2015-04-23 19:32:26
ГлавнаяГражданское право и процесс — Изменение договора



Изменение договора


Изменение договора по соглашению его сторон.

Согласно пункту 1 статьи 450 ГК РФ изменение договора возможно по соглашению сторон, если иное не предусмотрено ГК, другими законами или самим договором. В настоящем разделе работы будут рассмотрены те случаи изменения договора, которые требует согласия его сторон, и не могут быть реализованы при его не достижении.

Анализ элементов структуры договорного соглашения – каузы, субъектов и содержания позволяет сделать вывод, что изменению может подвергнуться каждый из них. Как уже было отмечено, изменение договора не должно повлечь изменение вида договорного обязательства. Следовательно, кауза и условия договора могут варьироваться в пределах данного вида обязательства, в противном случае мы имеем дело с возникновением нового обязательства и прекращением прежнего. Следует также повториться, что кауза неразрывно связана с условиями договора, следовательно, изменение сторонами основания заключения договора может отразиться на его условиях. Мы считаем нецелесообразным рассматривать отдельно процесс изменения каузы договора, так как он объективно поглощается процессом изменения условий, на которых заключено соглашение.

Договор по самому своему назначению есть способ регулирования отношений между частными лицами сообразно их индивидуальным интересам и потребностям.

Естественно, что зиждущей силой всякого договора является соглашение сторон, т. е. их воля [1].

В основе изменения договора по соглашению сторон находится совместное волеизъявление его участников, соответствующее воле каждого из них и направленное на изменение договора на согласованных между ними условиях. Однако коль скоро мы указали, что изменение договора по соглашению сторон возможно, если иное не предусмотрено законом или договором, то рассмотрим данный вопрос более подробно.

Анализ действующего законодательства позволяет выделить следующие случаи ограничения изменения договора по соглашению сторон [2].

Общие условия, установленные ГК РФ об изменении или расторжении договора купли – продажи, предусматривающие возврат или взыскание в натуре полученного по договору с одной стороны или с обеих сторон, применяются к договору продажи предприятия, если такие последствия существенно не нарушают права и охраняемые законом интересы кредиторов продавца и покупателя, других лиц и не противоречат общественным интересам. В соответствии со статьей 85 ЖК договор найма жилого помещения может быть изменен только с согласия нанимателя, членов его семьи и наймодателя, за исключением случаев, предусмотренных Основами жилищного законодательства Союза ССР и союзных республик, другими законодательными актами Союза ССР и Жилищным кодексом [3].

«Особый случай изменения договора по соглашению сторон» [4], представляет собой мировое соглашение, заключаемое между должником (в лице арбитражного управляющего) и его кредиторами при несостоятельности (банкротстве) должника. В соответствии с Федеральным законом «О несостоятельности (банкротстве)» [5] от 08 января 1998 года № 6-ФЗ решение о заключении мирового соглашения от имени конкурсных кредиторов принимается собранием кредиторов большинством их голосов. Мировое соглашение вступает в силу со дня его утверждения арбитражным судом. Оно может содержать условия об отступном или о рассрочке исполнения обязательств должника; об уступке прав требования должника; об исполнении обязательств должника третьими лицами; об удовлетворении требований кредиторов иными способами, не противоречащими законодательству. По общему правилу расторжение мирового соглашения, утвержденного арбитражным судом, по соглашению между отдельными кредиторами и должником не допускается. В соответствии с пунктом 2 статьи 430 ГК РФ. если иное не предусмотрено законом, иными правовыми актами или договором, с момента выражения третьим лицом должнику намерения воспользоваться своим правом по договору стороны не могут расторгать или изменять заключенный ими договор без согласия третьего лица.

Соглашение об изменении договора можно определить как результат взаимодействия сторон договора по изменению условий существующего договора с целью изменения субъективных прав и обязанностей, возникших у сторон на основании такого договора, при сохранении определенного вида правоотношения, а также с целью замены стороны в договоре.

Соглашение об изменении договора представляет собой дву- или многостороннюю сделку, являющуюся основанием для изменения договора, либо элемент сложного юридического состава, необходимого для перемены стороны в договоре. Для регулирования таких соглашений применяются, соответственно, правила о сделках, установленные главой 9 ГК РФ, и договорах, установленные главой 27 ГК РФ. Мы считаем необходимым остановиться на следующих аспектах.

По общему правилу, соглашение об изменении договора совершается в той же форме, что и договор, если из закона, иных правовых актов, договора или обычаев делового оборота не вытекает иное (пункт 1 статьи 452 ГК РФ). Поскольку договор может быть заключен в любой форме, предусмотренной для совершения сделок, то и соглашение об изменении договора может быть совершено соответственно в устной, простой письменной или нотариальной формах. При этом изменения договора (как и договор) в письменной форме могут быть совершены как путем составления одного документа, подписанного сторонами, так и путем обмена документами посредством почтовой, телеграфной, телетайпной, электронной или иной связи, позволяющей достоверно установить, что документ исходит от стороны по договору. В последнем случае представляется возможным руководствоваться по аналогии нормами ГК РФ, регулирующими порядок заключения договора (статьи 433-443), с учетом того, что стороны будут не заключать договор, а изменять его.

В процессе внесения изменений в договор по соглашению сторон можно выделить следующие последовательные этапы:

1) переговоры по поводу изменения договора;

2) выражение воли сторон тем или иным способом;

3) согласование воли сторон через выражение воли каждой из сторон путем обмена волеизъявлениями;

4) оформления согласованного волеизъявления путем придания ему требуемой формы.

Инициатором процесса изменения условий, договора может выступить любая из его сторон, без обязательной привязки своего предложения к какому-либо факту, указанному в нормативно-правовом акте. Оферта такой стороны будет выражать ее намерение считать себя заключившей договор с другой стороной на измененных условиях, в случае, если другой стороной будет принято такое предложение. Акцептом в данном случае будет признаваться ответ стороны, которой адресована оферта, о принятии этой оферты, то есть о согласии на соответствующее изменение договора. Как и при заключении договора, оферта должна содержать существенные условия договора. Поскольку проблема классификации условий договорного соглашения не является доминирующей для настоящей работы, мы позволим себе лишь отметить, что разделяем позицию В.В. Витрянского и М.И. Брагинского [6], что в заключенном договоре нет и не может быть «случайных» условий, как это принято традиционно считать в юридической литературе [7]. Что касается существенности условий, которые должны содержаться в соглашении сторон об изменении уже существующего договора (а также в предваряющей его оферте), то поскольку такое соглашение будет затрагивать условия ранее заключенного договора, условия которого презюмируются нами существенными в силу факта их согласования сторонами на стадии заключения договора, то и условия об их изменении также будут носить существенный характер. Также, оферта должна быть достаточно определенной, выражать намерение лица, которое выступает с предложением, считать себя заключившим соглашение с адресатом в случае его принятия оферты. В соответствии с пунктом 2 статьи 435 ГК РФ оферта связывает направившее ее лицо с момента ее получения адресатом. Если же после отправки такого предложения (оферты), возникла необходимость его аннулировать, законом предусмотрена возможность отзыва оферты. При этом оферта считается не полученной только в тех случаях, если извещение об отзыве оферты поступило ранее или одновременно с самой офертой. Полученная адресатом оферта не может быть отозвана в течение срока, установленного для ее акцепта, если иное не оговорено в самой оферте либо не вытекает из существа предложения или обстановки, в которой оно было сделано.

Срок для ее акцепта может быть определен в самой оферте, установлен законом или иными правовыми актами, а при отсутствии таких указаний – равен нормально необходимому для этого времени. Когда оферта сделана в устной форме без указания срока для ее акцепта, сторона, желающая ее принять, должна немедленно об этом заявить. В обратном случае считается, что данная оферта отклонена.

Поскольку «эти действия – предложение (оферта) и принятие предложения (акцепт) – являются лишь составными частями двусторонней сделки – договора» [8], договор, приводящий к достижению встречных результатов, будет считаться измененным в момент получения лицом, направившим предложение об изменении договора (оферту), согласия на такое изменение (ее акцепта). Акцепт также может быть отозван при условии, если извещение об отзыве акцепта поступило лицу, направившему оферту, ранее акцепта или одновременно с ним. При этом акцепт будет считаться не полученным. На практике возможна ситуация, когда своевременно направленное извещение об акцепте получено с опозданием. Если за это время необходимость в реализации предложения, изложенного в оферте, отпала, необходимо немедленно уведомить другую сторону о получении акцепта с опозданием. В противном случае в соответствии с пунктом 1 статьи 442 ГК РФ акцепт не считается опоздавшим. В то же время, если акцепт (согласие на изменение договора) по какой-либо причине получен с опозданием, но сторона, которая его получила, немедленно сообщит другой стороне о принятии ее акцепта, полученного с опозданием, то договор считается измененным. Молчание в данном случае означает отказ от принятия акцепта. Моменту заключения соглашения об изменении договора нами придается столь важное значение в связи с тем, что, как и момент заключения договора, он влияет на определение срока выполнения обязанности стороны, вытекающей из нового договорного условия, возложения бремени риска, применения законной и договорной неустойки и т.п. Письменная форма изменений договора может считаться соблюденной, если после получения письменного предложения об изменении определенных условий договора в срок, установленный для ответа, сторона, получившая данное предложение, совершает фактические действия по выполнению указанных в предложении условий. Например, такая сторона начинает или прекращает отгружать товары, предоставляет другие услуги, выполняет иные работы, уплачивает соответствующую сумму и т.п. Это подтверждается и судебной практикой. В Постановлении Президиума ВАС РФ от 29 июля 1997 года № 1719/97 [9] сделан вывод, что «принятие продукции сверх объемов, установленных договором, следует рассматривать как согласованное изменение сторонами условий договора».

Иные правила могут быть предусмотрены законом, иными правовыми актами или указаны непосредственно в поступившем предложении об изменении условий договора. Кроме этого, может возникнуть проблема, когда из фактического выполнения условий договора нельзя сделать вывод о том, принято ли другой стороной предложение об изменении условий этого договора. Такая ситуация может возникнуть, когда изменяется, например, не срок или порядок отгрузки товара, а, допустим, размер штрафных санкций за нарушение тех или иных условий договора. Судебная практика последних лет [10] обоснованно исходит из того, что, поскольку соглашение исполняется далее, то условия об ответственности регулируются общими нормами законодательства. Условия об ответственности являются «определимыми» условиями, отсутствие которых не влечет незаключенности договорного соглашения.

Если стороны договорились о заключении соглашения об изменении договора в определенной форме, то оно будет считаться заключенным после придания ему условленной формы, хотя бы законом для соглашений данного вида такая форма не требовалась. Иллюстрацией данного положения является случай, когда договор заключается, например, путем обмена документами в соответствии с установленными правилами, но при этом стороны договариваются о том, что изменения этого договора могут совершаться только путем составления одного документа, подписанного сторонами. Поскольку для определенных видов договоров законом установлено требование об их обязательной государственной регистрации, то при внесении изменений в такие договоры эти изменения также подлежат государственной регистрации и вступают в силу с момента их регистрации, если иное не установлено законом.

Несоблюдение требований к форме внесения изменений в договор, а в случаях, установленных законом, – требования о государственной регистрации, влечет недействительность этих изменений по общим правилам признания сделки недействительной.

Другим элементом договора, подверженным изменению по соглашению сторон, является его субъектный состав. Требования, предъявляемые законодательством к изменению условий договора, безусловно распространяется и на основания и механизм изменения субъектного состава. Однако в силу того факта, неоднократно упоминавшегося нами в настоящем исследовании, что договор есть совмещенное волеизъявление сторон, что именно данные субъекты достигли соглашения, именно их воля послужила активизации механизма правового регулирования, изменение стороны в договоре имеет определенные особенности.

Договорные обязательственно-правовые отношения не рассчитаны на неопределенно длительное существование. Тем не менее в течение даже самого краткого существования договорного обязательства с любой из его сторон могут произойти такие события, которые, несомненно, должны будут отразиться на судьбе самого правоотношения. Реализованы такие изменения в субъектном составе правоотношения будут через соответствующие юридические факты (либо их совокупность). Вопрос о перемене стороны в договоре неразрывно связан с переменой стороны в обязательстве. Безусловно, что данные явления не равнозначны друг другу. Под обязательством в силу статьи 307 ГК РФ понимаются юридические отношения, при которых одно лицо (должник) обязано совершить в пользу другого лица (кредитора) определенное действие имущественного или иного характера либо воздержаться от определенного действия, а кредитор имеет право требовать от должника выполнения его обязанности. В настоящей работе нами рассматриваются лишь те обязательства, которые возникают из договора.

Не всякая перемена лиц в конкретном обязательственном правоотношении осуществляется через изменение договора как сделки, явившейся основанием возникновения этого правоотношения. Изменение же субъектного состава договора всегда явится основанием перемены лица в возникшем на основе такого договора обязательстве. Поэтому при заключении соглашения, имеющего предметом перемену стороны в договоре, необходимо в полной мере соблюдать те требования, которые предъявляются законом к перемене лица в обязательстве.

Учитывая взаимосвязь и взаимное влияние договора-сделки и договора-правоотношения и опираясь на нормы действующего законодательства, регулирующие перемену лица в обязательстве, можно сделать вывод, что, в зависимости от наличности волеизъявления сторон, перемена лица в договоре возможна на основании:

- прямого указания закона,

- соглашения сторон договора либо

- одностороннего решения уполномоченной на то стороны договора на замену своего участия третьим лицом.

Разница между переменой стороны в договоре и заменой лица в конкретном обязательстве достаточно убедительно проиллюстрирована на наш взгляд на следующем примере [11]. В арбитражном суде г. Москвы рассматривалось дело, истцом по которому значилось ЗАО «Вешняки», а ответчиком – АК СБ РФ, в лице Московского банка АК СБ РФ. Истец просил арбитражный суд признать недействительным договор об уступке права требования долга с АКБ «Нефтегазстройбанк» по кредитному договору. Указанный договор уступки требования был заключен между ЗАО «Вешняки» и МБ АК СБ РФ. Предметом договора явилось право требования, принадлежащее СБ РФ на основании кредитного договора, которое передавалось ЗАО «Вешняки» в полном объеме, в том числе в сумме задолженности,, процентов за пользование кредитом и неустойки. Таким образом, по договору уступки требования (цессии) [12] было передано право требования исполнения всех обязательств, вытекающих из кредитного договора, на общую сумму 1529886,58 долларов США. Обосновывая свои исковые требования, истец, сославшись на произошедшую замену кредитора в обязательстве и считая, что произошла фактическая замена стороны в кредитном договоре, полагал, что новому кредитору, т.е. ЗАО «Вешняки», для того чтобы являться стороной в кредитном договоре и иметь право требования переданной задолженности, необходимо иметь лицензию ЦБ РФ на осуществление банковской деятельности... Ответчик, возражая против предъявленных требований, попытался перевести данную проблему в плоскость отношений, связанных не с цессией, а с погашением задолженности третьим лицом. Решением Арбитражного суда г. Москвы в удовлетворении исковых требований о признании недействительным договора цессии и обязании ответчика к перечислению 1529886,58 долларов США было отказано. При этом суд, исходя из смысла частью 2 статьи 308, пунктом 1 статьи 382 ГК РФ, сделал вывод о том, что путем уступки права требования осуществляется перемена лиц в обязательстве, а не сторон по договору кредита. В связи с чем для осуществления и реализации права требования исполнения встречного денежного обязательства (долга), вытекающего из кредитного договора, не требуется наличия у лица, к которому переходят права по уступке прав требования, специальной правосубъектности. При таких обстоятельствах вывод суда о соответствии договора цессии действующему гражданскому законодательству... привел к принятию решения об отказе в признании договора цессии недействительным. Не согласившись с решением арбитражного суда первой инстанции, истец подал апелляционную жалобу. ... арбитражного суда первой инстанции, истец подал апелляционную жалобу. ... ЗАО «Вешняки» считало, что причиной вынесения незаконного решения явилась необоснованная квалификация договора цессии как соглашения об исполнении третьим лицом обязательства должника, а также ошибочное толкование норм гл. 24 ГК РФ. Апелляционная инстанция Арбитражного суда г. Москвы оставила жалобу истца без удовлетворения. В ее постановлении нашел свое подтверждение вывод суда о том, что при уступке права требования исполнения денежного обязательства, вытекающего из кредитного договора, происходит перемена лиц в обязательстве, а не замена лиц в договоре, в результате чего специальной правосубъектности для реализации переданного права требования не требуется. В кассационной жалобе истец просил все состоявшиеся судебные акты отменить, ссылаясь на неправильное применение норм ГК РФ, Закона РСФСР «О банках и банковской деятельности»...При этом истец твердо придерживался позиции о безусловной замене лица в договоре и наличии специальных лицензий для реализации уступки прав требования, основанной на кредитном обязательстве по предоставлению иностранной валюты. Постановлением кассационной инстанции все состоявшиеся судебные акты оставлены без изменения, а жалобы истца без удовлетворения. Вывод кассационной инстанции сводился к тому, что оспариваемый договор цессии опосредует сделку по продаже долгов, которая действующим на момент заключения договора цессии гражданским законодательством (ГК РСФСР 1964 г., Основы гражданского законодательства Союза ССР и республик, часть первая ГК РФ) не запрещалась. Подобного рода сделки предусмотрены и главой 43 ГК РФ. В постановлении кассационной инстанции также отмечалось, что содержание и форма заключенного договора цессии не противоречат статьям 382-389 ГК РФ... При рассмотрении данного дела следовало учесть, что обязанности прежнего кредитора, принадлежащие ему по сделке, на момент уступки требования были им реализованы, в результате чего они не могли быть объектом передачи новому кредитору. Последним приобретается только право в обязательстве по уплате определенной суммы, в котором и происходит перемена лиц. Обращение ЗАО «Вешняки» на предмет принесения протеста никаких положительных результатов для последнего не принесло. Заместитель Председателя ВАС РФ отказал в принесении протеста в связи с отсутствием оснований для этого.

Представляется, что выводы судов по данному делу вносят существенный вклад в формирование арбитражной практики по применению главы 24 ГК РФ. Вступление в обязательство в качестве кредитора с правом требования не означает приобретения новым кредитором всех прав и обязанностей в договоре, на котором основана уступка права (требования).

Гражданско-правовые договоры по признаку взаимности прав и обязанностей у сторон принято разделять на односторонние и двусторонние. Двусторонние договоры характеризуются более сложной комбинацией: у каждой из сторон имеются как права, так и обязанности по отношению к другой стороне. Очевидно, что большинство договоров относятся именно ко второй группе сделок, когда каждая из сторон является одновременно и кредитором, и должником по отношению к другой стороне. В синаллагматических договорах кредитор может уступить свое конкретное право (требование), или по мнению В.В. Почуйкина – «обязательство в узком смысле» [13], новому кредитору в соответствии с общими правилами об уступке права требования, сохраняя при этом иные требования, вытекающие из договора, и оставаясь обязанным в тех обязательствах, где он является должником.

В обязательственном правоотношении изменение субъектного состава может заключаться в смене кредитора (субъекта права), в замене должника (субъекта гражданско-правовой обязанности), а также в перемене участника в двухстороннем обязательстве, являющегося одновременно кредитором и должником (субъектом прав и обязанностей).

«Для замены стороны в договоре необходимо волеизъявление трех лиц» [14]. Данное утверждение без сомнения относится к двустороннему (взаимному) договору.

В зависимости от вида договора – односторонний или взаимный – можно выделить следующие варианты замены стороны в договоре:

1) замена стороны-кредитора в одностороннем договоре;

2) замена стороны-должника в одностороннем договоре;

3) замена стороны в двустороннем договоре.

Рассмотрим эти случаи более подробно.

Замена стороны – кредитора в одностороннем договоре в связи с переходом прав кредитора другому лицу возможна:

а) на основании закона и наступления указанных в нем обстоятельств (такие нормы носят императивный характер, поэтому случаи перемены стороны в договоре не могут быть при наступлении указанных обстоятельств предметом обсуждения, за некоторыми исключениями) либо

б) на основании соглашения прежнего и нового кредиторов об уступке права (требования).

Вариант а) в силу практической нерегулируемости его соглашением сторон, тогда как причина рассмотрения в настоящем разделе исследования варианта б) кроется в самой норме закона, регулирующей уступку требования (статья 388 ГК РФ). Уступка требования кредитором другому лицу допускается, если она не противоречит закону, иным правовым актам или договору. Практика обширной договорной работы позволяет нам с уверенностью говорить о росте подобных оговорок о запрете уступки прав (требований) в обязательстве, и перемены стороны в договоре без согласия контрагента. В случае, если договором не предусмотрено такого условия в виде согласия должника, то перемена кредитора в одностороннем договоре производится по воле одной из сторон договора, согласованной с третьим лицом, принимающим права, принадлежащие кредитору в возникшем на основании договора обязательстве. Для замены стороны – кредитора в одностороннем договоре уступлены должны быть права в полном объеме, определяемом условиями договора. Вторым важным моментом данной сделки должно быть соответствие правосубъектности прежнего и нового кредиторов, когда для участия в договоре требуется наличие специальной правосубъектности.



← предыдущая страница    следующая страница →
1234




Интересное:


Контрактации - проблемы правового регулирования
Понятие сроков исковой давности в ГК РФ
Субъекты права общей долевой собственности
Мировые судьи в гражданском и уголовном судопроизводстве (суммарный процесс)
Об узуфрукте в Гражданском кодексе Франции 1804 года
Вернуться к списку публикаций