2015-04-21 22:29:18
ГлавнаяГражданское право и процесс — Место принципов гражданского права в механизме гражданско-правового регулирования



Место принципов гражданского права в механизме гражданско-правового регулирования


Методологически необходимым представляется анализ взаимосвязи принципов гражданского права с другими смежными категориями. Указанный метод исследования позволит раскрыть значимые признаки правовых явлений в другом ракурсе, осветить наиболее существенные их черты. Неоспоримо, что научная теория может объяснить то или иное явление действительности лишь в той мере, в какой она соотносит его с другими, близко примыкающими к ним. К понятию «принципы гражданского права» близко примыкают такие понятия, как «предмет гражданско-правового регулирования», «метод гражданско-правового регулирования», «гражданско-правовые нормы». Изучение принципов гражданского права во взаимосвязи с данными явлениями позволит выяснить механизм их взаимодействия, обнаружить общие и специфические черты.

Считаем целесообразным, прежде всего, следует проследить связь принципов гражданского права и предмета гражданско-правового регулирования. Регулируемые правом общественные отношения разнообразны и неоднородны по содержанию. Отношения, образующие предмет гражданского права, составляют только определенную их часть. В цивилистической литературе прочно утвердился взгляд, согласно которому под предметом правового регулирования понимается определенная совокупность общественных отношений, которые регулируются данной отраслью права [1]. Что касается гражданского права как отрасли российского права то к числу регулируемых им отношений п.1 ст. 2 ГК РФ относит имущественные и связанные с ними личные неимущественные отношения. Названные правовые категории находятся в органической взаимосвязи, обусловленной, прежде всего, определенного рода сходством, родственностью их природы. Отношения, составляющие предмет гражданско-правового регулирования, выступают фактором, определяющим сущность и содержание принципов гражданского права, а принципы, в свою очередь, оказывают обратное воздействие на качество регулируемых гражданским правом общественных отношений. Существующие на данный момент имущественные и личные неимущественные отношения содержат в себе прообразы принципов права, формирование которых назрело. Формулирование последних завершается с закреплением их законодателем тем или иным образом в соответствующих нормативно-правовых актах. Поэтому принципы гражданского права носят зависимый и производный характер от регулируемых им общественных отношений. Однако, общественные отношения, составляющие предмет гражданско-правового регулирования, хотя и являются фактором, оказывающим непосредственное влияние на формирование основных начал гражданского права, но не тождественны им. Принципы гражданского права лишь отражают прошедший через сознание людей опыт имущественных и связанных с ними личных неимущественных отношений. Вместе с тем, это отражение не является зеркальным, поскольку сформулированные и закрепленные законодателем гражданско-правовые принципы - результат правотворческой деятельности, посредством которой осуществляется перевод составляющих предмет гражданско-правового регулирования отношений в гражданско-правовые принципы [2]. После законодательного закрепления принципы гражданского права становятся относительно самостоятельными категориями, способными активно воздействовать на регулируемые гражданским правом отношения. Отмеченное воздействие проявляется с двух сторон. Во-первых, гражданско-правовые принципы предопределяют возможность и необходимость участия субъектов гражданского права в разнообразных гражданских правоотношениях. Во-вторых, они способствуют возникновению новых разновидностей имущественных и связанных с ними личных неимущестенных отношений.

Принципы гражданского права имеют тесную связь и с методом гражданско-правового регулирования. В.Ф. Яковлев определяет метод гражданского права как способ воздействия на отношения, который является дозволительным, характеризуется наделением субъектов на началах их юридического равенства способностью к правообладанию, диспозитивностью и инициативой, обеспечивает установление правоотношений на основе правовой самостоятельности сторон [3]. В приведенном определении обобщены достижения цивилистической науки по данной проблеме, оно характеризуется глубиной исследования и претендует на фундаментальное определение понятия метода гражданско-правового регулирования. Как способ, прием, средство воздействия государства на регулируемые правом общественные отношения определяют метод как и представители общей теории права [4], и науки гражданского права [5]. По мнению В.Ф. Яковлева, ведущей чертой метода гражданско-правового регулирования является правонаделение. Следует подчеркнуть, что указанный признак характерен для правового метода в широком смысле слова, и, как справедливо отмечал Ю.К. Толстой, «правонаделение происходит при всяком правовом регулировании, в рамках какой бы отрасли это регулирование не осуществлялось» [6]. При этом необходимо отметить, что наделение способностью обладания правами сопряжено с наделением способностью иметь обязанности [7].

Многие ученые-цивилисты указывали на то, что гражданско-правовое регулирование осуществляется на началах юридического равенства сторон, означающего, что ни одна из сторон в гражданском правоотношении не может предопределять поведение другой стороны. Сложность, связанная с категорией юридического равенства, состоит в том, что некоторые авторы считали ее чертой предмета гражданского права [8]. Так, по мнению С.Н. Братуся, равенство сторон - важнейшая черта самих имущественных отношений, составляющих предмет гражданского права. Иначе говоря, источник равенства сторон в гражданском правоотношении надо искать в самом предмете гражданского права - в самих отношениях, им регулируемых [9]. Другая группа исследователей выделяли равенство в качестве специфического признака или черты метода гражданско-правового регулирования [10]. В учебной гражданско-правовой литературе прослеживалась тенденция выделения юридического равенства одновременно в качестве элемента, черты, особенности метода гражданско-правового регулирования и принципа гражданского права [11]. Представляется, что столь существенные разногласия в определении юридической природы названных гражданско-правовых категорий произошли по той причине, что на период исследования вопросов предмета и метода гражданского права проблема принципов гражданского права была на начальном этапе разработки.

Итак, метод гражданско-правового регулирования можно определить как основанную на принципах гражданского права совокупность установленных на законодательном уровне способов воздействия на имущественные и связанные с ними личные неимущественные отношения в целях формирования у их участников гражданских прав и обязанностей. Полагаем, что приведенное определение указывает на взаимосвязь принципов гражданского права и метода гражданско-правового регулирования. Между тем, указанная связь не означает тождества, поскольку рассматриваемые категории имеют общие и особенные черты, заключающиеся в следующем:

1. Как принципы, так и метод гражданско-правового регулирования выражают сущностные особенности гражданского права. Однако, если метод характеризует его в аспекте способов воздействия на регулируемые отношения, то принципы выступают в качестве основы гражданского права [12].

2. Принципы и метод правового регулирования имеют общие правовые формы выражения, поскольку тем или иным образом проявляются, отражаются и закрепляются в гражданско-правовых нормах.

Для определения места принципов гражданского права в механизме гражданско-правового регулирования необходимо остановиться на их связи с гражданско-правовыми нормами. Как справедливо указывает С.С. Алексеев, «для развитых национальных правовых систем характерно не только своеобразное «двойное» проявление юридических норм (в нормах-предписаниях и юридических нормах), но и существование специфических нормативных образований — принципов права, а также общих дозволений и запретов. Указанные специфические явления по самой своей природе отличаются столь высокой степенью всеобщности и стабильности, что характеризуют главное, определяющее в праве как нормативном образовании. Принципы являются носителями интегративного в этой системе и, следовательно, высшим выражением свойственных ей нормативных начал» [13]. Между тем, как справедливо отмечает В.И. Бородянский, вопрос о соотношении принципов и норм права недостаточно исследован в теории права. Что же касается цивилистической литературы, то вопросы соотношения принципов и норм гражданского права ее авторами либо вообще не рассматриваются, либо исследуются весьма поверхностно. «Так, в современных учебниках по гражданскому праву характеристике норм гражданского права вообще не нашлось места. В разделах же, посвященным принципам гражданского права, рассмотрение их соотношения с нормами права ограничивается лишь замечанием о том, что принципа гражданского права пронизывают насквозь все гражданское законодательство, растворяясь в его правовых нормах» [14]. По его выражению, «в монографических исследованиях соотношение понятий принципов и норм гражданского права также, зачастую, характеризуется при помощи оценочных категорий, которые сами нуждаются в раскрытии», а другие авторы. По существу, отождествляют принципы и нормы гражданского права [15].

Указанные категории существуют в тесном единстве, представляя собой органическую взаимосвязь, взаимопроникновение и взаимопредположение друг друга, поскольку принципы и нормы - это исходные, фундаментальные положения. Принципы обнаруживают себя в нормах и, наоборот, они не могут существовать полностью изолированно друг от друга. Принципы гражданского права закрепляются, выражаются и отражаются в гражданско-правовых нормах, причем не только в единичных, но и во множестве. Их взаимоотношение - это соотношение общего и единичного. Без принципов нет системы права. В системе отрасли нормы — это правовые явления, а принципы - концентрированное выражение сущности отрасли. Именно они являются базисом, на основе которого нормы объединяются в институт, подотрасль и отрасль. Принципы права - это единство во многом: в нормах, институтах, в подотрасли, в отрасли, в системе права в целом.

Принципы гражданского права, как и его нормы, отражают сущность и закономерности развития регулируемых общественных отношений, однако принципы, в отличие от норм, выражают закономерности более общего порядка. Кроме того, принципы, в отличие от норм, характеризуются и тем, что указывают на цели и общее направление правового регулирования. Принципы определяют право в динамике, то есть в настоящем, и влияют на изменения в праве, которые не могут противоречить уже существующим принципам.

Принципы, как и нормы, имеют общую, объединяющую их основу - нормативность. О.В. Смирнов отмечал, что принцип глубже нормы, однако норма богаче принципа, поскольку последний охватывает только часть того, что есть в норме права, зато эта часть — главное, решающее, основное в ней. Поэтому принцип глубже конкретной нормы права. В то же время принцип узок, неполон, приблизителен, не включает конкретные, индивидуальные особенности нормы права. В норме же проявляется существенное (принцип права) и несущественное, общее и единичное, главное и второстепенное. Норма, по сравнению с принципом, характеризует систему права отрасли, института ярче, полнее. Вот почему нормы богаче принципа, они как бы дополняют его и дают более полное представление о системе права [16].

Данную особенность соотношения принципов и норм подчеркивает И.Г. Свердлык, который пишет, что принципы приватизации жилых помещений, как и жилищно-правовые принципы, отражают сущность и закономерности развития регулируемых общественных отношений, но в отличие от норм выражают эти закономерности более глубоко. По его мнению, данное положение объясняется тем, что принципы по своему содержанию шире и глубже норм, а последние шире по структуре и разнообразнее по содержанию [17].

На наш взгляд, данные высказывания представляются не вполне логичным. Полагаем, что не вполне ясно, как отдельная норма может дополнить уже имеющийся, логически сформулированный принцип, своим содержанием охватывающий множество норм. Более правильным представляется говорить о том, что принципы и глубже, и богаче конкретной нормы, поскольку раскрываются в системе норм. На нелогичность высказывания И.Г. Свердлык обращает внимание и В.И. Бородянский, отмечающий, что «категории широты и глубины мало чего дают для раскрытия соотношения понятий принципов и норм гражданского права..., о чем свидетельствуют и дальнейшие соображения автора» [18]. Так, И.Г. Свердлык подчеркивает, что «ни один принцип приватизации жилых помещений не может быть выражен вне нормы права. Это существенный признак принципов любого права» [19]. Между тем, характеризуя принцип гласности приватизации жилых помещений, показывая его роль в этой сфере гражданско-правовых отношений, И.Г. Свердлык с сожалением замечает, что Закон РФ «О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации» не содержит конкретной нормы, которая закрепляла бы этот принцип [20].

С другой стороны, понятие нормы не перекрывает категорию «принципы», которые имеют значение особого звена структуры права, пронизывают его содержание на всех уровнях построения, все элементы. От норм права принципы отличаются тем, что если в норме четко определены объем, содержание и рамки возможного и должного поведения субъектов права, то принципы не обладают такой степенью конкретизации, не имеют четко установленного правила поведения. Или другими словами, принципы гражданского права определяют сущность и содержание структурных элементов данной отрасли права, а также деятельность по их законодательному закреплению и реализации, а нормы основываются на правовых принципах, содержат общеобязательные правила поведения, выраженные в конкретных дозволениях, обязываниях и запретах.

В связи с этим считаем ошибочным высказывание О.В. Смирнова о том, что принципы не содержат гипотезы, диспозиции; ими нельзя урегулировать конкретные отношения, но они дают возможность правильно уяснить сущность правовой нормы [21]. Не вполне обоснованным, на наш взгляд, является и утверждение об отсутствии в принципах санкции. Если признать, что принципы не имеют санкций, то возникает вопрос, в чем же в этом случае заключается их ценность. Полагаем, что напротив, принципы (если их рассматривать как отдельную разновидность правовых норм) содержат все три элемента. Гипотеза указывает на условия действия нормы, диспозиция - на само правило поведения, а санкция - на меры, применяемые при ее несоблюдении. Для примера смоделируем структуру принципа по общей формуле «если - то - иначе»: если субъекты осуществляют свои гражданские права — то они не должны злоупотреблять ими — иначе суд может отказать лицу в защите принадлежащих ему прав. В противном случае, если принцип не будет наделен санкцией, то его охрана будет значительно затруднена. Считаем, что принцип необходимо рассматривать как государственно-принудительный регулятор общественных отношений. Если исходить из того, что принципы не обладают указанной структурой, может показаться, что они «исчезают» в праве. Однако, они — его проявление, следовательно, принципы обладают теми же признаками, что и право, и, в частности, наделены защитой от нарушений, обеспечиваются мерами государственно-принудительного воздействия.

Некоторые нормы права в силу своей социально-правовой значимости и фундаментальности могут выступать одновременно и в качестве принципов права, то есть они получают статус норм-принципов. Яркий пример тому представляет ст. 1 ГК РФ. И здесь мы не можем согласиться с утверждением И.В. Бородянского, что принципы не могут получать статус норм-принципов. Ущербность данной позиции он видит в том, что «относя статьи закона, закрепляющие принципы права, к правовым нормам, авторы данного подхода тем самым ограничивают перечень принципов права сферой правосознания... данное обстоятельство свидетельствует также о фактическом смешении статей нормативно-правового акта и правовых норм. Между тем статьи нормативно-правового акта, как известно, выступают формой права, а не только формой правовых норм. Кроме правовых норм содержание права включает в себя и другие правовые феномены, в том числе принципы права, правовые дефиниции, общие дозволения и общие запреты, правовые презумпции, правовые аксиомы и т.д., которые могут приобретать нормативную форму, то есть находить соответствующее закрепление в статьях закона» [22].

Система принципов в целом является по отношению к гражданско-правовым нормам базой гражданско-правового регулирования, поэтому естественный процесс устаревания отдельных норм не может принести особого ущерба полноте и качеству такого регулирования, если оно осуществляется на основе гражданско-правовых принципов. В отличие от норм принципы гражданского права обладают значительной устойчивостью и стабильностью, носят фундаментальный характер. Исходя из вышесказанного, представляется неверным мнение о том, что принципы — это одна из разновидностей норм, и не более того [23].

Особое значение принципы имеют при пробеле в праве, когда нет конкретного нормативного установления в отношении определенной ситуации, однако правоприменительному органу необходимо её разрешить. В данном случае используется аналогия права, когда дело решается исходя из принципов права и, прежде всего, исходя из отраслевых принципов. Пункт 2 ст. 6 ГК предусматривает, что при невозможности использования аналогии закона права и обязанности сторон определяются исходя из общих начал и смысла гражданского законодательства (аналогия права) и требований добросовестности, разумности и справедливости. На практике аналогия права встречается достаточно редко.

Вместе с тем, обращает на себя внимание не совсем логичная формулировка приведенного пункта: «исходя из общих начал и смысла гражданского законодательства и требований добросовестности, разумности и справедливости». При буквальном толковании данной нормы можно сделать вывод, что законодатель не относит добросовестность, разумность и справедливость к основным началам гражданского права. Такая позиция представляется не совсем ясной и верной, ибо требования добросовестности, разумности и справедливости, несомненно, относятся к принципам гражданского права. В связи с этим полагаем необходимым изменить формулировку п.2 ст. 6 ГК, сформулировав ее следующим образом: «при невозможности использования аналогии закона права и обязанности сторон определяются исходя из принципов гражданского права».

Большинство авторов выступают против отождествления понятий «принцип права» и «норма права», считая, что принцип права сохраняет свое значение и без нормативного закрепления в действующем праве. В данном случае затрагивается философская проблема «опредмечивания» и «распредмечивания», которая детально анализировалась в классической немецкой философии. С философской точки зрения принципы лишь опредмечиваются, если они прямо закрепляются в нормативно-правовых актах в виде норм и в сфере практической деятельности субъектов. Даже если бы в ГК РФ отсутствовала ст. 1, это бы не означало, что принципов не существует вовсе. Они бы просто выводились из смысла других норм [24].

Другие авторы, например, В.Ф. Тараненко указывают, что деятельность и отношения никакие идеи сами по себе регулировать не могут, пока не закреплены в нормах права. До этого момента они являются лишь научными выводами, в общем случае началами правосознания. Эти идеи приобретают общеобязательный характер лишь после их закрепления в законодательстве [25].

Некоторые исследователи еще более категоричны: «Если какой-то принцип нельзя подтвердить конкретной нормой, значит, это не принцип, а лишь пожелание, выдаваемое за действительность» [26]. Данная точка зрения представляется весьма спорной, поскольку принципы не всегда прямо сформулированы в конкретной норме права, они могут формулироваться системно, то есть содержаться в ряде гражданско-правовых норм, однако, их воздействие на общественные отношения от этого не уменьшается, поскольку они пронизывают всю систему права, они сами сформированы в виде стройной системы.

Принципы права играют роль ориентиров в формировании права. Появившаяся правовая идея нередко оформляется в виде принципа. Например, необходимость уравнивания всех форм собственности в период радикальных преобразований первоначально возникла как правовая идея. Затем, по мере того как складывались соответствующие условия, это нашло прямое закрепление в норме.

Слишком большим упрощением было бы стремление найти в каждой норме или институте принцип. В частности, в ГК РФ нет конкретной нормы, закрепляющей общеправовой принцип справедливости, но это не дает повода говорить о том, что он не существует вообще. Принцип справедливости пронизывает все российское право и проявляется в гражданском праве независимо от его законодательного закрепления. Безусловно, принципы какой-либо отрасли права можно обнаружить в самих нормах права, составляющих в совокупности эту отрасль. Если же принципы прямо не сформулированы, их можно уяснить исходя из общего смысла норм, основываясь на положениях науки и судебной практики.

Другие авторы считают, что основные принципы представляют собой нормы права, но лишь с более высоким и принципиальным содержанием [27].

Небезынтересной представляется точка зрения о том, что закрепление принципов в нормах права не является единственным способом их объективизации. Так утверждается, что «выражение отправных начал может производиться не только в законодательных актах правотворческих органов. Существует и другой способ - через правоположения судебной практики» [28]. К сожалению, автор этой идеи не приводит соответствующих примеров, когда принципы проявляются в правоположениях судебной практики. Необходимо учитывать, что согласно нашей научной доктрине судебная практика в РФ не является источником права, хотя разъяснения высших судебных инстанций (Верховного суда, Высшего Арбитражного суда) вполне могут претендовать на статус источников. В них зачастую акцентируется внимание на важных вопросах правоприменительной деятельности. Кроме того, не секрет, что суды при разрешении спора ориентируются и на указанные акты. Однако «правоположения судебной практики» в полной мере нельзя признать удовлетворительной формой выражения принципов. Наилучшим вариантом будет их нормативное закрепление.

Полное отождествление принципа права и нормы права практически равнозначно отрицанию правового принципа вообще, признанию того, что принципов как таковых вообще не существует, а есть только нормы, различающиеся лишь характером содержания, в одних оно более общее, а в других - более конкретное.

Нормы права составляют содержание определенной системы, отрасли, подотрасли или института права, тогда как правовые принципы выражают сущность права как такового и каждой отдельной отрасли. Если можно так выразиться, нормы права - это правила поведения, а правовой принцип - это общая линия, общая тенденция права, поэтому принципы выступают первичной категорией по отношению к нормам.

В заключение необходимо отметить, что принципы, хотя и существенно отличаются от норм и расположены в глубинных слоях права, находятся с ними в нераздельном единстве. Причем, дело не только в том, что принципы могут получать конкретное закрепление в нормах и их реализация связана с их применением. Главное заключается в том, что принципы как таковые вообще могут сложиться только в условиях развитой системы норм права. Структурными элементами права являются нормы. Принципы же являются интегративными элементами, цементирующими нормы в единое целое. Они — не «нетипичные» явления (по сравнению с нормами), а напротив, закономерный итог развития права.

Значение принципов права состоит в том, что они являются каркасом отрасли права, нормы же наполняют ее конкретным содержанием. «По каналам» принципов происходит дальнейшее совершенствование институтов и норм отрасли. Наконец, принципы играют определяющую роль в процессе реализации норм отрасли. Это проявляется как во влиянии принципов на правосознание участников правоотношений, так и в непосредственном действии принципов при применении норм, в которых они закреплены [29]. Следует подчеркнуть, что в некоторых случаях законодательство прямо отсылает к принципам права. Примером данной мысли может служить п.2 ст. 6 ГК РФ, предусматривающий возможность использования аналогии права. Принципы права являются не только «каркасом» отрасли, но и ее истоками. Социальное развитие находит свое отражение прежде всего в принципах права. Право в целом и его отрасли зародились как нормы-принципы, развитие права представляет собой, в первую очередь, их совершенствование. Единичные обычаи наших далеких предков постепенно превращались в нормы-принципы права, которые затем обогащались, конкретизировались и развивались в других нормах. Так рождались и принципы материального права (не убей, не укради), и принципы процессуального права (надо выслушать обе стороны). Можно сказать, что принципы права - это исторически выделенные нормы, культурное наследие человечества, дошедшее до нас из глубины веков [30].

Значение принципов гражданского права трудно переоценить. В.Ф. Яковлев пишет, что на них следует обращать особое внимание, «потому что когда, например, нужно применить аналогию права, то это значит, что необходимо руководствоваться принципами. Когда имеется пробел в праве, нет сходной нормы и мы не можем применить аналогию закона, обращаемся к аналогии права. А это значит, что для регулирования конкретного отношения, не предусмотренного законом, мы применяем принципы. Следовательно, принципы - это институт, который может иметь применение. Принципы должны реализовываться в любой норме. Иначе говоря, принципы - это душа конкретной нормы. Если эту душу вытащить из конкретной нормы, и она не будет там присутствовать, значит, теряется весь смысл такой нормы.» [31] Приведенное высказывание отличатся образностью, но в целом с ним нельзя не согласиться.

Таким образом, принципы права следует учитывать, более того, в период реформирования судебной системы они требуют особого внимания, поскольку умаление их значения может привести к проблемам в правотворческой и правоприменительной деятельности.


Климова Анна Николаевна



[1] См. например: Братусь С.Н. Предмет и система советского гражданского права. М., 1963. С.48; Красавчиков О.А. Понятие советского гражданского права. // Советское гражданское право. - Свердловск, 1976. С.20; Красавчиков О.А. О предмете советского гражданского права. // Советское государство и право. - 1955. - № 5. - С.57-58; Толстой Ю.К. О теоретических основах кодификации гражданского законодательства. // Правоведение.- 1957. - № 1. - С. 43; Толстой Ю.К. Кодификация гражданского законодательства в СССР (1961-1965г г.). Автореферат докт. дисс. - Л, 1970. С.6; Дозорцев А.В. О предмете советского гражданского права. // Советское государство и право. - 1954. - № 7. - С. 104- 108; Алексеев С.С. Предмет советского социалистического гражданского права. - Свердловск: СЮИ, 1959. С.25; Егоров Н.Д. Гражданско-правовое регулирование общественных отношений. - Л, 1988. С.3-8 и др.

[2] См.: Свердлык Г.А. Принципы советского гражданского права. - Красноярск, 1985. С.39.

[3] Яковлев В.Ф. Гражданско-правовой метод регулирования общественных отношений: Учебное пособие. - Свердловск: СЮИ, 1972. С.69.

[4] См.: Сорокин В.Д. Метод правового регулирования. Теоретические вопросы. -М.: Юридическая литература, 1976. С.84; Алексеев С.С. Общая теория права: Курс лекций. - М.: Юридическая литература, 1975. Т.2. С.38.

[5] Советское гражданское право: Учебник./ Под ред. В.А. Рясенцева. - М.: Юридическая литература, 1975. Т.1. С.12; Гражданское право: Учебник./Под ред. П.Е. Орловского, С.М. Корнеева. - М.: Юридическая литература, 1969. Т.1. С.11; Советское гражданское право: Учебник./ Под ред. В.Ф. Маслова, А.А. Пушкина. -М.: Высшая школа, 1977. Т.1. С.13; Советское гражданское право: Учебник./ Под ред. В.П. Грибанова, С.М. Корнеева. - М.: Юридическая литература, 1979. Т.1. С.15; Гражданское право: Учебник./Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. - М.: Проспект, 1997. Часть 1. С.8-9.

[6] Толстой Ю.К. Метод правового регулирования и его исследователи. // Правоведение. - 1973 - № 6. - С. 114.

[7] См.: Красавчиков О.А. Понятие советского гражданского права. // Советское гражданское право. - Свердловск, 1976. С.20.

[8] См.: О предмете советского гражданского права (К итогам дискуссии). // Советское государство и право. - 1955. - № 5. - С.57-58; Толстой Ю.К. О теоретических основах кодификации гражданского законодательства. // Правоведение.- 1957. -№ 1.- С. 43.

[9] Братусь С.Н. Предмет и система советского гражданского права. М., 1963. С.56.

[10] См.: Яковлев В.Ф. Гражданско-правовой метод регулирования общественных отношений: Учебное пособие. - Свердловск: СЮИ, 1972. С.103-112; Красавчиков О.А. Понятие советского гражданского права. // Советское гражданское право. - Свердловск, 1976. С. 15.

[11] См.: Советское гражданское право: Учебник./ Под ред. В.П. Грибанова, С.М. Корнеева. - М.: Юридическая литература, 1979. Т.1. С.17, 24-25; Гражданское право: Учебник./ Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. - М.: Проспект, 1997. Часть 1. С.8-9; Советское гражданское право: Учебник./ Под ред. В.А. Рясенцева. - М.: Юридическая литература, 1975. Т.1. С.25-26.

[12] См.: Яковлев В.Ф. К проблеме гражданско-правового метода регулирования общественных отношений. // Теоретические проблемы гражданского права: Сборник научных трудов. - Свердловск: СЮИ, 1970. С.31.

[13] Алексеев С.С. Общая теория права. - М.: Юридическая литература, 1982. Т. 2. С.50-51.

[14] Бородянский В.И. Гражданское право. Принципы и нормы. Учебное пособие./ Под ред. проф. Н.М. Коршунова. - Книжный мир, 2004. С.8.

[15] Бородянский В.И. Указ. соч. С.9.

[16] Смирнов О.В. Соотношение норм и принципов в советском праве. // Советское государство и право. - 1977. - № 2. - С. 12.

[17] См.: Свердлык И.Г. Принципы приватизации жилых помещений: Дисс... канд. юрид. наук. - М., 2001. С.63.

[18] Бородянский В.И. Указ. соч. С. 9.

[19] Свердлык И.Г. Указ. раб. С. 55.

[20] Свердлык И.Г. Там же. С. 93-94.

[21] Смирнов О.В. Соотношение норм и принципов в советском праве // Советское государство и право. - 1977. - № 2. - С. 13.

[22] Бородянский В.И. Указ. соч. С. 12.

[23] См.: Толстик В.А. Общепризнанные принципы и нормы международного права в правовой системе России. // Журнал российского права. — 2000. - № 8. — С.71; Общая теория права; Учебное пособие./ Под ред. А.С. Пигалкина. - М., 1994. С.163.

[24] Потапова О.А. Принципы гражданского права: Дисс...канд. юрид. наук. - Ульяновск, 2002. С.88-89.

[25] Тараненко В.Ф. Принципы арбитражного процесса. - М.: Юридическая литература, 1988. С. 7.

[26] Максименко С.Т. Осуществление гражданских прав и исполнение обязанностей: Дисс. ... канд. юрид. наук. - Саратов, 1970. - С. 194; Свердлык И.Г. Указ. раб. С.93-94.

[27] Грибанов В.П. Осуществление и защита гражданских прав. - М., 1972. С.216.

[28] Иванов P. Л. Принципы советского права: Автореф. дисс...канд. юрид. наук. - Л.,1988. С.12

[29] См.: Семенов В.М. Конституционные принципы гражданского судопроизводства. -М., 1982. С.24-27, 56-57.

[30] См.: Малахов В.П. Философия права. Учебное пособие. - Екатеринбург, 2002. С. 223-225.

[31] Яковлев В.Ф. О некоторых вопросах применения Части первой Гражданского кодекса арбитражными судами. // Вестник ВАС РФ. - 1995. - № 5. - С. 92.







Интересное:


Принцип свободы договора как основополагающее начало для заключения гражданско-правовых договоров
Пресекательные сроки в гражданском праве
Становление института дарения в системе безвозмездных сделок
Условия договора строительного подряда
Соотношение недействительной и несовершенной сделки
Вернуться к списку публикаций