2015-04-21 20:35:02
ГлавнаяГражданское право и процесс — Претензионные сроки в гражданском праве



Претензионные сроки в гражданском праве


Субъективное право предоставляет управомоченному лицу возможность требовать непосредственно от обязанного лица совершения определенных действий либо воздержаться от совершения таковых, не прибегая к помощи юрисдикционных органов, призванных защищать нарушенные права юридических лиц и граждан. Эта возможность вытекает из самого содержания субъективного права, которому в гражданском правоотношении противостоит обязанность другой стороны.

Такое обращение управомоченного лица непосредственно к лицу, обязанному до передачи дела в суд общей юрисдикции, арбитражный или третейский суд носит название претензионного (досудебного, доарбитражного) порядка разрешения гражданско-правовых споров.

В соответствии со ст. 10 Федеральным законом РФ «О введение в действие Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации» от 5 мая 1995 г. № 71-ФЗ, признанно утратившим силу с 1 июля 1995 г. положение о претензионном порядке урегулирования споров [1].

В ряде случаев для осуществления этой возможности управомоченному лицу предоставляются законом определенные сроки, которые соответственно и получили название претензионных сроков (ст. 797 ГК РФ, ст. 126, 127 Воздушного кодекса РФ, ст. 139 Транспортного устава железных дорог РФ и др.).

Принятый Государственной Думой 19 декабря 1997 г. и одобренный Советом Федерации 24 декабря 1997 г. Федеральный закон от 08.01.1998 г. № 2-ФЗ утвердил Транспортный устав железных дорог РФ (далее по тексту ТУЖД РФ), который сохранил обязательный претензионный порядок урегулирования споров (ст. ст. 135-140 ТУЖД РФ).

Так, для предъявления к железной дороге иска, возникшего в связи с осуществлением перевозки груза или грузобагажа, обязательно предъявление к железной дороге претензии (ст. 135 ТУЖД РФ). Претензии к железным дорогам могут быть предъявлены в течение 6 месяцев, претензии в отношении штрафов и пеней – в течение 45 дней (ст. 139 ТУЖД РФ). Согласно ст. 140 ТУЖД РФ, железная дорога обязана рассматривать полученную претензию и о результатах ее рассмотрения уведомить в письменной форме заявителя в течение 30 дней со дня получения претензии.

Порядок предъявления претензий должен быть соблюден в пределах установленных сроков исковой давности и не оказывает влияния на начальный момент течения давности.

Однако после начала течения срока давности истец не вправе обратиться в суд с иском, если им не соблюден претензионный порядок предъявления требований к должнику (п. 2 ст. 128 Воздушного кодекса РФ, ст.ст. 135, 139, 142 ТУЖД РФ; ст. 797 ГК РФ).

Согласно ст. 797 ГК РФ до предъявления к переводчику иска, вытекающего из перевозки груза обязательно предъявление ему претензии в порядке, предусмотренном Транспортным уставом «железных дорог РФ».

Предъявление грузоотправителем или грузополучателем претензии к предприятию железнодорожного транспорта за пределами сроков, предусмотренных в ст. 139 Транспортного устава «железных дорог РФ», при условии соблюдения установленного Транспортным уставом порядка предъявления претензий не является основанием к возвращению искового заявления.

Однако если при рассмотрении иска будет установлено, что дело возникло вследствие нарушения истцом предусмотренных ст. 139 Транспортного устава «железных дорог РФ» сроков на предъявление претензии к железной дороге, то арбитражный суд в соответствии с частью 3 ст. 95 АПК РФ вправе отнести на истца судебные расходы независимо от исхода спора [2].

Законодательством предусмотрены различные виды претензионных сроков, различающихся между собой как по размеру, так и по характеру их действия, а в ряде случаев и по тем правовым последствиям, к которым приводит пропуск такого срока. Но несмотря на некоторые различия, эти сроки обладают целым рядом общих черт, которые позволяют объединить их в единую категорию претензионных сроков.

Всякий претензионный срок – есть прежде всего срок, установленный для обращения управомоченного лица непосредственно к обязанному лицу с требованием совершения последним определенных действий или воздержания от совершения таковых. Уже это само по себе отличает претензионные сроки от сроков исковой давности, которые предоставлены управомоченному лицу для обращения к компетентным юрисдикционными органам, призванным защищать нарушенные или оспариваемые субъективные гражданские права.

Исполнение обязанности должником неразрывно связано с осуществлением субъективного права управомоченного лица. Более того, в большинстве случаев, например, в обязательственных правоотношениях реализация субъективного права управомоченного лица (так называемого права требования) может быть достигнута, как правило, только посредством исполнения обязанности должником. Даже в тех случаях, когда обязанность должника состоит в воздержании от совершения каких-то действий, она является своеобразной мерой обеспечения реального осуществления субъективного права управомоченного лица. Поэтому с известным основанием можно сказать, что претензионные сроки, установленные для предъявления требования к должнику об исполнении им своей обязанности, есть сроки осуществления субъективного права.

При нормальном развитии правоотношения, когда стороны точно соблюдают свои права и обязанности, как правило, не возникает какой-либо потребности в заявлении претензий другой стороне. Использование этой возможности становится для управомоченного лица необходимостью лишь в случаях неисполнения или ненадлежащего исполнения обязанности должником, когда принадлежащее управомоченному лицу субъективное гражданское право оказывается нарушенным.

В теории гражданского права советского периода спорным оставался вопрос о юридической природе срока, установленного для заявления претензий. Эти споры главным образом были сосредоточены на природе претензионных сроков, установленных Уставом железных дорог СССР, утвержденного Постановлением Совета Министров СССР от 06.04.64 г. № 270, но относились и к другим аналогичным претензионным срокам.

Большинство авторов указанные сроки рассматривали как особые, отличные от исковой давности, сроки [3].

Л.М. Гринберг характеризует их как пресекательные (или «преклюзивные») сроки [4].

С противоположным мнением выступал Я.И. Рапопорт, доказывая, что претензионные сроки являлись аналогичными срокам исковой давности.

По мнению Я.И. Рапопорта, претензионные и давностные сроки составляли «единство», в том смысле, что единый срок исковой давности делится на части (периоды), составляющие в совокупности общий давностный срок. С природой претензионного срока, как давностного, автор связывал ряд правовых последствий. Автор, свой вывод строил на том соображении, что право на иск у клиента к железной дороге возникало при невыполнении железной дорогой ее обязанности перед клиентом.

Осуществление претензионного порядка, как утверждает Я.И. Рапопорт, составляет дополнительное, по сравнению с обычным порядком, условие реализации принадлежащего клиенту права на иск в материальном смысле.

Со взглядами Я.И. Рапопорта на претензионный срок, как срок исковой давности, по нашему мнению, согласиться нельзя.

Независимо от предложенного автором решения вопроса о том, следует ли считать возникшим право на иск еще до проведения претензионной процедуры и соответствует ли российскому гражданскому праву понятие условного права на иск [5], претензионный срок не может, как нам представляется, быть признан сроком исковой давности.

Отдельные авторы претензионные сроки относят к пресекательным [6]. Основанием для такого решения послужил тот факт, что несоблюдение управомоченным лицом претензионного порядка преграждает ему доступ в суд и тем самым не дает возможности воспользоваться для осуществления своего права мерами государственного принуждения. Однако в данном случае с истечением срока для предъявления претензий и несоблюдение претензионного порядка управомоченное лицо вообще не обращается в суд за защитой своего права, ввиду отсутствия существенного элемента фактического состава, с которым закон связывает его возникновение. А поскольку право на иск в данном случае не возникло, то оно не может быть пресечено с истечением претензионного срока. Так, например, в соответствии со ст. ст. 471, 477 ГК РФ предъявление претензий по поводу недостатков проданной вещи вообще является правом, но не обязанностью покупателя. С истечением срока для предъявления претензии, если таковая не была заявлена, только начинается (а не пресекается) течение срока на предъявление иска (ст. 477 ГК РФ; п. 2 ст. 128 Воздушного кодекса РФ), а следовательно, право на иск только с этого момента и возникает. Особенность этого претензионного срока состоит, следовательно, в том, что он является дополнительной временной гарантией реального осуществления права покупателя на приобретенный товар и тем самым обеспечивает наилучшее удовлетворение потребностей граждан. Существование претензии как особой формы осуществления правомочий предполагает наличие соответствующего порядка, обязательного к соблюдению сторонами правоотношения при предъявлении требований. Этот урегулированный нормами права претензионный порядок целесообразно восстановить в современных условиях развития рыночных отношений и в целях урегулирования экономических споров в хозяйственном обороте и, особенно, в отношении недостатков проданного товара.

Анализ показывает, что в действительности имеется в виду условие (т.е. юридический факт), совершение которого в определенный срок, служит обязательной предпосылкой возникновения правомочия требовать принудительного взыскания. Несоблюдение срока влечет за собой утрату возможного субъективного права. Срок входит в условно фактический состав, имеющий значение юридического факта. Его пропуск означает, что данный фактический состав не сложился, с чем закон связывает утрату возможности возникновения права.

Итак, претензионные сроки имеют самостоятельное назначение по сравнению с гарантийными сроками и сроками исковой давности, хотя они тесно связаны между собой и устанавливаются в связи с защитой нарушенного субъективного материального права заинтересованного лица.

Соотношение сроков для претензий и гарантийных сроков со сроками исковой давности таково, что сначала исчисляется срок для претензии и гарантийный срок, а в зависимости от этого определяется и начало течения срока исковой давности.

Здесь есть разумные отступления от общего правила об определении начального момента течения давностного срока, потому что заинтересованный контрагент, несомненно, узнал или должен был узнать о нарушении своего права еще в пределах сроков на предъявление претензии и гарантийных сроков, поскольку он заявляет соответствующую претензию.

Возможны, конечно, случаи, когда о тех или иных недостатках товара (работ, услуг) предоставленного по соответствующему договору, контрагенту станет известно по истечении срока для предъявления претензии и гарантийных сроков. В таком случае исковая давность начинает течь со времени, когда должна была быть заявлена претензия, т.е. по истечении срока для претензии и гарантийного срока.

Следовательно, непредъявление претензии в пределах указанных претензионных и гарантийных сроков не влияет, по общему правилу, на возможность обращения с иском о защите нарушенного права в пределах сроков исковой давности.

Иное соотношение претензионных сроков и сроков исковой давности было предусмотрено в ст. 76 Основами гражданского законодательства Союза ССР и республик 1991 г. (далее по тексту – ОГЗ 1991 г.) и в ст. 384 ГК РСФСР 1964 г. по перевозкам грузов всеми видами транспорта. Предъявление претензий к перевозчику до предъявления к нему иска является обязательным условием. Для предъявления претензий к перевозчику и для ответа на них были установлены определенные сроки (соответственно шесть и три месяца).

По перевозкам в прямом смешанном сообщении (т е. разными видами транспорта по одному документу) – шесть месяцев, как для предъявления претензии, так и для ответа на нее. По претензиям об уплате штрафов и пеней – в том и другом случае – 45 дней.

Обязанность соблюдения претензионного порядка состояла в том, что нарушение его означает невозможность предъявления иска в суд, арбитражный суд или третейский суд. Арбитражный суд твердо придерживался этого требования, которое в настоящее время закреплено. Так, например, требование о соблюдении претензионного порядка рассмотрения требований к железной дороге было закреплено в нормах Устава железных дорог Союза ССР, утвержденного Постановлением Совета Министров СССР от 6 апреля 1964 г, и введенного в действие с 1 октября 1964 г. [7].

Статья 169 Устава устанавливала обязательность предъявления претензий к железной дороге до предъявления к ней иска в суде или арбитраже. Это же требование повторяется в ст. 177 Устава, согласно которой иски к железным дорогам могут быть предъявлены только в случаях полного или частичного отказа железной дороги удовлетворить претензию, либо неполучения от железной дороги ответа в течение установленных сроков.

В зависимости от срока получения ответа на претензию определяется начало течения двухмесячного срока исковой давности.

Анализ судебной практики, связанных с претензионными сроками, рассмотрим на конкретном деле [8].

Исковое требование. Акционерное общество «Магнитогорский металлургический комбинат» предъявило иск к предприятию «Хабаровсквнешторг» и Управлению Дальневосточной железной дороги о взыскании 1.333.480.252 рублей, составляющих стоимость отгруженного, но не оплаченного экспортного груза, а также проценты за пользование чужими средствами в размере средней ставки банковского кредита

Решение суда. Хабаровский краевой суд производство по делу прекратил, указав на то, что стоимость полуденного груза предприятием «Хабаровсквнешторг» перечислена Управлению Дальневосточной железной дороги. В отношении перевозчика истцом не соблюден претензионный порядок, поскольку к заявленной претензии не были приложены документы, предусмотренные статьями 169, 173 Устава железных дорог Срок на предъявление претензии ко дню рассмотрения спора истцом пропущен, а восстановлению этот срок не подлежит.

Постановлением кассационной коллегии того же суда определение оставлено без изменения.

В протесте заместителя Председателя Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации предлагается состоявшиеся решения отменить, дело передать в Арбитражный суд Хабаровского края для рассмотрения по существу.

Президиум Высшего арбитражного суда (постановление № 7351/94 от 5 марта 1996 г.) протест удовлетворил по следующим основаниям:

Материалы дела. В ноябре-декабре 1992 года АО «Магнитогорский металлургический комбинат» отправило на станцию Ванино Дальневосточной железной дороги экспортный груз (стальная заготовка) в 239 вагонах для выдачи ВВО «Тяжпромэкспорт».

В связи со скоплением экспортных грузов на путях Дальневосточной железной дороги и в порту Ванино по распоряжению заместителя главы администрации Хабаровского края была разрешена их реализация.

В соответствии с приказами начальника грузовой службы Дальневосточной железной дороги от марта 1993 года груз, отправителем которого являлось АО «Магнитогорский металлургический комбинат», следовало переадресовать на станцию Мыс Чуркин для компании «Востокинвестбизнес» Приморского края. Фактически же груз был реализован предприятию «Хабаровсквнешторг», что подтверждается актами приемки-сдачи от сентября-октября 1993 года.

Стоимость реализованного металла перечислена предприятием «Хабаровсквнешторг» на депозитный счет Управления Дальневосточной железной дорога.

В июле 1993 года металлургический комбинат обратился к железной дороге с претензиями, в которых предлагал перечислить с депозитного счета Управления Дальневосточной железной дороги суммы, полученные от реализации груза. В претензиях имелись номера контрактов, вагонов, железнодорожных накладных, даты отправки, размер провозной платы, вес, цена и стоимость груза, а также указывались банковские реквизиты комбината. К претензиям прилагались грузовые квитанции, спецификации, справки станции Магнитогорск грузовой, справки о стоимости груза.

В августе 1993 года Управление Дальневосточной железной дороги сообщило, что в приложенных к претензиям контрактах не указаны номера железнодорожных квитанций, что не позволяет установить количество и стоимость груза по спорным отправкам, то есть ответчик уклонился от рассмотрения претензии по существу по надуманным основаниям.

Таким образом, претензионный порядок, предусмотренный статьей 173 Устава железных дорог, истцом был соблюден, а производства по делу прекращено необоснованно.

В отношении предприятия «Хабаровсквнешторг» основания для прекращения производства по делу отсутствовали.

Вывод суда. Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации постановил отменить определение Хабаровского краевого суда. Дело передать в арбитражный суд Хабаровского края для рассмотрения по существу.

В приведенном примере, показано отсутствие единообразия в судебных инстанциях в подходе к вопросу о соблюдении претензионного порядка и сроках на предъявление претензий

Проведенный анализ дает основание сделать следующий вывод.

1) Претензионный срок имеет значение юридического факта и ограничивает во времени возможность осуществления претензионного порядка, и служит одним из основных условий возникновения субъективного права.

2) Установленный законом срок для предъявления претензий является сроком своевременного осуществления субъективного права управомоченного лица и отличающийся от других сроков осуществления и защиты гражданских прав.

3) Претензионный срок – это общий срок, установленный на определенные виды деятельности, в условиях рыночных отношений, является эффективным средством для своевременного урегулирования споров в хозяйственном обороте.


Вострикова Людмила Геннадьевна



[1] «Российская газета» 16.05.1995 г.

[2] п. 28 постановления Пленума ВАС РФ от 12 ноября 1998 г. № 18 «О некоторых вопросах судебной практики арбитражных судов в связи с введением в действие Транспортного устава железных дорог РФ»

[3] Я.И. Рапопорт. Давностные сроки в обязательствах по грузовым железнодорожным перевозкам. М.: 1959, стр. 7-8. И.Б. Новицкий. Сделки. Исковая давность. М.: 1954, стр. 205.

[4] Л.M. Гринберг. Судебные споры с железными дорогами по поводу утраты, недопоставки и повреждения грузов. М.: 1947, стр. 63-64.

[5] По мнению Я.И. Рапопорта, соблюдение претензионного порядка «знаменует установление дополнительного, по сравнению с обычным порядком, условия реализации... права на иск в материальном смысле». «Обычный порядок» включает, как известно, такие, в частности, факты, как наступление срока в обязательстве или отлагательного условия исполнения обязанности.

Последовательно (применяя взгляд автора) рассуждая, пришлось бы признать, что право на иск и в этих случаях возникает еще до наступления срока или условия в качестве права условного.

Но такой вывод способен был бы только исказить правильное представление о праве на иск, как о свободной от каких-либо условий способности субъективного права быть осуществленным принудительно, тем самым — как о правомочии на немедленное принудительное исполнение обязанности должника.

[6] М.А. Гурвич Пресекательные сроки в советском гражданском праве. М.: 1961, стр. 50.

[7] СП СССР 1964 г. №5, стр. 36

[8] Вестник ВАС РФ. 19%, № 4 (Постановление ВАС РФ № 7351/94 от 5 марта 1996 г.).







Интересное:


Субъекты права общей долевой собственности
Понятие вины в нарушении договорных обязательств в современном гражданском праве РФ
Место принципов гражданского права в механизме гражданско-правового регулирования
Начало течения сроков исковой давности и последствия их истечения
Особенности дарения ограниченно оборотоспособных объектов гражданского права
Вернуться к списку публикаций