2015-04-23 19:25:30
ГлавнаяГражданское право и процесс — Расторжение договора



Расторжение договора


Расторжение договора путем достижения соглашения о предоставлении замены исполнения – отступного.

В соответствии со статьей 409 ГК РФ «по соглашению сторон обязательство может быть прекращено предоставлением взамен исполнения отступного (уплатой денег, передачей имущества и т.п.). Размер, сроки и порядок предоставления отступного устанавливается сторонами». Оговоримся сразу же, что такое соглашение может иметь как характер соглашения о расторжении договора, так и соглашения о предоставлении права другой стороне на односторонний отказ от исполнения договора.

Анализ приведенной нормы с учетом ее расположения и взаимодействия с другими нормами ГК позволяет выявить следующие признаки отступного. Соглашение об отступном является выражением воли сторон прекратить обязательство, существующее между этими сторонами. Поскольку отступное рассматривается в первую очередь как один из способов прекращения обязательств, а следовательно, воля сторон, устанавливающих соответствующее условие, должна быть прежде всего направлена на прекращение обязательственных отношений. В современном гражданском законодательстве отступное явилось результатом слияния двух известных ранее отечественному праву институтов – собственно отступного как разновидности задатка и замены исполнения [21]. Отступное обладает характерной чертой – наиболее оперативное и связанное с минимальными затратами освобождение от обязательств. Отступное, наряду с зачетом и новацией, должно быть отнесено к юридическим фактам, погашающим обязательство также, как и само исполнение, или к «суррогатам исполнения» [22]. Как соглашение сторон отступное является двусторонней сделкой, и к нему подлежат применению правила о порядке, форме, условиях действительности сделок, предусмотренные ГК РФ. В.В. Витрянский, обосновывая необходимость применения к соглашению об отступном общих положений о сделках, договорах и обязательствах, содержащихся в ГК РФ, указывает на «отсутствие в законодательстве специальных правил, регламентирующих форму соглашения об отступном, порядок его заключения, изменения и расторжения» [23]. Отступное как договор является основанием возникновения обязательственного правоотношения сторон, или обязательства. В зависимости от прекращаемого правоотношения – взаимного или одностороннего – соглашение об отступном также будет носить либо взаимный, либо односторонний характер соответственно. Определение предмета обязательства из соглашения об отступном взаимосвязано с отнесением такого соглашения к реальным либо консенсуальным сделкам. Реальной является сделка, для совершения которой недостаточно соглашения сторон, а необходима еще передача вещи. Конструирование отступного как реальной сделки сужает сферу применения отступного. В этом случае его предмет ограничивается только имуществом, которое единственное и может быть передано непосредственно от должника к кредитору, и являться самим «отступным». В литературе существует две взаимоисключающие позиции, рассматривающие отступное либо как реальную, либо как консенсуальную сделку [24]. Судебная практика в немногочисленных решениях, затрагивающих вопрос отступного придерживается следующей позиции. В постановлении Президиума ВАС РФ от 27 июня 2000 года №7508/99 [25] отмечено, что «неисполнение ответчиком соглашения об отступном следует расценивать не как обстоятельство, свидетельствующее о ничтожности сделки, а как нарушение обязательства, влекущее за собой ответственность в соответствии с нормами главы 25 ГК РФ»; в постановлении Президиума ВАС РФ от 13 февраля 2002 года № 7223/98 [26] отражено, что «суд правомерно признал указанное соглашение об отступном не имеющим юридической силы, поскольку к моменту его заключения электростанция не обладала имущественными правами к обществу, и следовательно, фактически не предоставила взамен исполнения отступного, как этого требует статья 409 ГК РФ».

В связи с минимальной правовой регламентацией данного вопроса, нам представляется невозможным сделать бесспорный вывод в пользу того или иного мнения, однако мы все же склонны рассматривать соглашение об отступном как консенсуальную сделку по следующим основаниям. Использование конструкции реальной сделки исключает замену исполнения работами или услугами. Как обязательственное отношение, отступное подчиняется общим правилам об обязательствах, предметом которых согласно статье 307 ГК РФ является передача имущества, выполнение работ, уплата денег и т.п. Для исключения какого-либо из названных предметов из сферы действия отступного не представляется каких-либо оснований. Далее, в качестве законодательного источника, подтверждающего консенсуальный характер отступного как сделки можно привести статью 95 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)», согласно которой погашенными считаются требования кредиторов, «по которым достигнуто соглашение об отступном». Мы исходим из положения, что федеральный закон принят в соответствии с действующим ГК РФ. Консенсуальный характер сделки подтверждается также следующим. Неисполнение ответчиком соглашения об отступном следует расценивать не как обстоятельство, свидетельствующее о ничтожности сделки, а как нарушение обязательства, влекущее за собой ответственность в соответствии с нормами главы 25 ГК РФ.

Как было уже отмечено ранее, соглашение об отступном подчиняется требованиям, предъявляемым при совершении сделок. Ввиду отсутствия в статьи 409 ГК РФ каких-либо специальных требований к письменной форме договора об отступном, нет оснований не применять к такому договору общих правил о сделках и договорах, установленных ГК РФ. Момент заключения соглашения об отступном определяется правилом статьи 432 – «договор считается заключенным, если между сторонами достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора и это соглашение облечено в надлежащую форму». Остановимся не некоторых, на наш взгляд наиболее проблемных аспектах данного вопроса. Одним из них является государственная регистрация соглашения об отступном, предметом которого является передача имущества, требующего государственной регистрации [27].

Однако в настоящее время правоприменительная практика пошла по иному пути. В Информационном письме Президиума ВАС РФ от 16 февраля 2001 года № 59 «Обзор практики разрешения споров, связанных с применением Федерального закона «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» [28] отмечено, что соглашение, определяющее размер, сроки и порядок предоставления в качестве отступного недвижимого имущества, не подлежит обязательной государственной регистрации. Государственной регистрации подлежит переход права собственности на недвижимое имущество, предоставляемое в качестве отступного.

Другим аспектом является воздействие основного обязательства на соглашение об отступном. При определении надлежащей формы такого соглашения должны учитываться не только условия собственно соглашения об отступном, но также и условия обязательства, прекращению которого оно служит. Форма основного договора будет всегда определять форму соглашения об отступном в том смысле, что соответствующее соглашение под угрозой недействительности, не может быть заключено в более упрощенной форме, чем договор, обязательства из которого прекращаются отступным.

Применительно к соглашению об отступном можно выделить следующие условия, которые закон относит к существенным. Необходимыми условиями для договоров данного вида закон называет условия о размере, сроке и порядке предоставления отступного. В.В. Витрянский относит к существенным еще два условия – о предмете отступного и о существе прекращаемого обязательства [29]. Существенными будут также и условия являющиеся существенными для того вида договора, которым опосредуется передача конкретных имущественных ценностей как отступного. Сфера применения способа расторжения договора путем заключения соглашения об отступном достаточно широка, как впрочем любого вида соглашения о расторжении договора по взаимному волеизъявлению сторон. В сферу действия отступного должны попадать любые основания, по которым стороны захотят оговорить право каждой из них (или только одной) отказаться от исполнения обязательства, причем как до начала соответствующего исполнения, так и в ходе его, даже и после того, как срок для надлежащего исполнения истечет [30]. Данный вывод свидетельствует о том, что соглашение об отступном может носить следующий характер. Если соглашение об отступном заключается при установлении обязательства то такое отступное до начала исполнения обязательства, такое соглашение может иметь признаки обеспечительного обязательства. Анализ законодательства, материалов судебной практики и исследований ученых и практиков позволяют согласиться с высказанным в литературе мнением о том, что «отступное является институтом, грамотное использование которого позволяет решать правовые проблемы, которые ранее казались тупиковыми» [31]. Однако есть одно «но». В литературе высказаны противоположные мнения относительно места институтов новации и отступного и их соотношении в современном российском гражданском праве [32]. Нам представляется их соотношение следующим. Как следует из определения отступного, даваемого статьей 409 ГК РФ, оно представляет собой замену исполнения, т.е. замену той обязанности, которая возложена на должника в силу существующего обязательства, новой обязанностью в рамках обязательства, возникающего на основании соглашения об отступном. Новация согласно статье 414 ГК РФ представляет собой замену первоначального обязательства, существовавшего между сторонами, другим обязательством между теми же сторонами, предусматривающим иной предмет или способ исполнения. Наша позиция, что в данном контексте понятие обязательства употребляется в узком смысле, была аргументирована несколько выше. Следовательно, и новация, и отступное представляют собой разновидности замены одной обязанности должника другой. Отступное направлено на прекращение обязательства и правовой связанности сторон, между тем при новации происходит замена первоначального обязательства, прекратившего свое действие. Нам представляется, что отступное и новация соотносятся как видовое и родовое понятия. Отступное, являясь частным случаем новации, представляет собой соглашение сторон, в соответствии с которым кредитор отступается от своего права требовать обязательства в натуре за то, что ему будет предоставлено отступное, которое может иметь и неэквивалентный характер.

Соглашение о прощении долга как способ расторжения договора.

С принятием первой части Гражданского кодекса РФ прощение долга впервые оказался прямо предусмотрено законом (статья 415 ГК), хотя и ранее признавалось советской [33] и российской доктриной в качестве одного из способов прекращения обязательств. Это нововведение породило ряд непростых вопросов, приобретших особую актуальность после принятия второй части ГК РФ, где претерпело существенные изменения по сравнению с ГК РСФСР 1964 года правовое регулирование отношений в рамках договора дарения. Согласно пункту 1 статьи 572 ГК РФ одним из видов дарения является безвозмездное освобождение одаряемого дарителем от имущественной обязанности перед собой, что по своей конструкции имеет значительное внешнее сходство с прощением долга, определяемым в статье 415 ГК РФ как освобождение кредитором должника от лежащих на последнем обязанностей. В юридической литературе неоднократно отмечалось на указанное сходство, причем из этого обстоятельства до сих пор делаются прямо противоположные выводы, в зависимости от того как автор квалифицирует сделку – как одностороннюю или двустороннюю. Так, М.Г. Масевич, отмечая, что дарение является двусторонней сделкой, указывает, что «этим признаком дарение отличается от прощения долга, которое в соответствии со статьей 415 ГК РФ относится к односторонним сделкам» [34]. Иного взгляда придерживается М.И. Брагинский, считая, что, поскольку прощение долга выражается в форме освобождения кредитором должника от имущественной обязанности, оно в результате становится одним из видов дарения и «во-первых, должно быть основано на соглашении сторон и, во-вторых, подчиняться ограничениям и запретам, установленным статьями 575, 576 ГК РФ» [35]. A.JI. Маковский также ставит знак тождества между двумя понятиями, отмечая, что предметом договора дарения помимо прочих является, в частности «освобождение одаряемого от его имущественной обязанности перед дарителем, т.е. прощение долга» [36]. А.М. Эрделевский в статье «Прощение долга и договор дарения» [37] отмечает, что поскольку в законе отсутствует специальное указания на достаточность одностороннего волеизъявления для порождения правового результата» (пункт 2 статьи 154 ГК РФ), то «прощение долга должно квалифицироваться как двусторонняя сделка, в связи с чем для ее совершения необходимо достижение соглашения между кредитором и должником». Вместе с тем, А.М. Эрделевский отмечает, что «прощение долга вовсе не обязательно является разновидностью дарения (в статье 415 ГК РФ отсутствует указание на безвозмездный характер прощение долга, и из этого А.М. Эрделевский делает вывод, что может иметь место «прощение долга, которое обусловлено встречным имущественным предоставлением, а в силу этого оно не является безвозмездным и не может быть отнесено к дарению»); дарение же в виде освобождения одаряемого от обязанности по отношению к дарителю всегда является одновременно и прощением долга. Поэтому последнее подвержено ограничениям, установленным для договора дарения, только тогда и постольку, когда и поскольку оно представляет собой дарение, а таковым оно может и не являться. В случае спора о действительном характере прощения долга вопрос должен решаться в каждом конкретном случае с учетом всех обстоятельств дела, позволяющих выяснить, на достижение каких правовых последствий была направлена воля кредитора: «если она была направлена на сохранение имущественной массы должника путем безвозмездного освобождения его от имущественной обязанности, то в этом случае прощение долга является дарением; при отсутствии этих условий прощение долга не может быть признано дарением и в силу этого не подвержено ограничениям, установленным в ст. ст. 575, 576 ГК». При наличии встречного предоставления прощения долга становится схожим с отступным. В его более позднем материале «Прекращение обязательств» [38] отмечается, что сам «термин «прощение» применительно к долгу предполагает безвозмездный характер этого действия», но, развивая указанный выше принцип достижения определенных правовых последствий как способ разграничения дарения и прощения долга, «дарение непосредственно направлено на увеличение или сохранение имущественной сферы одаряемого, в то время как непосредственная цель прощения долга состоит в прекращении существующего между кредитором и должником обязательства путем отказа от принадлежащего кредитору права». Таким образом, А.М. Эрделевский признает прощение долга односторонней сделкой (в силу отсутствия прямого указания закона на соглашение сторон как основание прощения долга, в то время как для отступного и новации необходимость заключения соглашения прямо предусмотрена в статьях 409, 415 ГК РФ – Е.М.), ввиду чего не усматривает оснований для распространения на прощение долга запретов и ограничений, установленных для договора дарения». С.А. Соменков считает прощение долга «одной из разновидностей расторжения договора по соглашению сторон», и что «прощение долга как способ прекращения обязательства не всегда представляет собой договор и в определенных случаях и в определенных случаях может быть реализовано и в одностороннем порядке» [39]. Нам представляется, что прощение долга действительно затрагивает интересы не только кредитора, но и должника. Для его действительности необходимо взаимное волеизъявление сторон договора. Заметим, однако, что в судебной практике пока не выработано определенного подхода к этому вопросу. Как и соглашение об изменении договора, соглашение о расторжении договора должно быть заключено в той же форме, что и расторгаемый договор (пункт 1 статьи 452 ГК). Договор, заключенный согласно ст. 159 ГК в устной форме, может быть расторгнут устным соглашением сторон, письменный договор – письменным соглашением. Такое соглашение также может быть заключено в соответствии с пунктом 2 статьи 434 ГК РФ как путем составления одного документа, подписанного сторонами, так и путем обмена документами посредством почтовой, телеграфной, телетайпной, телефонной, электронной или иной связи, позволяющей достоверно установить, что документ исходит от стороны по расторгаемому договору. Соглашение о расторжении договора, заключенного в нотариальной форме, должно быть нотариально удостоверено, а соглашение о расторжении договора, прошедшего государственную регистрацию, также должно быть зарегистрировано. Стороны не вправе предусматривать в договоре менее строгую форму для соглашения о его расторжении, чем та, в которой заключен сам договор, более же строгая форма может иметь место.

Соглашение о расторжении договора как сделка подчиняется общим правилам о сделках, соответственно к такому соглашению применяются и другие требования, касающиеся не только формы, в которой совершается волеизъявление сторон сделки, но также условий формирования воли лица, содержания сделки, которое не должно нарушать ни запретительных, ни предписывающих норм законодательства и прочие. Г.Ф. Шершеневич указывал, что, как и новый договор, «соглашение о прекращении обязательства предполагает дееспособность сторон, а потому такая сделка, совершенная лицом несостоятельным, не достигнет желаемого результата, т.е. не прекратит обязательства» [40].

Договор считается расторгнутым, а обязательства сторон прекращенными с момента, установленного самими сторонами. Если же стороны не договорились о каком-то особом моменте расторжения, то моментом расторжения договора и прекращения вытекающих из него обязательств будет считаться момент заключения соглашения о расторжении договора, определяемый по общим правилам, установленным для договоров.



[1] Приводится по: Шилохвост О.Ю. Отступное в гражданском праве. М., 1999. С.67.

[2] Собрание законодательства РФ. 2002. № 30. Ст. 3012.

[3] Первоначальный текст документа опубликован в издании «Ведомости ВС РСФСР», 1964, № 24. Ст. 407. Дан в редакции следующего документа Федеральный Закон от 25.07.2002 N 112-ФЗ.

[4] Андреев С.Е., Сивачева И.А., Федотова А.И. Договор: заключение, изменение, расторжение. М., 1997. С.82.

[5] Ведомости ВС РСФСР. 1964. № 24. Ст. 407.

[6] Обязательства и способы их обеспечения: неустойка, залог, поручительство, банковская гарантия (комментарий к новому ГК) // Правовые нормы о предпринимательстве: Бюллетень. Вып. I. М., 1995. С.36.

[7] Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Книга первая: Общие положения. М., 1999. С.425.

[8] Гражданское право. Том 1. Учебник / Под ред. А.П.Сергеева, Ю.К.Толстого. СПб., 1996. С.472.

[9] Гражданское право: В 2 т. Том II. Полутом 1: Учебник / Отв. ред. проф. Е.А.Суханов. М., 2002. С.45.

[10] Гражданское право: Учебник / Под общ. ред. Т.И.Илларионовой, Б.М.Гонгало, В. А.Плетнева. Ч.1. М., 1998. С.363.

[11] Другой позиции придерживаются Д.В.Мурзин, Н.Ю.Мурзина в работе «Новация в российском договорном праве». См. Актуальные проблемы гражданского права / Под ред. С.С.Алексеева. М., 2000. С.148-193.

[12] Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Книга первая: Общие положения. М., 1999. С.435.

[13] Свит Ю.П. Новация как способ прекращения обязательств // Современное право. 2000. №3. С. 15.

[14] Комментарий к Гражданскому Кодексу Российской Федерации, части первой /Отв. ред. О.Н.Садиков. М., 1995. С.403.

[15] Д.В. Мурзин, Н.Ю. Мурзина. Новация в российском договорном праве. Актуальные проблемы гражданского права / Под ред. С.С. Алексеева. М., 2000. С. 183.

[16] Документ опубликован не был и получен с использованием СПС «Консультант Плюс – Арбитраж». Документ № 5309.

[17] Документ опубликован не был и получен с использованием СПС «Консультант Плюс - Арбитраж». Документ № 4609.

[18] Документ опубликован не был и получен с использованием СПС «Консультант Плюс - Арбитраж». Документ № 16260.

[19] Собрание Законодательства РФ. 1998. №2. Ст.222.

[20] Документ опубликован не был и получен с использованием СПС «Консультант Плюс - Арбитраж». Документ №6197.

[21] Первое монографическое исследование отступного и связанных с ним проблем произведено О.Ю. Шилохвостом в работе «Отступное в гражданском праве России». М., 1999.

[22] Шилохвост О.Ю. Указ. соч. С. 134.

[23] Научно-практический комментарий к части первой ГК РФ для предпринимателей. М., 1999. С. 537

[24] Сторонником отнесения отступного к реальным сделкам являются Витрянский В.В., Суханов Е.А. См. Гражданское право: Учебник / Отв. ред. прф. Е.А. Суханов. Т.2. Полутом 1. М., 2002.С. 199; противоположной точки зрения придерживаются Д.В.Мурзин, Н.Ю.Мурзина. Указ.соч. С. 171; Фаддеева Т.А. См. Гражданское право: Учебник / Под ред. А.П.Сергеева, Ю.К.Толстого. Т.1. М., 2001. С.602; Шилохвост О.Ю. Указ. соч. С.136-137; Эрделевский А.М. См. Прекращение обязательств // Справочно-правовая система «Консультант Плюс - Комментарий законодательства».

[25] Вестник ВАС РФ. 2000. № 10. С. 38-39.

[26] Вестник ВАС РФ. 2002. № 6. С. 48-49.

[27] Витрянский В.В., Шилохвост О.Ю высказываются за необходимость государственной регистрации таких соглашений в соответствии с п.1 ст. 164 ГК РФ.

[28] Вестник ВАС РФ. 2001. №4. С.19-33.

[29] Научно-практический комментарий к части первой Гражданского кодекса Российской Федерации для предпринимателей. С.538.

[30] Шилохвост О.Ю. Указ. соч. С.220.

[31] Витрянский В.В. Прекращение обязательств (Глава 26) // Комментарий части первой Гражданского кодекса для предпринимателей. М., 1995. С.329.

[32] Д.В. Мурзин, Н.Ю. Мурзина в работе «Новация в российском договорном праве» рассматривают отступное как разновидность новации, а О.Ю.Шилохвост в работе «Отступное в гражданском праве» относит новацию к частному случаю отступного.

[33] См.: Советское гражданское право. Т. I. Под ред. В.А. Рясенцева. М., 1975. С. 545-546. Советское гражданское право. Под ред. О.А. Красавчикова. М., 1972. С. 438-438.

[34] Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части второй (постатейный).Отв. ред. О.Н. Садиков//М., 1996. С. 147.

[35] Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой. М., 1999. С. 666.

[36] Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть вторая. Текст, комментарии, алфавитно-предметный указатель. М., 1996. С. 304.

[37] Эрделевский А.М. Прощение долга и договор дарения // Российская юстиция. 2000. № 3. С. 12.

[38] Эрделевский А.М. Прекращение обязательств // Документ опубликован не был. Документ получен с помощью СПС «Консультант-плюс».

[39] Соменков С.А. Расторжение договора по соглашению сторон // Право и экономика. 1999. №7. С.32.

[40] Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права. М., 2001. С. 391.



← предыдущая страница    следующая страница →
123456




Интересное:


Особенности устройства мирового суда в национальных окраинах Российской империи
Вещно-правовые последствия заключения, изменения и расторжения договора о продаже жилого помещения
Основные начала законодательного установления подсудности
Содержание договора аренды здания, сооружения и нежилого помещения
Договор аренды здания, сооружения и нежилого помещения
Вернуться к списку публикаций