2015-04-16 22:29:58
ГлавнаяГражданское право и процесс — Понятие, элементы и содержание договора дарения. Ответственность сторон за неисполнение или ненадлежащее исполнение договора дарения



Понятие, элементы и содержание договора дарения. Ответственность сторон за неисполнение или ненадлежащее исполнение договора дарения


Ответственность сторон договора за неисполнение или ненадлежащее исполнение договора дарения.

Как справедливо утверждает А.Л. Маковский безвозмездный характер договора дарения исключает применение к дарителю всех тех специальных правил об ответственности за ненадлежащее исполнение, которые установлены для конкретных видов возмездных договоров (купли-продажи с ее разновидностями, подряда, аренды, возмездного оказания услуг и др.) [1]. Поскольку в основе ответственности за недостатки исполнения вышеобозначенных договоров лежит эквивалентно-возмездный характер отношений сторон, который как раз и нарушается тем, что исполнение договора одной из сторон оказывается с недостатками. Однако, несмотря на специфику договора дарения, неисполнение или ненадлежащее исполнение вытекающего из него обязательства влечет ответственность, предусмотренную для должника, нарушившего гражданско-правовое обязательство, предусмотренную нормами гл.25 ГК РФ. Т.е. в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства по договору дарения, должник обязан будет возместить причиненные контрагенту убытки, причем при наличии его вины (ст. 393, 401 ГК РФ). На тот факт, что ответственность по договору дарения наступает только при наличии вины в форме умысла и неосторожности указывали еще дореволюционные цивилисты [2].

В этой связи М.И. Брагинский и В.В. Витрянский отмечают то, что нельзя не согласиться с А.Л. Маковским, который подчеркивает, что «договор дарения подчиняется общим положениям обязательственного права, в том числе правилам об исполнении обязательств (гл.22) и об ответственности за нарушение обязательств (гл.25), если иное непредусмотрено специальными правилами о договоре дарения (п. 3 ст. 420 ГК РФ). Из этого следует, что, если в договоре дарения (прежде всего это относится к консенсуальному договору дарения) прямо предусмотрены условия, определяющие количество, качество, даримого имущества, отсутствие на него прав третьих лиц и т.д., на дарителя может быть возложена ответственность за нарушение этих условий в виде возмещения одаряемому убытков, которые он понес из-за этих нарушений [3].

Учитывая безвозмездный характер договора дарения, закон предусмотрел случаи, ограничивающие ответственность сторон договора. Так, в соответствии с п.1 ст. 400 ГК РФ по отдельным видам обязательств и по обязательствам, связанным с определенным родом деятельности, законом может быть ограничено право на полное возмещение убытков (ограниченная ответственность). Применительно к договору дарения, ответственность за убытки, причиненные дарителю отказом одаряемого от принятия дара, ограничена возмещением реального ущерба, если к тому же соответствующий договор дарения был заключен в письменной форме (п. 3 ст. 573 ГК РФ).

Одаряемый вправе в случае отказа дарителя без уважительных причин от исполнения дарственного обязательства обратиться в суд за защитой своего права и требовать исполнения обязательства. В зависимости от предмета дарения может быть и различное решение вопроса о порядке принудительного воздействия на дарителя. Если обещана индивидуально определенная вещь, применению подлежит, по мнению Р.А. Максоцкого, ст. 398 ГК РФ, т.к. в ней не указано, что нормы об отобрании такой вещи у должника и передаче ее кредитору распространяются только на случаи ее возмездного отчуждения в собственность. Если же дарение в ином (не в исполнении обязанности передать индивидуально определенную вещь), применению подлежат нормы ст.ст. 309, 310, а также ст.ст. 396, 397 ГК РФ.

В тех случаях, когда даритель обещал подарить вещь, которую ему самому еще предстояло изготовить, и отказывается исполнить обязательство, вряд ли целесообразно было бы через суд сначала обязывать исполнить обязательство, вряд ли целесообразно было бы через суд сначала обязывать его изготовить вещь, а затем ее дарить. Правильней бы было сразу применить принцип реального исполнения, как он сформулирован в п.2 ст. 396 ГК РФ, и обязать выплатить убытки. Если же даритель обязался подарить вещи, определенные родовыми признаками, но впоследствии отказался это сделать, то одаряемый вправе приобрести схожие вещи и потребовать возмещения их полной стоимости [4].

Несмотря на применение к дарителю общих положений об ответственности должника, нарушившего свои обязательства, законодатель счел необходимым специальным образом урегулировать ответственность дарителя за вред, причиненный жизни, здоровью или имуществу одаряемого гражданина вследствие недостатков подаренной вещи (ст. 580 ГК РФ) [5]. Необходимо отметить, что традиционно и в законодательстве, и в правовой литературе [6] вопрос об ответственности дарителя за фактические недостатки вещи решался в сторону значительного ограничения такой ответственности по всей видимости под влиянием момента безвозмездности договора дарения. Так, еще Проект Гражданского уложения содержал норму в соответствии с которой одаренный, который приобрел имущество безвозмездно, вследствие одного того обстоятельства, что оно оказалось с недостатками или отобрано у него для передачи действительному владельцу, в сущности не понес никаких убытков [7]. Кроме того, в Проекте Гражданского уложения вопросам ответственности дарителя за фактические недостатки подаренного имущества было посвящено всего две статьи (255 и 256). А ст. 255 Проекта гласила, что «даритель не отвечает ни за скрытые недостатки, ни за отсуждение подаренного имущества». Вместе с тем безответственность дарителя ограничивалась ст. 256 Проекта «даритель, который, зная о скрытых недостатках даримого имущества или о правах третьих лиц на это имущество, умышленно не предупредил о том одаряемого, обязан вознаградить его за убытки, понесенные вследствие недостатков или отсуждения подаренного имущества». Против господствовавшего в дореволюционной литературе взгляда на то, что даритель по российским законам не отвечает ни за фактические, ни за отсуждение подаренной вещи, выступал А.А. Симолин [8]. Автор отмечал, что если Свод Законов не содержит норм об ограниченной ответственности дарителя по обязательству (в том числе и в отношении дарения вещи с недостатками), то это ограничение необходимо обосновать, ссылаясь на закон, а если на основании закона обосновать невозможно, то обязанности дарителя в отношении качества вещи аналогичны обязанностям должника в других, в том числе и в возмездных, договорах.

Есть ряд авторов утверждающих, что в нынешнем российском гражданском праве существует норма как раз-таки и предусматривающая ответственность дарителя за собственно физические недостатки (конструктивные и прочие) и юридические дефекты вещей, например, неизвестные ранее обременения вещи правами третьих лиц и это ст. 580 ГК РФ [9]. И.В. Елисеев также утверждает, что «правило ст. 580 ГК РФ целесообразно применять и к случаям, когда предметом дарения выступают имущественные права или освобождение от обязанности. В этом случае единственно возможные недостаток дара может заключаться только в его юридической ущербности» [10]. Однако, по мнению М.Н. Малеиной ст. 580 ГК РФ к ответственности дарителя ни за недостатки в праве, ни за фактические недостатки самого имущества вообще применять нельзя, так как никакого отношения к затрагиваемому вопросу она не имеет. Здесь пересекаются два совершенно разных понятия: неисполнение договорных обязательств (передача вещи с недостатками, повлекшими эвикцию последней, либо передача вещи ненадлежащего качества) и так называемое «положительное нарушение договора» [11].

По поводу ошибочности распространения ст. 580 ГК РФ на случаи дарения в последующем эвиктированной вещи высказываются М.И. Брагинский и В.В. Витрянский. Авторы отмечают, что нормы об ответственности дарителя за вред, причиненный жизни, здоровью или имуществу одаряемого гражданина, представляют собой специальные правила, которые не подлежат расширительному толкованию. Нормы, содержащиеся в ст. 580 ГК РФ говорят только о вреде, причиненном вследствие недостатков подаренной вещи, и ни одним словом не упоминают договоры дарения, совершаемые путем передачи прав или посредством освобождения одаряемого от его обязанностей. Данная норма не имеет также никакого отношения к так называемым юридическим дефектам подаренной вещи, не говоря уже о том, что, все вопросы, связанные с «юридическими дефектами» передаваемой вещи (обременение правами третьих лиц, ущербность титула и т.п.), должны решаться в рамках договорной ответственности [12]. Мы также полагаем, что ст. 580 ГК РФ не закрепляет обязанности дарителя в отношении пороков права на подаренное имущество. В данной статье речь идет, прежде всего, только о внедоговорном вреде, причем о вреде. А относительно того, какова же ответственность дарителя за вещь с недостатками, переданную по договору дарения, хотелось бы пояснить следующее. Согласно ст. 309 ГК РФ обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями закона, иных правовых актов, а при отсутствии таких условий и требований – в соответствии с обычаями делового оборота или иными предъявляемыми требованиями. Ответственность дарителя за недостатки подаренного может быть различна и зависит она, прежде всего, от того, дарится ли индивидуально определенная вещь или вещь, определенная родовыми признаками. Обязуясь подарить индивидуально определенную вещь, даритель может подарить именно ее и только того качества, которым она обладает фактически. Конечно, необходимо учитывать, что с принимая во внимание принцип свободы договора, даритель в договоре дарения может обозначить условия, определяющие качество имущества переходящего в дар и возложить на себя ответственность за нарушения данных условий в виде возмещения убытков. Однако, если речь идет о договоре дарения заключенном в устной форме или о договоре дарения хотя и заключенном в письменной форме, но не содержащем вышеобозначенного условия, то никакой ответственности в этом случае даритель нести не будет, ввиду того, что законодатель не предусмотрел, какого качества должна быть каждая индивидуально определенная вещь. И это представляется вполне логичным, поскольку другой такой вещи у дарителя быть не может. Поэтому представляется, что, передав право собственности на эту индивидуально определенную вещь, которую даритель имел в собственности и именно такого качества, которого она была, находясь в его собственности, он считается выполнившим свое обязательство по договору. Иначе решается вопрос об ответственности дарителя в отношении переданных в дар вещей, определенных родовыми признаками. В случае передачи вещей с недостатками, одаряемый имеет право потребовать от дарителя замены таких вещей на аналогичные без недостатков. А если даритель не сможет эти вещи заменить, на вещи соответствующего качества, то одаряемый вправе требовать возмещения убытков, включая стоимость таких вещей.


Рыхлетский Павел Леонидович



[1] Гражданский кодекс РФ. 4.2. Текст, комментарии, алфавитно-предметный указатель / Под ред. О.М. Козырь, А.Л. Маковского, С.А. Хохлова. М., 1996. С. 307.

[2] Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского нрава. М., 1995. С. 341; Победоносцев К.П. Курс гражданского права. СПб., 1876-1896. С. 330.

[3] Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Кн.2: Договоры о передаче имущества. М.. 2003. С. 370.

[4] Максоцкий Р.А. Возмездность и безвозмездность в современном гражданском праве. Учебное пособие. М., 2002. С. 112-113.

[5] В литературе справедливо отмечается, что по ст.580 ГК обязывается к возмещению вреда только даритель, тогда как в соответствии со ст. 1095 субъектом ответственности может быть продавец или изготовитель вещи, следовательно с учетом безвозмездности дарения вряд ли целесообразно обременять ответственность только дарителя. См. Кабалкин А. Договор дарения // Российская юстиция. 1997.№ 8. С.23.

[6] См., например: Анненков К.Н. Система русского гражданского права. 2-е изд. Т. 4. СПб, 1901-1912. С.323-324 (цит. по Максоцкий Р.А. Возмездность и безвозмездность в современном гражданском праве. Учебное пособие / Науч. ред. М.В. Кротов, 2002. С. 122), Победоносцев К.П. Курс гражданского права. Ч.1. Вотчинные права. С.330 (цит. по Максоцкий Р.А. Возмездность и безвозмездность в современном гражданском праве. Учебное пособие / Науч. ред. М.В. Кротов, 2002. С. 121).

[7] Гражданское уложение Российской Империи. Проект Высочайше учрежденной Комиссии по составлению Гражданского Уложения. СПб., 1899.

[8] Симолин А.А. Влияние момента безвозмездности в гражданском праве. Казань, 1916. С.125-126 (цит. по Максоцкий Р.А. Возмездность и безвозмездность в современном гражданском праве. Учебное пособие / Науч. ред. М.В. Кротов, 2002. С. 122).

[9] Гражданское право: Учебник. Ч.2/Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого (автор главы – И.В. Елисеев). М., 1997. С.133.

[10] Гражданское право: Учебник. Ч.2/Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого (автор главы – И.В. Елисеев). М., 1997. С.133.

[11] Малеина М.Н. О договоре дарения // Правоведение. 1998. № 4. С.133.

[12] Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Кн.2: Договоры о передаче имущества. М., 2003. С. 371.



← предыдущая страница    следующая страница →
12345




Интересное:


Виды сроков исковой давности и их применение в гражданском праве
Восстановление срока исковой давности в ГК РФ
Комиссия 1894 - 1899 годов по пересмотру Судебных уставов и закон «О преобразовании суда в сельских местностях» 1912 года
Сущность эвтаназии и ее правовое регулирование
Вина в нарушении договорных обязательств в советском гражданском праве
Вернуться к списку публикаций