2015-04-21 20:13:35
ГлавнаяГражданское право и процесс — Перерыв течения срока исковой давности



Перерыв течения срока исковой давности


Перерыв течения срока исковой давности (ст. 203 ГК РФ) следует отличать от приостановления как по основаниям, так и по юридическим последствиям. Основания для перерыва течения давностного срока, как и для приостановления, предусмотрены законом и не могут быть изменены ни соглашением сторон в договоре, ни по инициативе суда.

Перерыв истечения срока исковой давности имеет место в случаях предъявления иска в установленном порядке, а также совершения обязанным лицом действий, свидетельствующих о признании долга.

Если юридическим последствием приостановления является гарантированное законом продление срока давности в определенных пределах, то в результате перерыва течение срока давности начинается снова, а время, истекшее до перерыва, не принимается во внимание, т.е. утрачивает юридическое значение.

Из предусмотренных ст. 203 ГК РФ двух оснований для перерыва давности (предъявление иска в установленном порядке; совершение обязанным лицом действий, свидетельствующих о признании долга) второе существенно отличается от ранее действовавшего законодательства (ч. 2 ст. 86 ГК РСФСР 1964 г.). Ранее возможность перерыва срока давности путем признания долга допускалось только в отношениях, в которых одной или обеими сторонами являлись граждане. Тем самым исключалась возможность использования этого положения в отношениях между организациями.

Практика Верховного Суда РФ

I. При разрешении споров, возникающих в связи с осуществлением участником общей долевой собственности права преимущественной похулки доли имущества (ст. 120 ГК РСФСР 1964 г.), необходимо учитывать следующее:

... в случае нарушения права преимущественной покупки трехмесячный срок установленный ст. 120 ГК РСФСР (1964 г.), в течение которого другой участник общей долевой собственности имеет право требовать в судебном порядке перевода на него права и обязанностей покупателя, исчисляется с того времени, когда он указал или должен был узнать о нарушении его права (ст. 83 ГК РСФСР 1964 г.).

Применение этого срока, его восстановление, приостановление и перерыв осуществляются в соответствии с общими правилами, предусмотренными ст. 81-88 РСФСР 1964 г. [1].

II. ... Поскольку Закон (ст. 554 ГК РСФСР 1964 г.) содержит специальное указание о том, что непредъявление кредиторами наследодателя претензий по его долгам в течение шести месяцев со дня открытия наследства влечет за собой утрату права требования, в отношении указанного срока не подлежат применению правила о восстановлении, перерыве и приостановлении срока давности (ст. 202-205 ГК РФ);

на требования о возмещении затрат по уходу за наследодателем во время его болезни, на его похороны, а также расходы по охране наследственного имущества и управлению им распространяется общий срок исковой давности, предусмотренный ст. 196 ГК РФ [2].

1. Предъявление иска в установленном порядке предполагает соблюдение истцом действующего законодательства о подведомственности и подсудности споров (в частности, соответствующих норм ГПК РСФСР и АПК РФ), а также условий предъявления иска (в том числе оформления заявления ст. 129 ГПК РСФСР, ст. 86 АПК РФ), предусмотренных процессуальными правилами. Несоблюдение этих требований может повлечь отказ в принятии искового заявления и тогда наступают последствия, предусмотренные ст. 204 ГК РФ.

При оставлении иска судом без рассмотрения срок исковой давности не считается прерванным, так как в этих случаях процесс по делу не заканчивается рассмотрением спора по существу, а лишь обнаруживаются препятствия, делающие невозможным рассмотрение дела с вынесением соответствующего определения.

Существенным для решения вопроса о своевременности предъявления иска, а также и о перерыве срока исковой давности является следующее правило: арбитражный суд может отказать в приеме искового заявления по тому или иному основанию (ст. 107 АПК РФ) и об этом уведомить истца. Об отказе в принятии искового заявления судья выносит определение, которое направляет лицам, участвующим в деле не позднее пяти дней со дня его поступления (п. 2 ст. 107 АПК РФ).

Определение о возвращении искового заявления может быть обжаловано. В случае отмены определения исковое заявление считается поданным в деле первоначального обращения в арбитражный суд (п. 3 ст. 108 АПК РФ).

Возвращение искового заявления не препятствует вторичному обращению с ним в суд в общем порядке после устранения нарушений (п. 4 ст. 108 АПК РФ).

Иначе решается вопрос в судебных органах. Если дело неподсудно данному суду (по родовой и местной подсудности), то судья отказывает в приеме заявления (п. 7 ст. 129 ГПК РСФСР). Отказ в принятии заявления не препятствует вторичному обращению в надлежащий суд. Вместе с тем если, например, исковое заявление направляется в вышестоящий суд (областной, городской), то последний обязан определить нижестоящий суд, в компетенцию которого входит рассмотрение данного дела, и направить ему исковые материалы и известить об этом заинтересованную сторону. В последнем случае обращение в суд с заявлением с нарушением подсудности прерывает течение срока исковой давности.

Представляется также, что при поступлении исковых материалов в суд первой инстанции по почте с нарушением подсудности, суд должен направить материалы в соответствующий суд и уведомить об этом заявителя. В этом случае также обращение с иском в суд с нарушением подсудности прерывает течение срока исковой давности.

Статья 203 ГК РФ не содержит прямых указаний по ряду существенных вопросов, возникающих на практике. К ним, в частности, относятся следующие: нарушение установленного порядка предъявления иска определено судами не первой, а, например, надзорной инстанции спустя длительное время после принятия дела к производству судом первой инстанции; в исполнении решения, вынесенного судом, отказано и в этой связи необходимо предъявить новый иск. Например, суд необоснованно принял к рассмотрению спор, разрешение которого не относилось к его компетенции (при наличии соглашения о претензионном разбирательстве), либо вынесенное решение не может быть исполнено за рубежом, поскольку у России с государством местонахождения ответчика или его имущества отсутствует международный договор, позволяющий исполнить такое решение, отказано в исполнении решения третейского суда по мотиву недействительности соглашения о претензионном разбирательстве либо в связи с признанием того, что решение вынесено по спору, выходящему за пределы такого соглашения.

Представляется, что в указанных случаях, должно применяться правило, аналогичное предписаниям ст. 204 ГК РФ. Срок исковой давности должен приостанавливаться на время с момента принятия судом первоначального иска и до момента отказа в его рассмотрении. Это правило не должно применяться в случае, когда определение об отказе в рассмотрение иска выносит суд первой инстанции, в который он был предъявлен.

Такой же подход целесообразен и в случаях невозможности исполнить вынесенное судом решение. Срок исковой давности следует признать приостановленным на время с момента предъявления иска и до момента отказа в исполнении решения.

2. Признание долга как основание для перерыва течения срока исковой давности в ГК РФ (как и в ранее действовавшем законодательстве) не предусмотрено. Какие действия должника могут квалифицироваться в качестве означающих признание долга.

Действия, которые могут свидетельствовать о признании долга, в законе не называются, поскольку перечислять их нецелесообразно. К рассматриваемым действиям могут относится различные акты, являющиеся результатом деятельности физических, юридических лиц и предпринимателей.

Сюда относится прежде всего признание долга в собственном смысле, сделанное должником самому кредитору в той или иной форме. Это признание может быть сделано должником и другими лицами, не являющимися субъектами данного правоотношения, но кредитору должно быть об этом известно, в противном случае признание долга посторонним лицом не достигает цели.

Форма признания долга зависит от формы, сделки, в которой она должна быть совершена, и тех юридических последствий, которые наступают при несоблюдении этой формы.

Форма признания долга по договору займа представляется аналогичной форме оспаривания договора займа по его безденежности. Статья 812 ГК РФ устанавливает правило по оспариванию договора займа, в соответствии с которым в тех случаях, когда договор займа должен быть совершен в письменной форме (ст. 808 ГК РФ), оспаривание его по безденежности путем свидетельских показаний не допускается, за исключением случаев уголовно наказуемых деяний.

Применительно к конкретным видам договора закон устанавливает требование о заключении их в квалифицированной форме, т.е. в письменной форме и при необходимости в государственной регистрации (ст. ст. 550, 551, 609 ГК РФ).

В подобных случаях признание долга, как обстоятельство, прерывающее срок исковой давности, заинтересованное лицо может подтверждать письменными доказательствами.

Таким образом, факт признания долга по правоотношения, возникающим из договоров, заключенных в простой письменной форме или нотариально удостоверенных, должен быть подтвержден письменными доказательствами.

Практика Высшего Арбитражного Суда РФ

I. Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации рассмотрел протест заместителя Председателя Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации на решение Арбитражного суда города Москвы от 13.01.97 по делу N 7-238, постановления Федерального арбитражного суда Московского округа от 29.10.96 и от 09.04.97 по тому же делу.

Заслушав и обсудив доклад судьи, Президиум установил следующее.

Московский посредническо-кредитный коммерческий банк «Маркетингбанк» (Маркетингбанк) обратился в Арбитражный суд города Москвы с иском о взыскании с Центрального банка Российской Федерации необоснованно списанных 495 000 000 рублей и 156 230 000 рублей процентов за пользование чужими денежными средствами.

Решением от 04.07.96 в иске о взыскании 495 000 000 рублей отказано по мотиву пропуска срока исковой давности. Во взыскании процентов отказано в связи с отсутствием факта пользования чужими средствами.

Постановлением апелляционной инстанции от 29.08.96 решение оставлено без изменения.

Федеральный арбитражный суд Московского о крута постановлением от 29.10.96 решение и постановление отменил и дело передал на новое рассмотрение в суд первой инстанции для определения природы спорных правоотношений и уточнения взаимных прав и обязанностей сторон.

Решением Арбитражного суда города Москвы от 13.01.97 исковые требования Маркетингбанка удовлетворены в сумме 495 000 000 рублей. Во взыскании процентов отказано по мотиву отсутствия между сторонами денежного обязательства.

Удовлетворяя требования истца по основной сумме, суд первой инстанции исходил из того, что принятие Центральным банком Российской Федерации без возражений в 1993 – 1996 годах от Маркетингбанка отчетов, в которых 495 000 000 рублей проходят как дебиторская задолженность Банка России, является действием, свидетельствующим о признании долга и прерывающим согласно статье 203 Гражданского кодекса Российской Федерации течение срока исковой давности.

Федеральный арбитражный суд Московского округа постановлением от 09.04.97 решение оставил без изменения.

В протесте заместителя Председателя Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации предлагается решение Арбитражного Суда города Москвы от 04.07.96 оставить в силе, остальные названные судебные акты отменить.

Президиум считает, что протест подлежит удовлетворению по следующим основаниям.

Как видно из материалов дела, мемориальным ордером от 19.08.92 № 06 Центральный банк Российской Федерации списал с корреспондентского счета Маркетингбанка без его согласия методом обратного сторно 495 000 000 рублей.

Требование о восстановлении необоснованно сторнированной суммы заявлено Маркетингбанком, как правильно указано судом, с пропуском трехгодичного срока исковой давности. Однако вывод суда о перерыве его течения со ссылкой на статью 203 Гражданского кодекса Российской Федерации ошибочен.

Согласно указанной статье течение срока исковой давности прерывается предъявлением иска в установленном порядке, а также совершением обязанным лицом действий, свидетельствующих о признании долга.

Принятие Банком России отчетов от коммерческих банков является его обязанностью как органа, осуществляющего надзор за деятельностью кредитных организаций в соответствии с Федеральным законом «О Центральном банке Российской Федерации», и не подпадает под действия, о которых идет речь в статье 203 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Таким образом, при наличии заявления ответчика о пропуске истцом срока исковой давности на основании статьи 199 Гражданского кодекса Российской Федерации решением Арбитражного суда города Москвы от 04.07.96 в иске Маркетингбанку было отказано правильно.

Оснований для отмены этого решения и передаче дела на новое рассмотрение не имелось.

Исходя из изложенного и руководствуясь статьями 187-189 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации постановил:

постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 29.10.96 решение Арбитражного суда города Москвы от 13.01.97 и постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 09.04.97 по делу № 17-238 отменил».

Решение Арбитражного суда города Москвы от 04.07.96 по тому же делу оставить в силе [3].


II. Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации рассмотрел протест заместителя Председателя Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации на решение от 29.08 97 и постановление апелляционной инстанции от 22.10.97 Арбитражного суда Курганской области по делу № А 34-119/97-с 9.

Заслушав и обсудив доклад судьи, Президиу м установил следующее.

Акционерный коммерческий банк «Курганпромбанк» обратился в Арбитражный суд Курганской области с иском к акционерному обществу открытого типа «Шадринский телефонный завод» о взыскании 2 610 762 199 рублей процентов за пользование чужими денежными средствами, выданными ответчику в 1993 году по срочным обязательствам.

До принятия решения в соответствии со статьей 37 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации истец уточнил исковые требования и просил взыскать с ответчика 580 871 066 рублей основного долга и 2 350 639 986 рублей процентов, а всего 2 931 511 052 рубля.

Ответчиком заявлено ходатайство о применении срока исковой давности.

Решением от 29.08.97 исковые требования удовлетворены частично: с ответчика в пользу истца взысканы основной долг в сумме 580 871 066 рублен и проценты за пользование чужими денежными средствами по ставке Центрального банка Российской Федерации (24 процента годовых), действовавшей на день принятия решения, в сумме 471 280 058 рублей. Суд пришел к выводу, что срок исковой давности в данном случае неприменим, поскольку заявлено требование о взыскании основного долга, который на момент принятия решения погашен не был.

Постановлением апелляционной инстанции от 22.10.97 решение изменено: во взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами полностью отказано со ссылкой на то, что предоставление денежных средств осуществлялось банком на основании срочных обязательств ответчика и неосновательного обогащения не усматривается. Исковая давность не применена, так как имело место признание ответчиком долга.

В протесте заместителя Председателя Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации предлагается состоявшиеся судебные акты отменить, дело передать на новое рассмотрение по следующим основаниям.

Как следует из материалов дела, акционерным коммерческим банком «Курганпромбанк» в 1993 году акционерному обществу открытого типа «Шадринский телефонный завод» денежные средства предоставлялись на основании его срочных обязательств.

Во всех срочных обязательствах указаны сроки возврата полученных сумм, которые ответчиком нарушены.

Судебными инстанциями не исследовались обстоятельства, связанные с исчислением срока дековой давности на взыскание задолженности по каждому срочному обязательству.

Признание ответчиком долга срочным обязательством от 04.04.94 апелляционная инстанция ошибочно квалифицировала как основание перерыва срока исковой давности со ссылкой на статью 203 Гражданского кодекса Российской Федерации.

При этом не было учтено, что правила указанной статьи не могут быть применены к отношениям, имевшим место в 1994 году. Действовавшим в тот период законодательством (статья 86 Гражданского кодекса РСФСР 1964 г.) такого основания перерыва дековой давности в отношениях между юридическими лицами не предусматривалось.

Однако в материалах дела имеется документ формы N 112 от 30.01.95, подписанный руководителем и главным бухгалтером АООТ «Шадринский телефонный завод» и подтверждающий наличие у акционерного общества задолженности перед банком по ссудам на 01.01.95, которому судебными инстанциями оценка не давалась.

Поскольку судами не были исследованы все обстоятельства, имеющие существенное значение для правильного разрешения спора, и неправильно применены нормы материального права, состоявшиеся судебные акты подлежат отмене, а дело – направлению на новое рассмотрение.

Учитывая изложенное и руководствуясь статьями 187-1X9 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации постановил:

решение от 29.08.97 и постановление апелляционной инстанции от 22.10.97 Арбитражного суда Курганской области по делу N АЗ 4-119/97-с 9 отменить.

Дело направить на новое рассмотрение в тот же арбитражный суд [4].

Признание долга является также частичная уплата долга. Частичная уплата долга может означать, во-первых, исполнение должником обязательства по частям, во-вторых, в солидарных и долевых обязательствах означать исполнение какой-либо части долга одним из нескольких должников или исполнение обязательства должником в своей доле.

Исполнение обязательства по частям, по общему правилу, возможно в том случае, когда это предусмотрено законом, установлено соглашением сторон в договоре или вытекает из существа обязательства (ст. 311 ГК РФ). Частичного исполнения обязательства без предварительного согласия кредитора, последний вправе не принимать, если это ущемляет его интересы. Принятое кредитором частичное исполнение должником обязательства во всех случаях является обстоятельством, прерывающим течение срока исковой давности, поскольку оно означает одновременно и признание долга и частичное его исполнение. Если, например, по данному обязательству соглашением сторон был установлен возврат долга по частям с указанием конкретных сроков, то уплата части долга к конкретному сроку означает одновременно признание остающейся части долга. Если должник окажется неисправным, нарушающим эти частные сроки, то срок давности исчисляется по обязательству в целом, а не по отдельной части долга, для которой договором были установлены конкретные сроки.

Иное правило действует в отношениях между предприятиями, где признание долга вообще не служит основанием для перерыва срока исковой давности и где исполнение обязательства по частям означает самостоятельность требований по которым исчисляются сроки исковой давности отдельно. Таковы, например, договор поставки (ст. ст. 506, 508 ГК РФ), где неисполнение обязанности поставщиком в частные сроки означает возникновение самостоятельного требования о взыскании неустойки (ст. 330 ГК РФ), по которому срок исковой давности исчисляется особо.

Исполнение долга по частям возможно по обязательству, в котором участвуют несколько кредиторов или несколько должников. В зависимости от распределения прав и обязанностей в обязательственном правоотношении при множественности лиц они подразделяются на солидарные и долевые обязательства.

Солидарные обязательства возникают в том случае, когда это предусмотрено договором или установлено законом (ст. 322 ГК РФ). Солидарность возможна как на стороне должника, так и на стороне кредитора. При солидарности должников кредитор имеет право требовать исполнения обязательства как от всех должников совместно, так и от любого из них в отдельности, при том как полностью, так и в любой части долга.

Необходимо помнить, что солидарные должники остаются обязанными до тех пор, пока обязательство не погашено полностью. Одновременно это означает, что частичная уплата долга любым из солидарных должников, как и признание им долга в собственном смысле, влечет за собой перерыв течения срока давности по обязательству в целом, следовательно и в отношении всех остальных должников.

Точно также решается вопрос о перерыве течения срока давности путем предъявления иска. Предъявление иска к одному из солидарных должников прерывает течение давностного срока и по отношению к остальным должникам.

Подобным же образом решается вопрос о перерыве исковой давности частичным исполнением долга в пользу одного из солидарных кредиторов.

Иначе решается вопрос о долевых обязательствах. Если в обязательстве участвуют несколько кредиторов или несколько должников, то обязательство предполагается долевым и каждый из кредиторов имеет право требовать исполнения, а каждый из должников обязан исполнить обязательство в определенной доле. Доли в обязательстве предполагаются равными, поскольку иное не вытекает из закона или договора.

Признание долга в любой форме, как и предъявление иска, является обстоятельством, прерывающим течение давностного срока лишь в том случае, когда оно имело место до истечения срока давности. Признание долга после истечения срока давности не прерывает течения давностного срока, а может послужить основанием для добровольного исполнения долга или, с учетом конкретных обстоятельств, основанием для восстановления срока давности.

Изменение субъектного состава правоотношения не влияет на течение срока исковой давности. В случаях изменения субъектного состава имеет место правопреемство (ст.ст. 58, 129 ГК РФ), при котором материальное право переходит от правопредшественника к правопреемнику в таком состоянии, в каком оно находилось до передачи. Это означает, в частности, что если применительно к передаваемому материальному праву начал течь срок исковой давности, то сам факт перехода права не прерывает и не приостанавливает течения давностного срока.

Изменение субъективного состава правоотношения возможно путем уступки права требования и перерыва долга, допускаемых законом. Так, в главе 24 ГК РФ в отличие от главы 18 ГК РСФСР 1964 г., регулирующей только уступку требования и перевод долга, предусмотрены и случаи правопреемства на основании закона или при наличии определенных обстоятельств, указанных в законе (ст. 387 ГК РФ). Так как многие правила уступки права требования не применимы к правопреемству по закону (например, ст. 389, 390 ГК РФ). Если передается право требования, по которому наступил срок исполнения и, следовательно, начал течь срок исковой давности, то смена лиц на стороне кредитора не изменит положения и к новому кредитору переходит право на иск.

В случае перевода долга на другое лицо правовая обязанность переходит к новому должнику в том состоянии, в каком она была на момент передачи, за исключением обеспечительных средств – поручительства (ст. 361 ГК РФ) и залога (ст. 355, 356 ГК РФ), которые с переводом долга прекращаются, если поручитель или залогодержатель не выразил согласия отвечать за нового должника.

Выводы:

1. Перерыв давностного срока защиты нарушенного права следует понимать в узком и широком смысле: перерыв в узком смысле означает прекращение течения давностного срока в силу наступления предусмотренных законом обстоятельств; перерыв в широком смысле включает в себя не только, факт прекращения течения давностного срока, но и срок на который давность была прервана, то есть срок с момента прекращения течения давности до начала течения нового давностного срока.

2. Перерыв давностного срока не обязательно приводит к началу течения нового срока защиты нарушенного права. Начало течение нового срока давности возникает при приостановлении производства по делу и зависит от предъявления иска.

3. Порядок исчисления нового срока давности зависит от основания его приостановления и должно начинаться с момента устранения обстоятельств, послуживших основанием к приостановлению производства по делу.

4. Приостановление производства возможно не только в суде общей юрисдикции, в арбитражном суде, но и в третейском суде.

5. При прекращении производства по делу действует общее правило о перерыве исковой давности предъявлением иска. Новое течение исковой давности в подобных случаях, по общему правилу, не начинается, ибо прекращение производства по делу обычно означает и прекращение права требования.

6. Прекращение производства по делу в связи с заключением договора между сторонами о передаче данного спора на разрешение третейского суда – прекращает только право на предъявление иска в суд. Право требования (право на иск в материальном смысле) у управомоченного лица в этом случае сохраняется, а значит сохраняется и возможность течения нового давностного срока, начало которого целесообразно приурочить к моменту прекращения производства по делу.

7. Правило о перерыве исковой давности по основанию признания долга находятся по существу в противоречии с назначением института исковой давности.


Вострикова Людмила Геннадьевна



[1] Извлечение из п. 2 постановления Пленума ВС СССР от 22 марта 1966 г. № 32 «О некоторых вопросах, возникших в практике судов при применении норм ГК, регулирующих отношения собственности на жилой дом» в ред. Постановлений Пленума ВС СССР от 20 декабря 1983 г. № 11 и от 15 декабря 1987 г. № 11, постановлений Пленума ВС РФ от 22 апреля 1992 г. № 9 и от 21 декабря 1993 г. № 11).

[2] Извлечение из п. 16 постановления Пленума ВС РСФСР (1964 г.) от 23 апреля 1991 г. № 2 «О некоторых вопросах, возникающих у судов по делам о наследовании» в ред. Постановлений Пленума ВС РФ от 21 декабря 1993 г. № 11 и от 25 октября 1996 г. № 10).

[3] Вестник ВАС РФ 1998. № 1. (Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 18 ноября 1997 г. № 3989/97).

[4] Вестник ВАС РФ 1998. № 3. (Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 24 февраля 1998 г. № 6877/97).







Интересное:


Российская модель мирового суда по Судебным уставам 20 ноября 1864 года
Особенности договорных отношений по использованию прав на изобретение
Применение норм права о неустойке
Институт завещания в Израиле
Принципы правового регулирования неустойки
Вернуться к списку публикаций