2015-04-23 21:18:37
ГлавнаяГражданское право и процесс — Договор строительного подряда в системе гражданско-правовых договоров



Договор строительного подряда в системе гражданско-правовых договоров


Место договора строительного подряда в системе гражданско-правовых договоров.

Юридическая природа договора строительного подряда определяет место рассматриваемого договора в системе договорного права. Построенная на объективных признаках система договорного права позволяет правильно толковать не только совокупность образующих ее норм, но и оказывает существенную помощь в формировании правовых суждений.

Система договорного права как множество взаимосвязанных элементов может быть сформирована по признаку направленности [1], который отражает экономическую сущность общественных отношений, определяющих основу соответствующего договора. Направленность обусловлена интересом сторон, которым они руководствуются, вступая в обязательственные правоотношения.

По признаку направленности можно выделить договоры о передаче имущества, договоры о выполнении работ, договоры об оказании услуг и договоры о совместной деятельности. Договор строительного подряда следует отнести к договорам о выполнении работ, по которым одно лицо выполняет работу в интересах другой стороны в целях достижения определенного экономического результата. При этом следует учитывать, что экономический результат достигается, как правило, созданием новой вещи в виде объекта недвижимости и обусловлен возмездностью.

Для договора строительного подряда в большей мере, чем для другого подрядного договора, характерно смешение элементов различных гражданско-правовых конструкций. В юридической литературе справедливо отмечалось, что договор строительного подряда, помимо чисто подрядных, опосредствует элементы целого ряда иных видов отношений: поставки, имущественного найма, услуг, хранения, перевозки и некоторых других [2].

В связи с этим полагаем целесообразным охарактеризовать соотношение договора строительного подряда со смежными гражданско-правовыми конструкциями, что позволит выявить дополнительные квалифицирующие признаки рассматриваемого договора.

В науке гражданского права часто дискутируется вопрос о разграничении договоров подряда и договоров о передаче имущества в собственность или иное вещное право [3].

Применительно к нашему исследованию, полагаем, требует научного осмысления соотношение договора строительного подряда и договора купли-продажи зданий и сооружений.

Следует отметить, что оба договора являются консенсуальными, двухсторонними и возмездными. Имеется определенное сходство применительно к существенным условиям договора, например, оба договора не считаются заключенными, если в них не определена цена. Передача объекта недвижимости в договоре строительного подряда и купли-продажи оформляется актом, свидетельствующим об исполнении обязанностей сторон. Это обуславливает субсидиарное применение норм договора купли-продажи в регулировании отношений по договору строительного подряда [4].

На наш взгляд, отождествлять договор строительного подряда и договор купли-продажи здания (сооружения) не следует по ряду обстоятельств.

Во-первых, различия рассматриваемых договоров могут усматриваться в предмете. Договор строительного подряда заключается по поводу не собственно строительных работ, а работ и их результата. В договоре купли-продажи здания в обязанность одной из сторон входит лишь передача объекта, а сам процесс его изготовления остается за рамками правового поля. При этом, как отмечал В.Ф. Яковлев, не имеет значения, кем вещь изготовлена [5].

В связи с этим И.Г. Кобленц указывал на то, что в договоре подряда подрядчик обязуется создать своею деятельностью определенный результат, в то время как в договоре купли-продажи передается одной из сторон определенное количество вещей [6].

Следовательно, если договор регулирует процесс осуществления строительных работ по созданию объекта недвижимости, то налицо договор строительного подряда. Если же стороны в качестве исполнения обязанностей предусматривают только передачу вещи, то речь идет о договоре купли-продажи.

Во-вторых, в договоре строительного подряда и договоре купли-продажи стороны преследуют различные цели. Если в договоре купли-продажи недвижимости отчуждатель имеет цель перенести право собственности на объект недвижимости за определенную плату, то в договоре строительного подряда подрядчик имеет цель получить вознаграждение за выполненные им строительные работы.

Интерес получателя объекта недвижимости по договору строительного подряда удовлетворяется за счет выполнения обязанным лицом строительных работ и передачи их результата. В договоре купли-продажи недвижимости интерес покупателя удовлетворяется за счет готовой, кем-то изготовленной вещи.

В-третьих, по договору купли-продажи здания, сооружения покупателю одновременно с передачей права собственности на такую недвижимость передаются права на ту часть земельного участка, которая занята этой недвижимостью и необходима для ее использования (со ст. 552 ГК РФ).

В договоре строительного подряда собственником или титульным владельцем земельного участка, где ведется строительство, изначально является заказчик, поэтому перехода права собственности и иных вещных прав на земельный участок не происходит.

Следует учитывать, что Венская конвенция, посвященная международному договору купли-продажи [7], проводит разграничение договора купли-продажи и подряда по объему материалов, предоставленных подрядчиком. Так, использование подрядчиком существенной части собственных материалов придает отношениям сторон характер купли-продажи.

Проблема разграничения договора строительного подряда и купли-продажи в ряде случаев оказывается трудно разрешимой. В частности, если стороны заключили договор на переработку из давальческого сырья [8], или толлинг. Особенность этого договора состоит в том, что предприятие, обрабатывающее сырье, в оплату выполненной работы приобретает вместо денег право собственности на долю в изготовленной продукции [9].

Относительно правовой природы договора толлинга высказывались различные точки зрения. Так, например, Б. Патушинский [10] и ряд других ученых [11] признавали этот договор разновидностью поставки. О.Н. Садиков полагает, что договор на переработку из давальческого сырья следует признавать смешанным [12].

На наш взгляд, договор на переработку из давальческого сырья является смешанным договором, который содержит элементы договора строительного подряда и поставки. Например, подрядчик использует в процессе возведения объекта недвижимости материал заказчика, а вместо оплаты приобретает право собственности на часть недвижимости. Поэтому в силу ч. 3 ст. 421 ГК РФ к такому смешанному договору должны применяться в соответствующей части правила договора строительного подряда и поставки.

Вместе с тем в правоприменительной практике иногда возникают сложности в разграничении договора строительного подряда и поставки.

Договор поставки по своей юридической природе является соглашением, по которому поставщик обязуется передать в обусловленный срок производимые или закупаемые им товары, в чем усматривается определенное совпадение с договором строительного подряда.

Такое совпадение в ряде случаев вызывает затруднение в квалификации отношений судебными органами. Так, например, ОАО «Оренбургмолоко» обратилось с иском в арбитражный суд к научно-техническому центру «Конструктор-сервис» о взыскании денежных сумм. Из материалов дела усматривалось, что истец выполнял поставку и монтаж павильона. Суд второй инстанции квалифицировал отношения как подрядные, однако Высший Арбитражный Суд указал на смешанный характер этого договора [13].

На наш взгляд, договор строительного подряда и поставки нельзя признать тождественными по следующим основаниям.

Во-первых, в договоре строительного подряда заказчик имеет право требовать расторжение договора, если подрядчик выполняет работу столь медленно, что становится очевидным невозможность выполнения работы в обусловленный срок. В договоре поставке у заказчика такое право отсутствует.

Во-вторых, по договору строительного подряда заказчик может в случае ненадлежащего выполнения строительных работ подрядчиком и обнаружения недостатков потребовать их устранения. Если подрядчик отказывается устранить недостатки, их устранение может быть поручено заказчиком третьему лицу за счет вознаграждения подрядчика. В договоре поставки заказчик такими правами не наделен.

В-третьих, в договоре поставки предметом могут выступать только движимые вещи. Об этом свидетельствуют правила отгрузки (передачи) товара, установленные статьями 509-510 ГК РФ. Предметом договора строительного подряда является индивидуально-определенная недвижимая вещь.

Следует также учитывать, что объект недвижимости в договоре строительного подряда является результатом труда, работы подрядчика, поскольку договор регулирует не только сферу обмена материальными ценностями, но и сам процесс производства работ. Договор поставки регулирует отношения поставщика с покупателем, которые складываются лишь при передачи уже готовой к потреблению вещи.

Особый интерес в науке гражданского права вызывает вопрос разграничения договора подряда и возмездного оказания услуг. Это обусловлено тем, что договор возмездного оказания услуг представляет собой соглашение, по которому исполнитель обязуется по заданию заказчика оказать услуги (совершить определенные действия или осуществить определенную деятельность), а заказчик обязуется оплатить эти услуги (согласно ст. 779 ГК РФ) [14].

Таким образом, понятие договора возмездного оказания услуг содержит признаки договора строительного подряда. В частности, общими моментами выступает то, что действия осуществляются по заданию заказчика на возмездной основе.

Полагаем в рамках исследования целесообразным провести соотношение между этими договорами.

Анализ существующих в науке позиций применительно к соотношению договора подряда и возмездного оказания услуг позволяет выделить три самостоятельных направления.

Ряд ученых полагает, что работа и подрядные обязательства выступают более широкими понятиями по отношению к понятию услуги [15]. Другие, наоборот, рассматривают выполнение работ в качестве разновидности услуги [16].

В рамках отдельного направления позиция О.С. Иоффе [17], Н.А. Баринова [18], В.Ф. Яковлева [19] сводилась к тому, что категории договор подряда и договор возмездного оказания услуг являются самостоятельными договорными конструкциями в гражданском праве.

Отсутствие применительно к этому вопросу единой концепции, видимо, обусловлено тем, что в науке советского гражданского права договор возмездного оказания услуг не выделялся в самостоятельный вид. Однако обоснованно затрагивался вопрос о соотношении понятий услуга, сфера обслуживания и сфера услуг [20], что послужило, на наш взгляд, предпосылкой нормативного закрепления договора возмездного оказания услуг в действующем законодательстве.

На наш взгляд, договор строительного подряда и договор возмездного оказания услуг следует разграничить по ряду признаков.

Согласно ст. 128 ГК РФ, работы и услуги выделены законодателем как самостоятельные объекты гражданских прав. И работы, и услуги представляют результат целенаправленной трудовой деятельности и обладают потребительской стоимостью. Выплаты, поступающие за произведенные работы и оказываемые услуги, подчиняются единому экономическому режиму.

О.М. Щуковская отмечает, что договор подряда и возмездного оказания услуг имеют единое историческое основание – обязательства личного найма [21]. Оба договора функционально реализуются через направленную деятельность – труд, как правило носящий личный характер. Однако, в отличие от договора возмездного оказания услуг, в договоре строительного подряда возможно привлечение субподрядчиков, т.е. выполнение работ третьими лицами.

В толковых словарях русского языка понятие «услуга» имеет довольно много значений. При этом основным либо единственным [22] является следующее объяснение: «Услуга... действие, приносящее пользу, помощь другому» [23]. Можно отметить, что и работа представляет собой действие, которое приносит пользу другому. Интересным представляется высказывание К. Маркса, когда деньги обмениваются на труд, который не производит капитала, т.е. на непроизводственный труд, этот труд покупается как услуга [24].

Отличие договора строительного подряда и возмездного оказания услуг, на наш взгляд, усматривается в направленности деятельности. Целью договора строительного подряда является создание или реконструкция объекта недвижимости. Во всех случаях такая деятельность преследует материальный результат. В договоре возмездного оказания услуг деятельность не преследует материального результата [25].

Следует обратить внимание, что в договоре строительного подряда заказчика не интересует, какие приемы и способы использует подрядчик для того, чтобы добиться постройки здания или сооружения. При возмездном оказании услуг приемы и способы их оказания, личность исполнителя имеют принципиальное значение. Эффект потребления при оказании услуг проявляется по мере оказания услуги и неотделим от нее. В то время как использование объекта строительства по целевому назначению происходит после завершения работ и сдачи объекта в эксплуатацию.

Оказание услуг не предполагает передачу результата труда, как в договоре строительного подряда. В связи с этим Л.Г. Максимец отмечает, что взаимные усилия сторон в формировании полезного эффекта деятельности, сопровождаемые конечным результатом, отвечают юридической конструкции подряда, а не услуг [26].

Результат договора строительного подряда, если иное не установлено законом, возможно предъявить возврату. Иными словами, в договоре строительного подряда

пока выполняются работы, еще нет результата, а как только такой результат появился, то сами работы уже завершены [27]. Возвратить же результат услуги вряд ли возможно.

Услуги представляют собой действия, не направленные на достижение материального результата, а направленные на достижения иных положительных эффектов. По этой причине мы не можем согласиться с мнением Е.Д. Шешеина о том, что строительство выступает своего рода услугой [28].

Договор строительного подряда является не единственным договором о выполнении работ в системе гражданско-правовых договоров. Применительно к строительству следует выделить договор на выполнение опытно-конструкторских работ как договор, по которому исполнитель обязуется разработать новое изделие, конструкторскую документацию на него или новую технологию, а заказчик обязуется принять работу и оплатить ее [29].

Договор на выполнение опытно-конструкторских работ включает в себя признаки, характерные для договора строительного подряда. В качестве общих признаков можно выделить консенсуальность, возмездность, выполнение работы по заданию контрагента, возможность привлечения субподрядчиков, выполнение работы к сроку, а также результат работы в виде нового изделия.

В юридической литературе отмечается, что договор на выполнение опытно-конструкторских работ является самостоятельным видом гражданско-правового договора в рамках договоров подрядной группы [30].

На наш взгляд, такой подход является правильным, однако требует уточнения. В соответствии с законом от 23 августа 1996 г. «О науке и государственной научно-технической политике» [31] работы, выполняемые по договору на выполнение опытно-конструкторских работ, представляют собой исследования, направленные преимущественно на применение новых знаний для достижения практических целей и решения конкретных задач.

Поэтому следует согласиться с мнением А.П. Сергеева о том, что на исполнителя по договору опытно-конструкторских работ возлагается, в сущности, решение творческих задач, которые нельзя точно предопределить заранее [32].

Исполнитель по этому договору не может гарантировать достижение ожидаемых результатов, а в своей деятельности руководствуется не только техническими нормами, как в договоре строительного подряда, но и новейшими достижениями науки и техники. От того, на сколько правильно будут учтены достижения, зависит уровень качества будущей продукции. Более того, в ходе выполнения работ исполнителем могут быть получены отрицательные результаты, что не является нарушением договора, а рассматривается сторонами как один из вариантов их исполнения. В договоре строительного подряда результат работы не носит вероятностный характер.

Договор строительного подряда и договор на выполнение опытно-конструкторских работ следует также разграничивать по предмету. Договор на выполнение опытно-конструкторских работ предполагает появление движимой вещи.

Но и результат работ по договору на выполнение опытно-конструкторских работ нередко представляет собой объект исключительных прав. В связи с этим исполнение договора на опытно-конструкторские работы обычно попадает в сферу действия Патентного закона РФ от 23 сентября 1992 г. [33] и закона Российской Федерации от 9 июля 1993 г. «Об авторском праве и смежных правах [34].

Следует также учитывать, что в соответствии с п. 3 ст. 769 ГК РФ риск случайной невозможности исполнения договора на выполнение опытно-конструкторских работ несет заказчик, в то время как в договоре строительного подряда риск перекладывается на подрядчика.

Думается, что иное решение вопроса о риске в договоре опытно-конструкторских работ связано с наличием творческого элемента и высокой вероятностью неполучения результата работы. Если бы риск лежал на исполнителе, то при выполнении работы использовались бы обычные приемы, что вряд ли могло стимулировать активность исполнителя и гарантировать достижение творческого результата.

Таким образом, анализ соотношения договора строительного подряда и договора на выполнение опытно-конструкторских работ дает основание утверждать, что, несмотря на наличие общих признаков, это договоры различного типа.

В правоприменительной практике получил широкое распространение договор о совместной деятельности, по которому один из участников выполняет работу, а участие другого выражается в предоставлении для строительства необходимых денежных средств, материалов, земельного участка и т.д. [35]. При этом готовый объект впоследствии делится между участниками.

Следует отметить, что отношения между участниками при осуществлении совместного строительства могут быть урегулированы договором простого товарищества [36] и другими непоименованными договорами, например договором долевого участия в строительстве [37], на что указывается в юридической литературе [38].

В ряде случаев суды затрудняются в квалификации отношений, которые складываются между участниками строительной деятельности. При этом не всегда очевидно, какие нормы следует применять – правила о строительном подряде или о совместной деятельности. Так, например, АО «Саратовавтотранс», управление капитального строительства Саратова и ЗАО «Саратовский домостроительный комбинат» заключили договор на строительство жилого дома. По этому договору УКС Саратова принимает долевое участие в строительстве, а АО «Саратовавтотранс» после сдачи дома в эксплуатацию обязуется передать последнему жилую площадь. В связи с удорожанием строительства между сторонами возник спор. Суд кассационной инстанции, как впоследствии указал Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ, неправомерно применил нормы договора строительного подряда п. 1 ст. 743 ГК РФ, в то время как отношения сторон должны регулируются договором простого товарищества [39].

Компания «Алекс» предъявила иск о внесении изменений в договор строительного подряда в арбитражный суд к государственной архитектурно-строительной академии. Однако из материалов дела усматривалось, что между сторонами сложились правоотношения, по которым участники договора действовали совместно для достижения общей цели [40].

Совместная деятельность по строительству объектов недвижимости может регулироваться нормами гл. 55 ГК РФ «Договор простого товарищества». Согласно ст. 1041 ГК РФ, по договору простого товарищества двое или несколько лиц обязуются соединить свои вклады и совместно действовать без образования юридического лица для достижения определенной общей цели.

Следует учитывать, что правовое поле общецелевых договоров может пересекаться с другими договорами, в частности с договором строительного подряда, что вызывает необходимость разграничения этих правовых конструкций. Особенно такое разграничение становиться актуальным, когда в качестве вклада в общее дело товарищ предоставляет выполнение подрядных работ.

Обращает на себя внимание, что в договоре строительного подряда интересы заказчика и подрядчика противоположны, они могут совпадать только в смысле встречной противоположной направленности. В то время как в договоре простого товарищества они совпадают и направлены на общую конечную цель – получение в собственность объекта недвижимости.

В связи с этим М.И. Брагинский отмечает, что договор простого товарищества регулирует внутренние отношения между теми, кто осуществляет деятельность, в то время как подряд имеет предметом деятельность как таковую и соответственно охватывает отношения между тем, кто осуществляет деятельность, и тем, для кого она осуществляется [41].

Наличие общей цели выражается в том, что ни один из товарищей не покупает у другого товарища работу. Взнос каждого соединяется со взносом остальных. В связи с тем, что в договоре простого товарищества общая цель, то ни один из товарищей не вправе обогащаться за счет другого. Это означает, что взнос участника в совместную деятельность должен погашать лишь соответствующую долю затрат части строительства, в него не может закладываться прибыль какого-либо товарища [42].

В отличие от договора строительного подряда, где подрядчик организационно независим, в договоре простого товарищества предполагается общее управление делами. Покрытие общих расходов и убытков, связанных с совместной деятельностью, определяется соглашением товарищей, а при отсутствии такого соглашения, согласно ст. 1045 ГК РФ, расходы и убытки товарищи несут пропорционально своим вкладам в общее дело [43].

Если строительство предполагает устройство временных сооружений или помещений, то расходы возмещаются всеми товарищами [44]. Видимо, это обусловлено тем, что имущество товарищей, согласно ст. 1043 ГК РФ, подпадает под режим общей долевой собственности, что предполагает совместное бремя содержания имущества. В договоре строительного подряда обязанность предоставить подрядчику временные сооружения лежит на заказчике, следовательно, он несет самостоятельно расходы на их устройство. Эти расходы не могут быть включены в смету строительства основного объекта.

Цель совместной деятельности сводится к созданию имущества «для себя». Поэтому, если в строительстве участвуют субподрядчики, нельзя сказать что их деятельность является общей и регулируется нормами гл. 55 ГК РФ.

Обращает на себя внимание также то, что в договоре простого товарищества один из товарищей может отказаться от дальнейшего участия в совместной деятельности, однако сам договор продолжает существовать, если в нем остаются еще более двух товарищей. В договоре строительного подряда отказ одной из сторон от договора влечет его прекращение.

Думается, что квалифицирующими признаками договора простого товарищества являются совместная деятельность для достижения общей цели, соединение вкладов для осуществления этой деятельности и, как следствие, возникновение общей долевой собственности [45].

В договоре строительного подряда между заказчиком и подрядчиком в отношении объекта строительства режима общей долевой собственности не возникает.

Таким образом, при квалификации правоотношений, возникающих в процессе осуществления строительства суды должны обращать внимание на признаки договора простого товарищества, что позволит провести разграничение с договором строительного подряда.

Вместе с тем наибольшую сложность в разграничении договора строительного подряда и договора о совместной деятельности представляет получивший широкое применение на практике договор долевого участия в строительстве. Это непоименованный договор, суть которого сводится к тому, что физическое лицо принимает долевое участие в строительстве конкретного жилого дома путем вложения денежных средств, а юридическое лицо на привлеченные им денежные средства осуществляет строительство, по окончании которого физическое лицо получает в собственность квартиру [46].

Такое понимание договора долевого участия в строительстве подтверждается материалами судебной практики [47].

Но при этом договор долевого участия в строительстве отличается от договора простого товарищества, поскольку в нем может отсутствовать единая цель. Кроме того, в договоре долевого участия в строительстве отсутствует общее управление, которое характерно для договора простого товарищества.

А.Б. Савельев отмечает, что в отличие от договора простого товарищества, договор о долевом участии в строительстве не требует по существу объединения имущества [48].

Следует также отметить, что в договоре долевого участия в строительстве организация, как правило заказчик, не выделяет каких-либо средств на свое содержание. Такая обязанность лежит на дольщиках. К тому же если дольщик сделал взнос, то этот взнос соединяется с взносами остальных дольщиков, не образуя общей долевой собственности, характерной для договора простого товарищества.

Общая долевая собственность не может возникнуть в отношении объекта строительства до передачи объекта заказчику. Право общей долевой собственности возникает только на вещь, которая уже создана. Поэтому участники долевого строительства не приобретают права общей долевой собственности на объект недвижимости, пока действует договор, в рамках которого этот объект создается [49].



← предыдущая страница    следующая страница →
123456




Интересное:


Понятие подсудности и ее виды
Расторжение договора
Заключение гражданско-правового договора в общем порядке
Цель и функции неустойки
Принцип свободы договора как основополагающее начало для заключения гражданско-правовых договоров
Вернуться к списку публикаций