2015-04-21 20:17:00
ГлавнаяГражданское право и процесс — Начало течения сроков исковой давности и последствия их истечения



Начало течения сроков исковой давности и последствия их истечения


1. Определение начального момента течения срока исковой давности имеет важное теоретическое и практическое значение, так как от этого зависит правильное исчисление срока и в конечном счете защита нарушенного права. Статья 200 ГК РФ исходит из так называемого субъективного способа определения начального момента течения исковой давности и устанавливает общие правила (п. 1), так и специальные правила (пп. 2 и 3). В то же время прямо оговорена возможность изъятий из общего правила как в Кодексе, так и в иных законах.

Положение, аналогичное общему правилу, предусматривалось как в ГК РСФСР 1964 г. (ст. 83), так и в ОГЗ 1991 г. (ч. 2 п. 3 ст. 42). Оно включает альтернативные критерии (день, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права). Их применение в практике вызывало споры.

В постановлениях Президиума ВАС по конкретным делам содержится ряд принципиальных положений. Во-первых, бремя доказывания того, что срок давности не пропущен (при его исчислении не с момента, когда имело место нарушение права, а со дня, когда истец узнал или должен был узнать об этом), лежит на истце, а не на ответчике (постановление № 2222/98 от 12.01.99 [1]). Во-вторых, начальный момент течения срока исковой давности определяется в каждом случае с учетом конкретных обстоятельств. Так, при рассмотрении иска банка к клиенту, на счет которого ошибочно была зачислена денежная сумма, было признано, что срок исковой давности должен исчисляться вопреки мнению истца с даты ее ошибочного зачисления, а не с даты составления раккорда по корреспондентскому счету истца в иностранном банке (постановление № 4137/96 от 14.01.97 [2]). При рассмотрении по другому делу Президиум ВАС отметил, что в состоявшейся сделке, являвшейся предметом спора, юридическое лицо (истец по делу) знало, начиная с момента ее совершения. Соответственно с этого момента должен исчисляться срок исковой давности. Для определения начального момента его исчисления не имеет значения то обстоятельство, что вновь назначенный руководитель организации истца узнал о нарушении права после обнаружения договора спустя почти два года (постановление № 5335/94 от 13 августа 1996 г. [3]).

Согласно пп. 2 и 3 ст. 200 ГК РФ установлены специальные три правила. Первое правило об исчислении срока исковой давности по обязательствам с определенным сроком исполнения (ч. 1 п. 2 ст. 200 ГК РФ) соответствует общему правилу, поскольку при определенном сроке исполнения истцу заведомо известен момент, в который он должен был узнать о нарушении своего права, если таковое имело место. По сравнению с ОГЗ 1991 г. (ч. 2 п. 3 ст. 42) уточнена редакция. В ОГЗ 1991 г. предусматривалось, что в таких случаях течение срока исковой давности начинается не по окончании срока исполнения, как указано в ГК РФ, а по его наступлении, Редакция ОГЗ 1991 г. вызывала трудности при толковании в случаях, когда срок определялся периодом времени. Второе правило об исчислении срока давности по обязательствам, в которых не определен срок исполнения либо подлежащих исполнению по востребованию (ч. 2 п. 2 ст. 200 ГК РФ) отсутствовало в ГК РСФСР 1964 г. и в ОГЗ 1991 г. При его формулировании было учтено, что не оправдал себя опыт применения ч. 2 ст. 45 ГК РСФСР 1922 г., предусматривавший исчисление срока давности по обязательствам, подлежащим исполнению по востребованию, со времени возникновения обязательства. Применяя правило согласно ч. 2 п. 2 ст. 200 ГК РФ необходимо учитывать следующее: во-первых, в п. 2 ст. 314 ГК РФ предусмотрено, когда подлежит исполнению обязательство, в котором срок исполнения не определен либо определен моментом востребования; во-вторых, этим же положением установлен порядок применения семидневного льготного срока (если обязанность исполнения в другой срок не вытекает из закона, иных правовых актов, условий обязательства или существа обязательства), в-третьих, ошибочным является утверждение, согласно которому в силу п. 2 ст. 200 ГК РФ по обязательству, в котором определен срок исполнения, у кредитора возникает право требовать исполнения сразу же после возникновения обязательства. Согласно ч. 1 п. 2 ст. 314 ГК РФ такое обязательство подлежит исполнению в разумный срок и лишь в случае его неисполнения в указанный срок наступают последствия, предусмотренные ч. 2 п. 2 ст. 314 ГК РФ. Третье правило об исчислении срока исковой давности по регрессным обязательствам с момента исполнения основного обязательства (п. 3 ст. 200 ГК РФ), Введение этого правила – новелла, так как в ГК РСФСР 1964 г. аналогичного правила не было, что порождало определенные трудности в судебной практике [4]. С другой стороны, более чем двухлетняя практика применения ч. 3 п. 3 ст. 42 ОГЗ 1991 г. (в котором содержалось такое же правило о течении исковой давности по регрессным обязательствам, что и в п. 3 ст. 200 ГК РФ) себя полностью оправдало. Примером начала течения исковой давности по регрессным обязательствам может служить уплата банком – гарантом бенефициару суммы, на которую выдана гарантия. На следующий день после уплаты бенефициару этой суммы начинается течение срока исковой давности в отношении права банка-гаранта требовать от принципала в порядке регресса возместить банку суммы, уплаченные бенефициару. Следует обратить внимание на предписания ст. 965 ГК РФ, регулирующей переход к страховщику прав страхователя на возмещение ущерба (так называемая суброгация). При суброгации страховщик занимает место страхователя (выгодоприобретателя) в отношениях с лицом, ответственным за убытки. Соответственно исчисление срока исковой давности по требованиям к такому лицу начинается с момента, когда право на требование к нему возникло у страхователя (выгодоприобретателя).

Изъятия из общего правила содержатся как в самом ГК РФ, так и в отдельных законах. Например, согласно п. 3 ст. 797 ГК РФ начало течения срока исковой давности по требованиям, вытекающим из договора перевозки грузов, определяется в соответствии с транспортными уставами и кодексами. Отдельно оговорен порядок исчисления срока исковой давности по требованиям о ненадлежащем качестве выполненных по договору подряда работ, когда результат работ принят заказчиком по частям (п. 2 ст. 725 ГК РФ), а также, когда подрядчиком предоставлялась гарантия на выполненные работы (п. 3 ст. 725 ГК РФ). Особый порядок исчисления срока исковой давности вытекает из положений Закона «О защите прав потребителей».

По обязательствам, право требования по которым возникает не единовременно, а последовательно по дням или периодам (например, пени или проценты за пользование чужими денежными средствами ст. 330, 395 ГК РФ), срок исковой давности исчисляется отдельно по каждому из них (с момента возникновения соответствующего права требования). Такой подход был применен, в частности, в постановлении Президиума ВАС № 8566/95 от 23 апреля 1996 г. [5] при рассмотрении протеста по решению по делу, предметом требования по которому являлись проценты за несвоевременно погашенную ссуду и пени за просрочку платежа по кредитному договору. Положения ст. 477, 483 и 513 ГК РФ дают основания для вывода, что в настоящее время сохраняет силу сложившаяся практика [6], согласно которой течение срока исковой давности для требований, вытекающих из поставки товаров ненадлежащего качества, начинается со дня установления покупателем в надлежащем порядке недостатков поставленных ему товаров. Если на товар был установлен гарантийный срок, то течение срока исковой давности начинается не со дня окончания гарантийного срока, а со дня обнаружения недостатков в течение такого срока. Этому пониманию не препятствует то обстоятельство, что с введением в действие части второй ГК РФ порядок приемки товаров по количеству и качеству, может применяться только в случаях, когда это предусмотрено договором поставки (Постановление Пленума ВАС от 22 октября 1997 г. № 18, пункт 14 «О некоторых вопросах, связанных с применением положений Гражданского кодекса РФ о договоре поставки» [7]).

В практике МКАС при разрешении конкретных споров не всегда однозначно составы арбитража подходят к применению формулы закона, согласно которой течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права. Так, например, при разрешении одного из споров (дело № 424/1997, решение от 29.03.99) была принята во внимание дата, когда истец фактически узнал о нарушении его права (что имело место спустя почти два года после возникновения права требования). Вопрос о том, когда истец должен был об этом узнать, не нашел отражение в указанном решении.

По требованию о возврате платежа за товар, произведенного (по мнению истца) необоснованно, Арбитражный суд не согласился с ответчиком об исчислении срока исковой давности с дат фактического осуществления банком ему платежей, приняв во внимание, что о производстве банком в стране ответчика условной оплаты товара истец узнал из информации банка страны истца позднее. Срок исковой давности был исчислен с дат получения истцом указанной информации по каждому из счетов (дело № 62/1998, решение от 30.12.98 [8]).

При исчислении срока исковой давности по требованию о возврате денежных средств, переданных истцом ответчику для закупки товаров, была принята во внимание дата обращения истца ответчику о их возврате, поскольку до этого момента на ответчике лежала иная обязанность, которую он не выполнил (дело № 518/1996, решение от 01.10.98 [9]).

Анализ договорных отношений ГК РФ по вопросу определения начального момента течения срока исковой давности показывает, что в договоре подряда (ст. 708 ГК РФ) должны быть указаны начальный и конечный сроки выполнения работы, определяемые в данном обязательстве, как правило, днями В этом случае, согласно п. 1 ст. 314 ГК РФ, обязательство подлежит исполнению в день который стороны определили как последний день выполнения работ заказчиком, или, соответственно, в любой момент в пределах периода, предшествующего этому дню. Если последний день срока приходится на нерабочий день, ст. 193 ГК РФ предписывает в этом случае считать днем окончания работы ближайший следующий за ним рабочий день. Кроме того, по согласованию друг с другом, стороны могут предусмотреть также сроки завершения отдельных работ (так называемые промежуточные сроки).

В п. 2 ст. 708 ГК РФ сторонам разрешается изменить ранее установленные начальный, конечный и промежуточный сроки выполнения работы «в случае и в порядке, предусмотренных договором». Следовательно, условия о случаях и порядке изменения сроков выполнения работ сторонам целесообразно заранее включать в договор. При установлении промежуточных сроков в договоре, они имеют юридическую силу лишь при условии, что играют роль сроков завершения отдельных этапов работ, позволяющие заказчику контролировать весь ход работы. Поэтому, в необходимой ситуации, стороны должны обязательно указать промежуточные сроки в договоре. В противном случае признается, что в договоре подряда есть только начальный и конечный сроки.

Договором постоянной ренты (ст. 591 ГК РФ), если иное не предусмотрено в договоре, постоянная рента выплачивается по окончании каждого календарного квартала. По договору займа (п. 1 ст. 810 ГК РФ) срок возврата полученной заемщиком суммы займа не установлен или определен моментом востребования, сумма займа должна быть возвращена заемщиком в течение тридцати дней со дня предъявления займодавцем требования об этом, если иное не предусмотрено договором займа. По договору банковского счета (ст. 849 ГК РФ) банк обязан зачислять поступившие на счет клиента денежные средства не позже дня, следующего за днем поступления в банк соответствующего платежного документа, если более короткий срок не предусмотрен договором банковского счета.

Обязательства вследствие неосновательного обогащения (гл. 60 ГК РФ) по своей природе не может включать в себя срок, когда лицо, которое без установленных законодательством или сделкой оснований приобрело имущество за счет другого, обязано возвратить это имущество законному владельцу (ст. 1102 ГК РФ). Срок исполнения обязательства в данном случае признается дата, когда лицо, которое неосновательно получило или сберегло имущество, узнало или должно было узнать о неосновательности обогащения; именно с этого момента на него возлагается ответственность за просрочку исполнения обязательства (ст. 1107 ГК РФ).

В соответствии с п. 3 ст. 797 ГК РФ срок исковой давности по требованиям, которые вытекают из перевозки грузов, исчисляется с момента, указанного в транспортных уставах и кодексах.

Так, на морском транспорте [10] эти сроки начинают течь; – по требованиям о возмещении ущерба; за утрату груза – по истечении тридцати дней со дня, в который груз должен быть выдан, при перевозке в смешанном сообщении – по истечении четырех месяцев со дня приема груза для перевозки; за повреждение груза, просрочки его доставки и возврата перебора или взыскание недобора провозных платежей – со дня выдачи груза и, если груз не был выдан, – со дня, в который он должен быть выдан; за неподачу судна или подачу его с опозданием, платы за простой судна, премий; за досрочную погрузку или выгрузку груза – со дня окончания месяца, следующего за тем, в котором началась или выгрузку груза – со дня окончания месяца, следующего за тем, в котором началась или должна была начаться перевозка груза. Ко всем остальным случаям – со дня наступления события, послужившего основанием для предъявления требования.

На речном транспорте: по требованиям о взыскании недоборов провозных платежей – со дня выдачи груза, а по взысканию штрафов за не предъявление грузов, плотов и судов к перевозке и буксирование – по окончании пятидневного срока, установленного для уплаты этих сумм, и в остальных случаях – со дня наступления события, послужившего основанием для предъявления иска [11].

Иски к железной дороге, возникшие в связи с осуществлением перевозки грузов, багажа, грузобагажа, могут предъявляться в течение года со дня наступления событий, которые послужили основанием для предъявления претензий. Такой же годичный срок установлен и для предъявления исков самой дороги к пассажирам, грузоотправителям (отправителям), грузополучателям (получателям), а также другим организациям, которые возникли в связи с осуществлением перевозок пассажиров, грузов, багажа и грузобагажа [12].

На воздушном пространстве России на перевозчика возлагается обязанность в течение 30 дней с даты поступления рассмотреть претензию и письменно уведомить грузоотправителя (грузополучателя) об ее удовлетворении или отклонении. Течение исковой давности начинается на следующий день после получения сообщения о полном или частичном отказе в удовлетворении претензии. В случаях, когда ответ вообще не поступает, исковая давность начинает течь, если иное не предусмотрено договором, через 45 дней после получения претензии перевозчиком [13].

Предусмотренные ст. ст. 244, 384, ч. 1 ст. 365 ГК РСФСР 1964 г., правила исчисления срока исковой давности не применяются к отношениям между потребителем-гражданином, предпринимателем и юридическим лицом, продающим (изготавливающим) товары, выполняющим работы, оказывающим услуги. В этих случаях действуют правила о сроках исковой давности, установленные Законом «О защите прав потребителей» [14].

В отношении специальных сроков в ГК РФ указывается момент начала течения исковой давности. Так, десятилетний срок для применения последствий недействительности ничтожной сделки начинает течь со дня начала ее исполнения (п. 1 ст. 181 ГК РФ).

Проведенный анализ дает основание сделать выводы: критерий, установленный в п. 1 ст. 200 ГК РФ общих правил, имеет практический смысл не только для случаев нарушения абсолютных субъективных гражданских прав, но и в случаях нарушения договорных обязательств и требует от суда в каждом случае оценки конкретных обстоятельств; неправильное определение начального момента течения срока исковой давности приводит либо к удлинению, либо к сокращению установленных законом давностных сроков; определение начала течения срока давности в договорных обязательствах обладает спецификой в зависимости от содержания обязательства и от того установлен или не установлен в обязательстве срок исполнения; в срочных обязательствах при исчислении срока давности необходимо принимать во внимание те обстоятельства при которых возможен разрыв во времени между наступлением срока исполнения (нарушения обязательства) и тем временем, когда кредитор узнает об этом.

2. Вопрос о юридических последствиях истечения сроков защиты гражданских прав имеет важное практическое значение и предопределяет собой назначение института исковой давности. Результатом действия исковой давности в юридической литературе [15] уделяется значительное внимание.

Имеющиеся в цивилистической литературе высказывания о последствиях истечения срока исковой давности в основном сводятся к двум точкам зрения.

Сторонники одной из них утверждают, что истечение срока исковой давности прекращает существование материального субъективного права (М.А. Гурвич. М.П. Ринг, О.С. Иоффе и др.), сторонники другой – считают, что с истечением давностного срока погашается возможность требовать в принудительном порядке исполнения обязанности должником и тем самым защиты материального субъективного права кредитора, само же материальное право последнего сохраняется и в порядке исполнения, предусмотренном законом, получает защиту, хотя и менее действенную (Д.М. Генкин, И.Б. Новицкий, С.И. Вильнянский, Б.Б. Черепахин и др.).

Выводы о последствиях истечения срока давности тесно связаны с понятием «права на иск», которое рассматривается в двух аспектах: процессуально-правовом и материально-правовом. В процессуальном смысле «право на иск» характеризуется как возможность обращения с иском в суд, как возможность получения защиты прав в определенном исковом порядке. В материальном смысле «право на иск» понимается как возможность получить защиту права путем применения мер принуждения к должнику.

По вопросу о праве на иск в юридической литературе существуют различные взгляды.

Изучением и разработкой проблемы права на иск наиболее детально занимаются процессуалисты [16].

Не останавливаясь подробно на анализе различных точек зрения по данной проблеме, автор считает возможным присоединиться к тому взгляду, согласно которому право на иск необходимо рассматривать в двух аспектах: процессуальном и материальном.

С истечением давностного срока, по общему правилу, утрачивается возможность получить защиту нарушенного права в принудительном порядке (право на иск в материальном смысле), однако само материально-правовое требование лица по отношению к должнику сохраняется.

Истечение срока исковой давности до предъявления иска влечет за собой отказ в иске. Отказ в иске возможен по различным основаниям, и в частности при отсутствии у лица самого материального права, о защите которого он просит, или оно ничем не нарушено. Истечение срока давности является самостоятельным основанием для отказа в иске и нельзя согласиться с утверждением авторов, считающих, что независимо от того, основательна или нет претензия истца, по существу, все равно она не удовлетворяется судом, так как она заявлена по истечении давностного срока [17].

С истечением срока давности материальное право лица не утрачивает своего существования и юридической силы, при признании уважительности причин пропуска срока исковой давности нарушенное право подлежит защите (ст. 205 ГК РФ).

Логично рассуждая, можно продолжить мысль законодателя дополнением, что, если даже причины пропуска давностного срока оказываются уважительными, то это же нарушенное право защите не подлежит. Суд решает вопрос о том, защищать или не защищать имеющиеся нарушенное право в связи с тем, что пропущен срок исковой давности. Эта же мысль приведена законодателем в норме, обязывающей рассматривать иск независимо от истечения исковой давности. Статья 199 ГК РФ предписывает судам принимать к рассмотрению требования о защите нарушенного права независимо от истечения срока исковой давности.

Подтверждением этого же отправного положения служит правило ст. 206 ГК РФ, которая гласит; «Должник или иное обязанное лицо по истечении срока исковой давности, не вправе требовать исполненное обратно, хотя бы в момент исполнения указанное лицо и не знало об истечении давности». Редакция этой статьи четко и правильно отражает сущность устанавливаемого положения об исполнении обязанности должником по истечении исковой давности. Указание закона о том, что по истечении срока давности может быть исполнена обязанность должником, несомненно исходит из того, что истечением срока давности не прекращается гражданское правоотношение. Раз существует по истечении давности обязанность должника, то она является правовой обязанностью, а не моральной. Кроме того должник исполняет обязанность в пользу определенного лица, обладающего соответствующим этой обязанности материальным правом. Анализируемое правило ст. 206 ГК РФ, не допускающее возможности обратного истребования должником переданного им имущества по истечении давностного срока, является средством защиты материального права.

При определении последствий истечения давности следует различать требования главные, т.е. вытекающие из права, которое существовало до правонарушения (например, требования о погашении долга), и дополнительные, т.е. установленные для обеспечения права от возможных нарушений (например, неустойка, поручительство и т.п.), либо появляющиеся, как результат осуществления права (например, проценты, начисляемые на сумму долга, когда их взимание допускается законом). Для каждого из таких требований исковая давность течет самостоятельно. Но главное требование продолжает охраняться исковой защитой, даже если дополнительное требование уже погашено давностью. Когда же истекла давность для главного требования, нет смысла защищать обеспечивающие его дополнительные требования, Вот почему согласно ст. 207 ГК РФ установлено, что с истечением срока давности по главному требованию считается истекшим давностный срок также и для требований дополнительных.

Анализ судебной практики, связанной с истечением исковой давности, в частности, показал что вопрос о последствиях истечения срока исковой давности по требованию о взыскании процентов за пользование заемными средствами (ст. 809 ГК РФ) в тех случаях, когда срок исковой давности на возврат самой суммы займа истек, разрешается судами не единообразно.

Решение этого вопроса во многом сводится к допустимости отнесения процентов за пользование заемными средствами к требованиям, примерный перечень которых дан ст. 207 ГК РФ.

Здесь можно отметить, что данная норма существовала во всех кодификациях России (ст. 46 ГК РСФСР 1922 г., ст. 91 ГК РСФСР 1964 г.).

Примечательно, что аналогичная норма Германского гражданского уложения (пар. 224) не содержит какого-либо примерного перечня.

Анализ данной проблемы позволяет сформулировать по крайней мере три возможных подхода в ее решении.

1. Поскольку уплата процентов за пользование заемными средствами осуществляется по правилам об основном денежном долге [18], исковая давность по такому требованию начинает исчисляться с момента, когда у кредитора возникает право требовать уплаты этих процентов. Истечение срока исковой давности по требованию о возврате основной суммы долга не затрагивает течения исковой давности по требованию об уплате процентов. Ст. 207 ГК РФ к таким требованиям применяться не может, поскольку требование об уплате процентов не является дополнительным.

Данная позиция поддерживается, в частности, некоторыми учеными. Так, по мнению М.Г. Розенберга требование об уплате процентов является самостоятельным [19]. Из этого делается вывод, что ст. 207 ГК РФ к требованиям об уплате таких процентов не применяется.

Обозначенный выше подход, может привести к такому положению, когда должник буде вынужден вернуть сумму займа, срок исковой давности на взыскание которой истек, поскольку само заемное обязательство с истечением исковой давности не прекращается, пользование займом продолжается и кредитор вправе постоянно начислять и, соответственно, взыскивать по суду причитающиеся ему проценты.

2. Требование о взыскании процентов за пользование заемными средствами является дополнительным, поскольку не может возникнуть без наличия основного обязательства – по возврату суммы займа. Несмотря на то, что уплата процентов осуществляется по правилам об основном денежном долге, правовой режим процентов и основной суммы долга различен, что подтверждается, например, положениями ст. 319 ГК РФ.

Поэтому к требованию об уплате процентов за пользование заемными средствами подлежит применению ст. 207 ГК РФ. Соответственно, с истечением срока исковой давности по возврату суммы займа, истекает срок исковой давности и по требованию о взыскании процентов за пользование суммой займа, хотя бы последние и были начислены за период до момента истечения давностного срока по сумме основного долга (капитальной сумме).

Примечательно, что проект Гражданского уложения Российской Империи прямо устанавливал соответствующую норму. Согласно ч. 1 ст. 110 с погашением давностью иска по главному требованию погашаются также иски о процентах и других придаточных требованиях, хотя бы соответствующий сим последним искам давностный срок еще не истек При этом составители проекта указывали, что данный подход разделяется как римским правом, так и большинством иностранных законодательств [20].

Указанные в ст. 207 ГК РФ перечень большинством ученых не рассматривается как исчерпывающий, и многие включают в него «проценты по основному долгу» [21].

Аналогичный подход используется и в зарубежном гражданском законодательстве. Так, например, ст. 3:312 ГК Нидерландов, в частности, устанавливает, что срок исковой давности по процентам, оговоренным в договоре истекает не позже срока исковой давности на исполнение главного обязательства [22].

3. Требование об уплате процентов за пользование заемными средствами является дополнительным, по указанному выше обоснованию. К этому требованию подлежит применению ст. 207 ГК РФ. С истечением срока исковой давности по требованию о возврате суммы займа истекает срок исковой давности и по требованию о взыскании процентов за пользование займом. Однако проценты, начисленные до истечения срока исковой давности по основной сумме долга (сумме займа), подлежат взысканию в пределах давностного срока для этого дополнительного требования.

Данная позиция была обоснована И.Г. Понайтовым еще в 1959 году, который указывал следующее. ((Придаточными требованиями называются такие, которые дополняют другое (главное) требование и не могут существовать самостоятельно при отсутствии главного требования (например, придаточными требованиями являются условия о неустойке, предусмотренные в договоре, требования о процентах на основную сумму долга, требования к поручителю и т.д.). Существование придаточного требования всегда зависит от главного. Если по главному требованию истек срок исковой давности, то не может быть признано существование придаточных требований. Однако придаточное требование, уже возникшее (например, проценты за время до истечения исковой давности по главному требованию) может быть осуществлено через суд (в пределах давностного срока для этого придаточного требования)» [23].

Гражданский кодекс РФ учитывает, что в большинстве случаев исковая давность начавшись, течет непрерывно, однако в реальной жизни могут возникнуть такие обстоятельства, которые препятствуют или по крайней мере затрудняют управомоченному лицу предъявить иск в пределах давностного срока. Эти обстоятельства носят различный характер и могут служить основанием для приостановления, перерыва или восстановления исковой давности, исследование которой будет проведено ниже.

Выводы.

1 Критерий, установленный в п. 1 ст. 200 ГК РФ общих правил, имеет практический смысл не только для случаев нарушения абсолютных субъективных гражданских прав, но и в случаях нарушения договорных обязательств и требует от суда в каждом случае оценки конкретных обстоятельств.

2. Неправильное определение начального момента течения срока исковой давности приводит либо к удлинению, либо к сокращению установленных законом давностных сроков.

3. Определение начала течения срока давности в договорных обязательствах обладает спецификой в зависимости от содержания обязательства и от того установлен или не установлен в обязательстве срок исполнения.

4. В срочных обязательствах при исчислении срока давности необходимо принимать во внимание те обстоятельства при которых возможен разрыв во времени между наступлением срока исполнения (нарушения обязательства) и тем временем, когда кредитор узнает об этом.

5. По истечение срока исковой давности погашается, утрачивается субъективное право, измененное вследствие его нарушения в содержании или объеме охватываемых им требований.

6. В момент предъявления иска у лица имеется нарушенное материальное право, но срок для защиты его истек, и задача суда состоит в том, чтобы выяснить все обстоятельства, необходимые и достаточные для решения основного вопроса о защите материального права.

7. Содержащиеся нормы ГК по вопросы течения исковой давности недостаточно полно и четко регулируют названный вопрос. Имеются различные подходы к толкованию существующих норм ГК РФ. При разрешении споров в судах между хозяйствующими субъектами по данному вопросу нет единообразного подхода.

8. В ГК РФ учитываются обстоятельства течения исковой давности, которые препятствуют или затрудняют управомоченному лицу предъявлять иск в пределах давностного срока. Эти обстоятельства носят различный характер и могут служить основанием для приостановления, перерыва и восстановления исковой давности.


Вострикова Людмила Геннадьевна



[1] Вестник ВАС. 1999. № 3. С. 50-52.

[2] Вестник ВАС. 1997. № 4. С. 112.

[3] Вестник ВАС. 1996. № 10. С. 115-116.

[4] Бюлл. Верх. Суда СССР. 1975. № 2. С. 27.

[5] Вестник ВАС. 1996. № 8. С. 36-37.

[6] Пленума ВАС РФ от 22 декабря 1992 г., № 21 в ред. Постановления Пленума ВАС РФ от 1 июля 1993 г. № 13. Вестник ВАС РФ. 1993. № 8.

[7] Вестник ВАС. 1998. № 3. С. 24-25.

[8] Арбитражная практика ... за 1998 г. С. 250-256.

[9] Арбитражная практика ... за 1998 г. С. 168-170.

[10] Кодекс торгового мореплавания Российской Федерации от 30 апреля 1999 года. № 81-ФЗ. Ст. 408.

[11] Устав внутреннего водного транспорта РФ. Ст. 227.

[12] Транспортный устав железных дорог Российской Федерации от 8 января 1998 года. № 2-ФЗ Ст. 141, 142.

[13] Воздушный кодекс Российской Федерации от 19 марта 1997 года. № 60-ФЗ. Ст. 128.

[14] Пост. Пленума Верх. Суда РФ и Пленума ВАС РФ от 28.02.95 г. № 2/1 п. 11 «О некоторых вопросах, связанных с введением в действие части первой ГК РФ».

[15] И. Б. Новицкий. Сделки. Исковая давность. Госюриздат. 1954., стр. 223; М.П. Ринг. Действие исковой давности в советском гражданском праве («Советское государство и право» 1953 г. № 8, стр. 78); Черепахин Б.Б. Спорные вопросы понятия и действия исковой давности («Советское государство и право» 1957 г. № 7); Г.Ф. Деревянко Последствия истечения исковой давности, («Ученые записки ВЮЗИ», вып. 5, 1958); М.А. Гурвич. Пресекательные сроки в советском гражданском праве, изд-во ВЮЗИ, 1961.

[16] М.А. Гурвич. Право на иск. Изд-во АН СССР, 1949.

[17] И.Б. Новицкий. Сделки. Исковая давность. Госюриздат. 1954, стр. 223; О.С. Иоффе. Советское гражданское право (курс лекций). Изд-во ЛГУ, 1958, стр. 252.

[18] Пункт 15 Постановления Пленума ВС и ВАС РФ от 08.10.98 № 13/14 «О практике применения положений Гражданского кодекса РФ о процентах за пользование чужими денежными средствами».

[19] Комментарий к ГК РФ, части первой (постатейный). Руководитель авторского коллектива и ответственный редактор О.Н. Садиков. М.: 1997, стр. 411-412.

[20] Гражданское уложение Книга первая. Положения общие. Проект. СПб. 1903. С 351.

[21] Кириллова М.Я. Исковая давность. М.: 1966, стр. 35-36; Гражданское право Учебник для вузов. Ч. 1 / Под общ. Ред. Т. И. Илларионовой, Б.М. Гонгало, В.А. Плетнева. М. 1998. С. 266 (автор главы М.Я. Кириллова); Комментарий к ГК РФ, части первой / Отв. ред. О.Н. Садиков. М. 1995. С. 251 (автор главы - М.Я. Масевич); Гражданское право. Ч. 1. Учебник / Под ред. А.Г. Калпина, А.И. Масляева. М.: 1997. С. 206 (автор главы - С.И. Гусев).

[22] Гражданский кодекс Нидерландов / Отв. ред. Ф.Й.М. Фельдбрюгге. Лейден. 1996. С. 243.

[23] Советское гражданское право. В 2-х т. Т. 1. М. 1959. С. 211.







Интересное:


Договорные отношения до получения патентной охраны изобретений
Объект гражданского правоотношения
Возможность изменения родовой и территориальной подсудности
Категория экономические споры в арбитражном процессе
Восстановление срока исковой давности в ГК РФ
Вернуться к списку публикаций