2015-04-23 19:25:30
ГлавнаяГражданское право и процесс — Расторжение договора



Расторжение договора


Расторжение договора при отсутствии соглашения его сторон.

Как было указано в общих положениях о расторжении договора, при отсутствии соглашения его сторон он может быть тем не менее расторгнут по требованию одной из его сторон в порядке реализации предоставленного ей права на односторонний отказ от договора либо путем обращения к судебной власти для получения соответствующего решения.

А. Односторонний отказ от договора.

Согласно пункту 3 статьи 450 ГК РФ в случае одностороннего отказа от исполнения договора полностью или частично, когда такой отказ допускается законом или соглашением сторон, договор считается соответственно расторгнутым или измененным.

Все предусмотренные законом случаи одностороннего отказа от договора могут быть разбиты на соответствующие группы. В качестве критерия такого деления можно выделить своего рода «подоснования» расторжения договора путем одностороннего отказа стороны от договора.

Первым таким основанием является наличие либо отсутствие нарушений контрагентом условий договора.

В отсутствие нарушений контрагента могут быть расторгнуты:

так называемые «фидуциарные» договоры: комитент вправе в любое время отказаться от исполнения договора комиссии, отменив данное комиссионеру поручение (пункт 1 статьи 1003 ГК РФ); доверитель вправе отменить поручение, а поверенный отказаться от него во всякое время (пункт 2 статьи 977);

отдельные виды договоров, заключенных на неопределенный срок: каждая из сторон договора аренды, заключенного на неопределенный срок, вправе в любое время отказаться от договора, предупредив об этом другую сторону за один месяц, а при аренде недвижимости – за три месяца (пункт 2 статьи 610 ГК РФ), агентский договор прекращается вследствие отказа одной из сторон от исполнения договора, заключенного без определения срока окончания его действия (статья 1010 ГК РФ), каждая из сторон договора коммерческой концессии, заключенного без указания срока, вправе во всякое время отказаться от договора, уведомив об этом другую сторону за шесть месяцев, если договором не предусмотрен более продолжительный срок (пункт 1 статьи 1037), договор простого товарищества прекращается вследствие отказа кого-либо из товарищей от дальнейшего участия в бессрочном договоре простого товарищества (пункт 1 статьи 1050 ГК РФ);

отдельные виды договоров, стороны которых можно подразделить на «сильные» и «слабые»: договор банковского счета может быть расторгнут по одностороннему заявлению клиента в любое время, банк же наделен правом требования расторжения договора банковского счета лишь в определенных случаях, предусмотренных ГК (статья 859 ГК РФ).

отдельные виды договоров, при наступлении определенных обстоятельств, не зависящих от воли сторон: даритель вправе отказаться от исполнения договора, содержащего обещание передать в будущем одаряемому вещь или право либо освободить одаряемого от имущественной обязанности, если после заключения договора имущественное или семейное положение либо состояние здоровья дарителя изменилось настолько, что исполнение договора в новых условиях приведет к существенному снижению уровня его жизни (пункт 1 статьи 577 ГК РФ).

Односторонний отказ от договора при отсутствии нарушений со стороны контрагента может быть сопряжен с возложением на отказывающуюся сторону определенных дополнительных обязательств и без таковых, например: государственный заказчик вправе отказаться от продукции, произведенной по государственному контракту, при условии полного возмещения им поставщику понесенных убытков в соответствии с действующим законодательством (например, статья 5 ФЗ от 13 декабря 1994 № 60-ФЗ «О поставке продукции для федеральных государственных нужд» [1]); если иное не предусмотрено договором подряда, заказчик может в любое время до сдачи ему результата работы отказаться от исполнения договора, уплатив подрядчику часть установленной цены пропорционально части работы, выполненной до получения извещения об отказе заказчика от исполнения договора. Заказчик также обязан возместить подрядчику убытки, причиненные прекращением договора подряда, в пределах разницы между ценой, определенной за всю работу, и частью цены, выплаченной за выполненную работу (статья 717 ГК РФ); заказчик вправе в любое время до сдачи ему работы отказаться от исполнения договора бытового подряда, уплатив подрядчику часть установленной цены пропорционально части работы, выполненной до уведомления об отказе от исполнения договора, и возместив подрядчику расходы, произведенные до этого момента в целях исполнения договора, если они не входят в указанную часть цены работы. Условия договора, лишающие заказчика этого права, ничтожны (статья 731 ГК РФ). Напротив, отмена доверителем поручения, как и отказ поверенного от его исполнения, не являющегося коммерческим представительством, не является основанием для возмещения убытков, причиненных поверенному либо доверителю соответственно прекращением договора поручения.

Следующим подвидом расторжения договора на основании отказа от него одной из сторон, является расторжение договора в одностороннем порядке в связи с нарушением другой стороной принятых на себя обязательств либо предположением о возможной неспособности стороны исполнить принятое на себя обязательство. Реализация такого права не лишает возможности требовать возмещения убытков в судебном порядке. В данном случае односторонний отказ от договора будет применением уполномоченной стороной мер оперативного воздействия, связанных с отказом совершить определенные действия в интересах неисправного контрагента, или так называемые меры отказного характера [2]. Отказ от договора в данном случае является мерой универсального характера, направленной на полное прекращение отношений управомоченного лица с неисправным контрагентом. В случае отказа стороны от договора речь идет «о праве стороны, в отношении которой другая сторона нарушила свои договорные обязанности, отказаться от договора, – очевидно путем внесудебного заявления об этом своему контрагенту, который, разумеется, не лишен права оспорить это заявление в суде, арбитраже, третейском суде» [3].

Отказ от договора может быть отнесен к мерам оперативного воздействия только в тех случаях, когда он применяется управомоченным лицом в ответ на нарушение обязанности другой стороной. В тех случаях, когда закон допускает отказ от договора в любое время, независимо от воли действий контрагента, отказ от договора следует рассматривать лишь как способ одностороннего прекращения договора и возникших на его основе обязательств.

Практическое значение такого разграничения состоит в том, что применение отказа от договора как меры оперативного воздействия на неисправного контрагента влечет за собой также и обязанность последнего возместить причиненные кредитору убытки, тогда как, воспользовавшись правом одностороннего отказа от договора, при отсутствии нарушения договора обязанным лицом управомоченный субъект сам в ряде случаев обязан возместить другой стороне ущерб, причиненный своим отказом.

В этой связи возникает обоснованный вопрос о юридических границах применения такой меры оперативного воздействия, как односторонний отказ. Пределы применения указанной меры определяются, во-первых, законом. В соответствии со статьей 310 ГК РФ возможность включения в соглашение сторон правила о допустимости одностороннего отказа от договора установлена лишь для предпринимательских договоров. В остальных случаях односторонний отказ регулируется непосредственно законом. Во-вторых, пределы применения такой меры воздействия определяются также и теми конкретными условиями, при наличии которых закон допускает односторонний отказ от договора. В законе эти условия сформулированы различным способом: в соответствии со статьей 466 ГК РФ если продавец передал в нарушение договора купли – продажи покупателю меньшее количество товара, чем определено договором, покупатель вправе, если иное не предусмотрено договором, ... либо отказаться от переданного товара и от его оплаты, а если товар оплачен, потребовать возврата уплаченной денежной суммы; согласно пункту 1 статьи 578 ГК РФ даритель вправе отменить дарение, если одаряемый совершил покушение на его жизнь, жизнь кого-либо из членов его семьи или близких родственников либо умышленно причинил дарителю телесные повреждения, и т.д.

В ряде случаев односторонний отказ от договора не допускается законом, независимо от включения подобного условия в договор, например, в соответствии со статьями 619 и 620 ГК РФ односторонний отказ от договора аренды, заключенного на определенный срок, тогда как в иных закон предусматривает ничтожность условий об ограничении или отмене права одной или обеих сторон на односторонний отказ. В качестве примера можно привести договор постоянной ренты (пункт 3 статьи 592 ГК РФ), договор банковского вклада (абзац 2 пункта 2 статьи 837 ГК РФ), договор поручения (пункт 2 статьи 977 ГК РФ), бессрочный договор простого товарищества (статья 1051 ГК РФ) и другие.

Односторонний отказ от исполнения договора представляет собой одностороннюю сделку, направленную на прекращение гражданских прав и обязанностей, вытекающих из договора, для оценки которой соответственно применяются общие нормы о сделках, предусмотренные ГК РФ. Глава 29 не содержит правил о форме такого одностороннего волеизъявления, тем не менее, опираясь на статью 156 ГК РФ можно сделать вывод, что односторонний отказ от исполнения договора должен совершаться в той же форме, что и договор, если из закона, иных правовых актов, договора или обычаев делового оборота не вытекает иное.

Для реализации права одностороннего отказа от исполнения договора, как и для изменения его условий, не требуется обращаться в суд с соответствующим иском. В пункте 3 статьи 450 ГК РФ не определяет момент расторжения договора и прекращение возникших на его основании обязательств сторон. Способ решения данного вопроса достаточно четко продемонстрирован применительно к одному из наиболее урегулированных видов договоров – договору поставки, который согласно пункту 4 статьи 523 ГК РФ считается расторгнутым с момента получения одной стороной уведомления другой стороны об одностороннем отказе от исполнения договора, если иной срок расторжения договора не предусмотрен в уведомлении либо не определен законом или соглашением сторон. Исходя из двустороннего характера договорных отношений, за другой стороной договора следует признать право на информацию о состоянии этих отношений, что законодатель и сделал применительно к договору поставки. Сторона вправе считать себя состоящей в договорных отношениях до тех пор, пока не получит информации о противном. Поэтому, в случае одностороннего отказа от исполнения договора моментом его расторжения и прекращения обязательств сторон является тот момент, когда одна сторона узнала или должна была узнать об одностороннем отказе другой стороны от исполнения договора. Договор считается расторгнутым или измененным с момента, когда сторона, наделенная правом на односторонний отказ от договора, доведет свое решение в надлежащей форме до контрагента по договору. В этой связи представляется, что отказ от договора не может быть отозван в пределах срока уведомления о расторжении договора. С момента получения другой стороной соответствующего уведомления право на расторжение является осуществленным.

Реализация данного права вызывает соответствующие правовые последствия: сторона, получившая заявление об отказе от договора, может уже предпринять меры для минимизации своих потерь.

В случае, когда возможность для обеих сторон или одной из них расторгнуть договор связана с принятием на себя определенных обязательств, такой договор также будет считаться расторгнутым с момента получения контрагентом соответствующего уведомления о расторжении договора. Высказанное в литературе мнение о том, что договор в этом случае будет расторгнут лишь «после выполнения инициатором расторжения всех соответствующих обязательств, до этого же он является действующим» [4], на наш взгляд представляется не отражающим смысл нормы права. Например, согласно пункту 2 статьи 806 ГК РФ «при одностороннем от исполнения договора сторона, заявившая об отказе, возмещает другой стороне убытки, вызванные расторжением договора»; согласно статье 717 ГК РФ «заказчик... обязан возместить подрядчику убытки, причиненные прекращением договора подряда...». Приведенные тексты правовых норм свидетельствуют об обратном. Более того, убытки определяются пострадавшей стороной, и предъявление требования об их возмещении является правом, а не обязанностью пострадавшей стороны, т.е. такое требование может и не поступить к инициатору расторжения договора, а следовательно, договор, если придерживаться высказанной С.А. Соменковым точки зрения, будет существовать бессрочно.

В некоторых случаях закон требует от инициатора расторжения заблаговременно известить другую сторону о своем решении расторгнуть договор. Это обусловлено спецификой отношений, устанавливающихся между сторонами подобных договоров. Противоположная сторона должна иметь время для того, чтобы привести в порядок свои дела и избежать или, по крайней мере, свести к минимуму возможные потери от такого расторжения.

Срок для уведомления, установленный ГК, как правило, может быть изменен договором. При этом применительно к отдельным видам договоров ГК допускает лишь увеличение этого срока (например, пункт 3 статьи 977 ГК РФ), иные сроки вообще не могут быть скорректированы сторонами на основании их соглашения. В указанных случаях расторжение договора происходит, в отличие от общего положения, не в момент получения другой стороной уведомления об отказе, а лишь по истечении соответствующего срока, и до этого момента договор продолжает действовать.

Расторжение договора в одностороннем порядке не означает, что другая сторона не имеет права, согласно статье 11 ГК РФ, оспорить в суде односторонний отказ от исполнения договора, если считает, что он нарушает ее гражданские права, и добиваться признания расторжения договора в одностороннем порядке недействительным. Президиум ВАС РФ указал, что неправомерный отказ стороны по договору от исполнения обязательств влечет ее обязанность возмещать причиненные этим убытки [5].

В отдельных случаях право на одностороннее расторжение осуществляется консолидированно, вместе с требованием о возмещении убытков или уплаты других сумм. Так, в случае существенного нарушения требований к качеству товара (пункт 2 статьи 475 ГК) покупатель вправе отказаться от исполнения договора купли-продажи и потребовать возврата уплаченной за товар денежной суммы. Если, допустим, другая сторона откажется возвратить деньги, покупатель может обратиться за защитой своих интересов в суд. Но такой иск будет предъявляться о возврате уплаченной суммы, а не о расторжении договора, который уже расторгнут заявлением покупателя об отказе от договора.

Б. Расторжение договора в судебном порядке

Возможность обращения к судебным органам за защитой материального субъективного права является важнейшей в содержании принадлежащего управомоченному лицу права на защиту. Нам представляется, что обращение в суд с иском о расторжении договора представляет собой именно реализацию данной возможности.

В соответствии с пунктом 2 статьи 450 ГК РФ по требованию одной из сторон договор может быть изменен или расторгнут по решению суда только:

1) при существенном нарушении договора другой стороной;

2) в иных случаях, предусмотренных ГК РФ, другими законами или договором.

Данная формулировка отражает принципы недопустимости произвольного вмешательства кого-либо в частные дела и свободы договора. Только соглашением сторон либо нормативным актом, имеющим статус закона, могут быть установлены основания расторжения договора на основании решения суда. Данное положение получило непосредственное выражение в судебной практике: в Постановлении Президиума ВАС РФ от 07 июля 1998 года № 781/98 определено, что «требования об изменении договора могут быть удовлетворены, если они заявлены по основаниям, установленным ГК РФ, другими законами или договором [6]».

Непосредственно установленное в статье 450 ГК РФ основание для изменения или расторжения договора – существенное нарушение договора другой стороной.

Существенным, в соответствии с указанной статьей, признается нарушение договора одной из сторон, которое влечет для другой стороны такой ущерб, что она в значительной степени лишается того, на что была вправе рассчитывать при заключении договора. Даваемое легальное определение термина «существенное нарушение» во многом соотносится со статьей 25 Венской конвенции о договорах международной купли-продажи товаров [7]: «Нарушение договора, допущенное одной из сторон, является существенным, если оно влечет за собой такой вред для другой стороны, что последняя в значительной степени лишается того, на что была вправе рассчитывать на основании договора, за исключением случаев, когда нарушившая договор сторона не предвидела такого результата и разумное лицо, действующее в том же качестве при аналогичных обстоятельствах, не предвидело бы его». Однако Конвенция не допускает расторжения договора купли-продажи в случаях, когда нарушившая договор сторона не предвидела такого результата и разумное лицо, действующее в том же качестве при аналогичных обстоятельствах, не предвидело бы его. Российский же законодатель использовал более краткую и более жесткую формулировку, согласно которой не требуется выяснять наличие у нарушителя реальной возможности предвидения нарушения.

По мнению М.Г. Розенберга [8] существенным следует признавать такое нарушение, которое влечет для другой стороны невозможность достижения цели договора. В этой связи термин «ущерб» не должен толковаться ограничительно. В соответствии со статьей 15 ГК РФ под реальным ущербом понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, а также стоимость утраченного или поврежденного имущества. Но сам по себе значительный ущерб еще не дает права признать данное нарушение существенным. Кроме возможных высоких дополнительных расходов, неполучения доходов, он включает и другие последствия, существенно отражающиеся на интересах стороны. В этой связи чрезвычайно важно выяснить, какие цели ставила сторона при заключении договора и как нарушение его условий контрагентом повлияло на ее интересы. Если ущерб от нарушения значителен, но кредитор не лишается рассчитываемого блага, то ущерб не может быть рассмотрен как существенный. Право на обращение в суд с иском о расторжении договора может быть рассмотрено как мера защиты интереса лица, с которым оно вступает в договор. Хотя статья 450 ГК РФ и говорит о существенном нарушении как о свершившемся факте, специальные нормы, регулирующие отдельные виды договоров, предусматривают право стороны договора на обращение в суд при наличии ожидаемого существенного нарушения договора. Так, статья 821 ГК РФ предоставляет в пункте 1 право кредитору отказаться от предоставления заемщику кредита при наличии обстоятельств, очевидно свидетельствующих о том, что предоставленная заемщику сумма не будет возвращена в срок. Такой подход законодателя ясно прослеживается при анализе отдельных положений ГК РФ. Например, по договору пожизненной ренты (статья 599) сам факт ее неуплаты в срок дает право получателю ренты потребовать расторжения договора. Существенным нарушением договора купли – продажи признается, в частности, передача товара с неустранимыми недостатками, с недостатками, выявляемыми неоднократно либо проявляющимися вновь после их устранения (пункт 2 статьи 475). При применении этого правила следует учитывать арбитражную практику, нашедшую, в частности, отражение в Информационном письме ВАС РФ от 5 мая 1997 г. N 14 «Обзор практики разрешения споров, связанных с заключением, изменением и расторжением договора» [9]. Прежде всего сторона, ссылающаяся на существенное нарушение договора, должна представить суду соответствующие доказательства его наличия. Сам факт наличия такого нарушения не служит основанием для расторжения договора, если в разумный срок нарушение устранено. Когда сторона имела право в силу норм ГК требовать изменения договора, но им не воспользовалась, суд по требованию другой стороны обоснованно принял решение о расторжении договора, признав существенными допущенные нарушения.

Понятие существенности основано прежде всего на применении экономического критерия, когда нарушение договора одной из сторон влечет за собой для другой стороны особого свойства ущерб. Он выражается в том, что потерпевшая сторона в значительной степени лишается того, на что была вправе рассчитывать при заключении договора. Сторона, заявившая требование об изменении или прекращении договора, должна доказать, что при продолжении действия договора она может понести ущерб в форме упущенной выгоды и тех расходов, которые возникли в процессе исполнения договора. Существенность нарушения договора определяется судом. Однако на этот счет имеются и указания в законе. Согласно статье 523 ГК РФ нарушение договора поставки поставщиком предполагается существенным, во-первых, при поставке товаров ненадлежащего качества с недостатками, которые не могут быть устранены в приемлемый для покупателя срок, и, во-вторых, при неоднократном нарушении сроков поставки. Во втором случае изменение и расторжение договора допускается по основаниям, прямо предусмотренным Кодексом, другими законами или договором. Такими основаниями выступают действия (бездействие) стороны договора, создающие условия для возможного причинения ущерба другой стороне, хотя они непосредственно не связаны с нарушением договорного обязательства. Примером могут служить действия стороны, формулирующей условия договора присоединения в ущерб интересам другой стороны (пункт 2 статьи 428 ГК РФ).

При рассмотрении указанного вопроса считаем необходимым отразить формирование судебной практики по вопросу расторжения договора в связи с существенным нарушением договора одной из сторон.

Формирование судебной практики по вопросу о существенном нарушении договора начинается с 1996 года.

Согласно нормам ГК РФ существенность нарушения определяется непосредственно судом. Сторона, утверждающая, что контрагент допустил существенное нарушение договора, должна доказать не только сам факт нарушения, но и его существенный характер, за исключением тех случаев, когда нарушение согласно закону предполагается существенным. Так, арендодатель обратился в арбитражный суд с иском к арендатору о взыскании задолженности по арендной плате, неустойки за просрочку платежа и расторжении договора аренды в связи с его существенным нарушением арендатором. Решением суда первой инстанции с ответчика взыскана задолженность по арендной плате и неустойка, в иске о расторжении договора аренды отказано по следующим основаниям. Суд установил, что между сторонами ранее имелись разногласия по размеру подлежащей перечислению арендной платы. Ответчик своевременно осуществлял арендные платежи, однако в меньшем размере, в связи с чем и образовалась предъявленная ко взысканию задолженность. Частью первой статьи 619 ГК РФ предусмотрены основания досрочного расторжения договора аренды по требованию арендодателя. Согласно части второй названной статьи другие основания для этого в соответствии с пунктом 2 статьи 450 Кодекса могут быть установлены договором аренды. Поскольку стороны в договоре не оговорили возможности его досрочного расторжения в случае невнесения арендной платы в полном размере, а в части первой статьи 619 ГК РФ такое основание досрочного расторжения договора не содержится, арбитражный суд, взыскав задолженность по арендной плате и неустойку за просрочку платежа, в иске о расторжении договора аренды отказал. Суд апелляционной инстанции отменил решение суда первой инстанции в части отказа в расторжении договора аренды, указав, что наличие статьи 619 ГК РФ, устанавливающей специальные правила досрочного расторжения договора, не исключает возможности досрочного расторжения договора аренды на основании статьи 450 Кодекса. Согласно пункту 2 статьи 450 ГК РФ по требованию одной из сторон договор может быть расторгнут по решению суда при существенном нарушении договора другой стороной. Существенным признается нарушение договора одной из сторон, которое влечет для другой стороны такой ущерб, что она в значительной степени лишается того, на что была вправе рассчитывать при заключении договора. Оценив обстоятельства дела и придя к выводу, что нарушение, допущенное ответчиком, является существенным, суд расторг договор аренды [10].

В другом деле, решением Бутырского межмуниципального суда Северо-Восточного административного округа г. Москвы (оставленным без изменения судебной коллегией по гражданским делам Московского городского суда) гражданину К было отказано в иске к гражданину Ю о расторжении договора купли-продажи квартиры в связи с неполной оплатой ее стоимости. Одним из оснований отказа в иске явилось то, что данный договор затрагивает интересы супруги ответчика Ю, привлеченной к участию в деле в качестве третьего лица, так как квартира приобретена в период брака и между супругами возник спор о разделе имущества. Президиум Московского городского суда не согласился с выводами судов нижестоящих инстанций и признал, что в данном случае имеет место существенное нарушение договора, предусмотренное пунктом 2 статьи 450 ГК и договор может быть расторгнут. Ссылка же на то, что договор купли-продажи затрагивает интересы третьего лица, не имеет значения для правильного разрешения спора, так как данное обстоятельство не освобождает стороны от принятых на себя обязательств по договору [11].

Таким образом, существенное нарушение договора как основание его расторжения не зависит от каких-либо сопутствующих обстоятельств, если иное не следует из закона или договора.

В некоторых случаях неисправной стороне предоставляется возможность исправить допущенные нарушения и, тем самым, избежать расторжения договора. Так, не подлежит удовлетворению требование о расторжении договора аренды, если в разумный срок устранены нарушения, послужившие основанием для обращения в суд [12].



← предыдущая страница    следующая страница →
123456




Интересное:


Супруги как субъекты права общей собственности
Особенности договорных отношений по использованию прав на изобретение
Момент заключения договора и вступление его в законную силу
Мировой суд как форма осуществления ответственности
Правовое регулирование неустойки на современном этапе
Вернуться к списку публикаций