2015-04-23 21:10:18
ГлавнаяГражданское право и процесс — Ответственность сторон по договору строительного подряда



Ответственность сторон по договору строительного подряда


Общие положения института гражданско-правовой ответственности отличаются высокой степенью научной разработанности. Вместе с тем вопросы гражданско-правовой ответственности сторон за нарушение обязательств по договору строительного подряда, на наш взгляд, требуют специального исследования.

В юридической литературе гражданско-правовая ответственность рассматривается как одна из форм государственного принуждения, связанная с применением санкций имущественного характера [1], неуклонное осуществление своих обязанностей [2], принудительное исполнение любой обязанности [3], исключительное понуждение должника к реальному исполнению обязательства [4].

Вместе с тем в рамках проводимого исследования, полагаем, следует обратить внимание на две относительно самостоятельных концепции понятия гражданско-правовой ответственности.

О.С. Иоффе под гражданско-правовой ответственностью понимал санкцию за правонарушение, вызывающую для правонарушителя определенные последствия в виде лишения субъективных гражданских прав либо возможности новых гражданско-правовых обязанностей [5].

По мнению О.Н. Садикова, в понятие ответственности следует включать возможность отказа от договора, отказ от приемки и оплаты ненадлежащего исполнения, устранения кредитором дефектов исполнения по обязательству за счет должника [6].

Последняя позиция нам представляется весьма спорной по следующим основаниям.

Во-первых, понимание ответственности за нарушение договорных обязательств как отказ от договора, приемки и оплаты ненадлежащего исполнения охватывает и так называемые «меры оперативного воздействия» [7], под которыми следует понимать меры, обеспечивающие восстановление интересов потерпевшего [8].

Во-вторых, гражданско-правовая ответственность состоит из ряда мер, направленных на дополнительное имущественное воздействие на правонарушителя [9], не связанное с исполнением обязательства.

В-третьих, функция гражданско-правовой ответственности носит компенсационный характер и может быть реализована путем возмещения убытков и уплаты неустойки. При этом следует учитывать, что размер ответственности должен соответствовать размеру причиненных убытков.

В-четвертых, ответственность по гражданскому праву представляет собой ответственность одного участника гражданско-правовых отношений перед другим, ответственность правонарушителя перед потерпевшим [10]. Эта ответственность не может проявиться путем понуждения должника к исполнению лежащей на нем обязанности исполнить обязательство.

Поэтому под гражданско-правовой ответственностью сторон в договоре строительного подряда мы будем понимать установленные законом или договором санкции за гражданские правонарушения, вызывающие для нарушителя отрицательные последствия в виде лишения субъективных гражданских прав либо возложения на него новых или дополнительных гражданско-правовых обязанностей.

Думается, что не следует отождествлять гражданскую ответственность с последствиями неисполнения обязательства. Ответственность за неисполнение обязательства наступает в случае противоправного поведения. Вместе с тем отказ, изменение и расторжение договора по своей юридической природе представляют правомерные действия.

В связи с этим В.П. Грибанов заметил, что такие правомерные действия являются мерами самозащиты, т.е. мерами оперативного воздействия [11], но никак ни мерами имущественной ответственности.

Для наступления гражданско-правовой ответственности необходимо наличие условий: вреда, противоправности в действиях или бездействия должника, причинной связи между вредом и противоправными действиями, а также вины должника [12].

Вред, денежным выражение которого выступают убытки, представляет собой нарушение имущественной сферы лица в форме уменьшения его имущественных благ либо умаления их ценности. Наличие вреда (убытков) возможно как на стороне заказчика, так и на стороне подрядчика.

Наступление вреда при исполнении договора строительного подряда можно рассматривать как результат противоправного действия или бездействия со стороны заказчика или подрядчика. Противоправным следует признать поведение, если лицо нарушает нормы права. Противоправность может охватываться как совершением активных действий, так и бездействием.

Причинная связь – категория философии, отражающая такие объективно существующие связи в природе и обществе, в которых одни явления выступают причинами, а другие – следствием этих причин [13].

Следует учитывать, что «единый философский подход» применительно к теории причинной связи отсутствует. «Причинная цепь непрерывна, отношения в ней подобны отношениям основания и следствия. По мере надобности из них выделяется какое-то звено, рассматриваемое как причина, и другое, связанное с ним во времени, рассматриваемое как следствие» [14].

Полагаем, в качестве причины наступления неблагоприятных последствий может рассматриваться совокупность действия одной стороны по договору строительного подряда с бездействием другой [15].

Вина является психическим отношением лица к своему поведению, что может проявляться в виде умысла или неосторожности [16]. Это психологическое отношение к совершаемому деянию проявляется в интеллектуальных (осознавал – не осознавал возможность причинения вреда) и волевых началах (желал – не желал причинения вреда).

Действующее гражданское законодательство почти не содержит указаний на то, за какие конкретные правонарушения какие виды санкций и в каком объеме следует применять в случае нарушения обязательств по договору строительного подряда. Регулирование вопросов установления конкретных санкций ложится почти полностью на усмотрение сторон [17].

На наш взгляд, такой подход законодателя препятствует реализации стимулирующей, предупредительной и штрафной функции гражданско-правовой ответственности, поскольку не способствует предотвращению возможных правонарушений. Участники строительства при составлении договора строительного подряда в разделе «Ответственность сторон» вынуждены делать ссылку на действующее законодательство, не предусматривая отдельные составы правонарушений.

Строительство – сложный процесс, имеющий специфику в регулировании складывающихся различного рода отношений. Полагаем, такая же специфика должна быть отмечена законодателем при конструировании составов гражданских правонарушений и особенности привлечения к ответственности участников строительства.

Вместе с тем следует учитывать, что в ряде случаев неправильное осуществление строительства влечет за собой административную и уголовную ответственность. Так, например, КоАП РФ предусмотрена ответственность за нарушение требований нормативных документов в области строительства (ст. 9.4), нарушение установленного порядка строительства объектов, приемки, ввода их в эксплуатацию (ст. 9.5).

На наш взгляд, целесообразно объединить различные составы правонарушений участников строительства в единый нормативный акт. Такой подход может быть реализован в рамках предложенного нами федерального закона «О строительстве в Российской Федерации» и обладает рядом преимуществ.

Во-первых, в этом законе будут предусмотрены отдельные составы гражданских правонарушений, а также пределы юридической ответственности. Это позволит участникам строительства правильно сформировать условия договора строительного подряда и иных договоров, обеспечивающих процесс строительства.

Во-вторых, детальная проработка отдельных оснований юридической ответственности с учетом технических предписаний в строительстве позволит увеличить требования, предъявляемые к качеству выполняемых работ, избежать обрушения конструкций, а значит, исключить возможность наступлений событий, связанных, например, с обрушением аквапарка в Москве в 2004 г.

В-третьих, в рамках предложенного закона «О строительстве в Российской Федерации» требуется детальная проработка вопросов внедоговорной ответственности участников строительства.

В-четвертых, в законе «О строительстве в Российской Федерации» необходимо предусмотреть нормы, регламентирующие ответственность всех субъектов, вовлеченных в процесс строительства, включая координирующие и государственные органы.

Принимая во внимание, что вопросы ответственности сторон за нарушение обязательств в договоре строительного подряда являются предметом отдельного исследования, остановимся лишь на некоторых проблемах этого института.

Обращает на себя внимание, что, согласно ст. 754 ГК РФ, подрядчик несет ответственность перед заказчиком за допущенные отступления от требований, предусмотренных в технической документации и в обязательных для сторон строительных нормах и правилах, а также за недостижение указанных в технической документации показателей объекта строительства.

В этом случае отступления от договора и технических норм делают непригодным для дальнейшего использования объект строительства. Поэтому на основании ч. 1 ст. 723 ГК РФ заказчик имеет право по своему выбору потребовать от подрядчика безвозмездного устранения недостатков в разумный срок, соразмерного уменьшения установленной цены, возмещение расходов, которые понес заказчик, самостоятельно устраняя недостатки.

Если выявленные недостатки в работе являются существенными, заказчик вправе отказаться от оплаты выполненных работ и потребовать возмещения убытков. Учитывая вышеизложенное, полагаем, что законодатель отождествляет понятия ответственность и меры оперативного воздействия.

В частности, нельзя признать мерой ответственности безвозмездное устранение недостатков и отказ заказчика от исполнения договора, поскольку в данном случае не возникает дополнительных невыгодных имущественных последствий у неисправного должника. Такого рода меры направлены на реализацию исполнения самого обязательства [18]. Они должны применяться независимо от вины подрядчика. Напротив, возмещение убытков является мерой гражданско-правовой ответственности, которая применяется лишь при наличии вины подрядчика.

Подрядчик несет ответственность за недостатки, обнаруженные в пределах гарантийного срока, если не докажет, что они произошли вследствие нормального износа объекта или его частей, неправильной его эксплуатации, ненадлежащего ремонта, произведенного самим заказчиком или привлеченными им третьими лицами.

Представляется, что под нормальным износом следует понимать установленное техническими требованиями состояние строительных конструкций после определенного периода правильной эксплуатации, т.е. эксплуатации в соответствии с назначением и режимом здания. Осуществление ненадлежащего ремонта может рассматриваться как замена строительных конструкций, повлекшая в будущем невозможность использования здания (сооружения) по назначению либо использование здание (сооружения) с существенными ограничениями.

В соответствии с п. 2 ч. 1 ст. 754 ГК РФ при реконструкции здания или сооружения на подрядчика возлагается ответственность в случае снижения или потери прочности, надежности, устойчивости здания, сооружения или его части. Вместе с тем обращает на себя внимание ряд моментов, которые не определены в законе, но могут повлиять на условия ответственности и реализацию имущественных санкций заказчика в отношении подрядчика.

Во-первых, законодатель вводит термины реконструкция, прочность, надежность, устойчивость, которые используют в точных науках. Вместе с тем в действующем гражданском законодательстве они не раскрывается.

Во-вторых, требует уточнения вопрос о том, в каких пределах должно произойти снижение технических параметров конструкций, для того чтобы наступила гражданско-правовая ответственность подрядчика, и каким образом определить эти пределы.

В СНиП определяются такие технические параметры, как прочность, устойчивость, надежность зданий и сооружений и ряд других. Эти параметры должны соблюдаться при осуществлении любого этапа строительной деятельности, начиная от проектирования и заканчивая эксплуатацией объекта.

Следует отметить, что при проектировании, перевозке, монтаже конструкций необходимо соблюдение двух основных параметров – прочности и жесткости, а для железобетонных конструкций еще и трещиностойкости.

Прочность – это состояние конструкции, при котором она способна сопротивляться внешним нагрузкам без допущения разрушения. Жесткость – это состояние конструкции, при котором она способна удовлетворять нормальным условиям эксплуатации (прогибы, углы поворота, деформации и т.д. не должны превышать предельно допустимых значений). Трещиностойкость – это состояние конструкции, при котором в ней образуются под воздействием деформаций трещины, не превышающие предельно допустимые параметры. Предельно допустимые значения прочности, жесткости, трещиностойкости устанавливаются соответствующими СНиП. [19].

Ч. 1 п. 2 ст. 754 ГК РФ при реконструкции здания (сооружения) предусматривает ответственность подрядчика за снижение или потерю только прочности здания, сооружения или его части. Так, если подрядчик выполнит строительные работы, соблюдая при этом требования прочности, обрушения конструкции здания или сооружения не произойдет.

Однако если конструкция будет иметь прогибы и трещины больше допустимых, то это делает невозможным нормальную эксплуатацию не только самой конструкции, но и всего пространства, которое она закрывает, и, как следствие, приводит к нарушению эстетических требований, предъявляемых к части здания и сооружения. Но привлечь подрядчика к гражданско-правовой ответственности не представляется возможным, так как в действующем законодательстве не предусмотрены соответствующие условия наступления ответственности.

Одним из вариантов решение проблемы может стать закрепление в ч.1 п.2 ст.754 ГК РФ термина «жесткость» в качестве одного из условий наступления ответственности подрядчика. Однако такой подход имеет один существенный недостаток: в законе фактически будет предусмотрено перечисление основных технических параметров здания и сооружения. Вместе с тем следует учитывать, что помимо основных параметров существуют еще и дополнительные, например, углы поворота, деформации, форма конструкции, период, частота колебаний конструкций и т.д. Указанные параметры также могут влиять на дальнейшую эксплуатацию объекта недвижимости.

Поэтому наиболее оптимальное решение проблемы видится в том, чтобы сделать бланкетную диспозицию. На наш взгляд, п.2 ч.1 ст.754 ГК РФ необходимо изложить в следующей редакции: «При реконструкции здания или сооружения на подрядчика возлагается ответственность за снижение или потерю технических параметров объекта, устанавливаемых законом».

На наш взгляд, с учетом нормативно-технических актов, регламентирующих процесс строительства, перечень технических параметров может быть установлен в федеральном законе «О строительстве в Российской Федерации».

Необходимо выяснить, в каком объеме должны быть снижены рассмотренные выше параметры, для того чтобы к подрядчику можно было применить имущественные санкции. Действующее законодательство такого рода критериев не содержит.

СНиП в ряде случаев допускают наличие отклонений некоторых показателей. Например, отклонения в размерах каменных конструкций стен из кирпича +15 мм, смещение осей конструкций от разбивочных 10 мм, допустимые размеры высоты одиночных дефектов в сварном соединении 0,8 мм и т.д. [20].

Безусловно, возведение объекта строительства представляет собой технические сложности и любые отклонения негативно влияют в конечном итоге на прочность, жесткость, надежность, устойчивость здания или сооружения. Однако отклонения конструкций, установленные СНиП, основаны на технических расчетах, не допускающих обрушение или иные существенные изменения в конструкциях зданий и сооружений.

Основания привлечения подрядчика к гражданско-правовой ответственности в случае снижения технических параметров здания (сооружения) видятся в том, что должно произойти такое снижение, которое делает невозможным процесс эксплуатации объекта в отведенный нормативно-техническими документами интервал времени.

Следует также учитывать, что сторона, в обязанность которой входит обеспечение строительства материалами, несет ответственность за обнаружившуюся невозможность использования предоставленных ею материалов или оборудования без ухудшения качества выполняемых работ, если не докажет, что невозможность использования возникла по обстоятельствам, за которые отвечает другая сторона.

Заметим, что действующее законодательство не закрепляет механизмов реализации предупреждения ответственности. В частности, перед использованием материала в работе следует определить его пригодность. На строительной площадке это можно сделать визуально, а также с помощью имеющихся технических паспортов на строительные конструкции и изделия. Вместе с тем в ряде случаев в процессе выполнения работ подрядчик приходит к выводу о невозможности использования материалов.

Особых затруднений не возникает, если подрядчик использует свой материал, так как риск случайной гибели результата работ до момента сдачи-приемки несет именно он. Подрядчику следует заменить непригодный материал на материал хорошего качества.

Однако требуется уточнение, если строительство осуществляется из материалов заказчика. Это связано с тем, что материал на строительную площадку доставляется транспортом. В процессе неправильной транспортировки могут нарушаться установленные паспортом изделия параметры, при этом визуально определить какие-либо отклонения весьма сложно. Поэтому заказчик вынужден отвечать за чужую вину.

Представляется, что решение проблемы возможно по двум направлениям.

Во-первых, возможность введения до производства работ обязательных метрологических испытаний, по итогам которых составляется акт, подписанный подрядчиком, заказчиком и перевозчиком. Это даст возможность разграничить ответственность заказчика и перевозчика. Вместе с тем такая дополнительная процедура будет способствовать увеличению сроков строительства, что не всегда выгодно сторонам.

Во-вторых, представляется вполне целесообразным вместо ч. 2 ст. 745 ГК РФ ввести ответственность заказчика на условиях продавца строительных материалов. В этом случае у подрядчика появляется возможность «оградить» себя от требований, связанных с существенным уменьшением цены за выполненную работу, возмещения убытков и т.д.

Подрядчик также может быть привлечен к гражданско-правовой ответственности за несвоевременное окончание строительства или отдельных этапов работ, за задержку устранения дефектов в работах и конструкциях против сроков [21], предусмотренных, как правило, в самом договоре и дополнительном соглашении.

В случае, когда подрядчик своевременно не приступает к работе или выполняет работы настолько медленно, что их исполнение явно не уложится в срок, заказчик вправе отказаться от договора и потребовать возмещения убытков. Такая ситуация возникает, когда заказчик оплатил заранее весь объем работ или его часть, что оказалось больше, чем стоимость работ, выполненных подрядчиком.

Анализ § 3 гл. 37 ГК РФ позволяет также выявить ряд проблем гражданско-правовой ответственности сторон по договору строительного подряда.

Во-первых, действующее законодательство не предусматривает гражданско-правовую ответственность за несвоевременное предоставление стороной проектно-сметной документации. Вместе с тем несвоевременное предоставление проектно-сметной документации оказывает существенное влияние на исполнение обязательства подрядчиком.

Во-вторых, ст. 747 ГК РФ не предусматривает ответственность заказчика за несвоевременное предоставление для строительства земельного участка в надлежащем состоянии. В связи с этим подрядчик не имеет возможности своевременно приступить к выполнению работ, что приводит к вынужденному «простою». Учитывая, что заказчик имеет возможность на основании ст. 717 ГК РФ отказаться в любое время от исполнения договора, требует уточнения объем возмещаемых подрядчику убытков.

В-третьих, ст. 746 ГК РФ не предусматривает ответственность заказчика за несвоевременную оплату выполненных работ. На основании ст. 450 ГК РФ подрядчик в судебном порядке может потребовать расторжения договора и возмещения убытков, так как лишается в значительной степени того, на что вправе был рассчитывать при заключении договора строительного подряда. Вместе с тем требует уточнения порядок возмещения и объем убытков.

В-четвертых, действующее законодательство не регламентирует вопросы распределения ответственности между заказчиками и субподрядчиками, между генеральными подрядчиками и субподрядчиками, между участниками строительства и компетентными органами и т.д.

Думается, что решение предложенных проблем и детальная проработка вопросов ответственности сторон по договору строительного подряда могут быть произведены в рамках федерального закона «О строительстве в Российской Федерации», что позволит стимулировать должников к исполнению своих обязанностей и обеспечить эффект строительства.

Одной из форм гражданско-правовой ответственности является ответственность за неисполнение денежного обязательства [22].

В соответствии со ст. 395 ГК РФ за пользование чужими денежными средствами вследствие их неправомерного удержания, уклонения от их возврата, иной просрочки в их уплате либо неосновательного получения или сбережения за счет другого лица подлежат уплате проценты на сумму этих средств.

Необходимо также учитывать, что как пользование денежными средствами следует квалифицировать также просрочку уплаты должником денежных сумм за выполненные работы [23].

К такого рода гражданско-правовой ответственности может был. привлечен заказчик, который необоснованно уклоняется от исполнения обязанности оплатить выполненные подрядчиком строительные работы. Проценты по ст. 395 ГК РФ следует исчислять с момента, когда в соответствии с условиями договора строительного подряда наступила просрочка заказчика. Размер процентов определяется существующей в месте нахождения подрядчика (если подрядчиком выступает юридическое лицо) учетной ставкой банковского процента на день исполнения денежного обязательства со стороны заказчика.

При взыскании долга в судебном порядке суд может удовлетворить требования подрядчика, исходя из учетной ставки банковского процента на день предъявления иска или на день вынесения решения.

Вместе с тем в судебной практике возникают проблемы, связанные с применением ст. 395 ГК РФ к договору строительного подряда. Так, например, ООО «Инком-сервис» предъявило иск к Российской академии наук о взыскании процентов за неправомерное пользование денежными средствами, которое выразилось в несвоевременной оплате подрядных работ по строительству лабораторного корпуса. Финансирование строительства осуществлялось за счет государственных капиталовложений. Поскольку финансирование из федерального бюджета было задержано, то ответчик задержал оплату подрядных работ. Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ от-, метил, что применение ст. 395 ГК РФ в этом случае является необоснованно [24].

По иску АО «Лидер» к управлению Ленинградского военного округа о взыскании задолжностей за выполненные строительные работы и проценты по ст. 395 ГК РФ Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ отметил, что поскольку финансирование строительства осуществлялось из Министерства обороны, а факт наличия денежных средств на счетах заказчика не подтверждается, то применение ст. 395 ГК РФ следует признать необоснованным [25].

В связи с этим позиция арбитражного суда представляется правильной, поскольку проценты по ст. 395 ГК РФ являются формой гражданско-правой ответственности, наступление которой возможно только при наличии вины в действиях должника. Однако это общее правило, на наш взгляд, не следует толковать расширительно. Вопрос о применении указанной нормы, думается, должен решаться с учетом правового статуса стороны в договоре, выступающей в роли заказчика.

В частности, например, если в роли заказчика выступает учреждение, то оно по своим обязательствам несет самостоятельную ответственность находящимися в его распоряжении денежными средствами. При их недостаточности в соответствии с ч. 2 ст. 120 ГК РФ субсидиарную ответственность по его обязательствам несет собственник соответствующего имущества. В такой ситуации было бы не вполне обоснованно освобождать учреждение от гражданско-правовой ответственности при отсутствии вины. Однако необходимо учитывать, что объем ответственности собственника не может превышать объем ответственности самого учреждения должника [26].

По своей юридической природе проценты за неправомерное пользование чужими денежными средствами представляют собой разновидность убытков [27]. Особенностью этой разновидности убытков является то, что они не нуждаются в обосновании и выполняют компенсационную функцию. Если иного рода убытки, причиненные подрядчику неправомерным пользованием его денежными средствами, превышают сумму процентов, причитающихся ему на основании ст. 395 ГК РФ, он вправе требовать от заказчика возмещения убытков в части, превышающей эту сумму.

Следует отметить, что в юридической литературе обосновывается позиция, согласно которой проценты по ст. 395 ГК РФ представляют собой законную неустойку [28]. На наш взгляд, проценты за неправомерное пользование чужими денежными средствами и неустойка являются различными по своей природе формами гражданско-правовой ответственности. Поэтому их одновременное применение за одно и тоже правонарушение не допускается, поскольку неустойка идет в зачет минимальных убытков, которые исчисляются исходя из учетной ставки банковского процента.

Если договором строительного подряда предусмотрена обязанность заказчика уплатить неустойку при просрочке исполнения денежного обязательства по оплате выполненных подрядчиком строительных работ, представляется, что подрядчик вправе предъявить требование о применении либо этой неустойки, либо процентов за неправомерное пользование денежными средствами, не доказывая факта и размера убытков, понесенных им при неисполнении денежного обязательства. В противном случае за одно гражданское правонарушение возникает две санкции, что является недопустимым.

В связи с этом следует признать правильной практику Высшего Арбитражного Суда РФ по иску ТОО «Дальневосточный ремонтно-строительный участок» к АО «Приморгражданстрой» в части отказа удовлетворения процентов за неправомерное пользование чужими денежными средствами при просрочке оплаты за выполненные работы, так как в договоре была предусмотрена неустойка. Две меры гражданско-правовой ответственности за одно правонарушение применяться не могут [29].

Необходимо учитывать, что помимо заказчика к ответственности за неправомерное пользование чужими денежными средствами может быть привлечен также генеральный подрядчик, поскольку именно он отвечает перед субподрядчиком за надлежащее исполнение заказчиком обязанностей по оплате выполненного объема строительных работ [30].

В ряде случаев подрядчик при неоплате выполненных строительных работ заказчиком требует погасить задолжность с учетом инфляции, одновременно предъявляя требования об уплате процентов за неправомерное пользование чужими денежными средствами. Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ отметил, что в этом случае компенсационная оплата инфляционных потерь, вызванных неоплатой выполненных работ, представляет собой самостоятельную санкцию за нарушение денежного обязательства, которая не подлежит применению одновременно со ст. 395 ГК РФ [31].

Указанная санкция не предусмотрена договором или законом [32], по своей юридической природе не является убытками или неустойкой [33]. Представляется, что позиция Высшего Арбитражного Суда РФ является правильной и обоснованной. Денежные средства, взимаемые в счет инфляционных потерь, являются альтернативой процентов за неправомерное пользование денежными средствами, поскольку носят компенсационный характер. По своей юридической природе инфляционные потери связаны с уменьшением имущества должника и появляются в результате ненадлежащего исполнения обязанности стороны по договору.

Таким образом, нами были рассмотрены некоторые проблемы договорной ответственности заказчика и подрядчика по договору строительного подряда.

Завершая рассмотрение ряда проблем гражданско-правовой ответственности сторон по договору строительного подряда, следует обратить внимание на возможность наступления ответственности при нарушении подрядчиком технических норм.

М.Я. Черняк полагает, что препятствий в возложении на сторону по договору на капитальное строительство за нарушение нормативно-технических норм дополнительных обременений в виде ответственности не существует [34]. Такая позиция во многом обусловлена тем, что технические нормы, по мнению автора, регулируют общественные отношения между людьми, складывающиеся по поводу строительства новых и реконструкции существующих объектов недвижимости. С.С. Алексеев [35], А.Ф. Черданцев [36] также считают, что технические нормы, включенные в состав нормативных актов, принципиальных отличий не имеют и представляют собой ту же юридическую норму, но с техническим содержанием.

Нам представляется сложным согласиться с такой точкой зрения по следующим причинам.

Во-первых, как видится, технические нормы предписывают технические параметры предмета договора строительного подряда. Следовательно, эти нормы должны определять порядок обращения людей с орудиями и средствами производства, устанавливать оптимальные способы достижения безопасных эксплуатационных характеристик объекта строительства и т.д.

В.В. Лазарев справедливо отмечает, что норма права – это признаваемое и обеспеченное государством общеобязательное правило, из которого вытекают права и обязанности участников отношений, чьи действия призвано регулировать данное правило в качестве эталона поведения [37].

Техническая норма не является моделью общественных отношений. Она только обязывает или рекомендует соблюдение технических требований, предъявляемых к процессу строительства для того, чтобы в конечном итоге получить качественный продукт строительства в виде объект недвижимости.

Во-вторых, ни в одной технической норме не указывается санкция за ее нарушение. Санкция за нарушения технических норм указывается непосредственно в правовых нормах. Если бы, например, законодатель в ч. 1 ст. 754 ГК РФ не предусмотрел ответственность подрядчика за допущенные отступления от строительных норм и правил, которые являются техническими нормами, то само нарушение подрядчиком технической нормы не повлекло бы для него соответствующих санкций.

Таким образом, анализ некоторых проблем ответственности сторон по договору строительного подряда позволяет сформулировать следующие выводы:

1. Под гражданско-правовой ответственностью сторон в договоре строительного подряда понимаются установленные законом или договором санкции за гражданские правонарушения, вызывающие для нарушителя отрицательные последствия в виде лишения субъективных гражданских прав либо возложения на него новых или дополнительных гражданско-правовых обязанностей.

2. Гражданско-правовая ответственность сторон в договоре строительного подряда возможна, как правило, в виде взыскания убытков, уплаты неустойки. Условиями возникновения гражданско-правовой ответственности являются: наличие вреда, противоправность поведения причинителя вреда, причинно-следственная связь между противоправным поведением и наступившим вредом, вина.

3. При реконструкции здания и сооружения на подрядчика возлагается ответственность за снижение или потерю прочности, устойчивости, надежности здания, сооружения или его части. Вместе с тем имеются иные технические параметры, которые влияют на нормальную эксплуатацию здания (сооружения), но они не прописаны в действующем законодательстве, и, как следствие, их нарушение нельзя признать противоправным поведением подрядчика, что в свою очередь не влечет наступления гражданско-правовой ответственности.

Решение проблемы предлагается в п. 2 ч. 1 ст. 754 ГК РФ сформулировать в виде бланкетной диспозиции и изложить в следующей редакции: «При реконструкции (обновлении, перестройке, реставрации и т. п.) здания или сооружения на подрядчика возлагается ответственность за снижение или потерю технических параметров объекта, устанавливаемых законом».

На наш взгляд, с учетом нормативно-технических актов, регламентирующих процесс строительства, перечень технических параметров может быть установлен в федеральном законе «О строительстве в Российской Федерации».

4. Действующее гражданское законодательство почти не содержит указаний на то, за какие конкретные правонарушения какие виды санкций и в каком объеме следует применять в случае нарушения обязательств по договору строительного подряда. Регулирование вопросов установления конкретных санкций ложится почти полностью на усмотрение сторон.

На наш взгляд, такой подход не способствует предупреждению возможных правонарушений.

Строительство – сложный процесс, имеющий специфику в регулировании складывающихся различного рода отношений. Полагаем, такая же специфика должна быть отмечена законодателем при конструировании составов гражданских правонарушений, и особенности привлечения к ответственности участников строительства.

Действующее законодательство не предусматривает гражданско-правовую ответственность за несвоевременное предоставление стороной проектно-сметной документации, ответственность заказчика за несвоевременное предоставление для строительства земельного участка в надлежащем состоянии, ответственность заказчика за несвоевременную оплату выполненных работ. Также не разработаны вопросы распределения ответственности между заказчиками и субподрядчиками, между генеральными подрядчиками и субподрядчиками, между участниками строительства и компетентными органами и т.д.

На наш взгляд, целесообразно объединить различные составы правонарушений участников строительства в единый нормативный акт. Такой подход может быть реализован в рамках федерального закона «О строительстве в Российской Федерации» и обладает рядом преимуществ.

Во-первых, в этом нормативном акте будут предусмотрены отдельные составы гражданских правонарушений, а также пределы юридической ответственности. Это позволит участникам строительства правильно сформировать условия договора строительного подряда и иных договоров, обеспечивающих процесс строительства.

Во-вторых, детальная проработка отдельных оснований юридической ответственности с учетом технических предписаний в строительстве позволит увеличить требования, предъявляемые к качеству выполняемых работ, избежать обрушения конструкций, а значит, исключить возможность наступлений событий, связанных, например, с обрушением аквапарка в Москве в 2004 г.

В-третьих, в рамках предлагаемой концепции федерального закона «О строительстве в Российской Федерации» требуется детальная проработка вопросов внедоговорной ответственности участников строительства.

В-четвертых, этот закон должен предусматривать нормы, регламентирующие ответственность всех субъектов, вовлеченных в процесс строительства, включая координирующие и государственные органы.

5. Следует учитывать, что, если договором строительного подряда предусмотрена обязанность заказчика уплатить неустойку при просрочке исполнения денежного обязательства, представляется правильным, если подрядчик предъявит требования о применении либо этой неустойки, либо процентов за неправомерное пользование денежными средствами, не доказывая факта и размера убытков, понесенных им при неисполнении денежного обязательства.


Ершов Олег Геннадьевич



[1] Собчак А.Л. О некоторых спорных вопросах общей теории правовой ответственности // Правоведение. - 1968. - № 1. - С. 49; Антимонов Б.С. Основания договорной ответственности социалистических организаций. - М., 1962. - С. 17-18.

[2] Алексеев С. С. Общая теория социалистического права. Вып. 2. - Свердловск, 1964. - С. 182.

[3] Братусь С.Н. Юридическая ответственность и законность. - М.: Юридическая литература, 1976. - С. 4, 85.

[4] Лейст О.Э. Санкции в советском праве. - М.: Юридическая литература, 1962. - С. 27, 85.

[5] Иоффе О.С. Вина и ответственность по советскому гражданскому праву // Советское государство и право. - 1979. - № 9. - С. 39.

[6] Садиков О.Н. Имущественные санкции в хозяйственных договорах // Советское государство и право. - 1957. - № 4.

[7] См. об этом Грибанов В.П. Пределы применения мер оперативного характера при поставках продукции // Советская юстиция. - 1968. - № 7.

[8] См.: Красавчиков О.А. Ответственность, меры защиты и санкции в гражданском праве // Проблемы гражданско-правовой ответственности и защита гражданских прав. Вып. 27. - Свердловск, 1973. - С. 5-14.

[9] Илларионова Т.И Механизм действия гражданско-правовых охранительных мер: Учебное пособие. - Свердловск, 1980. - С. 12-17.

[10] Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Книга первая: Общие положения. - М.: Статут, 2001. - С. 610.

[11] Грибанов В.П. Пределы осуществления и защиты гражданских прав. - М., 1972. - С. 186-192.

[12] Гражданское право России. Курс лекций. Часть первая / Под ред. О.Н. Садикова. - М.: Юридическая литература, 1996. - С. 270.

[13] Егоров Н.Д. Причинная связь как условие юридической ответственности // Советское государство и право. - 1981. - № 9.

[14] Философский энциклопедический словарь. - М., 1997. - С. 365.

[15] Более детальная проработка проблем причинно-следственной связи отражена в трудах B.Л. Слесарева, который выделял три вида причинности: последовательную, параллельную и смешанную. См.: Слесарев В.Л. Экономические санкции в советском гражданском праве. - Красноярск, 1989. - С. 53.

[16] Малеин Н.С. Вина - необходимое условие имущественной ответственности // Советское государство и право. - 1971. - № 2; Киселев С. Формы и виды вины в гражданских правоотношениях // Российская юстиция. - 2000. - № 4.

[17] Харисов Ф., Фаршатов И. Санкции в договоре строительного подряда // Хозяйство и право. - 1999. - № 7. - С. 84.

[18] Иоффе О.С., Толстой Ю.К. Новый гражданский кодекс РСФСР. - М., 1969. - С. 232-233.

[19] См., например: СНиП II-23-81. Стальные конструкции. Нормы проектирования. - М.: Госстрой, 1982; СНиП 11-25-80. Деревянные конструкции. Нормы проектирования. - М.: Госстрой, 1981; СНиП 11-22-81. Каменные и армокаменные конструкции. Нормы проектирования. - М.: Госстрой, 1982.

[20] СНиП 3.03.01-87. Несущие и ограждающие конструкции. - М.: Госстрой. 1991. - С.110.

[21] См.: Баранов Е.П. Споры о взыскании штрафа за задержку устранения недоделок и дефектов в строительных и монтажных работах // Комментарий арбитражной практики. Вып. 11. - М., 1978. - С. 27-38; Садиков О.Н. Имущественные споры по капитальному строительству // Комментарий арбитражной практики. Вып. 7. - М., 1974. - С. 3-36.

[22] Витрянский В.В. Проценты по денежному обязательству как форма ответственности // Хозяйство и право. - 1997. - № 8. - С. 68.

[23] Постановление Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 1 июля 1996 г. № 6/8 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса РФ» // Бюллетень Верховного Суда РФ. - 1996. - № 1.

[24] Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 16 июня 1998 г. № 3244/98 // Вестник Высшего Арбитражного Суда РФ. - 1998. - № 9. - С. 30-31.

[25] Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 10 июня 1997 г. № 832/97 // Вестник Высшего Арбитражного Суда РФ. - 1997. - № 10. - С. 45-46; См. также Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 6 мая 1997 г. № 5597/97 // Вестник Высшего Арбитражного Суда РФ. - 1997. - № 8. - С. 32-33; Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 15 мая 2001 г. № 9583/00 // Вестник Высшего Арбитражного Суда РФ. - 2001. - №8. - С. 40-41.

[26] Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ 1996 г. № 4943/96 // Вестник Высшего Арбитражного Суда РФ. - 1997. - № 5. - С. 76-77.

[27] Садиков О.Н. Обеспечение исполнения внешнеторгового договора. - М., 1979. - С. 5-6; Лавров Д.Г. Гражданско-правовая ответственность государственных органов за принятие актов, не соответствующих закону // Правоведение. - 1997. - № 3. - С. 86-95.

[28] Гражданское право. Часть первая / Под ред. А.Г. Калпина, А.И. Масляева. - М., 1997. - С. 454; Попов А. Ответственность за неисполнение денежного обязательства // Хозяйство и право. - 1997. - № 8. - С. 79.

[29] Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 1 декабря 1998 г. № 2117/98 // Вестник Высшего Арбитражного Суда РФ. - 1999. - № 2. - С. 41-43.

[30] Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 13 мая 1997 г. №401/96 // Вестник Высшего Арбитражного Суда РФ. - 1997. - № 18. - С. 30-31.

[31] Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 24 июня 1997 г. № 5166/96 // Вестник Высшего Арбитражного Суда РФ. - 1997. - № 10. - С. 43-44.

[32] Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 29 декабря 1998 г. № 2266/98 // Вестник Высшего Арбитражного Суда РФ. - 1999. - № 3. - С. 43-44.

[33] Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 19 мая 1998 г. № 7770/97 // Вестник Высшего Арбитражного Суда РФ. - 1998. - № 8. - С. 48-49.

[34] Законодательство о капитальном строительстве. Вып. 1. – М.: Юридическая литература, 1970. - С. 10.

[35] Алексеев С.С. Гражданское право в период развернутого строительства коммунизма. - М.: Госюриздат, 1962. - С. 16.

[36] Черданцев А.Ф. Технико-юридические нормы в советском праве: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. - Л., 1963. - С. 9; См. также: Полежай П.Т., Шелестов B.C. О соотношении юридических и технических норм в социалистическом обществе // Советское государство и право. - 1960. - № 10. - С. 18.

[37] Общая теория права и государства: Учебник / Под ред. В.В. Лазарева. - 3-е изд., перераб. и доп. - М.: Юрист, 2000. - С. 200.







Интересное:


Расторжение договора
Законодательство 1880 - 1890 гг. и его влияние на мировой суд
Ликвидация юридических лиц и ликвидационный процесс
Договорные отношения по использованию изобретения патентообладателем
Понятие подсудности и ее виды
Вернуться к списку публикаций