2007-10-26 00:00:00
ГлавнаяГражданское право и процесс — Объект гражданского правоотношения



Объект гражданского правоотношения


Представляется важным при определении объекта правового отношения верно ограничить саму возможную сферу его существования. Так. материально-вещественные предметы являются объектом тождественного им по природе физического (и иного естественного) воздействия, в результате которого изменяются некие характеристики предмета, воспринимаемые нашими органами чувств (изменение формы, массы, химического состава. местоположения в пространстве и т.д.). Объекты (они же и результаты) интеллектуальной деятельности подвергаются воздействию со стороны интеллекта, разума. Человеческое поведение, есть внешнее выражение актов воли (сознательных и бессознательных, как, например, инстинкты), которые его и определяют. Очевидно, что любое «иноприродное» существу самого явления воздействие на него не будет иметь результата вообще, либо результат этот будет не стабильным и не прогнозируемым.

Для вещи (предмета материального мира) основной характеристикой является ее физическая (химическая и иная) характеристика, для поведения основной характеристикой является совокупность деяний как психофизиологическое явление, для объекта интеллектуальной деятельности основной характеристикой будет совокупность идей, образов, форма и т.д., для объекта права основной характеристикой является правовая характеристика, определение его положения в сфере действия права или - правовой режим.

Правовой режим - это совокупность всех позитивно-правовых предписании, содержащихся в императивных и диспо-зитивных нормах, и основанных на них (или им не противоречащих) субъективно-правовых притязаний, существующих и действительных с точки зрения права и в соответствующих случаях определяющих права, обязанности, дозволения, запреты и предписания абсолютно всех лиц (или в отношении абсолютно всех лиц) по поводу того предмета (явления), в отношении которого они установлены. Правовой режим - это правовая характеристика явления объективной действительности.

Правовой режим объединяет, таким образом, всю совокупность прав, обязанностей, дозволений и запретов безотносительно к личности субъектов, которым они принадлежат или адресованы.

Конечно, правовой режим, как некая юридическая конструкция, тесно связан со своим носителем - явлением объективной действительности, поскольку в отсутствие последнего наличие самого правового режима, соответственно, - в части установлений позитивного права, - теряет смысл [71].

Отсутствие явления объективной действительности, обуславливающее ненужность установления правового режима, может иметь как абсолютный, так и относительный характер. В первом случае - такого явления просто не существует в природе или обществе, либо оно существует, но в данных обстоятельствах (исторических или иных) не требует установления вообще какого-либо правового режима. Второй случай имеет место, когда само явление существует, но в силу каких-либо причин не подвергается регулированию нормами данной отрасли права (для целей установления гражданско-правового режима нас интересуют нормы гражданского права). Так, например, в случае с оружием или иными ограниченными или запрещенными в гражданском обороте вещами - весь гражданско-правовой режим их может быть сведен исключительно к норме, ограничивающей или запрещающей их гражданский оборот. В этом случае дальнейшая гражданско-правовая квалификация таких вещей представляется бессмысленной.

Верным будет утверждение о том, что правовой режим есть явление чрезвычайно сложное, поскольку может включать в себя такой огромный объем правового воздействия, который в обыч-ном случае не будет исчерпываться даже всеми нормами какой-либо одной отрасли права или национальной системы права [72].

Вместе с тем, и это, на наш взгляд, чрезвычайно важно, существует некоторая более или менее определенная группа норм, которые преимущественно применяются и определяют правовой режим объекта в типичной для него (объекта) правовой сфере существования.

Так, правовой режим человеческого поведения как совокупности деяний (действий и бездействия), выраженного вовне как телодвижения и направленного на выполнение работ (оказание услуг) будет определяться соответствующими нормами гражданского права только в случае, если правовое значение таких деяний, придаваемое им сторонами соответствующего правоотношения, будет совпадать с тем правовым значением, которое придается таким деяниям с точки зрения действующего гражданского законодательства. Однако если сам характер деяний будет такой, который предусмотрен уголовным законом в качестве npecrs пле-ния, - если правовое значение деяния будет квалифицироваться как преступление, - то правовой режим такого деяния (поведения) составят уже нормы уголовного права. При этом гражданско-правовой режим соответствующего поведения может оказаться либо вовсе устраненным, либо сведенным к правилам, например, о недействительности сделки по выполнению работ (оказанию услуг), как несоответствующей закону или противоречащей основам правопорядка и нравственности и вытекающим из этого правилах [73] о последствиях недействительности соответствующих сделок [74].

Таким образом, задача определения правового режима оказывается близкой задаче правовой квалификации и отличается от нее только объемом исследования, поскольку включает в себя не только наличное и существующее правовое регулирование, но и все правовые возможности, существующие в отношении данного явления.

Следовательно, относительно каждого явления объективной действительности можно утверждать наличие некоего отраслевого правового режима, который преимущественно и определяет правовое значение данного явления в типичной для него правовой сфере. Внутри отраслевого режима можно вычленить институционный правовой режим, в некоторых случаях - индивидуальный правовой режим данного явления. В нормативистском преломлении соотношение более широких правовых режимов с олее узкими выражается как соотношение общих и специальных правовых норм.

Так, гражданско-правовой режим некоего явления будет определяться, как представляется, следующими основными моментами:

правовыми нормами, содержащимися в нормативных правовых актах, определяющими принадлежность данного явления объективной действительности (иногда - не существующего в реальности но возможного в будущем) к числу объектов гражданских прав;

правовыми нормами, содержащимися в нормативных правовых актах, определяющими принадлежность данного явления объективной действительности к той или иной разновидности объектов гражданских прав;

правовыми нормами, содержащимися в нормативных правовых актах, о конкретной разновидности объектов гражданских прав, к которой отнесено данное явление в силу действия норм, обозначенных во второй группе, и/или правовыми нормами, содержащимися в индивидуальных правовых актах, о данном конкретном явлении (если таковые имеются);

субъективными правами и обязанностями, существующими относительно данного явления объективной действительности.

Например, правовой режим вещи будет определяться императивными предписаниями относительно оборотоспособностн данной вещи (следует отметить, что земельные участки и некоторые другие объекты имеют в этом отношении известныe ограничения); предписаниями относительно принадлежности данной вещи к числу той или иной разновидности вещей (автомобиль, например, будет относиться к числу неделимых, сложных, движимых вещей): существующими в отношении данной вещи субъективными исключительными (или абсолютными) вещными правами (право собственности и ограниченные вещные права) и связанными с ними ограничениями для всех третьих лиц; установленными в отношении данной вещи обязательственными (или относительными) правами и притязаниями (например, права арендатора на определенное договором аренды использование вещи), в том числе - специальными правилами относительно подвида договора, предметом которого является вещь (так, права и обязанности сторон при сдаче в аренду автомобиля будут определяться соответствующими специальными правилами об аренде транспортных средств).

В правовой режим вещи войдут, кроме названных прав, и корреспондирующие им обязанности, а также дозволения, запреты и предписания.

Как видно из приведенного примера, задача определения правового режима является достаточно сложной. Фактически, можно утверждать, что правовой режим будет отличным и индивидуальным для каждого явления объективной действительности. если в ряду подобных ему явлений таковое будет отличаться хотя бы одним фактором, имеющим значение с точки зрения права. Однако эта задача (описание правового режима конкретного явления объективной действительности) имеет более прикладной, нежели теоретический характер.

Представляется, что нет никаких препятствий к тому, чтобы ограничить задачу установлением правового режима не какой-либо конкретной вещи (или иного явления объективной действительности), но целой категории вещей или вообще вещей как категории объектов гражданских прав или иной, кроме вещей, категорически объектов гражданских прав. В этом случае субъективно-правовые притязания и обязанности войдут в правовой режим не как фактически существующие в отношении данного явления (вещи, денег, ценной бумаги, действия, объекта исключительных прав и т. п ). но лишь в качестве потенциальной возможности их установления и вытекающих из этого последствий. В последнем случае, очевидно, объем анализа существенно возрастает, поскольку должен покрыть всю возможную в отношении данного явления гамму субъективных прав и обязанностей.

Представляется методологически целесообразным выделить в рамках правового режима некоторую его часть, которая остается неизменной вне зависимости от усмотрения сторон правоотношения и включает, таким образом, императивные нормы относительно исследуемого явления - правовой статус.

Вместе с тем, хотя правовой статус, с точки зрения объема правового регулирования, включается в правовой режим явления объективной действительности, он является определяющим элементом всего правового режима. И с этой точки зрения необходимо отметить достаточно сложную структуру взаимосвязи понятий «правовой режим» и «правовой статус». Поскольку правовой статус является определяющим звеном правового режима, то сам правовой режим, в одном из своих проявлений, представляет собой некую потенциальную правовую возможность (для субъектов, разумеется) внутри границ, очерченных правовым статусом явления.

Диспозитивные нормы, действие которых не отменено или не изменено сторонами, следует отнести к числу норм, определяющих правовой режим явления, но, как представляется, в определение правового статуса они включены быть не могут в силу того, что их действие зависит от усмотрения сторон, а значит, может быть выяснено только в рамках наличного, существующего правоотношения. С точки зрения обязательности их применения диспозитивные нормы совсем не уступают императивным [75].

Но поскольку модель поведения, заложенная в диспозитивной норме, представляет собой лишь «запасной вариант» на случим, если стороны не предусмотрят иного, постольку они не могут безусловно определять правовой статус явления - объекта гражданских прав

Правовой статус, как представляется, должен характеризо-ваться таким уровнем правового регулирования, который присущ явлению объективной действительности и может быть исследован вне зависимости от того, в рамках какого правоотношения (в пределах данной отрасли права, конечно) это явление находится.

Проанализируем этот вопрос подробнее с точки зрения рассмотрения правового режима в качестве объекта правового отношения.

Материальный объект (вещь) может испытывать на себе воздействие физического порядка. Человеческое поведение формируется под воздействием волевых (осознанных или неосознанных) актов и проявляется вовне как телодвижения. Объекты интеллектуальной деятельности могут создаваться, изменяться, трансформироваться под воздействием интеллекта. Имеют ли для права значение и какую-либо ценность этим явлениям? Очевидно - нет. Объектом правового воздействия и одновременно его результатом, а следовательно, и «объектом правоотношения», в котором субъекты правоотношения имеют реальный интерес, ради чего они. собственно, и вступают в правоотношение, является правовой режим (и, как его элемент - правовой статус} вещи, иного имущества, нематериального объекта, поведения (как деяния: действия или бездействия) и т.д. То есть правовой режим имеет именно узкоправовое, специально-юридическое значение, значение с точки зрения права, а не с точки зрения физики, психологии, физиологии, культуры и т.п., что и требуется для объекта правоотношения. Указание на необходимость для объекта правоотношения такого юридического значения мы уже приводили выше, при изложении точки зрения на проблему, высказанной В.Н. Протасовым [76].

Представляется, что одним из важных качеств правового режима является возможность его изменения. С точки зрения субъектов гражданских правоотношений интерес представляет изменение индивидуального правового режима того явления объективной действительности, которое является его носителем. Очевидно, что если правовой статус этого явления таков, что не допускает изменения правового режима в желаемом для сторон направлении, а сам правовой статус, как отмечалось выше, не может быть подвергнут изменению по усмотрению сторон, то правоотношение, направленное на изменение правового статуса, не может иметь места. С другой стороны, если императивные нормы, определяющие правовой статус явления, допускают возможность изменения правового режима этого явления, то есть допускают возможность установления, изменения и прекращения субъективных прав и обязанностей в отношении этого явления, то правоотношение, направленное на установление, изменение или прекращение правового режима названного явления, будет допустимым.

Таким образом, для субъектов правоотношения непосредственный интерес представляет изменение правового режима именно в части установления, изменения или прекращения их [77] субъективных прав и обязанностей. Это, однако, не означает, что только в этой, изменяемой своей части правовой режим является объектом правоотношения.

Представляется, что объект правоотношения, кроме того замечания, что в качестве такового выступает правовой режим, требует еще некоторых характеристик (возможно факультативных), которые, впрочем, не расходятся с подобными характеристиками, данными объекту правоотношения с точки зрения других теоретических подходов, существующих по данному вопросу. Категория «интереса», «заинтересованности» субъектов правоотношения в объекте правоотношения, а также связанное с этим и, собственно, обуславливающее интерес описание объекта правоотношения через категорию «блага», как представляется, не без оснований присутствуют в характеристике объекта правоотношения, приводимой в различных теориях относительно объекта правоотношения, о которых было упомянуто выше [78]. Именно заинтересованность субъектов в установлении, изменении или прекращении правового режима (или его элементов) явления объективной действительности - носителя этого правового режима -делает этот правовой режим объектом данного правоотношения Интерес обязательно должен присутствовать в характеристике правоотношения вообще, поскольку само правоотношение есть продукт, обусловленный действием норм позитивного права, каковое, в свою очередь, само есть результат компромисса, сталкивающихся общественных интересов. Тем более, эта характеристика должна присутствовать при анализе гражданского правоотношения, возникновение, изменение и прекращение которого, в большинстве случаев, обусловлено имущественными интересами участников оборота. «В объекте права скрещиваются интересы управомоченного и обязанного субъектов и юридическое отношение есть отношение вынужденно разграниченных интересов. Объект права следует искать в благах, обеспечиваемых правом как цели, а не в установленном поведении, как средстве» [79].

Любое явление объективной действительности, именуемое в законе объектом гражданских прав и допускаемое, следовательно, в гражданский оборот (и вещь, и деньги, и ценные бумаги, и поведение в виде, например, работ, услуг, и объекты исключительных прав), в каждый момент времени может быть охарактеризовано совершенно определенным правовым режимом и правовым статусом в характерном для себя проявлении (материально-вещественном, деятельностном, нематериальном и т.д.). Изменение (установление, прекращение) того или иного правового режима (или отдельных его элементов) и представляет интерес для субъектов гражданских правоотношений и объект правового воздействия. Изменение (формирование, прекращение) правового режима некоего предмета (явления) представляет собой непосредственный объект правового отношения.

На этот объект направлено и содержание гражданского правоотношения - гражданские права и обязанности, существование и реализация которых ведет непосредственным образом к изменению правового режима объекта гражданского правоотношения.

О. С. Иоффе в ранее уже цитированной монографии "Правоотношение по советскому гражданскому праву» утверждает, что вопрос об объекте правоотношения должен ставиться как «вопрос об объекте правомочий и обязанностей, составляющих содержание правоотношения» [80]. С этим утверждением трудно не согласиться. Представляется, что объектом существующих и действительных с точки зрения права субъективных правомочий и обязанностей также является правовой режим явления объективной действительности, на изменение которого они и направлены.

Правоотношение, как представляется, имеет двойственную природу: во-первых, оно безусловно является порождением (результатом) правового регулирования, порождением права [81] и в этом смысле - в известной степени искусственной конструкцией [82]. С другой стороны, правоотношение есть урегулированное правом отношение общественное [83], каковое представляет собой объективную реальность и необходимость.

Строго говоря, правовое урегулирование того или иного общественного отношения, а тем более какое-либо определенное правовое регулирование (правовая модель) не есть абсолютная необходимость, не есть абсолютная ценность. То или иное общественное отношение может быть урегулировано как с помощью иных достаточно мощных социальных и психологических регулторов (таких как мораль, страх, совесть, этика и т.п.), так и тем или иным правовым способом. Следует признать, что в практической жизни такие «внеправовые» регуляторы могут иметь, подчас, гораздо большее значение, что правом и признается. Так. в области гражданского права примером тому может служить институт оспоримых сделок, которые действительны и не признаются недействительными лишь до тех пор, пока соответствующее требование не предъявлено заинтересованными лицами. А следовательно, такие сделки являются действительными, связывают стороны, порождают у сторон гражданские права и обязанности, хотя являются противоречащими законодательству. В области уголовного права одной из основных целей наказания провозглашается превенция, достигаемая воздействием такого психического явления, как страх, то есть страх перед возможным наказанием. Очевидно, что страх не может быть признан средством правового воздействия.

И анализируя правоотношение, в том числе его объект, нельзя не учитывать обоих названных факторов (правовой и «внеправовой» составляющей), являющихся, видимо, системообразующими для правоотношения. Таким образом, объект правоотношения, как и другие его элементы, включает в себя и правовую, и «внеправовую» составляющие. Правовая составляющая заключается собственно в правовом воздействии и правовом режиме объекта правоотношения как результате этого воздействия «Внеправовая» составляющая представлена тем явлением (вещью, актом поведения, нематериальным объектом и т.д.), которое и является носителем этого правового статуса, его целью и воплощением. С этих позиций можно отчасти согласиться с представителями «материально-вещественной» теории объекта правоотношения, утверждающими, что объект правоотношения не входит в структуру правоотношения [84].

Объект правоотношения, действительно, не следует включать в структуру правоотношения, если речь идет о собственно вещи, а не о ее правовом режиме. Что же касается понимания объекта правоотношения в его правовой составляющей, то есть в части именно правового режима, то здесь не должно быть никаких сомнений относительно того, что объект является важнейшим структурным элементом правоотношения.

Наиболее общие границы гражданского правового режима определяются нормами позитивного права, очерчивающими возможный правовой режим объекта. Одной из основных характеристик в этом плане явллется оборотоспособность объектов Наряду с этим, правовой статус явления включает и существующие субъективные права и обязанности в отношении этого явления, притязания, ограничения и иные подобные моменты, имеющие юридическое значение.

В качестве предметного перечня возможных объектов (во «внеправовом» смысле) должно быть признано все, признаваемое объектом гражданских прав, что относит данную точку зрения к числу теорий множественности правовых объектов.

Таким образом, важным с позиции права, является не сама вещь и не само поведение (действие, деяние), но то правовое значение, правовой режим, который присваивается этому явлению в силу' позитивного права и который воплощается в субъективных правах и обязанностях.

Правовой режим, в ряде случаев, не является однородным, сформированным в рамках одного правового института. Некоторые объекты выступают в таком качестве (в качестве носителей правового режима) в различных отраслях права.

Так, земельные участки, в целом ряде случаев являются объектами не гражданского (или не только гражданского), но административного или государственного права. При этом, если правовое значение того или иного участка лежит в основном в области права административного или государственного, то гражданско-правовое воздействие на правовой режим данного участка может быть сведено вовсе к нулю.

С другой стороны, один и тот же земельный участок может испытывать на себе воздействие сразу нескольких отраслей права, а следовательно - правовой режим его будет определяться нормами нескольких отраслей права. В этом случае может возникнуть вопрос о конкуренции или иерархии правомочий, вытекающих из различных правовых оснований и принадлежащих разным или одному субъектам. Так, по общему правилу, собственник вправе владеть, пользоваться и распоряжаться вещью по своему усмотрению. Однако того же нельзя сказать о собственнике земельного участка, который в использовании такового связан установленным целевым назначением' участка. И с другой стороны, соответствующий государственный уполномоченный орган можег изменить целевое назначение земельного участки, хотя таковой орган и не является собственником или представителем собственника.

Таким образом, правовой режим явления может определяться как результат воздействия норм нескольких отраслей права, не исключено, что и нескольких правовых систем. Гражданско-правовой режим явления будет исчерпываться почти исключительно гражданско-правовым регулированием, направленным на него. При этом некоторые гражданско-правовые возможности (возможности, предоставляемые субъекту в силу гражданского права) могут быть поглощены соответствующими запретами, установленными, например, средствами административного права. Равным образом, возможной является ситуация применения гражданско-правовых средств защиты против необоснованно, с точки зрения гражданского права, установленных административных запретов, ограничений и т.п.

Как представляется, понимание проблемы «объекта гражданского правоотношения» должно базироваться на понимании того обстоятельства, что правовое регулирование в целом есть явление гуманитарного, а не естественного порядка, то есть - в большой степени искусственное, привнесенное, созданное разумом. А в этом случае, представляется ошибочным пытаться отыскать объект именно правового отношения в сфере естественного, если угодно - природного порядка вещей. Абсолютно верным представляется утверждение о том, что связь объекта правоотношения с другими элементами правоотношения заключается и выражается в том, что объект испытывает (или должен испытывать) на себе некоторое воздействие или влияние со стороны других элементов правоотношения. Очевидным представляется, что влияние может быть эффективным только в том случае, когда природа такого влияния будет соответствовать природе объекта, и наоборот. Какое же влияние способно оказать право, правовое peгулирование в широком смысле?

Более или менее очевидно, что воздействие это будет иметь гуманитарный характер. Но по той же самой причине воздействие это не может быть направлено на поведение человека, его волю, не может их определять абсолютным образом. Более того, пред-ставляется, что право никогда и не ставило перед собой такой задачи. Эта задача ставится и более или менее успешно решается иными социальными регуляторами: такими, как мораль и религия, например; в известной степени - страхом как психологическим регулятором поведения. Право лишь устанавливает некоторую, дозволенную с точки зрения общества (или государства), меру возможного и меру должного поведения, а также санкцию за несоблюдение этих мер.

Принципы, на которых базируется право, существенным образом отличаются от законов существования материально-вещественного мира и законов психофизиологической деятельности. Следовательно, нужно четко различать два пласта действительности: правовой и «внеправовой». И искать объяснение понятия «объект правоотношения» следует именно в однородной са-мому понятию среде - то есть в сфере правового регулирования, а не в сфере объективного (природного) порядка вещей. Представляется, что эффективное и конструктивное правовое воздействие возможно лишь в сфере существования, в сфере жизни права, а не в какой-либо иной, инородной для права области.

Что же является результатом правового воздействия, результатом самого существования права, целью его существования?

Ответ на этот вопрос будет в частностях несколько отличаться для различных отраслей права. Но представляется, что в общем плане ответ состоит в том, что право устанавливает некий правовой режим, который, в силу этого (в силу того, что он установлен правом), является заранее известным участники! правоотношения, по поводу того или иного явления объективной действительности. Само это явление объективной действительности существует (проявляется, изменяется и исчезает) независимо от наличия или отсутствия какого-либо определенного правового регулирования или даже правового регулирования вообще. Однако наличное правовое регулирование данного явления объективной действительности придает ему совершенно определенное в рамках данного правопорядка значение - правовое значение или правовой режим. При этом правопорядок может признавать или отрицать за определенными явлениями фактического порядка то или иное правовое значение, ставить их в зависимость друг от друга и т.п. И объектом правового воздействия всегда будет яв-ляться именно этo правовое значение, правовой режим явления объективной действительности.

Представляется, что в этой же плоскости, то есть в плоскости изменения (установления, прекращения) правового режима того или иного явления объективной действительности лежат и интересы участников правоотношения. Так, именно приобретение субъективного права собственности (права пользования и владения) представляет правовой интерес для приобретателя (арендатора) какого-либо определенного имущества (а не просто фактическое завладение этим имуществом). А значит, интерес для него состоит в том, чтобы установить или изменить правовой режим явления объективной действительности (в данном случае - вещи) таким образом, чтобы одной из его составляющих стало его субъективное право.

Для гражданского правоотношения объектом будет являться правовой режим некоторого определенного имущества (разновидности имущества). Правовой режим складывается как из содержащихся в позитивном праве объективно-правовых моделей, так и из основанных на них субъективно-правовых притязаний.

Рассмотрение же вопроса об одной из разновидностей объектов гражданских прав, таким образом, сводится, во-первых, к уяснению места носителя такого статуса в ряду прочих явлений объективной действительности, статус которых является объектом гражданско-правового регулирования; а во-вторых, к определению возможного правового режима этого явления во всем многообразии гражданских правоотношений. Первая часть исследования даст нам гражданско-правовое понятие соответствующего явления, а вторая - поможет раскрыть его правовой режим хотя бы в существенных его чертах.

Что же касается соотношения понятии «объекты гражданских прав», «объекты субъективных прав», «объекты правового регулирования» и «объект гражданского правоотношения», то следует признать их тождество в части их «внеправовой» составляющей (естественно, применительно к данному объекту) и различие в части правовой составляющей, которое заключается в том. на каком уровне правового воздействия формируется правовое значение (правовой режим) данного объекта: на уровне импе-ративных норм позитивного права, где определяется сама отно-симость явления к числу объектов rгражданско-правового регули-рования и числу объектов гражданских прав (правовой статус) или на уровне субъективно-правовых притязаний, которые возможны лишь в рамках конкретного правоотношения.

Выше анализировалось понятие «объект правоотношения» в общем плане. Однако вся классификация объектов гражданских прав не имела бы, на наш взгляд, смысла, если бы не существовало каких-либо значимых с точки зрения права отличий между ними. Вместе с тем, как отмечалось, какие-либо значимые с точки зрения юриспруденции отличия могут лежать исключительно в области правового режима той или иной разновидности объектов. Таким образом, именно эти отличия правового режима той или иной разновидности объектов гражданских прав и составляют основу их классификации.



← предыдущая страница    следующая страница →
1234




Интересное:


Контрактации - проблемы правового регулирования
Теоретические аспекты понятия, содержания и значения гражданско-правового договора и их отражение в законодательстве РФ
Наследство как объект права общей собственности наследников по закону и по завещанию
Принцип свободы гражданско-правового договора - основополагающий принцип гражданского права в условиях рыночной экономики
Необходимость совершенствования теории и практики применения института эмансипации несовершеннолетних
Вернуться к списку публикаций