2015-04-21 22:22:56
ГлавнаяГражданское право и процесс — Принцип свободы гражданско-правового договора - основополагающий принцип гражданского права в условиях рыночной экономики



Принцип свободы гражданско-правового договора - основополагающий принцип гражданского права в условиях рыночной экономики


Содержание и ограничения принципа свободы договора.

Как указывалось выше, в содержание принципа свободы договора входят несколько элементов и одним их них является свобода заключения договора. Данная свобода первична по отношению ко всем остальным элементам принципа свободы договора. Она тесно связана с диспозитивностью и инициативой участников как основных идеях гражданско-правового регулирования общественных отношений.

Содержание рассматриваемого элемента составляет положение, в соответствии с которым граждане и юридические лица свободны в заключении договора, то есть имеют возможность по своему усмотрению решать вопрос о вступлении в договорные связи, определять место и время вступления. Свобода заключения договора имеет и другую сторону: понуждение к заключению договора не допускается, кроме случаев, когда обязанность заключить договор предусмотрена ГК РФ, иным федеральным законом или добровольно принятым на себя сторонами обязательством (п.1 ст. 421 ГК РФ). В качестве примеров понуждений, предусмотренных законом, можно привести следующие. Прежде всего, они касаются договоров, подпадающих под категорию публичных (ст.426 ГК РФ). Законодательно указанный договор выделен именно для того, чтобы закрепить возможность отступления от договорной свободы в тех ситуациях, когда этого требуют интересы экономически слабой стороны. Обязанность заключить договор в публичных договорах лежит лишь на одной стороне - коммерческой организации. По утверждению В.В. Витрянского, «для коммерческой организации, заключающей данный договор, исключается действие принципа свободы договора» [1]. В правильности данного утверждения можно усомниться, ибо в этом случае исключается только один элемент - свобода заключения договора. Условия же договора в большинстве случаев определяются именно коммерческой организацией, так как публичные договоры часто являются и договорами присоединения. Во избежание ошибок необходимо установить, кто является обязанной стороной в публичном договоре. В качестве таковой выступает коммерческая организация, то есть юридическое лицо, преследующее в качестве основной цели своей деятельности извлечение прибыли и созданное в одной из организационно-правовых форм, перечисленных ГК РФ (п.2 ст. 50 ГК РФ). Перечень организационно-правовых форм, закрепленный в указанной норме, расширительному толкованию не подлежит. Следовательно, в качестве одного из признаков обязанной стороны в публичных договорах закон называет вид юридического лица - коммерческую организацию. Это исключает применение правил о публичном договоре к деятельности некоммерческих организаций.

Однако, ограничиться только одним указанным признаком нельзя. Вторым признаком, вытекающим из анализа ст. 426 ГК РФ; является характер деятельности обязанной стороны: продажа товаров, выполнение работ или оказание услуг, которые она должна осуществлять в отношении каждого, кто к ней обратится. Если налицо оба признака, то их достаточно для признания договора публичным.

На сегодняшний день к публичным договорам, согласно закону, отнесены такие договоры, как: договор розничной купли-продажи (п.2 ст. 492 ГК РФ); договор проката (п. 3 ст. 626 ГК РФ); договор бытового подряда (п.2 ст. 730 ГК РФ); договор о перевозке транспортом общего пользования (п.2 ст. 789 ГК РФ); договор возмездного оказания бытовых услуг (ст.783, п.2 ст. 730 ГК РФ); договор банковского вклада по отношению к вкладчику-гражданину (п.2 ст. 834 ГК РФ); договор складского хранения на складе общего пользования (п.2 ст. 908 ГК РФ); договор хранения в ломбарде (п.1 ст. 919 ГК РФ); договор хранения в камерах хранения транспортных организаций (п.1 ст. 923 ГК РФ); договор личного страхования (п.1 ст. 927 ГК РФ). В нормах указанных статей ГК РФ прямо оговорено, что данные договоры относятся к разряду публичных.

Необходимо отметить, что в нормах об отдельных видах договоров не всегда содержится указание на публичность договора, несмотря на то что по своим признакам договор может быть отнесен к числу таковых. Например, специальные нормы о договоре энергоснабжения не содержат такого указания (параграф 6 гл.30 ГК РФ). В литературе [2] же и в примерном перечне видов деятельности, где должен заключаться публичный договор, приведенном в ст. 426 ГК РФ, указано энергоснабжение. Поэтому в правоприменительной практике следует соотносить признаки публичного договора с содержанием норм, характеризующих отдельные виды договоров.

К публичным договорам примыкает установленная ГК РФ обязанность банка заключить договор банковского счета с клиентом, обратившимся с предложением открыть счет на объявленных банком условиях (п.2 ст. 846 ГК РФ) [3]. Но публичным данный договор не назван, в связи с этим его квалифицируют в качестве «как бы публичного» [4].

Ограничения свободы заключения договора в отношении публичных договоров объективно необходимы. Однако, подобный процесс может оказать существенное влияние на экономику, поэтому необходима четкая регламентация оснований, порядка и целей заключения подобных договоров [5].

Ограничения свободы заключения договоров содержат и нормы об обязательном заключении договоров в государственных или общественных интересах. Так, законом установлена обязанность заключить контракт о поставке для государственных нужд (п.2 ст. 527 ГК РФ). Эта норма распространяется и на заключение государственных контрактов о выполнении подрядных работ для государственных нужд. Обязанность заключить договор о поставке для нужд государственного материального резерва возникает у организаций-монополистов и организаций, занимающих доминирующее положение на рынке, а также у субъектов; доля оборонных заказов в общем объеме производства которых превышает 70% (п.4 ст. 9 Закона «О государственном материальном резерве» [6]).

Аналогичные обязанности установлены п.4 ст. 3 Закона «О государственном оборонном заказе» [7]. Размещение заказа проводится на конкурсной основе. В случае, если отсутствуют претенденты на участие в конкурсе или по результатам его проведения не определен победитель, принятие оборонного заказа и заключение договора обязательно для государственных унитарных предприятий, а также монополистов и организаций, занимающих доминирующее положение на рынке, при условии, что государственный оборонный заказ обеспечивает установленный Правительством РФ уровень рентабельности производства необходимой продукции (работ, услуг) и его размещение не влечет убытков от его выполнения.

На практике возможны ситуации, когда одна сторона не вправе отказаться от заключения договора, исходя из ранее добровольно принятых на себя обязательств. Подобная обязанность возникает из факта заключения сторонами предварительного договора (ст.429 ГК РФ), а также при заключении договора на торгах с лицом, выигравшим торги (ст.ст.447-449 ГК РФ).

Таким образом, свобода заключения договоров является общим правилом и основой дальнейшего развития гражданского законодательства, однако обосновано и существование ограничений, но лишь в пределах и целях, установленных законом. Согласно действующему законодательству свобода в вопросе заключения договора может быть ограничена либо в интересах более «слабой» стороны - как в случае с публичным договором, либо в интересах государства и общества - как в отношении обязанности заключить государственный контракт, либо основываться на собственном волеизъявлении соответствующей стороны - как вытекает из существа предварительного договора или договора, заключенного на торгах.

Вторым элементом содержания принципа свободы договора выступает свобода определения вида заключаемого договора. Данному элементу принципа свободы договора в литературе уделяется большое внимание. Его содержание заключается в том, что стороны могут заключить договор как предусмотренный, так и не предусмотренный правовыми актами (п.2 ст. 421 ГК РФ). Эта составляющая напрямую связана с возможностью участников регулируемых гражданским правом отношений самостоятельно определять правовые (в данном случае договорные) формы для удовлетворения своих потребностей. Другими словами, субъекты получают возможность наиболее полно, используя все доступные, не противоречащие закону, способы устанавливать свои права и обязанности для извлечения максимальной выгоды имущественного и неимущественного характера.

Вопрос о виде заключаемых договоров, в первую очередь, решается, исходя из вида деятельности, которую субъект выбирает в качестве основной. Договоры, непосредственно касающиеся выбранного вида деятельности, будут составлять большую часть в общей массе всех заключаемых договоров. Но это не означает, что субъект не может заключать иных видов договоров.

Впервые проблема свободы выбора вида заключаемых договоров была обозначена в, римском праве, когда строгая типизация контрактных источников обязательств оставляла без исковой защиты соглашения, содержание которых отклонялось от признанных контрактов [8]. Развитие договорных отношений потребовало изменения практики разрешения подобных ситуаций. Если два, лица договорились о каких-то имущественных предоставлениях друг другу, и их соглашение не подходило ни под один контракт, то, как только с одной стороны обязательство исполнялось, этой исполнившей стороне должна была даваться судебная защита. Первоначально стороне стали давать кондикционный иск (condictio) для истребования обратно ценностей, переданных другой стороне. Дальнейшее развитие права привело к тому, что исполнившая сторона получала иск и для понуждения другой стороны к исполнению ее обязательства [9]. В VI веке византийский профессор права Стефаний назвал эти договоры безымянными [10]. Одним из наиболее употребительных из числа безымянных контрактов был договор мены. Он противопоставлялся договору купли-продажи. Договор купли-продажи заключался простым выражением согласил договаривающихся сторон, а мена порождала обязательство с передачей вещи [11]. Как указывает Ч. Санфилиппо мена «состоит в передаче права собственности на вещь, с тем чтобы получить взамен другую, отличается от купли-продажи не только тем, что возмещение выражается не в деньгах. Но прежде всего тем, что обязательство возникает не из соглашения (consensu), а из переноса права собственности (re)» [12].

В российском гражданском праве также неоднократно поднималась проблема безымянных договоров. Так, Д.И. Мейер, анализируя дореволюционное гражданское законодательство России, писал, что оно допускает любые договоры, не противоречащие закону, и поэтому в практике встречается множество не определенных им договоров [13]. На это же обстоятельство обращает внимание Г.Ф. Шершененвич [14].

ГК РСФСР 1964 г. устанавливал, что гражданские права и обязанности возникают из сделок, предусмотренных законом, а также из сделок, хотя и не предусмотренных законом, но и не противоречащих ему (ст.4 ГК РСФСР).

Действующий ГК РФ также признал возможность заключения безымянных договоров. Данное правомочие выступает в качестве элемента принципа свободы договора, основного принципа договорных отношений. Гражданское право не знает замкнутого перечня договоров, следовательно, стороны могут заключить договор, не названный в ГК РФ, но подпадающий под его регулирование. Например, на практике нередко заключаются договоры о проведении маркетинговых исследований, о добровольной компенсации морального вреда, об установлении спонсорских отношений и другие, не предусмотренные правовыми актами.

ГК позволяет сторонам заключить договор, содержащий элементы различных договоров, предусмотренных законом или иными правовыми актами (смешанный договор). Б.Д. Завидов называет подобные соглашения договорами смешанного типа [15]. К отношениям сторон по смешанному договору применяются в соответствующих частях правила о договорах, элементы которых содержатся в смешанном договоре, если иное не вытекает из соглашения сторон или существа смешанного договора (п. 3 ст. 421 ГК РФ).

Нередко смешанные договоры встречаются в банковской практике. Например, договор банковского счета, включающий условие о платежах по счету, на котором отсутствуют денежные средства, является смешанным, содержащим также элементы кредитного договора [16]. Можно привести и другой пример. Акционерное общество с числом акционеров - владельцев обыкновенных акций - более пятисот обязано поручить ведение и хранение реестра акционеров общества специализированному регистратору (ст.44 Закона «Об акционерных обществах») [17]. Такое поручение оформляется договором между акционерным обществом и держателем реестра акционеров. Договор о ведении и хранении реестра акционеров имеет характерные черты договоров комиссии и поручения, и, следовательно, представляет собой смешанный договор [18].

На практике встречается множество вариантов смешанных договоров. Им отводится важная роль в дальнейшем развитии гражданского законодательства. Смешанные договоры, как и договоры, не предусмотренные законодательством, лежат в основе развития новых видов договоров. Практическое же значение введения категории смешанных договоров проявляется в том, что их применение позволяет упростить отношения сторон в сфере заключения договоров.

Следующим элементом принципа свободы договора является свобода выбора контрагента по договору. Возможность выбирать партнера, безусловно, одна из важнейших гарантий свободного волеизъявления субъекта, участвующего в гражданских правоотношениях. Экономический аспект реализации этой составляющей принципа свободы договора заключается в том, что выбор лучших условий договора, предлагаемых одним продавцом, по сравнению с худшими, предлагаемыми другими продавцами, позволяет поддерживать конкуренцию на рынке и своеобразный естественный отбор среди предпринимателей. Благодаря данным процессам, происходит формирование цены, наиболее приемлемой как для продавца, так и для покупателя. Свобода выбора партнера предполагает право выбирающего на компетентный отказ от заключения договора с отдельными претендентами при наличии у них равных возможностей исполнения будущих обязательств. В предпринимательской деятельности свобода выбора партнера играет очень большое значение, поскольку отсутствие компетентного выбора партнера и своевременного отказа от заключения договора нередко приводит к неисполнению или ненадлежащему исполнению условий договора. Так, например, фонд имущества города Екатеринбурга предъявил иск к частному предприятию «У Петра» о расторжении договора купли-продажи кафе «Исетское» и взыскании с ответчика 91,8 млн. руб. штрафа и пени за просрочку оплаты стоимости кафе. В процессе судебного разбирательства было выяснено, что предприятие приобрело кафе на аукционе 12 октября 1993 г., однако заплатило за него не в течение 10 дней с момента регистрации договора, как им было предусмотрено, а в июне 1994 г. Фонд вернул полученные деньги и подал иск в суд. Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ счел требования фонда обоснованными, за исключением взыскания пени, которая взаимоисключается штрафом за просрочку оплаты. Сам факт опоздания с оплатой суд расценил как отказ от исполнения договора, расторг его и обязал предприятие заплатить фонду штраф в размере 25 млн. руб. в этом примере можно отметить тот факт, что фонд имущества сделал ошибочный выбор покупателя и почти целый год ждал оплаты, а потом добивался расторжения договора. Всего этого можно было бы избежать, если бы фонд потребовал от всех претендентов аукциона гарантий оплаты кафе, то есть провел бы аукцион не предприятий, а гарантий, подтверждающих надежность покупателей [19].

Свобода выбора контрагента прямо не выделена в нормах ГК РФ. Данное положение вытекает из содержания ст. 421 ГК РФ: В связи с этим не все авторы выделяют указанную свободу в качестве самостоятельного элемента принципа свободы договора, а включают ее в содержание свободы заключения договора [20]. Свобода выбора лица, с кем заключать договор, имеет важное значение при формировании договорных связей. Без существования данной свободы говорить о подлинной свободе участников гражданских правоотношений в реализации своих возможностей путем заключения договора было бы бессмысленно. Поэтому, на наш взгляд, свободу выбора контрагента по договору имеет смысл назвать в качестве одного из элементов содержания принципа свободы договора.

Иногда право свободного выбора партнера ограничивается законодателем намеренно - для обеспечения интересов менее защищенной категории субъектов. Такие ограничения могут вытекать из характера определенных договорных связей. О том, что субъект ограничен в возможности выбирать того, с кем будет заключен договор, можно говорить в следующих случаях:

1. При возникновении отношений в рамках публичного договора, где предприниматель лишен возможности не только отказать в заключении договора при наличии возможности такой договор заключить, но и обязан заключить договор с каждым, кто выразит такое желание (ст.426 ГК РФ);

2. В случае заключения договоров в интересах государства и общества - поставка для государственных нужд, подрядные работы для государственных нужд (ст.ст.526, 723 ГК РФ?). Здесь установлен обязательный субъект, управомоченный представлять государственные интересы;

3. Когда закон устанавливает чье-либо преимущественное право заключить тот или иной договор (например, преимущественное право покупки). Однако и в этих случаях инициатива в заключении договора проявляется субъектом самостоятельно, без какого-либо к тому понуждения. Но в ходе реализации своих прав при заключении договора он вынужден подчиняться некоторым, законодательно установленным стеснением. Ограничение свободы в данном случае выражено не столь ярко, как в первых двух. Из всех возможных субъектов будущего договора один или несколько имеют преимущество перед остальными, и при наличии их желания заключить договор, именно они в первую очередь реализуют свое право путем вступления в конкретные договорные отношения. Лицо, проявившее инициативу в заключении договора, не вправе в этом случае определять партнера по своему усмотрению. На случай нарушения права преимущественного заключения договора закон предусматривает определенные меры защиты. Так, можно в судебном порядке потребовать перевода на себя прав и обязанностей покупателя по той сделке, по которой у лица существовало право преимущественной покупки. Однако, нарушение подобного преимущественного права не дает оснований ставить вопрос о недействительности сделки в целом. Если лицо, обладающее преимущественным правом покупки, не воспользуется им в течение определенного законом времени, то срок действия права прекращается, и ограничения в выборе контрагентов по договору снимаются. Законодательно право преимущественной покупки предусмотрено:

- П.3 ст. 7 Закона «Об акционерных обществах» [21], устанавливающий преимущественное право акционеров закрытого акционерного общества приобрести акции, отчуждаемые другими акционерами, по цене предложения. В случае отказа от реализации своего преимущественного права акционерами уставы таких обществ могут закреплять преимущественное право приобретения акций самим обществом. Срок реализации такого права - не менее 30 дней и не более 60 дней. Конкретная величина устанавливается уставом общества. Аналогичная норма установлена ст. 21 Закона «Об обществах с ограниченной ответственностью» [22] в отношении преимущественного права выкупа доли в уставном капитале участниками общества или самим обществом.

- Ст.250 ГК РФ предусматривает преимущественное право покупки доли в праве общей долевой собственности для остальных сособственников перед третьими лицами на условиях, предложенных владельцем доли. Данное право может быть реализовано ими в течение 10 дней в отношении движимого имущества и в течение одного месяца в отношении недвижимости с момента получения уведомления о предстоящей сделке. Это право не распространяется на дарение доли, на ее реализацию с торгов, а также на договор ренты.

- П.1 ст. 621 ГК РФ закрепляет преимущественное, при прочих равных условиях, право арендатора на заключение договора аренды на новый срок. Указанная норма является диспозитивной, ибо содержит оговорку, «если иное не предусмотрено законом или договором аренды». Нарушение этого права арендодателем позволяет арендатору на выбор: или требовать в судебном порядке перевода на себя прав и обязанностей по договору аренды и возмещения убытков, вызванных нарушением права, или только возмещения убытков.

- Ст. 1035 ГК РФ устанавливает право пользователя по договору коммерческой концессии, надлежащим образом исполнявшим договор, заключить его на новый срок на тех же условиях. Причем в данном случае отказ от заключения договора с тем же пользователем на новый срок возможен лишь при условии воздержания от заключения аналогичных договоров в течение трех лет, а впоследствии при появившемся желании подобный договор возобновить, в первую очередь оферта должна быть направлена тому пользователю, с которым был заключен предыдущий договор.

Считаем необходимым отметить, что термин «право преимущественной покупки» достаточно условный, так как данное право имеет место не только при заключении договоров купли-продажи, но и договоров аренды, коммерческой концессии.

Одним из важнейших элементов содержания принципа свободы договора является свобода формирования условий договора. Она является завершающим элементом принципа свободы договора, в ходе реализации которого субъект принимает решение заключить договор, определяет его вид, выбирает партнера для заключения договора, и, наконец, с выбранным контрагентом устанавливает взаимовыгодные условия договора. Именно на этой стадии происходит оформление договорного отношения, в которое вступают стороны.

Условия договора устанавливаются по усмотрению сторон. Исключение составляют случаи, когда содержание соответствующего условия определяется правовыми актами (п.4 ст. 421 ГК РФ). Условия соглашения должны быть строго обязательны для сторон. Свобода договора не дает контрагентам возможности отступать по любому поводу от заключенного договора и односторонне пересматривать его условия [23]. ГК РФ также устанавливает, что договор должен соответствовать императивным нормам, действующим в момент его заключения (п.1 ст. 422 ГК РФ). При этом нельзя не согласиться с утверждением О.Н. Садикова, что стороны при заключении договоров учитывают и диспозитивные нормы, поэтому нормы ст. 422 ГК РФ следует толковать расширительно, а в последующем желательно уточнение ее редакции [24].

Императивные нормы могут содержать запреты на включение определенных условий в договор либо предписания об обязательном включении в договор определенных условий. Включая в правовые акты императивные нормы, законодатель не ограничивает свободу договора, а, наоборот, ее устанавливает, задавая определенные рамки и упорядочивая тем самым договорные отношения. Необходимость императивных норм в регулировании договорных отношений подчеркивает В.В. Витрянский, говоря о том, что при подготовке части первой ГК РФ предлагалось включить в нее только необходимые императивные нормы, предоставив сторонам по договору самим определять свои права и обязанности. Но от данной идеи пришлось отказаться, в частности, вследствие низкого уровня правовой культуры российских предпринимателей, а также сложного федеративного устройства нашего государства [25]. Установление императивных норм имеет целью защиту более слабой стороны. В качестве примера регулирования договорных отношений с помощью императивных норм можно назвать нормы о договоре ренты, закрепляющие некоторые обязательные юридические гарантии соблюдения прав получателя ренты (переход обязательств по договору ренты при отчуждении недвижимого имущество - п.1 ст. 486 ГК РФ; сохранение ответственности плательщика ренты после передачи прав на недвижимость другому лицу в случае нарушения договора ренты - п.2 ст. 486 ГК РФ; возможность расторжения договора ренты и возмещения убытков в случае ухудшения условий ренты - п. 3 ст. 487 ГК РФ).

Современная российская судебная практика в отношении условий договора придерживается п.4 ст. 421 ГК РФ и при рассмотрении спорного обязательства исследует те условия, по которым стороны достигли соглашения, даже в том случае, если они являются спорными или случайными. ГК РФ устанавливает, что при толковании договора судом принимается во внимание буквальное значение содержащихся» в нем выражений. При неясности буквального смысла какого-либо условия договора он устанавливается» путем сопоставления его с другими условиями и смыслом договора в целом. При невозможности определения содержания договора выясняется» действительная общая воля сторон с учетом его цели, которую находят при помощи всех сопутствующих обстоятельств, включая предшествующие договору переговоры, переписку, практику, установившуюся во взаимоотношениях сторон, последующее поведение сторон. Так, Арбитражный суд Москвы рассмотрел иск Ресурс-банка к АО «Холдинговая компания «Главмосстрой» на 100 млрд. руб. В июле 1995 г. Ресурс-банк предоставил АО кредит до декабря 1995 г. под 110% годовых. Кредитный договор предусматривал поручительство на сумму кредита Департамента строительства г.Москвы и условие его досрочного расторжения с возвратом всей суммы в случае невыплаты процентов хотя бы за один месяц. В августе 1995 г. АО проценты не заплатило, и банк обратился в суд с иском к АО о взыскании суммы кредита и процентов за истекший период. Суд на этом основании и согласно условиям договора счел иск обоснованным и полностью его удовлетворил. Таким образом, в случае, если банк не предусмотрел такого условия, то ему бы пришлось ждать окончания срока договора и только тогда предъявлять иск со всеми штрафными санкциями к АО и Департаменту строительства. Но благодаря продуманным условиям, касающимся порядка расторжения кредитного договора, суд получил возможность быстро рассмотреть дело и вынести правильное решение [26].

Законодательно ограничение свободы определения условий договора установлено в отношении договоров присоединения. В силу самой правовой конструкции договора присоединения (ст.428 ГК РФ) ограничения одной из сторон в выборе условий договора проявляются в том, что она не может принимать участие в разработке договорных условий, а вправе лишь присоединиться к тому варианту договора, который ей предложен, либо отказаться от заключения договора. Впервые договоры присоединения появились в XIX веке в период империализма. Сформировавшиеся к тому времени крупные монополистические объединения стали издавать собственные типовые правила для совершаемых ими сделок. Особенно это касалось предприятий, призванных обслуживать широкие массы населения (железные дороги, телеграф, почта и т.п.), масштабы работы которых требуют выработки определенного стандарта. Подобное развитие ситуации привело даже к появлению так называемого «формулярного права» [27]. В советском государстве также была практика применения определенных бланков, содержащих наиболее важные условия сделок, заключаемых такими предприятиями, как: комбинаты бытового обслуживания, ателье, коммунальные ломбарды [28]. Широко применяется названная конструкция и в области международного частного права, особенно в практике транснациональных корпораций.

В ГК РФ возможность заключения договоров присоединения закреплена в ст. 428. Представляется, что нельзя истолковывать п.1 названной статьи таким образом, что присоединяющаяся сторона не вправе требовать изменения условий договора, как, например, считает Б.М. Сейнароев, указывающий на невозможность преддоговорных споров [29]. Следуя такому утверждению, действительно можно бы было избегать преддоговорных споров, сославшись на тот факт, что договор изложен в стандартной форме и юридически неизменим. По нашему мнению, смысл ст. 428 ГК РФ в другом. Она содержит материально-правовые признаки, при наличии которых соответствующее соглашение должно квалифицироваться в качестве договора присоединения с той целью, чтобы было возможным его изменить или расторгнуть в одностороннем порядке. Если же при наличии стандартной формы сторона, ее разработавшая, пошла на внесение изменений, то такой договор не признается договором присоединения.

Интересы присоединившейся стороны могут быть защищены, если подобный договор содержит условия, пусть не противоречащие законодательству, но лишающие прав, обычно предоставляемых по договорам данного вида, исключающие или ограничивающие ответственность другой стороны за нарушение обязательства, либо содержащие другие, явно обременительные условия. В данном случае изменение или расторжение договора возможно по требованию стороны в судебном порядке согласно разъяснениям Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ [30]. П. 3 ст. 428 ГК РФ устанавливает, что подобные требования, заявленные субъектом предпринимательской деятельности, не подлежат удовлетворению, при условии, что присоединившаяся сторона знала или должна была знать на каких условиях заключают договор.

Таким образом, договор присоединения действует в тех ситуациях, когда экономическая свобода одной из сторон в значительной степени ограничена. Чтобы устранить этот дисбаланс, закон наделяет присоединяющуюся сторону правами, являющимися исключением из общего правила, устанавливаемого ст. 3 10 ГК РФ, о невозможности одностороннего отказа или изменения условий обязательства. В описанной ситуации отступление от принципа свободы договора происходит не на стадии заключения, а в последующем, когда сторона принуждается к изменению или расторжению договора, независимо от ее воли, благодаря чему восстанавливается экономический суверенитет зависимой стороны.

Законодательство о защите прав потребителей тоже имеет нормы, ограничивающие условия договора присоединения, ущемляющего права потребителей. Так, например, ст. 16 Закона «О защите прав потребителей» [31] признает недействительными условия договора, ограничивающие права потребителей по сравнению с правилами, установленными законодательством. Способ защиты прав потребителей можно проиллюстрировать на примере из практики Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ. Так, в апреле 1992 г. гр-н К. предъявил иск к Управлению автомобильного транспорта г. Челябинска о взыскании 6000 руб. В заявлении К. указал, что передал ответчику для ремонта три автомобильные шины. Заказ был принят и оформлен стандартным договором бытового заказа. Шины были направлены для производства ремонта на завод-изготовитель, где были похищены. В возмещение ущерба К. просил взыскать с ответчика по 2000 руб. за каждую шину. Судебная коллегия по гражданским делам Челябинского областного суда иск удовлетворила частично, взыскав в пользу истца 120 руб. Такое решение было вынесено в результате исследования судом условий договора, где был предусмотрен пункт, в соответствии с которым Управление несет ответственность только за ремонт, произведенный силами самого Управления. Суд, буквально истолковав это условие, сделал неправильный вывод о том, что Управление свою работу по договору выполнило (приняло шины и направило их на завод), поскольку такого вида работ оно не производило из-за поломки необходимого оборудования, в неисполнении обязательства перед истцом виновен завод, где произошло хищение. Так как лицо, лицо, не исполнившее обязательство либо исполнившее его ненадлежащим образом, несет ответственность лишь при наличии вины, суд взыскал с ответчика только 120 руб., посчитав, что остальную сумму К. должен взыскивать с завода. Судебная коллегия Верховного Суда РФ указала на нарушение при разрешении данного спора Закона РФ «О защите прав потребителей». Предприятия, организации, учреждения или гражданин-предприниматель, выполняющие работы или оказывающие услуги, в тексте Закона рассматриваются как исполнители. Управление, принявшее на себя по договору с истцом обязательство по ремонту шин не имело права ограничивать свою ответственность в отношениях с потребителем условиями договора и должно рассматриваться как исполнитель договора, который несет полную ответственность за исполнение договора и за сохранность перееденного имущества. В этом случае Управление должно полностью возместить причиненный материальный и моральный вред, возникший по своей вине и по вине третьих лиц, а затем в регрессном порядке оно может взыскать сумму возмещения с завода, где произошла утрата [32].

Подводя итог можно отметить, что благодаря провозглашению свободы договора принципом гражданского права усилилось диспозитивное начало в регулировании договорных отношений. У сторон существенно расширились возможности в формировании условий договора. Нормативные акты в большинстве своем носят диспозитивный характер, позволяя сторонам самостоятельно определять содержание договора. А элемент императивности необходим для защиты экономически более слабых субъектов договорных отношений.


Климова Анна Николаевна



[1] Витрянский В.В. Общие положения о договоре. // Хозяйство и право. - 1995. - № 12. - С.16.

[2] См.: Куликова Л.O. О договоре энергоснабжения. // Хозяйство и право. - 1996. - № 6. - С.89; Сейнароев Б.М. Договор энергоснабжения. // Вестник Высшего Арбитражного суда РФ. - 2000. - № 6. - С. 133.

[3] См.: Постановление Пленума ВАС РФ от 19 апреля 1999 г. № 5 «О некоторых вопросах практики рассмотрения споров, связанных с заключением, исполнением и расторжением договоров банковского счета». // Вестник ВАС РФ. - 1999. - № 7. - С.5.

[4] См.: Павлодский Е.А. Новый ГК о расчетных обязательствах. // Право и экономика. - 1997. - № 15-16. - С.34; Олейник О. Банковский счет: законодательство и практика. // Закон. - 1997. - № 1. - С.92.

[5] Славецкий Д.В. Принцип защиты слабой стороны гражданско-правового договора: Дисс... канд. юрид. наук. - Самара, 2004. С.46-48.

[6] ФЗ РФ от 29 декабря 1994 г. № 79-ФЗ «О государственном материальном резерве» в ред. от 02.11.2004 г. // СЗ РФ. - 1995. - № 1. - Ст. 3.

[7] ФЗ РФ от 27 декабря 1995 г. № 213-Ф3 «О государственном оборонном заказе» в ред. от 06.05.1999 г. // СЗ РФ. - 1996. - № 1. - Ст.6.

[8] См.: Дождев Д.В. Римское частное право. Учебник. - М., 1996. С.533; Франчози Дж. Институционный курс римского права./ Перевод с итальянского. Отв. ред. Л.Л. Кофанов. - М., Статут, 2004. С.391-392; Санфилиппо Чезаре. Курс римского частного права: Уч-к./ Под ред. Д.В. Дождева. - М., Изд-во БЕК, 2002. С.255-256.

[9] Римское частное право: Учебник./ Под ред. И.Б. Новицкого, И.С. Перетерского. - М., 1997. С.483.

[10] Дождев Д.В. Римское частное право. Учебник. - М., 1996. С.536; Франчози Дж. Указ. раб. С.391.

[11] См.: Римское частное право: Учебник. // Под ред. И.Б. Новицкого, И.С. Пере- терского. - М., 1997. С.487.

[12] Санфилиппо Чезаре. Указ. раб. С.257.

[13] Мейер Д.И. Русское гражданское право. Учебник 4.2. - М., 1997. С.158.

[14] Шершеневич Г.Ф. Курс гражданского права. - Тула: Автограф, 2001. С.412.

[15] См.: Завидов БД. Договорное право России. - М., 1999. С.52.

[16] См.: Постановление Пленума ВАС РФ о 19 апреля 1999 г. № 5 «О некоторых вопросах практики рассмотрения споров, связанных с заключением, исполнением и расторжением договоров банковского счета». // Вестник ВАС РФ. - 1999. - № 7.- С. 18.

[17] ФЗ РФ от 26 декабря 1995 г. № 208-ФЗ «Об акционерных обществах» в ред. от 29.12.2004 г. // СЗ РФ. - 1996. - № 1. - Ст.1.

[18] Ломакин Д. Номинальный держатель и держатель реестра акционеров: характер взаимоотношений. // Хозяйство и право. - 1996. - № 1. - С. 118.

[19] См.: Тельгарин Р. О свободе заключения гражданско-правовых договоров в сфере предпринимательства. // Российская юстиция. - 1997. - № 10. - С. 13.

[20] См. напр.: Танага А.Н. Принцип свободы договора в гражданском праве России: Дисс. ... канд. юрид. наук. Краснодар, 2001. С.36-37; Танага А.Н. Принцип свободы договора в гражданском праве России. - СПб.: Изд. «Юридич. Центр Пресс», 2003. С.37-38.

[21] ФЗ РФ от 26 декабря 1995 г. № 208-ФЗ «Об акционерных обществах» в ред. от 29.12.2004 г. // СЗ РФ. - 1996. - № 1. - Ст.1.

[22] ФЗ от 8 февраля 1998 г. № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» в ред. от 29.12.2004 г. // СЗ РФ. - 1998. - № 7. - Ст.785.

[23] Садиков О.Н. Принципы нового гражданского законодательства СССР. // Советское государство и право. - 1991. - № 10. - С.24.

[24] Садиков О.Н. Договор и закон в новом гражданском праве России. // Вестник ВАС РФ. - 2000. - № 2. - С. 138.

[25] Витрянский В.В. Договор как средство регулирования рыночных отношений. // Экономика и жизнь. - 1994. - № 27. - С.22.

[26] Цит. по: Тельгарин Р. О свободе заключения гражданско-правовых договоров в сфере предпринимательства. // Российская юстиция. - 1997. - № 10. - С.15.

[27] См.: Халфина P.O. Реакционная сущность гражданского права современных капиталистических государств. - М., 1968. С.15-17.

[28] См.: Новицкий И.Б., Лунц Л.А. Общее учение об обязательстве. - М., 1950. С.105-107.

[29] Сейнароев Б.М. О соотношении публичного договора с договором присоединения. // Вестник ВАС РФ. - 1999. - № 10. - С. 108-112.

[30] См. Постановление Пленума Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ № 6/8 от 01.06.1996 г. «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса РФ». // Вестник ВАС РФ. - 1996. - № 9.

[31] ФЗ РФ от 07.02.1992 г. № 2300-1 «О защите прав потребителей» в ред. от 21.12.2004 г. // СЗ РФ. - 1996. - № 3. - ст. 140.

[32] Цит. по: Тельгарин Р. О свободе заключения договора присоединения. // Российская юстиция. - 1997. - № 1. - С. 13-14.



← предыдущая страница    следующая страница →
123




Интересное:


Понятие о залоге недвижимости: историко-сравнительный правовой аспект
Расторжение договора
Заключение гражданско-правового договора в общем порядке
Сервитуты в Гражданском кодексе Франции 1804 года.
Наследство как объект права общей собственности наследников по закону и по завещанию
Вернуться к списку публикаций