2015-04-23 19:25:30
ГлавнаяГражданское право и процесс — Расторжение договора



Расторжение договора


Механизм расторжения договора.

Расторжение договора по соглашению сторон.

Право сторон своим соглашением расторгнуть договор базируется на принципе свободы договора (статья 421 ГК РФ). Поскольку договор начинается как соглашение двух или нескольких лиц об установлении, изменении либо прекращении гражданских прав и обязанностей (пункт 1 статьи 420 ГК РФ), то и прекращать свое действие он в идеале должен по их взаимному решению. Еще Свод Законов Гражданских [1] указывал на то, что стороны могут уничтожить договор по обоюдному согласию во всякое время. Действующее законодательство не отступило от данного положения, и согласно пункту 1 статьи 450 ГК РФ расторжение договора возможно по соглашению сторон. Однако согласно этой же норме самим кодексом, другими законами или договором могут быть предусмотрены случаи принципиальной невозможности расторжения договора даже по соглашению сторон либо установлены условия, на которых может быть расторгнут договор. Например, по договору купли-продажи предприятия (статья 566 ГК РФ) предусмотренные ГК правила изменения и расторжения договора купли-продажи, применяются, если последствия таких действий не нарушают права и охраняемые законом интересы кредиторов продавца и покупателя, других лиц и не противоречат общественным интересам. В соответствии с пунктом 2 статьи 430 ГК РФ с момента выражения третьим лицом должнику намерения воспользоваться своим правом по договору стороны не могут расторгать или изменять заключенный ими договор без согласия третьего лица, если иное не предусмотрено законом, иными правовыми актами или договором. В ряде случаев в целях обеспечения соблюдения прав и охраняемых законом интересов третьих лиц соглашение о расторжении договора подлежит утверждению арбитражным судом или судом общей юрисдикции. Так, в соответствии со статьей 139 АПК РФ [2] мировое соглашение не может нарушать права и законные интересы других лиц и противоречить закону; мировое соглашение утверждается арбитражным судом. Согласно статье 34 ГПК РСФСР [3] стороны могут окончить дело мировым соглашением; суд не утверждает мирового соглашения сторон, если эти действия противоречат закону или нарушают права и охраняемые законом интересы других лиц.

Приведенные примеры показывают, что закон ограничивает изменение или расторжение договора, если такой договор затрагивает интересы третьих лиц, не принимавших участия в заключении договора. Запрет либо ограничение на расторжение договора может быть установлен только Гражданским Кодексом РФ, другими законами или договором. Поскольку данное ограничение является ограничением права субъектов на осуществление принадлежащего им права свободно заключать договор, то оно может вводиться только нормативным актом, обладающим высшей юридической силой – законом. Бесспорно, что речь идет именно о федеральных законах, так как согласно Конституции Российской Федерации гражданское законодательство находится в исключительном ведении Российской Федерации.

Упоминание в перечне актов, могущих содержать запрет на расторжение договора по соглашению сторон, самого договора, нам представляется излишним. Какова бы ни была оговорка в тексте соглашения, всегда имеется возможность сначала исключить такую оговорку, а затем расторгнуть договор по обоюдному желанию. Расторжение договора по соглашению сторон является наиболее оптимальным способом прекращения возникших на основании договора обязательств сторон ввиду своей бесконфликтности. За исключением предусмотренных законом изъятий любое договорное соглашение может быть прекращено путем достижения соглашения сторон о расторжении. Нельзя не согласиться с мнением, что «конкретизировать возможные основания расторжения договора по соглашению сторон представляется нецелесообразным, так как они зависят от вида договора, от отношений сторон, от целей, которые они перед собой ставят, заключая договор» [4]. Закон также не конкретизирует, какие способы возможны при расторжении договора по соглашению сторон. Для их выявления проведем анализ норм ГК.

Как известно, расторжение договорного соглашения прекращает возникшее из договора обязательство, являясь, таким образом, основанием прекращения обязательств. В этой связи, при рассмотрении норм о расторжении договора необходимо учитывать нормы законодательства, регулирующие прекращение обязательств. В соответствии с принципом «pacta sund servanda» обязательство прекращается надлежащим исполнением. Случаи, когда обязательство прекращается без исполнения, можно разделить на следующие группы: в силу обстоятельств, не зависящих от воли сторон, по соглашению сторон и по воле одной стороны, когда она уполномочена на это. Исследование таких норм может подсказать нам отдельные поименованные в ГК юридические составы, влекущие расторжение договора и, соответственно, прекращение обязательств.

Расторжение договора заключением новационного соглашения.

Новация (от лат. novatio – обновление, изменение) как правовой институт зародилась и широко применялась в римском праве, которое определяло ее как договор, погашающий существующее обязательство путем установления вместо него нового обязательства. Воспринятая практикой средневековых государств новация вместе с другими институтами римского права вошла во многие последующие кодификации гражданского законодательства. Отечественные законы до 1995 года не содержали термин «новация», однако положения о ней в том или ином виде в гражданском праве нашей страны присутствовали всегда. Так, несмотря на отсутствие в Своде законов гражданских (часть 1 тома X Свода законов) издания 1900 года соответствующих положений, новация признавалась сенатской практикой, а цивилистами того времени допустимость новации обосновывалась ссылками на общие положения об обязательствах по договорам (в частности статьи 1530, 1545 части 1 тома X) и на некоторые положения Устава гражданского судопроизводства (ч. 1 т. XVI Свода законов). Гражданский Кодекс РСФСР 1922 года допускал прекращение обязательства «соглашением сторон, в частности, заключением нового договора, долженствующего заменить прежний» (подпункт г) статьи 129). ГК РСФСР 1964 года [5] также допускал прекращение обязательства «соглашением о замене одного обязательства другим между теми же лицами» (ч. 1 ст. 233). Вступившие в действие с 1 января 1995 года нормы ГК РФ об обязательствах содержали уже не только термин «новация», но и более подробную регламентацию этого института.

В соответствии со статьей 414 ГК РФ обязательство прекращается соглашением сторон о замене первоначального обязательства, существовавшего между ними, другим обязательством между теми же лицами, предусматривающим иной предмет или способ исполнения (новация). Для определения понятия «предмет исполнения», обратимся к доктрине, в связи с отсутствием такого легального определения. Более того, данной терминологией ни до, ни после указанной статьи 414 Кодекс не оперирует.

М.И. Брагинский рассматривает как предмет исполнения «те действия, которые обязан совершить должник. В случаях, кода совершение таких действий связано с передачей вещи, то и саму ее передачу принято считать предметом исполнения» [6]. В другой работе [7] указанный автор со ссылкой на петербургских ученых [8] отмечает, что предмет исполнения – это та вещь, работа иди услуга, которую в силу обязательства должник обязан передать кредитору. Представители московской школы в качестве предмета исполнения рассматривают поведение обязанных лиц, связанное с передачей различных объектов имущественного оборота, выполнение работ оказание услуг [9]. Представители екатеринбургской школы под предметом исполнения понимают «действия, которые должнику в соответствии с содержанием обязательства необходимо совершить в пользу кредитора, а если указанные действия связаны с передачей какого-либо имущества, то общим понятием предмета исполнения охватывается и это имущество» [10]. Приведенные примеры показывают достаточное единодушие ученых относительно понимания предмета исполнения. Способ исполнения находится в прямой зависимости от предмета исполнения и его (способ исполнения) можно определить как порядок совершения должником действий по исполнению обязательства.

Следующим характерным признаком новации является намерение сторон прекратить существующее обязательство, заменив его новым [11]. Целью сторон, совершающих новацию, является установление нового обязательства; изменяя предмет и способ исполнения, стороны специально оговаривают условие о прекращении ранее действовавшего обязательства и замене его новым обязательством, не прекращая правовой связанности сторон. Однако возникает вопрос: как разграничить изменение договора, как соглашение сторон, влекущее соответствующее изменение возникшего на основе изменяемого договора обязательства, и новацию, как соглашение сторон, влекущее прекращение возникшего на основании договора обязательства. По этому поводу высказаны различные мнения в литературе. Одни авторы различают изменение договора и новацию по признаку изменяемости отдельных условий, но неизменности модели договора: при изменении договора данный вид обязательства, например, обязательство из договора поставки, сохраняется как данный вид обязательства и при замене предмета исполнения – угля на сланец, при новации же происходит такая замена предмета и способа исполнения, что один вид обязательства заменяется на новый, например обязательство из договора поставки заменяется на заемное обязательство [12]. Другие [13] определяют новацию как соглашение сторон о прекращении обязательства путем замены его новым обязательством, отличающегося от первоначального по содержанию, объекту или предмету. Наличие новации по их мнению прежде всего должно определяться изменением содержания обязательства, т.е. прав и обязанностей сторон. Третьи [14], высказываются относительно сущности новации следующим образом: «Изменение предмета или способа исполнения, о чем говорится в пункте 1 статьи 414 ГК РФ, само по себе может быть не новацией, а обновлением некоторых условий сохраняемого обязательства (замена арендуемого станка на более современный с сохранением ранее согласованных условий аренды). С другой стороны, сохранение первоначального предмета или способа исполнения будет новацией, если стороны существенно меняют другие условия своих взаимоотношений и заключают новый договор того же юридического типа взамен ранее существовавшего между ними». Четвертые [15], определяя место новации как самостоятельного института в системе договорного права, рассматривают любое изменение в договоре, касающееся предмета или способа исполнения, в качестве «явной новации». В соответствии с позицией указанных авторов «при изменении предмета и способа исполнения обязательства дополнительным соглашением мы имеем дело с самой настоящей новацией: прежнее обязательство все-таки прекратилось, и иначе не может быть. ... Прочие условия (договора, не затронутые дополнительным новирующим соглашением) начинают действовать вместе с обновленным обязательством с момента вступления в силу дополнительного соглашения». Данная позиция свидетельствует о том, что обязательство в части предмета и способа исполнения не может развиваться в динамике, оно может лишь возникать и прекращаться. Однако статья 453 ГК явно свидетельствует об обратном: при изменении договора обязательство сторон сохраняются в измененном виде.

Приведенные столь разные мнения известных ученых свидетельствуют о явной недостаточности правовой регламентации института новации. Итак, какие признаки явно следуют из текста правовой нормы?

Во-первых, это наличие соглашения сторон, т.е. отсутствие спора относительно прекращения действия прежнего обязательства и относительно условий нового обязательства. Во-вторых, новация ведет к прекращению обязательства, в-третьих, прекращаются все дополнительные обязательства, обеспечивающие исполнение прежнего обязательства, если стороны не договорились при заключении нового соглашения об ином. В-четвертых, возникновение между теми же лицами нового обязательства, содержащего условие об ином предмете или об ином способе исполнения. Но главное, это направленность воли сторон на прекращение прежнего и возникновение нового обязательства. Последний признак подтверждается, в частности, и судебной практикой. В постановлении Президиума ВАС РФ от 11 ноября 1997 года № 4462/97 [16] было отмечено, что суд первой инстанции без достаточных оснований пришел к выводу о том, что новый кредитный договор является соглашением сторон о замене первоначальных обязательств другим обязательством (новацией), прекращающим обязательства ответчика по ранее заключенным десяти договорам. Было указано, что суду следует выяснить волю сторон на замену обязательств по десяти кредитным договорам другим обязательством, дать оценку письму ответчика с просьбой объединить задолженности по всем кредитным договорам и решению банка по этому вопросу.

В приведенном примере суд не указывает на то, что изменение предмета и способа исполнения будет носить не качественный, а количественный характер, что, следовательно, не является препятствием для признания новации состоявшейся. Как следует из Постановления Президиума ВАС РФ от 02 сентября 1997 г. №. 4852/97 [17] дополнительное соглашение к договору об изменении условий оплаты денежными средствами на встречное предоставление определенных товаров было квалифицировано как соглашение о новации. Стороны по обоюдному согласию изменили способ исполнения ответчиком обязательств по оплате продукции, в результате чего обязательство по оплате ее стоимости у ответчика отпало и возникло обязательство по поставке нефтепродуктов. Этим мы подтверждаем другой признак новации – любое изменение предмета или способа исполнения, как качественное, так и количественное.

В соответствии с пунктом 3 статьи 414 ГК РФ новация прекращает дополнительные обязательства, связанные с первоначальными, если иное не предусмотрено соглашением сторон. Как следует из постановления Президиума ВАС РФ от 25 июня 2002 г. № 8221/01 [18] «в соответствии с пунктом 1 мирового соглашения обязательства должника перед кредиторами, установленные в ходе процедуры банкротства и включенные в реестр требований кредиторов, прекращаются путем их новации согласно статье 414 Гражданского кодекса Российской Федерации. Пунктом 4 подписанного сторонами и утвержденного судом мирового соглашения установлено, что все дополнительные обязательства, связанные с первоначальными обязательствами должника перед кредиторами, в том числе ответственность за неисполнение основного обязательства (неустойка, убытки, проценты за неправомерное пользование чужими денежными средствами), прекращаются. Поскольку мировое соглашение заключено сторонами и утверждено арбитражным судом в полном соответствии со статьями 120 – 124 Федерального закона от 08 января 1998 №6-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» [19], удовлетворение требований кредиторов возможно только на его условиях.

Что же понимается в приведенном тексте под термином «обязательство»? В науке гражданского прав под обязательством понимается оформляющее акт товарообмена относительное имущественное правоотношение, в котором одно лицо (должник) обязано совершить в пользу другого лица (кредитора) определенное действие (передать имущество, выполнить работу, уплатить деньги и т.п.) либо воздержаться от определенного действия, а кредитор имеет право требовать от должника исполнения его обязанности. Ответственность должника в виде обязанности возместить кредитору убытки наступает за неисполнение либо ненадлежащее исполнение обязательства, т.е за нарушения согласованных сторонами условий выполнения должником определенных действий. Таким образом, в тексте постановления речь по сути идет об исполнении обязанности должника перед кредитором, возникшей в рамках данного обязательственного правоотношения. Здесь мы считаем уместным обратиться к ранее высказанному предположению о терминологическом несоответствии в тексте ГК. Может быть, как и в случае перемены лица в обязательстве, в статье 414 ГК речь не идет об обязательственном правоотношении (обязательстве в широком смысле), а лишь о правах и обязанностях сторон в рамках конкретного обязательственного правоотношения (обязательстве в узком смысле). Косвенным подтверждением данной позиции служит пункт 2 статьи 414 ГК РФ, согласно которому новация не допускается в отношении обязательств по возмещению вреда, причиненного жизни или здоровью, и по уплате алиментов. В части второй ГК, регулирующей отдельные виды обязательств, правоотношения сторон, возникшие из причинения вреда, именуются обязательствами вследствие причинения вреда. В разделе V Семейного Кодекса взаимоотношения сторон по уплате алиментов именуются алиментными обязательствами. Обязательство же по возмещению вреда и по уплате алиментов в контексте статьи 414 ГК РФ есть не что иное, как обязанность должника производить соответствующие платежи. Предлагаемый подход к пониманию новации также основывается и на историческом развитии данного правового явления. Признавая такую логику рассуждения, мы можем ответить на поставленный вопрос о соотношении изменения договора и новации. Если новация обязанности должника в части предмета и способа исполнения происходит без изменения видообразующих условий договора, то она рассматривается как изменение договора. В противном случае может сложиться впечатление, будто правоотношение не изменяемо, не дополняемо новыми юридическими обстоятельствами и существует с раз и навсегда заданным содержанием. Однако судебная практика свидетельствует об ином.

В Постановлении Президиума ВАС РФ от 09 июня 1998 № 1225/98 [20] отмечено, что «если стороны по кредитному договору внесли в него изменения в части продления сроков возврата кредита без согласия поручителя, то поручительство должно считаться прекращенным в связи с изменением объема ответственности последнего. При новации предмета или способа, затрагивающей видообразующие условия данного договора, прежний договор расторгается и заключается новый, на основании которого возникают новые права и обязанности сторон. Достижением юридической техники в данном случае является уменьшение количества согласуемых документов, когда вместо соглашения о расторжении договора и о заключении нового, стороны достигают соглашения о новации. Поскольку новое обязательство призвано заменить обязательство, прекращающее свое действие, действительность нового обязательства зависит от действительности прежнего. Если прежнее обязательство окажется недействительным, недействительным будет и обязательство, его заменившее. При обычном же порядке расторжения одного договора и заключении другого недействительность прежнего не повлияет на действительность нового, что может оказаться крайне невыгодно для должника.

Новационный договор, являясь дву- или многосторонней сделкой, должен отвечать общим положениям о договоре. Форма новационного договора подчиняется общим положениям о форме сделки (статьи 158 – 165, 434 ГК РФ), то есть договор может быть совершен в устной форме, за исключением случаев, когда законом или соглашением сторон установлена письменная форма и когда в соответствии с законом сделка подлежит государственной регистрации. Во-вторых, новационный договор как сделка, прекращающая первоначальное обязательство, должен подчиняться требованиям пункта 1 статьи 452 ГК РФ – совершаться в той же форме, что и сделка, на основании которой установлено первоначальное обязательство. Например, если новационный договор прекращает обязательство из договора, заключенного в нотариальной форме, новационный договор должен быть заключен также в нотариальной форме. Новация по спорному обязательству может совершиться в форме мирового соглашения. Мировое соглашение применяется в гражданском процессе с целью прекращения уже возникшего или предупреждения могущего возникнуть спора. При этом собственно новация будет иметь место, если в результате мирового соглашения спорное обязательство прекращается путем установления нового обязательства. В этом случае соглашение о новации должно, помимо уже перечисленных нами требований, отвечать также требованиям процессуального законодательства, а именно – быть направленным на окончание судебного дела, соответствующим образом удостоверено и утверждено судом. Как уже отмечалось, главное последствие новации – прекращение первоначального обязательства. С момента вступления в силу обновленного обязательства стороны освобождаются от действия первоначального обязательства; их взаимоотношения с этого момента определяются условиями нового обязательства. Прекращение первоначального обязательства лишает должника права приводить против требования кредитора по обновленному обязательству возражения, вытекающие из первоначального обязательства. Должник может выдвигать возражения, вытекающие из обновленного обязательства, а также возражения, основанные на его отношениях с кредитором, не связанных с первоначальным обязательством. В соответствии с пунктом 3 статьи 414 ГК РФ новация прекращает дополнительные обязательства, связанные с первоначальным, если иное не предусмотрено соглашением сторон. Соглашение сторон при этом также должно учитывать требования законодательства о прекращении ряда дополнительных обязательств. Помимо общей нормы статьи 414, специальные указания на этот счет содержатся в правилах об отдельных способах обеспечения исполнения обязательств. Залог прекращается с прекращением обеспеченного залогом обязательства (подпункт 1 пункта 1 статьи 352 ГК РФ). Поручительство прекращается с прекращением обеспеченного им обязательства, а также в случае изменения этого обязательства, влекущего неблагоприятные последствия для поручителя без согласия последнего (пункт 1 статьи 367 ГК РФ). Исключением является банковская гарантия. Абстрактный характер банковской гарантии заключается в том, что обязательство гаранта уплатить кредитору должника денежную сумму не зависит от основного обязательства, в обеспечение которого выдана гарантия (статья 370 ГК РФ). Требование об уплате денежной суммы подлежит удовлетворению даже в случае, если оно представлено после уведомления о прекращении обеспеченного гарантией обязательства (пункт 2 статьи 376 ГК РФ). Денежная сумма, выданная в качестве задатка, должна быть возвращена при прекращении обязательства по соглашению сторон до начала его исполнения (пункт 1 статьи 381 ГК РФ). Таким образом, для продолжения действия мер, обеспечивающих исполнение обязательства, стороны, заключая новационный договор, должны вновь установить эти меры по правилам ГК. В случае, когда в соответствии с законом иными правовыми актами или условиями обязательства установлена субсидиарная ответственность (статья 399 ГК РФ), ответственность перед кредитором несет не только основной должник, но и дополнительный. При этом обращение с требованием к дополнительному должнику возможно только при отказе основного должника от удовлетворения требования кредитора или при неполучении последним ответа на предъявленное требование в разумный срок. Новация основного обязательства приводит к прекращению обязательства субсидиарного должника, если из закона, иных правовых актов или условий обязательства не следует, что субсидиарный должник несет ответственность и по новому обязательству. При обновлении обязательства течение срока исковой давности по первоначальному обязательству прерывается и начинается заново по обновленному обязательству (статья 203 ГК РФ). Из-за этого обстоятельства к новации часто прибегают под угрозой отказа в иске (абзац 2 пункта 2 статьи 199 ГК РФ). По обязательствам с определенным сроком исполнения течение исковой давности начинается по окончании срока исполнения. В случаях, когда срок исполнения не определен или определен моментом востребования, течение исковой давности начинается с момента предъявления кредитором требования об исполнении, а при предоставлении должнику льготного срока – по окончании этого срока (статья 200 ГК РФ). Новация не допускается в отношении обязательств по возмещению вреда, причиненного жизни или здоровью, и по уплате алиментов.



← предыдущая страница    следующая страница →
123456




Интересное:


Пожертвование как разновидность дарения
Сервитуты в Гражданском кодексе Франции 1804 года.
Односторонние сделки в гражданском праве Российской Федерации
Становление института дарения в системе безвозмездных сделок
Понятие неустойки
Вернуться к списку публикаций