2015-04-21 20:32:21
ГлавнаяГражданское право и процесс — Гарантийные сроки в гражданском праве



Гарантийные сроки в гражданском праве


I. Гарантийные сроки, установленные в государственных стандартах, носят рекомендательный характер и не являются обязательными т.к. согласно Закону Российской Федерации «О стандартизации» гарантийные сроки не отнесены к обязательным требованиям государственных стандартов. Они могут быть различны как по своему размеру (от нескольких дней до нескольких лет), так и по характеру: гарантийные сроки хранения продуктов, сроки годности товара, реализации, транспортабельности и др.

Вопрос о гарантийных сроках в юридической литературе является спорным. Нет единства определения понятия гарантийных сроков, в понимании их правовой природы. Существуют две основные точки зрения о сущности этих сроков.

Первая группа авторов определяет гарантийный срок как срок, в течение которого поставщик гарантирует надежность, безупречность, доброкачественность изделий в работе при условии надлежащего его использования. Так, характеризуют гарантийный срок Ю.К. Толстой, В, С. Шелестов и ряд других авторов [1].

Согласно второй точке зрения, гарантийный срок представляет собой срок для обнаружения недостатков продукции (товаров). Такое определение гарантийного срока приведено в работах Е.А. Флейшиц [2], X.Э. Бахчисарайцева, С.Г. Хиной [3].

Так, на пресекательный характер гарантийных сроков в советской литературе указывал профессор С.И. Вильнянский [4] и с этим мнением следует согласиться, являясь одним из условий, определяющих содержание гарантийной обязанности, гарантийный срок имеет ясно выраженный, материально-правовой характер.

Гарантийный срок – составная часть обязательства, поэтому он не может быть ни удлинен, ни восстановлен судебным решением, не подлежит и перерыву предъявлением иска. Гарантийный срок, как не давностный, не приостанавливается в случаях, указанных правилами исковой давности.

Гарантийные сроки на качество товара (работ, услуг) устанавливаются государственными или отраслевыми стандартами, техническими условиями или определяются сторонами в договоре.

В ранее действовавших правовых актах, например, Положения о поставках продукции [5] и Положения о поставках товаров [6], допускалось смешение понятий «срок гарантии» и «гарантийные сроки годности и хранения». Отличие между ними состоит в следующем: первым определяется период времени, в течение которого, при обнаружении недостатков товара, продавец обязан за свой счет их устранить с тем, чтобы товар мог быть использован покупателем по назначению, вторым – срок, по истечении которого товар считается непригодным для использования по назначению.

Гражданское законодательство также не дает понятия гарантийных сроков, а лишь раскрывает содержание права требования покупателя товара, обязанности продавца (поставщика) в течение гарантийного срока.

Трудность определения гарантийного срока, по мнению автора, состоит в том, что гарантийный срок представляет собою не только юридическое понятие, но также и понятие технико-экономическое. Однако материальная основа этого института имеет ту особенность, что на характер, и в особенности на размеры гарантийных сроков, оказывает свое влияние не только производственные отношения, но и уровень развития производительных сил. Иначе говоря, материальная основа института гарантийных сроков носит технико-экономический характер.

Определение гарантийного срока как срока ответственности изготовителя, продавца (подрядчика) за недостатки проданного товара (работ, услуг), с этим трудно согласиться, прежде всего утверждение о том, что исправление недостатков товара (работ, услуг) или его замена есть ответственность. Ответственность всегда связана с применением санкции. Она представляет собою принудительное применение к лицу, допустившему противоправное поведение, гражданско-правовых санкций, влекущих для него невыгодные имущественные последствия.

В данном случае речь идет об исполнении гарантийного обязательства, сущность которого состоит в том, что покупатель (заказчик) при обнаружении недостатков в товаре (работах, услугах) в течение гарантийного срока вправе требовать от продавца (подрядчика) исправления недостатков или замены товара, а последний обязан безвозмездно эти требования исполнить. При этом, например, при поставке продукции обнаружение скрытых недостатков в течение гарантийного срока влечет за собой не только обязанность изготовителя (поставщика) исправить недостатки и заменить вещь, но и влечет за собой возложение на него ответственности за поставку недоброкачественной продукции в виде штрафа.

В отличие от этого, например, при купле-продаже товара гражданину через торговую сеть никаких санкций, не связанных с продажей недоброкачественного товара, законом не предусмотрено. Обнаружение недостатков в течение гарантийного срока в этих случаях влечет за собой безвозмездное исправление недостатков либо замену товара. Но в магазине, продавшем товар, аналогичного товара может не оказаться. Тогда при отказе покупателя приобрести иную марку того же товара, последний возвращается магазину, а покупателю возвращается стоимость. Именно в этом последнем случае со всей наглядностью выступает тот факт, что ни о какой ответственности в данном случае не идет речи, так как закон ничего подобного не предусматривает.

Но даже если согласиться с тем, что исправление недостатков или замена вещи есть ответственность, то и в этом случае нельзя говорить о том, что гарантийный срок есть срок, установленный для возложения ответственности на изготовителя (поставщика, продавца, подрядчика) товара (работ, услуг). Дело в том, что такая «ответственность» изготовителя товара (работ, услуг) связана с гарантийными сроками не непосредственно, а через посредство претензионных и давностных сроков. Поэтому обнаружение в надлежащем порядке недостатков товара в течение гарантийного срока дает возможность приобретателю (заказчику) товара (работ, услуг) требовать исправления недостатков или замены товара в пределах, установленных законом, претензионных и давностных сроков. Так, при купле-продаже, подряде, где претензионный срок совпадает с гарантийным сроком, такое требование может быть заявлено в пределах гарантийного (претензионного) срока.

Особенность гарантийных сроков состоит в том, что с одной стороны, они установлены в пользу приобретателя (заказчика) товара (работ, услуг). Поэтому очевидно, что они ни в коем случае не могут уменьшать предусмотренные законом сроки для возложения ответственности на должника, ибо иначе они утратили бы вообще характер гарантии. Но если исходить из того, что гарантийный срок есть срок, установленный для возложения ответственности на изготовителя (поставщика, продавца, подрядчика) и т.п., то очевидно, что при таком положении ни претензионные, ни давностные сроки принимать во внимание не следует, а это значит практически, что возможности реального осуществления и защиты права приобретателя (заказчика) товара (работ, услуг) не увеличиваются, а наоборот, сокращаются. Из этого следует, что и с практической точки зрения такое понимание гарантийных сроков нельзя признать приемлемым.

С другой стороны, установление гарантийных сроков меньшей продолжительности, чем технически обоснованные нормы, может привести к ущемлению прав приобретателей данного товара и вместе с тем приведет к утрате гарантийным сроком его стимулирующего значения как средства, оказывающего известное влияние на технический прогресс. Таким образом, с технико-экономической стороны гарантийный срок следует понимать как технически обоснованный прогрессивный срок безотказной службы изделия.

Именно на эту технико-экономическую сторону гарантийного срока обращается внимание в ряде определений, даваемых в нормативных актах и в литературе. Так, например, в Положениях о поставках продукции [7] определяли гарантийные сроки как сроки, в течение которых «поставщик гарантирует доброкачественность поставленной продукции».

Не вызывает сомнения тот факт, что технико-экономическая сторона гарантийных сроков имеет важное значение и должна найти свое выражение в определении гарантийных сроков. Однако только такое определение гарантийных сроков нельзя признать достаточным, так как оно не раскрывает юридических признаков и юридического значения гарантийных сроков.

С юридической стороны гарантийный срок, как впрочем и всякий срок в гражданском праве, есть юридический факт, с которым закон связывает определенные юридические последствия. Однако гарантийный срок – необычный юридический факт. Он представляет собою период времени, имеющий значение лишь в сочетании с другими юридическими фактами – только обнаружение недостатков в приобретенном товаре (работах, услугах) в течение гарантийного срока влечет за собой определенные последствия.

Именно поэтому в современном гражданском законодательстве и в комментирующей его литературе гарантийный срок и определяется как срок для обнаружения недостатков.

Итак, гарантийный срок есть срок осуществления приобретателем (заказчиком) права требовать устранения обнаруженных недостатков и соответственно срок исполнения гарантийного обязательства другой стороной (т.е. изготовителем, продавцом, поставщиком или подрядчиком). В случае неисполнения или ненадлежащего исполнения гарантийного обязательства может наступить ответственность изготовителя, продавца, поставщика или подрядчика. Всякое обязательство, в том числе и гарантийное, должно быть исполнено в соответствии с его содержанием. Должник лишь в двух случаях освобождается от исполнения этого обязательства: во-первых, когда приобретатель (заказчик) нарушил технические правила эксплуатации изделия, результатом чего и явились обнаруженные в течение гарантийного срока недостатки, и, во-вторых, когда в силу каких-либо причин замена проданного товара не представляется возможной, например, вследствие отсутствия аналогичного товара в магазине.

Важное практическое значение имеет вопрос о моменте, с которого начинает течь гарантийный срок. Гарантийный срок начинает течь в момент передачи товара покупателю (принятия работы заказчиком) если иное не предусмотрено договором (ст. ст. 471,724 ГК РФ). В отношении товаров народного потребления, продаваемых через розничные торговые организации, гарантийный срок исчисляется со дня розничной продажи товара. В отношении продукции производственно-технического назначения гарантийные сроки начинают течь с момента, предусмотренного законом, договором, ГОСТом или техническими условиями.

В настоящее время используются два основных способа установления момента начала течения гарантийного срока. В одних случаях начало течения гарантийного срока определяется «со дня отгрузки товара», в других «со дня ввода в эксплуатацию».

Истечение гарантийного срока лишает управомоченное лицо права требовать непосредственно от обязанного лица безвозмездного устранения недостатков товара, либо замены его, либо расторжение договора.

Проведем анализ современного российского гражданского законодательства и рассмотрим термин «гарантия», который имеет два самостоятельных значения.

II. В одних случаях закон понимает под гарантией – один из способов обеспечения исполнения обязательств т.е. банковскую гарантию, сущность, которой состоит в том, что банк, иное кредитное учреждение или страховая организация (гарант) дают по просьбе другого лица (принципала) письменное обязательство уплатить кредитору принципала (бенефициару) в соответствии с условиями, даваемого гарантом обязательства денежную сумму по представлении бенефициаром письменного требования об ее уплате (ст. 368 ГК РФ). Банковская гарантия обеспечивает надлежащее исполнение принципалом его обязательства перед бенефициаром (ст. 369 ГК РФ).

Несмотря на новизну для российского законодательства банковской гарантии, в юридической литературе имеют место попытки определить банковскую гарантию схожей с иными гражданско-правовыми институтами.

Так, в одном из комментариев к ГК РФ A.Л. Меламед подчеркивает, что ранее «в ГК РСФСР 1964 г. и Основах гражданского законодательства Союза ССР и республик от 31 мая 1991 г. гарантия приравнивается к поручительству, и на нее распространяются посвященные поручительству правила...» [8].

Однако следует отметить, что гарантия по ГК РСФСР 1964 г. (ст. 210) представляла собой разновидность поручительства, приспособленную к административно-командной системе управления экономическими отношениями.

Принципиальное отличие банковской гарантии от использовавшейся ранее, по российскому законодательству гарантии как разновидности поручительства, отмечается Т.А. Фадеевой, которая, однако, в свою очередь, полагая, что основанием к привлечению гаранта к уплате бенефициару денежной суммы является так называемый гарантийный случай, находит сходные черты и различия между банковской гарантией и договором страхования [9].

Важно подчеркнуть, что в отличие от поручительства, одним из оснований прекращения которого является не предъявление кредитором к поручителю иска в пределах срока, на который выдано поручительство, в отношениях по банковской гарантии бенефициар должен обратиться к гаранту с письменным требованием, которое соответствовало бы условиям выданной гарантии (ст. 374 ГК РФ).

Другую, крайнюю позицию занимает Е.А. Павлодский, считающий, что банковская гарантия вовсе не является способом обеспечения исполнения обязательств; по его мнению, «отнесение банковской гарантии к способам обеспечения исполнения обязательств имеет не больше оснований, чем, например, страхование риска невозврата заемных средств [10].

В связи с этим необходимо обратить внимание на волю законодателя, который в числе способов обеспечения исполнения обязательств назвал и банковскую гарантию (п. 1 ст. 329; ст. 368-379 ГК РФ).

Одна из главных отличительных черт банковской гарантии, выделяющих ее из круга всех остальных способов обеспечения исполнения обязательств, – независимость банковской гарантии от основного обязательства. Более того, в ПС специально подчеркивается, что предусмотренное банковской гарантией обязательство гаранта перед бенефициаром не зависит в отношениях между ними от того основного обязательства, в обеспечение исполнения которого она выдана, даже если в гарантии будет содержаться ссылка на это обязательство (ст. 370 ГК РФ).

Следует заметить, что в литературе некоторые авторы находят формулировку ст. 370 ГК РФ («Независимость банковской гарантии от основного обязательства») неудачной.

К примеру, A.Л. Меламед указывает: «обязательство гаранта не может быть абсолютно независимым от основного обязательства, так как в своем требовании об уплате денежной суммы по гарантии бенефициар должен указать, в чем состоит нарушение принципалом основного обязательства, а следовательно, гарант производит платеж по гарантии лишь в случае неисполнения принципалом основного обязательства» [11].

Такая позиция является следствием недоразумения, вызванного тем, что авторы акцентировали свое внимание не на содержании нормы, а на заголовке статьи, который, как известно, не имеет правового значения.

Что же касается содержания самой нормы, то там и речи нет о независимости банковской гарантии от основного обязательства.

Суть правила состоит в том, что от основного обязательства не зависит предусмотренное банковской гарантией обязательство гаранта перед бенефициаром (причем в отношениях между ними), ст. 370 ГК РФ.

Автор присоединяется к позиции, которой придерживаются М.И. Брагинский, В.В. Витрянский [12] и считает, что банковская гарантия является новым для отечественного законодательства самостоятельным способом обеспечения исполнения обязательств.

Анализ законодательства показывает, что институт банковской гарантии активно используется в различных зарубежных правовых системах для регулирования имущественного оборота. Вместе с тем специальных норм, регламентирующих отношения по гарантии, гражданские Кодексы многих государств (например, Франции, Германии, Швейцарии) не содержат. В регулировании отношений по гарантии большая роль отводится обычаям делового оборота [13]. Срок предъявления требования к гаранту является существенным условием обязательства гаранта. Пункт 2 ст. 374 ГК РФ отрицает, что требование бенефициара должно быть представлено гаранту до окончания определенного в гарантии срока, на который она выдана. Момент, когда прекращается действие гарантии, должен быть зафиксирован в ясной и четкой форме, не допускающей многозначного толкования.

Данный срок, как утверждает Л.А. Новоселова и автор согласен с этим мнением, является пресекательным и не может быть восстановлен [14]. До истечения срока к гаранту должно быть в письменной форме представлено требование об оплате.

Если такое требование было заявлено в установленный срок, то на стороне гаранта возникает денежное обязательство.

Бенефициар в случае необоснованного отказа в выплате предусмотренной суммы имеет право обратиться к гаранту с иском в общем порядке, с требованием об исполнении обязательства по гарантии и о применении к гаранту мер ответственности в связи с ненадлежащим исполнением либо неисполнением им своих обязательств, вытекающих из гарантии.

На такое требование, по мнению Л.А. Новоселовой, распространяется общий срок исковой давности, который начинает течь с момента, когда бенефициар узнал о неисполнении обязательства гарантом.

Подход судов к решению дел, связанных с ответственностью гаранта перед бенефициаром рассмотрим на конкретных примерах.

При отсутствии в документах, содержащих гарантийное обязательство, указаний о сроке, на который оно выдано, гарантийного обязательства не возникает.

Пример 1. Кредитор предъявил в арбитражный суд иск к гаранту, принявшему на себя письменное обязательство выплатить 100 млн. рублей при предъявлении ему документов, подтверждающих неисполнение третьим лицом договора поставки.

Арбитражный суд, исследовав представленные кредитором документы, в том числе текст гарантийного обязательства гаранта, переписку между кредитором и гарантом по поводу условий гарантий, пришел к выводу о том, что гарантийное обязательство не возникло и оснований для удовлетворения требования кредитора не имеется.

При этом арбитражный суд исходил из следующего. Ни в тексте, ни в других письменных документах, связанных с оформлением гарантийного обязательства, не содержалось условия о сроке, в течение которого требование может быть заявлено гаранту. Содержащееся в гарантии указание на выплату суммы после истечения срока поставки товара не может быть расценено в качестве условия о сроке действия гарантии.

Как следует из п. 2 ст. 374 и п. 1 ст. 376 ГК РФ, срок, на который выдана гарантия, является существенным условием гарантийного обязательства. При его отсутствии гарантийное обязательство в силу ст. 432 ГК РФ следует считать не возникшим [15].

Иск бенефициара к гаранту, отказавшемуся удовлетворить своевременно предъявленное требование об уплате денежной суммы, может быть заявлен в пределах общего срока исковой давности.

Пример 2. Бенефициар обратился в арбитражный суд к гаранту – коммерческому банку о взыскании денежной суммы по банковской гарантии и процентов за пользование чужими денежными средствами.

Арбитражный суд отказал в удовлетворении иска по мотиву предъявления его после прекращения действия гарантии.

В порядке надзора решение отменено и исковые требования удовлетворены по следующим основаниям. В обеспечении денежного обязательства принципала коммерческий банк выдал банковскую гарантию, в которой оговорены условия и порядок уплаты денежной суммы бенефициару, а также срок действия гарантии.

Поскольку принципалом не было выполнено обязательство по оплате товара, бенефициар в соответствии со ст. 374 ГК РФ до окончания определенного в гарантии срока, на который она выдана, предъявил к гаранту требования с представлением всех необходимых документов.

Каких-либо возражений по поводу предъявленного требования и приложенных к нему документов гарант не заявлял, в связи с чем у него не было оснований для отказа в удовлетворении требований бенефициара на основании ст. 376 ГК РФ.

Поскольку гарант в разумный срок требование бенефициара не удовлетворил последний вправе в пределах общего срока исковой давности обратиться в арбитражный суд с иском о принудительном взыскании денежной суммы по банковской гарантии, а также процентов, начисленных на основании ст. 395 ГК РФ [16].

Для возникновения гарантийного обязательства не требуется извещения гаранта о принятии бенефициаром гарантии, если иное прямо не предусмотрено в тексте гарантийного обязательства.

Пример 3. В обеспечение обязательства поставщика по поставке товаров банк выдал покупателю гарантийное письмо, которым принимал на себя обязательство выплатить определенную сумму покупателю-бенефициару при предъявлении им письменного требования в случае невыполнения поставщиком в обусловленный срок обязательств по поставке.

В связи с невыполнением обеспечиваемого гарантией обязательства бенефициар предъявил гаранту письменное требование об уплате соответствующей суммы с приложением предусмотренных условиями гарантии документов Гарант отказался произвести выплату, указав, что обязательство по гарантии не возникло.

По мнению гаранта, не была соблюдена простая письменная форма сделки (ст.ст. 161, 434 ГК РФ), поскольку бенефициар не направил гаранту письменного извещения о принятии гарантийного письма. В основном договоре ссылка на выданную гарантию также отсутствовала. Исходя из этого, гарант полагал, что гарантийная сделка является недействительной в соответствии с п. 2 ст. 162 ГК РФ.

Рассмотрев заявленные бенефициаром исковые требования к гаранту, арбитражный суд признал их обоснованными, поскольку ст. 368 ГК РФ, предусматривая необходимость письменного оформления обязательства гаранта перед кредитором, не требует заключения письменного соглашения между гарантом и бенефициаром. Кроме того, в соответствии со ст. 373 ГК РФ банковская гарантия вступает в силу со дня ее выдач. если в гарантии не предусмотрено иное.

В гарантийном письме, адресованном бенефициару, гарант не поставил возникновение своих обязательств в зависимость от получения письменного ответа бенефициара о принятии гарантии. Следовательно, обязательства гаранта возникли в момент ее выдачи. Поэтому, арбитражный суд, установив, что требование бенефициаром было предъявлено в установленный срок с приложением всех необходимых документов, исковые требования бенефициара полностью удовлетворил, взыскав с гаранта обусловленную в его обязательстве сумму [17].

Отсутствие в банковской гарантии указания бенефициара, которому она выдана, не является основанием для признания ее недействительной.

Пример 4. Банк выдал принципалу гарантийное письмо, в котором не указывалось наименования бенефициара, перед которым банк принимает обязательства уплатить денежную сумму в случае невозврата долга принципалом.

Принципал (должник по основному обязательству) передал гарантийное письмо кредитору, который выдал под данную гарантию кредит

При невозврате кредита основным должником кредитор обратился к банку с требованием об исполнении обязательств по банковской гарантии, Банк отказался удовлетворить указанное требование, сославшись на отсутствие гарантийного обязательства.

Заявленный кредитором иск к банку был удовлетворен арбитражным су дом по следующим основаниям.

Из статьи 368 ГК РФ не следует, что банковская гарантия должна содержать наименование конкретного бенефициара. При отсутствии такого указания обязательство по гарантии должно исполняться в пользу кредитора (бенефициара), предъявившего гаранту подлинник банковской гарантии [18].

При наличии доказательств прекращения основного обязательства в связи с его надлежащим исполнением, о чем бенефициару было известно до предъявления письменного требования к гаранту, судом может быть отказано в удовлетворении требований бенефициара (ст. 10 ГК РФ).

Пример 5. Бенефициар обратился с иском к организации-гаранту. В гарантии предусматривалась обязанность гаранта выплатить 20 млн. рублей при предъявлении бенефициаром требования с приложением письменного подтверждения факта отсутствия у принципала денежных средств для оплаты товаров в размере, определенном договором купли-продажи.

В срок, установленный в гарантии, бенефициар предъявил гаранту требование о платеже с приложением заверенной принципалом справки, подтверждающей отсутствие средств на счете принципала на день, когда оплата товара должна была быть произведена. Гарант отказался от выплаты суммы гарантии, указав, что по имеющимся у него данным, оплата товаров бенефициару была произведена третьей организацией по просьбе принципала и, следовательно, обеспечиваемое обязательство исполнено.

Бенефициар повторно потребовал оплаты от гаранта и после отказа последнего от платежа обратился с иском в арбитражный суд. Свои требования бенефициар основывал на положениях п. 2 ст. 376 ГК РФ, согласно которому, если гаранту до удовлетворения требования бенефициара стало известно что основное обязательство, обеспеченное банковской гарантией, полностью или в соответствующей части уже исполнено, гарант должен немедленно сообщить об этом бенефициар) и принципалу. Полученное гарантом после такого уведомления повторное требование бенефициара подлежит удовлетворению гарантом.

Рассматривая спор, арбитражный суд установил, что бенефициар, являясь кредитором в основном обязательстве, уже получил оплату за поставленный принципалу товар. Это обстоятельство подтверждалось представленными гарантом доказательствами. Факт оплаты товара за счет средств банковского кредита не отрицал и должник по основному договору (принципал).

При таких условиях арбитражный суд расценил действия бенефициара как злоупотребление правом и на основании ст. 10 ГК РФ в иске отказал [19].

Вывод. Проведенный анализ арбитражно-судебной практики позволяет автору сделать вывод, что срок предъявления требования к гаранту является пресекательным т.к. ограничивает существование материального права, истечение которого означает прекращение права бенефициара на предъявление иска к гаранту в случае неисполнения последним принятых обязательств по гарантии.

III. В других случаях под гарантией понимается – гарантия качества товара, работ, услуг), которую следует отличать от банковской гарантии. Сущность гарантии качества товара (работ, услуг) состоит в том, что продавец (изготовитель, поставщик или подрядчик) гарантируют покупателю (заказчику) не только наличие в проданном товаре (в произведенных работах или оказанных услугах) необходимого качества, но и надежность в работе (в эксплуатации) в течение определенного времени. Причем продавец (изготовитель, поставщик или подрядчик) в случае обнаружения недостатков в проданном товаре (работах, услугах) обязуется безвозмездно их исправить или заменить товар в течение определенного срока, который называется гарантийным сроком (ст. 470, 722 ГК РФ).

В соответствии с п. 6 ст. 5 Закона Российской Федерации «О защите прав потребителей» (в редакции Федерального Закона от 9 января 1996 г, № 2-ФЗ о внесение изменений и дополнений в Закон Российской Федерации «О защите прав потребителей», далее по тексту – Закон «О защите прав потребителей») гарантийный срок – это период, в течение которого в случае обнаружения в товаре недостатков продавец (изготовитель) обязан удовлетворить требования потребителя.

Гражданский Кодекс РФ различает два вида гарантии качества товара (работ, услуг), предоставляемой продавцом (подрядчиком) покупателю (заказчику): законную и договорную.



← предыдущая страница    следующая страница →
12




Интересное:


Принцип свободы гражданско-правового договора - основополагающий принцип гражданского права в условиях рыночной экономики
Характеристика правового режима объекта медицинских правоотношений
Заключение гражданско-правового договора в общем порядке
Вина в нарушении договорных обязательств в дореволюционном гражданском праве России
Особенности дарения ограниченно оборотоспособных объектов гражданского права
Вернуться к списку публикаций