2014-10-12 15:47:02
ГлавнаяГражданское право и процесс — Понятие подсудности и ее виды



Понятие подсудности и ее виды


В качестве одного из видов территориальной подсудности закон называет исключительную подсудность. Она обычно устанавливается в тех случаях, когда необходимо обеспечить рассмотрение тех или иных дел по месту совершения главных проверочных действий (например, это может быть связано с необходимостью осмотра земельного участка). Нормы исключительной подсудности объясняются особенностями дел, на которые они распространяются, и направлены на создание сторонам равных и наиболее благоприятных условий при разбирательстве дела.

Целью договорной подсудности в рамках территориального вида является обеспечение интересов сторон. Договорная подсудность основана на принципе диспозитивности гражданского процесса. В соответствии с данным принципом, сторонам представлено право, свободно распоряжаться своими материальными и процессуальными правами. Нет оснований излишне ограничивать свободу сторон и в выборе места рассмотрения споров. При заключении того или иного договора стороны вправе устанавливать подсудность споров, которые могут возникнуть или возникли в связи с его исполнением, любому однородному суду. Однако они не вправе изменять родовую и исключительную подсудность. Подсудность, установленная договором, является обязательной как для сторон, причем в равной степени, так и для суда.

Еще одним действующим подвидом территориальной подсудности является подсудность по связи дел.

При определении подсудности гражданских дел по их связи следует обратить внимание на то, что отсутствие в ч. 2 ст. 31 ГПК РФ слов «независимо от его подсудности» не может служить основанием для выводов суда о распространении на встречный иск правил о приоритете норм об исключительной подсудности. Правовая природа встречного иска такова, что он делает невозможным рассмотрение первоначального иска без встречного, поскольку встречный иск направлен к зачету первоначального требования либо полностью или частично исключает удовлетворение первоначального иска, либо имеет с ним неразрывную связь (ст. 138 ГПК РФ).

Другим традиционно выделяемым видом и существующим наряду с территориальной подсудностью является родовая подсудность. Она позволяет определить, суд, какого уровня (какого вида) системы судов общей юрисдикции должен принять гражданское дело к производству по первой инстанции. Родовая подсудность существует во французском (competence d attribuion), немецком (sachliche Zustandigkeit), испанском (competencia objetivf) законодательстве. Она распределяет компетенцию между различными звеньями судебной системы: должен ли иск предъявляться в суд низшего звена или суд среднего звена, или первой инстанцией по делу будет высший суд страны [27].

Благодаря такому регулированию низовые звенья судебной системы занимаются разрешением несложных споров, а суды более высокого уровня рассматривают сложные с точки зрения вопросов права или факта дела.

Родовая подсудность в гражданском процессуальном праве России определяется характером (родом) дела, в том числе субъектным составом материального правоотношения [28].


Понятие и содержание родовой подсудности

Рис. 4. Понятие и содержание родовой подсудности


В ранее изданных источниках утверждалось, что поскольку основная масса гражданских дел разрешалась районными судами, а вышестоящий суд имел право изъять любое гражданское дело для рассмотрения по первой инстанции из нижестоящего суда, то понятие родовой подсудности утратило свое значение.

Приметой последних двух десятков лет является значительное обновление норм, регулирующих родовую подсудность гражданских дел судам общей юрисдикции. Новое содержание данного вида подсудности определялось внесенными изменениями и дополнениями в ГПК РСФСР 1964 г. [29] и принятием новых федеральных конституционных законов, а также федеральных законов, содержащих нормы о подсудности.

В настоящее время правовое регулирование подсудности существенно изменилось. Впервые благодаря тому, что в период с 1989 по 1995 гг. было принято большое количество законодательных актов, в соответствии с которыми те или иные споры отнесены по первой инстанции к ведению вышестоящих, а не районных судов. Это означает, что усилилось влияние родовой подсудности.

Затем, об усилении родовой подсудности свидетельствовали изменения и дополнения, внесенные Федеральным законом от 7 августа 2000г. «О внесении изменений и дополнений в Гражданский процессуальный кодекс РСФСР» [30]. Так в частности, указанная редакция норм определяла подсудность дел мировому судье (ст. 113 ГПК). В настоящий момент она определена ст. 23 ГПК РФ.

Родовая подсудность является в современных условиях действующим видом подсудности.

Анализ норм о подсудности позволяет заключить, что реформирование норм о родовой подсудности гражданских дел судам общей юрисдикции произошло за счет:

- организации мировой юстиции – формирования института мировых судей и появления нового нижнего уровня (звена) судов общей юрисдикции – судов субъектов;

- включения военных судов в систему судов общей юрисдикции РФ и определение их компетенции Законом о военных судах;

- определение более четких границ компетенции судов всех уровней в качестве суда первой инстанции;

- расширение круга гражданских дел, подлежащих рассмотрению по первой инстанции Верховным судом РФ и судами субъектов Федерации;

- исключения возможности принятия вышестоящим судом к рассмотрению дела, подсудного нижестоящему суду.

В настоящее время разграничение компетенции между судами общей юрисдикции по родовой подсудности производится как по уровню судов – между мировыми судьями и федеральными судами трех уровней, так и по виду судов между судами общегражданскими и военными. Определяется она по роду самого дела и зависит от его материально-правовой характеристики (каков характер дела, кто стороны). Иногда она может зависеть и от цены иска.

При характеристике подсудности по родовому признаку следует остановить особое внимание на подсудности дел Верховному суду РФ.

Процесс определения подсудности дел Верховному Суду РФ имеет свою историю.

Так по ГПК РСФСР 1964 г. подсудность дел Верховному Суду РФ конкретно не определялась. В ст. 116 ГПК РСФСР содержалось положение о том, что данный суд вправе изъять любое дело из любого суда РСФСР и принять к своему производству в качестве суда первой инстанции.

Такое положение, однако, вошло в противоречие с ч. 1 ст. 47 Конституции Российской Федерации 1993 г., и редакция ст. 116 ГПК РСФСР была изменена путем внесения Федеральным законом, принятым 27 октября 1995 г. изменений [31], смысл которых был в том, что в условиях действия новой Конституции РФ подсудность дел Верховному Суду РФ должна определяться законом – путем перечисления в нем определенных категорий дел, исходя из их особой значимости, а не свободным, по сути, ничем не ограниченным усмотрением Верховного Суда РФ.

Необходимость отнесения определенных категорий дел к подсудности Верховного Суда РФ была обусловлена также значительным расширением предметной компетенции судов, в результате чего им стали подведомственны дела, имеющие исключительно важное общественное и государственное значение, требующие рассмотрения высшей судебной инстанцией.

Регулирование этого процесса сначала не затрагивало Гражданский процессуальный кодекс и осуществлялось путем включения соответствующих норм в отдельные законы («О статусе судей в Российской Федерации», принятый 26 июня 1992 г. в редакции от 15 декабря 2001 г. [32], «Об общественных объединениях» [33], принятый 14 апреля 1995 г., «О выборах Президента Российской Федерации» [34], принятый 21 апреля 1995 г., и ряде других), однако затем эти законодательные положения были кодифицированы в ст. 116 ГПК РСФСР, в редакции федеральных законов, принятых 27 октября 1995 г. и 7 июля 2000 г. Нововведения статьи 27 ГПК РФ продолжили процесс определения подсудности дел Верховному Суду РФ. Так новая редакция, во-первых, учла сложившеюся практику Верховного Суда РФ по рассмотрению в качестве суда первой инстанции дел об оспаривании нормативных правовых актов Правительства РФ – теперь эти дела отнесены к его подсудности. Во-вторых, новый ГПК РФ учел предложения об отнесении к подведомственности судов общей юрисдикции дел об оспаривании нормативных правовых актов Президента РФ. Эти предложения содержались еще в проекте Федерального конституционного закона «О судах общей юрисдикции в Российской Федерации». С учетом важности указанных дел они переданы в подсудность Верховного Суда РФ.

В результате, в новом ГПК РФ подсудность гражданских дел Верховному Суду РФ определена достаточно четко, вместе с тем, все же, она получилась чрезмерно обширной. Вызвано это и тем, что она не ограничивает круг дел, отнесенных по родовой подсудности к компетенции Верховного Суда РФ. В частности в ч. 2 ст. 27 сказано, что Федеральными законами к подсудности Верховного Суда Российской Федерации могут быть отнесены и другие дела.

Изменение положения прежнего абзаца 5 ст. 116 ГПК РСФСР, ныне это п. 5 ч. 1 ст. 27 ГПК РФ вряд ли можно назвать удачным: в качестве субъектов, чьи решения (уклонение от принятия решений) подлежат оспариванию в Верховном Суде РФ, не названы должностные лица Центральной избирательной комиссии. Данное положение позволяет утверждать, что подобные дела подсудны районным судам, что вряд ли оправдано.

Попутно хочется отметить, что в соответствии с частью 2 ст. 259 ГПК РФ Центральная избирательная комиссия Российской Федерации вправе обратиться в суд в связи с нарушением избирательного законодательства, законодательства о референдуме органом федеральной государственной власти, ее должностными лицами, общероссийскими политическими партиями и общественными объединениями и иными общероссийскими и межрегиональными объединениями, однако четких норм о родовой подсудности указанных дел Гражданский процессуальный кодекс не содержит.

При разработке проекта Федерального конституционного закона «О судебной системе Российской Федерации» предлагалось лишить Верховный Суд РФ права рассматривать дела по первой инстанции. Однако, как видим, названный Закон сохранил и установил, что случаи, когда Верховный Суд РФ рассматривает дела в качестве суда первой инстанции, устанавливаются федеральным законом (ст. 19).

Однако логичнее было бы, исходя из положений ч. 3 ст. 128 Конституции РФ, подсудность дел Верховному Суду РФ определять федеральным конституционным законом. Это позволит не допустить неоправданного и произвольного, без учета реальных возможностей Верховного Суда РФ отнесения к его подсудности чрезмерного количества дел. Показательно в этом плане правовое положение, предусмотренное п. 10 ст. 75 Федерального закона «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации» от 12 июня 2002 г. с последующими изменениями и дополнениями [35], в соответствии с которым Верховный Суд РФ обязан рассмотреть жалобу Центральной избирательной комиссии РФ по поводу нарушения, допущенного на выборах или референдуме, касающегося значительного числа граждан или приобретшее особое общественное значение.

Такое некорректное правило регулирования подсудности представляется противоречащим ст. 47 Конституции РФ. Подобные нормы предоставляют решение вопроса о подсудности дела одному из участвующих в нем лиц – Центральной избирательной комиссии, что противоречит ст. 123 Конституции РФ, устанавливающей в качестве одного из принципов судопроизводства – равноправие сторон.

Вместе с тем, как показывает практика, определить подсудность дел Верховному Суду РФ исчерпывающим образом невозможно, так как нельзя предусмотреть все дела, которые с учетом их особенностей (исключительной значимостью для общества и государства, составом участвующих лиц) рассмотреть в состоянии только Верховный Суд РФ.

В качества примера, подтверждающего указанный тезис, можно также привести следующий. 17 февраля 1998 г. Верховный Суд РФ рассмотрел по первой инстанции дело по заявлению заместителя Генерального прокурора о признании противоречащим закону Указа Президента Республики Ингушетия от 29 декабря 1997 г. «О назначении на 1 февраля 1998 г. референдума Республики Ингушетия» с вопросом: поддерживаете ли Вы принятие закона Республики Ингушетия «О правоохранительной и судебной системе Республики Ингушетия» [36]? Верховный Суд РФ, удовлетворивший заявление, формально вышел за пределы действовавшей в то время ст. 116 ГПК РСФСР, однако это было обусловлено тем, что Верховный Суд Республики Ингушетии, которому по закону подсудно данное дело, не имел право его рассматривать, так как вынесенный на референдум проект закона серьезным образом затрагивал положение самого суда и его судей.

Если бы Верховный Суд РФ отказал в принятии указанного заявления к производству, то государственные интересы и право были бы нарушены, поскольку другого суда, который мог бы рассмотреть данное дело, не имелось.

Решая данную проблему, Верховный Суд РФ исходил из того, что несовершенство процессуальной формы не должно препятствовать жизни права.

В целях разрешения подобных проблем целесообразно на уровне федерального конституционного закона установить, что Верховный Суд РФ рассматривает в качестве суда первой инстанции дела, прямо предусмотренные федеральным конституционным законом, а также иные гражданские дела, имеющие важное государственное или международное значение.

В соответствии со статьей 26 ГПК РФ Верховный суд республики, краевой, областной суд, суд города федерального значения, суд автономной области и суд автономного округа рассматривают в качестве суда первой инстанции гражданские дела:

1) связанные с государственной тайной;

2) об оспаривании нормативных правовых актов органов государственной власти субъектов Российской Федерации, затрагивающих права, свободы и законные интересы граждан и организаций;

3) о приостановлении деятельности или ликвидации регионального отделения либо иного структурного подразделения политической партии, межрегиональных и региональных общественных объединений; о ликвидации местных религиозных организаций, централизованных религиозных организаций, состоящих из местных религиозных организаций, находящихся в пределах одного субъекта Российской Федерации; о запрете деятельности не являющихся юридическими лицами межрегиональных и региональных общественных объединений и местных религиозных организаций, централизованных религиозных организаций, состоящих из местных религиозных организаций, находящихся в пределах одного субъекта Российской Федерации; о приостановлении или прекращении деятельности средств массовой информации, распространяемых преимущественно на территории одного субъекта Российской Федерации;

4) об оспаривании решений (уклонения от принятия решений) избирательных комиссий субъектов Российской Федерации, окружных избирательных комиссий по выборам в федеральные органы государственной власти, окружных избирательных комиссий по выборам в законодательные (представительные) органы государственной власти субъектов Российской Федерации, соответствующих комиссий референдума, за исключением решений, оставляющих в силе решения нижестоящих избирательных комиссий или соответствующих комиссий референдума.



← предыдущая страница    следующая страница →
1234




Интересное:


Приостановление срока исковой давности в гражданском праве
Общая характеристика принципов гражданского права
Подсудность гражданских дел мировому судье
Восстановление срока исковой давности в ГК РФ
Необходимость совершенствования теории и практики применения института эмансипации несовершеннолетних
Вернуться к списку публикаций