2015-04-23 19:32:26
ГлавнаяГражданское право и процесс — Изменение договора



Изменение договора


При заключении соглашения об уступке прав (требований) следует принимать во внимание, что законом установлен прямой запрет на уступку требования по обязательствам, в которых личность кредитора имеет существенное значение (возмещение вреда, авторские договоры и т.д.). Должник, в свою очередь, вправе выдвигать против требования нового кредитора все те возражения, которые он имел против первоначального кредитора к моменту получения уведомления о переходе прав по обязательству к новому кредитору. Первоначальный кредитор, уступивший требование, отвечает перед новым кредитором за недействительность переданного ему требования, но не отвечает за неисполнение этого требования должником, кроме случая, когда первоначальный кредитор принял на себя поручительство за должника перед новым кредитором.

Замена стороны-должника в одностороннем договоре связана с переводом долга по договору в полном объеме с согласия кредитора на третье лицо. В отличие от передачи прав кредитора другому лицу перевод должником своего долга на другое лицо во всех случаях допускается лишь с согласия кредитора. При этом новый должник вправе выдвигать против требований кредитора лишь те возражения, которые основаны на отношениях, сложившихся между кредитором и первоначальным должником. Иначе говоря, новый должник как бы представляет первоначального должника перед кредитором по указанным вопросам. Каждый может обязаться и тем самым наделить правом другое лицо, но никто не может своими действиями, поскольку речь идет о договоре, создать другому лицу обязанность [15]. Таким образом, можно видеть главный нерв передачи права – недопустимость ухудшения положения должника.

В случае, когда замену стороны необходимо осуществить в двустороннем договоре (т.е. в таком договоре, где каждая из сторон является одновременно и кредитором, и должником по отношению к другой стороне), при замене участников в отношении каждой из сторон необходимо руководствоваться правилами о порядке перевода долга, поскольку данные правила несколько строже аналогичных об уступке права (требования). Таким образом, замена стороны в этом случае может быть осуществлена лишь с согласия другой стороны по договору, поскольку соединение в одной сделке двух актов – и перенесения прав, и передачи долгов – обязывает к соблюдению при перемене стороны в договоре требований, предъявляемых законодательством как к сингулярной сукцессии, так и к переводу долга. Прекрасной иллюстрацией данного правила является условие пункта 2 статьи 614 ГК РФ, предусматривающего, что передача арендатором своих прав и обязанностей по договору аренды другому лицу (т.е. перенайм) допускается с согласия арендодателя. При этом новый участник договора будет вправе выдвигать возражения против другой стороны по договору лишь в случае, когда эти возражения основаны на отношениях, сложившихся еще между первоначальными участниками данного договора. Эта непростая задача облегчена составителями ГК РФ в том, что целый ряд вопросов, в частности, о форме перехода прав и переводе долга, имеет сходное регулирование. Чтобы такое соглашение также перенесло и обязанности, необходимо получить согласие на это второго участника договора, т. е. лица, являющегося кредитором в обязательствах, долги (обязанности) из которых подверглись передаче. Вопрос о возражениях, которые лицо, занявшее место стороны договора, может заявить как должник, и возражениях, которые могут быть заявлены данному лицу должником, решается по тем же правилам, что и при замене кредитора в одностороннем договоре.

Эта позиция поддерживается и судебной практикой. В частности, в Постановлении Президиума ВАС РФ от 18 декабря 2001 года № 8955/00 [16] указано следующее. «Открытое акционерное общество «Средне – Волжский завод химикатов» (далее – завод) обратилось в Арбитражный суд Кемеровской области с иском к открытому акционерному обществу «Усть-Каменогорский титано-магниевый комбинат» (далее – комбинат) и закрытому акционерному обществу «Росхимсервис» (далее – акционерное общество) о взыскании 3813399 рублей долга за поставленную продукцию. Решением от 04.11.99 исковое требование удовлетворено частично: с комбината взыскано 3292650 рублей. В остальной части иска отказано. В протесте заместителя Председателя Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации предлагается названное решение отменить, дело направить на новое рассмотрение. Президиум считает, что протест подлежит удовлетворению по следующим основаниям. В соответствии с договором от 12.02.96 № 4-96-375, заключенным между ОАО «Средне – Волжский завод химикатов» (поставщик) и ОАО «Усть-Каменогорский титано-магниевый комбинат» (покупатель), поставщик отгрузил в адрес покупателя 882 тонны хлора жидкого на сумму 220500 долларов США. Согласно договору уступки требования от 02.06.97 №39-964, заключенному между заводом и акционерным обществом, право требования оплаты продукции на 1952103516 рублей (неденоминированных), поставленной по вышеназванному договору, перешло к последнему. Поскольку оплата поставленной продукции произведена комбинатом частично, завод обратился с иском к покупателю по договору поставки и акционерному обществу – цессионарию – по договору уступки требования от 02.06.97 № 39-964. Суд признал указанный договор цессии ничтожным, поскольку на момент совершения цессии основное обязательство не прекратилось, так как продукция не была поставлена в объеме, предусмотренном договором. Следовательно, фактической замены стороны в обязательстве по договору поставки не произошло, поэтому стоимость продукции подлежит взысканию с комбината.

Как следует из материалов дела, предметом цессии является не весь комплекс двусторонних обязательств по договору поставки (длящееся обязательство), а задолженность по оплате уже отгруженной продукции. Завод, поставив комбинату продукцию на конкретную сумму, в принципе вправе, не выходя из договора поставки, уступить данное денежное требование третьему лицу при условии, что это требование является бесспорным и не обусловлено встречным исполнением. Такая уступка не противоречит требованиям главы 24 Гражданского кодекса Российской Федерации. Кроме того, судом не проверен довод комбината об исполнении им обязательства по оплате продукции. В деле имеется телеграмма от 14.07.97 № 215456/969 акционерного общества в адрес комбината с просьбой в счет задолженности комбината перед обществом перечислить сумму долга на счет компании «Тенекко Интерпрайсез Лтд», а также платежные поручения от 16.07.97 № 2395985/112132 и от 22.08.97 №2531444/138619, подтверждающие факт исполнения указания акционерного общества – цессионария по договору уступки требования от 02.06.97».

Приведенный пример отражает динамику позиции ВАС РФ по вопросу соотношения уступки требования и замены стороны в договоре. Так, в Постановлении Президиума ВАС РФ № 6677/97 от 18 августа 1998 года [17] был сделан следующий вывод. «Общество с ограниченной ответственностью «Торговый дом «Милосердие» общественной организации инвалидов Республики Башкортостан в связи с уступкой ему акционерным обществом

«Каскад Таймырских ГЭС» права требования по договору поставки электроэнергии от 12.01.95 № 01/95 обратилось в Арбитражный суд Красноярского края с иском к акционерному обществу открытого типа «Норильский горно-металлургический комбинат имени А.П. Завенягина» о взыскании за отпущенную электроэнергию в период с июня по декабрь 1995 года в размере 392193148720 рублей, в том числе 168564622581 рубля основного долга, 89263832478 рублей неустойки и 134364693661 рубля процентов за пользование чужими денежными средствами. Решением от 30.04.96 исковые требования удовлетворены частично. Постановлением апелляционной инстанции от 08.07.96 решение оставлено без изменения. В протесте заместителя Председателя Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации предлагается указанные судебные акты отменить и отказать в иске. Президиум считает, что протест подлежит удовлетворению по следующим основаниям. При рассмотрении спора суд, исследуя правомерность предъявления ООО «Торговый дом «Милосердие» иска, дал неправильную оценку договорам уступки требования от 09.01.96 №№ 14-23, заключенным между истцом и АО «Каскад Таймырских ГЭС». Упомянутым договором АО «Каскад Таймырских ГЭС» уступило ООО «Торговый дом «Милосердие» право требования долга, пени и процентов за пользование чужими денежными средствами по договору от 12.01.95 № 01/95, заключенному с АООТ «Норильский горно-металлургический комбинат имени А.П. Завенягина». Договором от 12.01.95 № 01/95 установлено, что действует с 01.01.95 по 31.12.95 и согласно пункту 4.1 считается продленным до окончательного расчета АООТ «Норильский горно-металлургический комбинат имени А.П. Завенягина» за электроэнергию. Как следует из материалов дела, на день обращения ООО «Торговый дом «Милосердие» в суд задолженность за отпущенную электроэнергию в период с июня по декабрь 1995 года ответчиком не погашена. Кроме того, АООТ «Норильский горно-металлургический комбинат имени А.П. Завенягина» и АО «Каскад Таймырских ГЭС» 05.02.96 заключили договор № 01/96 на поставку электроэнергии сроком действия с 01.01.96 по 31.12.96, в котором предусмотрели порядок и сроки погашения ответчиком задолженности за отпущенную в 1995 году энергию. Данные обстоятельства свидетельствуют о том, что отношения АО «Каскад Таймырских ГЭС» и ответчика в сфере энергоснабжения носят длящийся характер и на день предъявления иска не прекратились. Состав лиц в основном обязательстве остался неизменным: АО «Каскад Таймырских ГЭС» – энергоснабжающая организация, а АООТ «Норильский горно-металлургический комбинат имени А.П. Завенягина» – потребитель. Согласно параграфу 1 главы 24 Гражданского кодекса Российской Федерации уступка требования предполагает безусловную замену лица в обязательстве. В данном случае основное обязательство не прекратилось, поэтому уступка требования неправомерна. В связи с этим упомянутые договоры уступки требования в силу статьи 168 Гражданского кодекса Российской Федерации являются недействительными, как не соответствующие требованиям закона...».

В случае, когда в договоре происходит замена одного из его участников по соглашению сторон, то есть с согласия всех лиц, участвующих в данном договоре, обычно никаких проблем не возникает. В зависимости от сделок, лежащих в основании цессии и перевода долга, они «могут быть иногда односторонними, иногда двусторонними, иногда возмездными, иногда безвозмездными, иногда реальными, иногда консенсуальными, иногда абстрактными, иногда каузальными, притом в различных комбинациях» [18]. В современной юридической литературе имеются различные мнения по вопросу отнесения сделок, имеющих предметом передачу прав, к абстрактным либо каузальным. М.И. Брагинский и В.В. Витрянский допускают возможность обоих вариантов. В.А. Белов, предпочитая рассмотрение такой сделки как абстрактной, все же указывает, что оно может быть и каузальной, и абстрактной. Е. Крашенинников в своей работе «Правовые последствия уступки требования» [19] называет договор уступки «абстрактной распорядительной сделкой». В.Анохин и М.Керимова в работе «Уступка права требования на основании договора» [20] также рассматривают договор, опосредующий уступку права (требования) как сделку абстрактную. Автор настоящей работы придерживается позиции, высказанной М.И. Брагинским, В.В. Витрянским, В.А. Беловым, что сделка по перемене лица в договоре в зависимости от вида договора, лежащего в ее основе, может носить как абстрактный, так и каузальный характер.

Другим вопросом, возникающим при рассмотрении сделок по перемене стороны в договоре, является вопрос возмездности. Возмездной или безвозмездной может быть сделка, лежащая в основании уступки, но не сама уступка. Сделка, оформляющая передачу права (требования) либо перевод долга, носит «транспортный» или «распорядительный характер». То, что эти сделки совершаются одновременно и оформляются одним документом, не должно вводить в заблуждение. Совершенно по-разному может решаться вопрос о возмездности или безвозмездности соглашения, лежащего в основании уступки. Действительно, стремление приобрести только права должно оплачиваться желающим их приобрести; стремление же возложить только обязанности – желающим их с себя сложить. Соглашение о замене стороны договора имеет своим предметом не место стороны обязательства, а место стороны договора. Такое «место» может иметь ценность и для того, кто его приобретает, и для того, кто в нем уже участвует – в этом случае уплачивать за место в договоре будет тот, кто его приобретает, т. е. новый участник договора. Если в ряде случаев лицо само стремится выбыть из данного договора, то место имеет обратная ситуация. Следовательно, вопрос о том, кто и кому уплачивает эквивалент за место в договоре, должен решаться по соглашению сторон – существующего участника договора с новым. В каждом конкретном случае он может быть решен по-разному.

Для случаев перемены стороны-кредитора в одностороннем договоре необходимо отметить следующее. К приобретателю «места» в договоре переходит право, представляющее, на первый взгляд, определенную имущественную ценность, или имущественное право. Если сделка по уступке имущественного права совершена сторонами как безвозмездная, это означает, что произошла безвозмездная передача имущества, или дарение, следовательно, сторонами должны быть учтены ограничения, установленные законодателем для договора дарения. И хотя ни в одной из норм главы 24 ГК РФ, регулирующих перемену лица в обязательстве, не содержится прямого указания на наличие признака возмездности сделки, служащей основанием уступки права и запрета ее безвозмездности, данные нормы должны рассматриваться в совокупности с другими положениями кодекса.

Что касается механизма внесения изменения в договор в связи с изменением субъектного состава, то данная процедура также имеет определенную специфику. Соглашение об изменении субъектного состава в двусторонне обязывающем договорном соглашении, одностороннем соглашении, в котором выбывает должник, либо кредитор, если договором предусмотрено согласие должника на его выбытие, которое и является основанием для замены стороны в договоре, заключается между выбывающей стороной договора и третьим лицом. Отнесение данного основания в настоящей раздел обусловлено тем, что для действительности цессии (в ряде случаев) либо перевода долга требуется специальное условие – согласие контрагента в договоре. Несоблюдение данного условия означает, что сделка цессии не имеет юридической силы.

В качестве конклюдентных действий со стороны нового кредитора может рассматриваться совершение им действий по уведомлению должника о состоявшейся уступке, что может быть проиллюстрировано на следующем примере [21]. Президиум ВАС РФ рассмотрел протест заместителя Председателя ВАС РФ на решение от 07.07.2000, постановление апелляционной инстанции от 10.10.2000 Арбитражного суда города Москвы по делу № А 40-16236/00-10-138 и постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 30.11.2000 по тому же делу. Заслушав и обсудив доклад судьи, Президиум установил следующее. ОАО «Межкомбанк» (далее – Межкомбанк) обратилось в Арбитражный суд города Москвы с иском к финансовому управлению администрации города Ставрополя (далее – управление) ... о взыскании... 4998724,04 доллара США, в том числе 3628693,77 доллара США основного долга по кредитному договору от 23.10.97 № 3-97 «ВК», 664315,41 доллара США процентов за пользование кредитом и 705714,87 доллара США повышенных процентов за нарушение договорных обязательств. Определением от 13.06.2000 в качестве третьего лица на стороне ответчика привлечен коммерческий банк «Финвестбанк» (далее – Финвестбанк). До принятия решения истец увеличил сумму иска до 5274504,77 доллара США. Решением от 07.07.2000 в удовлетворении исковых требований отказано. Суд установил, что основной долг и проценты в общей сумме 107960000 рублей досрочно перечислены заемщиком кредитору через Финвестбанк платежным поручением от 19.10.99 № 4371 для зачисления на корреспондентский счет Межкомбанка. Поскольку Финвестбанк признан банкротом и указанную сумму на счет истца не перечислил, Межкомбанк включен в реестр его кредиторов на сумму платежного поручения от 19.10.99 № 4371. Постановлением апелляционной инстанции от 10.10.2000 решение оставлено без изменения. Судом сделан вывод о том, что фактически с согласия кредитора в письменной форме состоялся перевод долга с управления на Финвестбанк в соответствии со статьей 391 ГК РФ, о чем также свидетельствуют и действия нового должника. Федеральный арбитражный суд Московского округа постановлением от 30.11.2000 названные судебные акты отменил и принял новое решение об удовлетворении исковых требований в сумме 3628693,77 доллара США основного долга, 644315,41 доллара США процентов за пользование кредитом и 717265 долларов США повышенных процентов, сумма которых снижена на основании статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации. По мнению суда кассационной инстанции, заемщик не исполнил обязательств по возврату кредита, так как сумма долга и процентов на счет истца не поступила.

В протесте заместителя Председателя Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации предлагается все названные судебные акты отменить, дело направить на новое рассмотрение. Президиум считает, что протест подлежит удовлетворению по следующим основаниям. Как следует из материалов дела, между Межкомбанком и управлением заключен кредитный договор от 23.10.97 № 3-97 «ВК» о предоставлении заемщику кредита в сумме 3800000 долларов США, со сроком возврата до 25.07.2000, под 13 процентов годовых. Процентная ставка и срок погашения кредита изменялись дополнительными соглашениями. Фактически кредит предоставлен в сумме 3740000 долларов США. ... Заемщик, имея намерение досрочно возвратить кредит и известив об этом кредитора, выписал платежное поручение от 19.10.99 № 4371 на сумму 107960000 рублей для ее зачисления на корреспондентский счет Межкомбанка через Финвестбанк, обслуживающий управление по договору банковского счета. Спорная сумма списана со счета клиента, но по назначению Финвестбанком не перечислена в связи с отсутствием денежных средств на его корреспондентском счете. Между тем в отношении Финвестбанка определением Арбитражного суда города Москвы от 14.03.2000 по делу № А 40-8565/00-3-18 «Б» введена процедура наблюдения. Межкомбанк письмом от 10.05.2000 № 306/460 заявил требование о включении его в реестр кредиторов Финвестбанка на сумму 107960000 рублей, соответствующую сумме, перечисленной заемщиком по платежному поручению от 19.10.99 № 4371. В свою очередь Финвестбанк письмом от 15.05.2000 № 26/1-юр сообщил Межкомбанку о включении последнего в реестр кредиторов. Таким образом, утверждение суда кассационной инстанции об отсутствии согласия кредитора на перевод долга с ответчика на Финвестбанк, является ошибочным. ... При новом рассмотрении дела суду необходимо проверить изложенные факты и, в частности, истребовать у Финвестбанка документальное подтверждение о включении Межкомбанка в реестр кредиторов в конкурсном производстве. Кроме того, необходимо уточнить расчеты между кредитором и заемщиком, определив, полностью или частично был погашен долг по кредиту путем перечисления суммы платежным поручением от 19.10.99 № 4371. Учитывая изложенное и руководствуясь статьями 187-189 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации постановил решение от 07.07.2000, постановление апелляционной инстанции от 10.10.2000 Арбитражного суда города Москвы по делу No. А 40-16236/00-10-138 и постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 30.11.2000 по тому же делу отменить, дело направить на новое рассмотрение в первую инстанцию Арбитражного суда города Москвы.

Судебной практикой последних лет выработан ряд рекомендаций по указанному вопросу, в частности, условия осуществления прав нового кредитора не должны ухудшать положения должника по выполнению им обязательств, требование может быть уступлено без согласия должника, если это требование является бесспорным и не обусловлено предоставлением встречного исполнения [22].

Статьей 389 ГК РФ определены требования к форме сделки, по которой передается право (требование) – она должна соответствовать требованиям к форме, предъявляемым к основной сделке: уступка требования, основанного на сделке, совершенной в простой письменной или нотариальной форме, должна быть совершена в соответствующей форме. Уступка требования по сделке, требующей государственной регистрации, должна быть зарегистрирована в порядке, установленном для регистрации этой сделки, если иное не установлено законом. В соответствии с пунктом 2 статьи 391 ГК РФ к форме перевода долга соответственно применяются аналогичные правила.

Соглашение сторон, основанное на их истинной воле, при совпадении воли и волеизъявления, облеченное в требуемую законом или соглашением сторон форму, является одним из наиболее неоспоримых способов изменения обязательства, возникшего из такого договора. Это в равной степени относится как к изменению условий договора, так и к перемене стороны.



[1] Покровский И.А. Основные проблемы гражданского права. М., 1998. С.245.

[2] Случаи ограничения расторжения договора приводятся автором для иллюстрации разносторонности ограничений и не претендуют на перечисление всех установленных законом ограничений.

[3] см. Жилищный Кодекс РСФСР, утв. ВС РСФСР 24.06.1983, ред. от 25.07.2002. Документ получен с использованием Справочно-правовой системы «Консультант-плюс».

[4] Гражданское право: В 2 т. Том II. Полутом I: Учебник / Отв. ред. проф. Е.А.Суханов. М., 2002. С. 193.

[5]Собрание Законодательства РФ. 1998. №2. С.222.

[6] Брагинский М.И., Витрянский В.В. Указ. соч. С.296; Витрянский В.В. Существенные условия договора в отечественной цивилистике и правоприменительной практике // Вестник ВАС РФ. 2002. №5. С. 132 и далее.

[7] См. например Иоффе О.С. Обязательственной право. М., 1975. С. 30 и далее.

[8] Гавзе Ф.И. Социалистический гражданско-правовой договор. М., 1972. С.85.

[9] Вестник ВАС РФ. 1997. №11. С.48.

[10] Постановление Президиума ВАС РФ №6341/01 от 15.03.2002 // Вестник ВАС РФ. 2002. №7; Постановление Президиума ВАС РФ №2792/98 от 23.02.1999 // Вестник ВАС РФ. 1999. №6.

[11] Информация о деле получена из статьи Федерального судьи арбитражного суда г.Москва Свириденко О. Перемена лиц в обязательстве // Российская юстиция. 1999. №9. С.23.

[12] Данное словосочетание употреблено как цитата. Мы не разделяем мнения, что можно говорить о самостоятельном виде договора - договоре уступки права.

[13] Почуйкин В.В. Уступка права требования в гражданском праве. Актуальные проблемы гражданского права: Сборник статей / Под ред. Проф. М.И.Брагинского. М., 2002. С. 279 и след.

[14] Черепахин Б.Б. Правопреемство по советскому гражданскому праву. М., 1962. С.77.

[15] Скловский К.И. Механизм перехода права и последствия цессии // Хозяйство и право. 2002. №2. С. 63.

[16] Вестник ВАС РФ. 2002. № 4. С. 54.

[17] Документ опубликован не был и получен с использованием СПС «Консультант ПлюсАрбитраж». Документ №9621.

[18] Брагинский М.И., Витрянский В.В. Указ. соч. С. 466.

[19] Крашенинников Е. Правовые последствия уступки требования // Хозяйство и право. 2001. №11. С.7.

[20] Анохин В., Керимова М. Уступка права требования на основании договора // Хозяйство и право. 2002. №4. С. 49-56.

[21] Постановление Президиума ВАС РФ от 06 ноября 2001 года № 205/01 // Вестник ВАС РФ. 2002. №2. С. 28.

[22] Постановление Президиума ВАС РФ от 26 апреля 2002 года №7030/01 // Вестник ВАС РФ. 2002. №9. С.92.



← предыдущая страница    следующая страница →
1234




Интересное:


Вина в нарушении договорных обязательств
Мировой суд как форма осуществления ответственности
Характеристика правового режима объекта медицинских правоотношений
Проблемные аспекты условий действительности сделки
Подсудность гражданских дел мировому судье
Вернуться к списку публикаций