавания, космические объекты. Законом к недвижимым вещам может быть отнесено и иное имущество. 2. Вещи, не относящиеся к недвижимости, включая деньги и ценные бумаги, признаются движимым имуществом. Регистрация прав на движимые вещи не требуется, кроме случаев, указанных в законе».

Как видно из приведенного определения, оно содержит как бы две основные части: первую, описывающую признаки явлений обяективной действительности, подпадающих под понятие недвижимости (прочная связь с землей и т.д.), и вторую - указание на то, что удовлетворяющие названным признакам явления объективной действительности относятся к недвижимости. Но, поскольку мы имеем дело с цивилистическим определением, мы должны понимать, что само понятие «недвижимость» скрывает в себе достаточно определенный и весьма сложный гражданско-правовой режим. Таким образом, недвижимость, с точки зрения гражданского права, - это, в первую очередь, гражданско-правовой режим некоторой категории явлений объективной действительности, которые либо в силу своих естественных свойств, либо в силу указания закона, либо в силу своего назначения подчинены действию этого правового режима (в данном случае -правового режима недвижимости).

Основные выводы, которые можно сделать из проведенного исследования, таковы.

Проблема объектов гражданских прав и объекта гражданского правоотношения, проблема их корректного с точки зрения гражданского права определения, является одной из наиболее интересных в современной науке гражданского права. Представляется, что рассмотрение любого частного вопроса о любой из разновидностей объектов гражданских прав (об отдельном объекте гражданских прав) связано с рассмотрением вопроса об объекте гражданского правоотношения.

Высказанные в цивилистической литературе мнения по поводу того, что же является объектом гражданского правоотношения, как представляется, не в полной мере учитывают именно правовое начало, правовую субстанцию в правоотношении. Обосновывая ту или иную теорию относительно того, что же является объектом гражданского правоотношения, их авторы концентрировали свои усилия на отыскании свойств объекта правоотношения у объективно и независимо от права существующих явлений внешнего мира, в то время как в правоотношении следует четко различать пласт правового регулирования и пласт внеправовой действительности, существующей независимо от наличия или отсутствия того или иного правового регулирования (то есть само общественное отношение).

Как представляется, объект гражданского правоотношении следует искать именно в правовом срезе любого правоотношения, а не в другой его части. Объект правового отношения должен быть доступен именно правовому воздействию, должен отвечать на правовое воздействие, а следовательно, объектом правоотношения не может быть материальный объект или поведение обязанного лица.

В то же время объект гражданского правоотношения должен заключать в себе заинтересованность субъектов гражданского правоотношения, поскольку гражданское правоотношение опосредует нормальный хозяйственный оборот, организованный на принципах равенства субъектов, свободы воли, признания права собственности и других. Таким образом, смысл существования гражданского и вообще частного права, в значительной мере, связан с тем. чтобы удовлетворить законные и справедливые интересы участников оборота, урегулировать их взаимные права и обязанности, не допустить их ущемления и обеспечить их защиту Соответственно сам смысл вступления в гражданское правоотношение состоит для его субъектов в том, чтобы приобрести права, реализовать имеющиеся права, чтобы, тем самым, и тенить баланс"своих прав и обязанностей.

С точки зрения гражданского права, совершенно безразличным является то обстоятельство, какова по своим физическим характеристикам та или иная вещь, как характеризуется с точки зрения психологии то или иное поведение человека. Содержание права собственности (объем правомочий собственника) не зависит от физических характеристик вещи.

Только правовой режим некоего явления объективной дей-ствительности. каковым может быть вещь, действие, деньги, ценные бумаги и т.п.. может отвечать правовому воздействию, то есть может быть объектом гражданского правоотношения.

Правовой режим как вся совокупность существующего правового регулирования в отношении данного явления объективной действительности позволяет выделить внутри себя правовой статус, как некую неизменяемую свою часть.

И хотя можно говорить о правовом режиме каждого отдельного объекта (явления объективной действительности), в отношении которого существует или может существовать гражданско-правовое регулирование, тем не менее можно выделить и некоторые общие признаки, общие черты правового режима той или иной группы таких носителей.

Наконец, еще один вывод, имеющий более методологическое значение, заключается в том, что выделение в классификации объектов гражданских прав тех или иных ее составляющих (вещи, деньги, ценные бумаги, работы, услуги, информация, результаты интеллектуальной деятельности, в том числе исключительные права на них (интеллектуальная собственность), нематериальные блага) имеет смысл лишь в том случае, если имеются реально установленные и значимые с точки зрения именно гражданского права отличия в правовом режиме таких явлений. А коль скоро это так, то, следовательно, сами эти понятия подразумевают за собой некий правовой режим, который и должен быть предметом ближайшего рассмотрения при анализе той или разновидности объектов гражданских прав.


Сенчищев В.И.


Примечания

1 См.: Стенограмма лекции профессора Дозорцева В.А. по курсу «Общие проблемы частного права», прочитанных в Российской школе частного права в 1995-1996 годах..

2 Победоносцев К. Курс гражданского права. Первая часть. Вотчинные права. СПб., 1892. С. 1.

3 См., напр., статьи 128-150 и др. Гражданского кодекса Российской Федерации.

4 Следует отметить, что закрепление какой-либо теоретической конструкции в тексте нормативного акта (даже столь высокого уровня, как Гражданский кодекс) само по себе не может служить неопровержимым доказательством глубокой теоретической обоснованности закрепленного понятия или свидетельством окончательного разрешения спора Но поскольку право в целом (не исключая и частного права), являясь в глобальном плане продуктом длительного исторического и культурного развития всего человечества, находит свое воплощение именно в форме объективного права, в форме правовых норм, нельзя очевидно отрицать значения легальных дефиниций и прочих закрепленных в нормативных актах положений как одного из важнейших и главнейших средств аргументации в юридической науке. Кроме того, опираясь на фундаментальные акты законодательства в области частного права, можно выявить, как правило, наиболее устоявшиеся и проверенные временем и практикой легальные дефиниции, определения понятий, юридические конструкции и пр. Сказанное, однако, вовсе не снимает вопроса о прочих средствах и источниках аргументации в теоретической юриспруденции в самом широком смысле. Вероятно, к таковым следует отнести средства, предоставляем такими науками, как логика, философия, политэкономия, социология, психология, теология и прочие. Другими возможными источниками аргументации, представляется, могли бы служить мораль, этика, справедливость. Но, как видно даже из этого, далеко не полного перечня возможных источников аргументации и обоснования тех или иных правовых теоретических построений, вероятность достижения сколько-нибудь единого и однообразного понимания того или иного вопроса в теоретической его плоскости становится практически невозможной и в значительной степени зависящей от субъективной позиции исследователя. Поэтому чуть ли не любое вполне последовательное, с одной точки зрения, обоснование того или иного положения может быть опровергнуто с другой точки зрения. Конечно, данный вопрос заслуживает специального исследования, однако представляется важным подчеркнуть здесь понимание его, хотя бы на уровне констатации существования проблемы, поскольку далее будет представлена попытка освещения различных точек зрения на один из наиболее сложных вопросов теории права - вопрос об объекте гражданского правоотношения.

5 Безусловно невозможным является составление перечня объектов гражданских прав. Представляется, что объект гражданских прав характеризуется с необходимостью двумя следующими свойствами: во-первых, принципиальной возможностью находиться в гражданском обороте, и во-вторых, тем, что такой объект допущен в оборот. Характеристика принципиальной возможности нахождения в гражданском обороте позволяет отделить такие объекты, которые хотя и подвержены регулированию средствами гражданского права, в частности, защищаются им, однако не могут быть отчуждаемы по своей природе, что относится, в первую очередь, к личным неимущественным благам. Характеристика допущения и ограничения в обороте применима, по определению, лишь к тем объектам, природа которых позволяет использовать их в соответствующем качестве, а само наличие или отсутствие данного признака определяется установлениями позитивного права. Этот перечень, видимо, не исчерпывает всех свойств, необходимых для признания какого-либо явления (объекта) объектом гражданских прав. Однако и этот перечень имеет внутренние ограничения. Первое из них связано с тем или иным определенным этапом исторического развития общества и права, поскольку в разные времена одни и те же явления (объекты) могут либо признаваться, либо не признаваться объектами гражданских прав. Второе ограничение заключается в том, что даже объекты, признаваемые объектами гражданского права, могут иметь те или иные ограничения собственно в гражданском обороте, выражаемые в их оборотоспособности.

6 См., напр.: Холфина P.O. Общее учение о правоотношении. М, 1974. С. 202-204, 212-217; Протасов В.Н. Правоотношение как система. М.,

7 1991. С. 79-106; Гражданское право: Учебник. В 2-х т. Т. 1 / Под ред Е.А. Суханова. М., 1993. С. 51-52; Гражданское право: Учебник. В 2-х т. Т. 1 / Под ред. Ю.К. Толстого, А.П. Сергеева. СПб., 1996. С. 77-79 и др.

8 Философское толкование категории «объект» использовали в обоснование своей позиции сторонники диаметрально противоположенных точек зрения на понятие объекта правоотношения.

9 Можно назвать эту точку зрения «вещной теорией объекта правоотношения».

10 Дудин А.П. Объект правоотношения (вопросы теории). Саратов, 1980. С. 68. Приводится по: Протасов В.Н. Правоотношение как система М., 1991. С. 84.

11 Агарков М.М, Обязательство по советскому гражданскому праву. М, 1940 С. 23.

12 Иоффе О.С. Правоотношение по советскому гражданскому праву. Л., 1949. С. 81.

13 Халфина P.O. Цит. соч. С. 214.

14 См., напр.: Гражданское право. Т. 1 / Под ред. Е.А. Суханова. С. 51-52.

15 Халфина P.O. Цит. соч. С. 214.

16 См. пит. выше определение «объекта правоотношения» по М.М Агарковч.

17 См.:Халфина P.O. Цит. соч. С. 212.

18 Гражданское право. Т. 1 / Под ред. Ю К. Толстого, ATI Сергеева С. 78

19 Хропанюк В.Н. Теория государства и права. М., 1995. С. 313.

20 Иоффе О.С. Правоотношение по советскому гражданскому праву.

21 Там же. С. 82.

22 Там же.

23 Голунский С.А., Строгович М.С. Теория государства и права. М., 1940 С. 277.

24 См.: Иоффе О.С. Правоотношение по советскому гражданскому праву С. 79.

25 В отличие от вещи, которая, если признать ее объектом правоотношения, также находится вне структуры правоотношения, но остается в пределах правового регулирования в целом. А это коренным образом влияет на самою возможность выступать объектом правоотношения, ибо явление, которое не может быть объектом прав очевидно не может быть и объектом правоотношения.

26 Общая теория права: Учебник / Под ред. А.С. Пиголкина. М., 1995. С. 249. То же см.: Теория государства и права: Курс лекций. В 2-х т. Т. 2 / Под ред. М.Н. Марченко. М., 1995. С. 106.

27 Протасов В.Н. Пит. соч. С. 89.

28 Халфина P.O. Пит. соч. С. 215.

29 См.: Протасов В.Н. Цит. соч.

30 См. там же. С. 81.

31 Там же. С. 89.

32 Протасов В.Н. Цит. соч. С. 103.

33 Там же.

34 Иоффе О.С. Правоотношение по советскому гражданскому праву. С. 76. Там же см. обзор теорий относительно рассматриваемого вопроса. Примечательно, что под классификацию теории «единого правового объекта» подпадают и взгляды О.С. Иоффе. Однако, как представляется, будет неверно утверждать, что человеческое поведение входит в круг «подчиненных человеку внешних явлений...»

35 Иоффе О.С. Правоотношение по советскому гражданскому праву. С 75.

36 См.: Хвостов В.Л. Система римского права профессора Московского университета: Учебник. М., 1996 (по изданию 1907-1908 годов).

37 Хвостов В.М. Цит. соч. С. 123.

38 См.: Gierke О. Deutsches Privatrecht. 1895. Т. I. С. 269. Приводится по: Иоффе О.С. Правоотношение по советскому гражданскому праву. С. 76.

39 По мнению В.Н. Протасова, «...не следует объекты деятельности и объекты интересов считать разновидностями объекта правоотношения: они могут вообще не иметь общих черт. Поэтому категория «объект правоотношения» не является для них общим, родовым понятием, и ее необходимость в современном Категориальном аппарате теории право отношения можно поставить под сомнение». См.: Протасов В.Н. Цит. соч. С. 103.

40 Эта оригинальная конструкция представлена В.Н. Протасовым (цит. соч. С. 88-89).

41 Чистое учение о праве Ганса Кельзена // Сборник переводов. Выпуск 2. М., 1988. С. 36.

42 Эта правовая характеристика, как представляется, и составляет сущность процесса правовой квалификации.

43 Чистое учение о праве Ганса Кельчена. С. 10.

44 Как это предполагается согласно указанной выше точке зрения на проблему, высказанной В.Н. Хропанюком.

45 Чистое учение о праве Ганса Кельзена. С. 14.

46 Шершеневич Г.Ф. Общая теория правд: Учебное пособие. Выпуск 3. М., 1995 (по паданию 1910-1912 годов). С. 185-186.

47 Здесь следует отметить также то обстоятельство, что, видимо, можно различать поведение, заключающееся, с одной стороны, в совершении сделки (во вступлении в сделку), и поведение, являющееся выполнением обязательств, вытекающих из сделки. Однако представляется, что между названными случаями нет существенной разницы, поскольку и то и другое поведение в равной мере является волевым действием и регулируется правовыми нормами, которые и являются, в свою очередь, источником правовых притязаний управомоченного лица.

48 См.: Гражданское и торговое право капиталистических государств: Учебник / Под ред. Е.А. Васильева. М., 1993. С. 283

49 Это при том, что судебная защита гражданских прав является наивысшей гарантией обеспеченности гражданских прав и провозглашается в качестве одного из принципов гражданского права, одного из основных начал гражданского законодательства (см. ст. 1 ГК).

50 Проблема безобъектных правоотношений здесь не рассматривается, тем более что с точки зреют позиции, отрицающей за ((объектом» свойство элемента структуры правоотношения, такой проблемы не существует вовсе См , напр : Халфина P.O. Цит. соч С. 215-216.

51 Братусь С.И. Субъекты гражданского права. М., 1950. С. 5.

52 Обзор теорий юридического лица см.: Братусь С.Н. Субъекты гражданского права. С. 91-181.

53 АгарковМ.М. Цит. соч. С. 21.

54 В некоторых случаях решения вышестоящего (властного) органа может быть обжаловано по инстанции или в суд. Однако, во-первых, такое право есть далеко не у всех обязанных субъектов любого административного правоотношения, а, во-вторых, обжалование, как правило, не приостанавливает обязанности исполнить обжалуемое решение.

55 Пункт 1 ст. 1 ГК.

56 Г.Ф. Шершеневич отрицает возможность существования безобъектных прав: «Объект права составляет существенный момент, потому что только он оправдывает существование юридического отношения Поэтому безобъектные права также мало мыслимы, как и права бессубъектные» -Шершеневич Г.Ф. Цит соч. С. 18-1.

57 См. выше в настоящей работе.

58 Агарков Л/ А/. Цит. соч. С. 21.

59 См.: Иоффе О.С. Правоотношение по советскому гражданскому праву

60 См.: Иоффе О.С. Советское гражданское право. М., 1967.

61 Там же. С. 95.

62 Иоффе О.С. Советское гражданское право. С. 216.

63 Там же. С. 217

64 Там же.

65 Там же.

66 Там же. С. 218

67 Определение общего, постоянно присущего правоотношению «объекта правоотношения» необходимо с точки зрения, отрицающей возможность существования безобъектных правоотношений, возможность существования которых с необходимостью придется признать, исходя из того, что отдельные, а возможно, и все «подобъекты» в том или ином случае могут быть или не быть в правоотношении.

68 Шершенчанч Г.Ф Пит. соч. С. 186.

69 См.: Гражданское право. Т. 1 / Под рея Ю.К. Толстого, А П. Сергеева С. 173.

70 Там же. С. 173.

71 При отсутствии установлений почитанного права, очевидно, невозмож ными являются и любые субъективно-правовые притязания. В таком случае речь о них вообще и не может идти

72 Представляется, что именно в таком качестве находилось двести или триста лет тому назад то, что теперь называется объектами интеллекту альной деятельности.

73 Строго говоря, ничто не мешает отнесению к правовое режиму вещи, принадлежащей на праве собственности гражданину Российской Федерации, например, охранительных норм и правил американского законодательства, направленных на защиту права собственности и прав собственника.

74 Таким образом может быть квалифицирован, например, «договор подряда» на изготовление фальшивых денежных знаков с целью введения их в оборот.

75 М.И. Брагинский так определил cooтношение императивных и диспозитивных норм применительно к нормативному регулированию договоров: «...соображения, направленные против возможности признания императивной нормы составной частью договоров (имеются в виду «обычные условия»), полностью относятся и к нормам диспозитивным.

76 Прежде всего имеются в виду случаи, когда в договоре отсутствуют какие-либо условия на :этот счет, то есть диспозитивная норма в нем не воспроизводятся. Тогда возникает абсолютная обязательность действия такой нормы. При этом указанная обязательность нисколько не отличается от той, которая имеет место при норме императивной». - Брагинский M.И О нормативном регулировании договоров // Журнал российского права. 1997. № 1. С. 71.

77 См. выше в настоящей работе. В некоторых случаях речь может идти и о правах и обязанностях третьих лиц (договор в Пользу третьего лица, например).

78 См., напр.: Общая теория права / Под ред. А.С. Пиголкина. С 249; то же см.: Теория государства и права. Т. 2 I Под ред. М.Н. Марченко М . 1995. С. 106; атаюке: Шершенеич Г.Ф. Общая теория права. С. 185-1S6.

79 Шершеневич Г.Ф. Общая теория права. С. 185-186

80 См. выше в настоящей работе.

81 См. замечание Г'. Кельзена относительно данного вопроса (см. выше в настоящей работе).

82 См. замечание Г. Ф. Шершеневича об отсутствии «правовых благ» (выше в настоящей работе).

83 Если вообще есть какая-либо возможность отделить общественную и правовую составляющие друг от друга. Видимо, под общественной составляющей в некоторых случаях следует понимать экономическое зна-чение отношения, в некоторых - личное (моральное) его значение, в некоторых - психологическое и т.д.

84 См.:Халфина P.O. Цит. соч. С. 214, ,Агарков ММ. Цит. соч. С 23.

85 Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права. М., 1995 (по изданию 1907 года). С. 57.



← предыдущая страница    следующая страница →
1234




Интересное:


Принцип свободы договора как основополагающее начало для заключения гражданско-правовых договоров
Возникновение и развитие залога в русском праве (до проекта Вотчинного Устава)
Расторжение договора
Перерыв течения срока исковой давности
Пожертвование как разновидность дарения
Вернуться к списку публикаций