2014-10-12 15:47:02
ГлавнаяГражданское право и процесс — Понятие подсудности и ее виды



Понятие подсудности и ее виды


Большая юридическая энциклопедия определяет подсудность как установленную законом совокупность признаков (свойств) характера дела, позволяющую отнести его (гражданское дело) к ведению того или иного суда, а также порядок разрешения вопросов передачи дела из одного суда в другой в соответствии с их подсудностью [11].

Данная формулировка, касающаяся понятия подсудности, в первой своей части, как представляется, несколько расширяет его, так как не связывает только с возможностью рассмотрения дела по существу судом первой инстанции.

Следует отметить, что определенной сложности в толковании понятия «подсудность» добавил и законодатель редакцией статьи 380 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации [12], в которой указано, что надзорная жалоба или представление поданные с нарушением правил подсудности, установленных ст. 377 настоящего Кодекса подлежат возврату. Вместе с тем ст. 377 ГПК РФ перечисляет суды надзорной инстанции, которые никак нельзя назвать судами первой инстанции.

Исходя из данного положения, можно было бы предположить, что законодатель, видимо, исходил из соображений возрождения существовавшей в XIX веке функциональной подсудности, а также руководствовался определенными аналогами, существующими в доктрине и праве отдельных стран, для которых также свойственно существование функциональной подсудности. Она выделяется в испанской и германской правовых системах [13]. Так, в частности, различают:

- суды, выполняющие функции первой инстанции;

- апелляционные суды;

- ревизионные (кассационные) суды;

- суды исполнительного производства.

Критерием классификации подсудности в ряде стран также зачастую служат виды производства, которые судебный орган вправе осуществлять. Однако применение подобной конструкции с определением подсудности по виду судопроизводства вряд ли оправдано в российской гражданском процессуальном праве. Так как понятие вид в отечественном гражданском процессуальном праве не связано с последовательностью рассмотрения дела: возможностью перехода от одной стадии к другой.

Впервые вопрос о понятии вида в отечественном гражданском судопроизводстве был поставлен Д.М. Чечотом, который, исследовав данную проблему, пришел к выводу о том, что вид гражданского судопроизводства – это порядок рассмотрения предусмотренных в законе и соединенных в определенные группы гражданских дел в суде первой инстанции обуславливаемый материально-правовой природой дел, входящих в группу, и характеризуемый самостоятельными средствами и способами защиты прав и интересов, а также вытекающими из этого особенностями судебной процедуры [14].

П.Ф. Елисейкин полагал, что вид гражданского судопроизводства – это процессуальный порядок рассмотрения определенной категории дел, в основе которого лежат обусловленные предметом судебной деятельности особые цель и метод выполнения задач по защите субъективных прав и охраняемых законом интересов и который вместе с тем подчинен общим правилам гражданского судопроизводства [15]. В данном определении подчеркивается, что вид судопроизводства – это процессуальный порядок рассмотрения определенной категории дел, то есть возникающих из одних и тех же материальных правоотношений.

Дальнейшее развитие понятия «вид» шло путем выявления основного признака дел, рассматриваемых судом в каждом виде судопроизводства. В результате в качестве основного, определяющего различия между делами, отнесенным к различным видам судопроизводства была названа материально-правовая природа правоотношений, являющихся предметом судебного рассмотрения [16].

Таким образом, устоявшееся в отечественной юридической литературе понимание термина «вид гражданского судопроизводства» означает регулируемый нормами гражданского процессуального права порядок осуществления правосудия по гражданским делам, сходным по своей материально-правовой природе, обусловившей определенные процессуальные особенности их судебного рассмотрения и разрешения.

Вряд ли можно расценить формулировку законодателя с использованием понятия подсудности применительно к судам надзорной инстанции как результат возможного использования европейского правового опыта в области правосудия по гражданским делам еще и потому, что в данном случае не наблюдается системности в реальном закреплении в качестве самостоятельного вида функциональной подсудности. Ни где больше в ГПК РФ при установлении правил будь-то апелляционного или кассационного производства не используется понятие подсудности.

Как справедливо заметил Е.В. Васьковкий, именно функциональная компетенция не имеет самостоятельного значения, так как она обуславливается разделением судов по инстанциям [17] или стадиям. В каждой стадии гражданского процесса процессуальные отношения имеют специфический характер, определяемый объектом этих отношений, субъектным составом участников на каждой стадии, содержанием и целью процессуальных действий. Во многих источниках отмечается, что стадия процесса – это совокупность процессуальных действий, связанных общей близлежащей целью [18], а также в качестве главного признака, присущего стадии гражданского процесса называют ее завершенность [19]. Не вдаваясь в полемику относительно понятия стадия в гражданском процессе в рамках данного исследования, тем не менее, следует отметить, что термин стадия имеет также свое устоявшееся в юридической литературе определенное значение. Стадии в своей взаимосвязи и последовательности образуют систему гражданского процесса. Однако по конкретному делу не все стадии могут иметь место. В случае же замены понятия стадия на понятие подсудность, также придется создавать новые правовые конструкции, что в свою очередь вряд ли является необходимым.

В связи с рассматриваемой темой, следует остановиться на том, что нередко на правореализационном уровне подсудность называют юридическим фактом в конкретном юридическом составе, определяющим возникновение гражданского процесса по конкретному делу. Об этом свидетельствовало положение, существовавшее в ГПК РСФСР в ст. 129 и существующее в настоящее время в ст. 135 ГПК РФ, где указано на последствия несоблюдения правил подсудности. Аналогичного характера правило установлено и в арбитражном процессуальном праве в ст. 108 Арбитражного процессуального кодекса РФ. Как юридический факт подсудность обладает правообразующим и правопрепятствующим характером в зависимости от конкретной ситуации. В случае соблюдения правил подсудности среди прочих условий предъявления требования в суде, имеет место возбуждение гражданского процесса, в противном случае судья выносит определение о возврате заявления.

При этом в конкретном фактическом составе юридическим фактом является не сама подсудность, а ее конкретный, определенный вид.

Каждый из видов подсудности имеет свои характерные признаки и отличительные черты, которые необходимо рассмотреть более подробно, тем более, что одним из способов обнаружения и фиксации существенных качеств и свойств всех объектов является классификация или деление на виды. Во второй половине двадцатого столетия о классификации заговорили как о специальном методе и особой методологической науке наряду с начавшимися исследованиями в области системного анализа, структурного анализа и моделирования общественных процессов [20]. Классификация как специальный метод научного исследования широко используется в юридических науках, в том числе в науке гражданского процессуального права.

Под классификацией принято понимать распределение вещей, предметов, явления, фактов по группам (классам) согласно общим (типическими) признакам классифицируемых объектов, в результате чего каждый класс имеет свое постоянное, определенное место [21].

Чтобы классификация выполнила поставленные перед ней задачи, необходимо в качестве основания для выделения фактов и явления правовой действительности брать наиболее существенные и важные в практическом отношении признаки [22].

Традиционно в теории гражданского процессуального права выделяли, как и в настоящий момент выделяют следующие виды подсудности: родовую и территориальную. Во всех правовых системах родовая и территориальная подсудность являются главными видами, характеризующими судебную компетенцию.

Территориальная подсудность позволяет установить компетентный орган среди судов одного уровня, решить в какой из существующих в государстве судов первого (второго) звена надлежит предъявлять иск. Территориальная подсудность направлена на равномерное распределение дел между судами одного уровня с учетом экономических и личных интересов сторон для обеспечения наилучшего доступа к правосудию, экономичного и быстрого судопроизводства [23].

Территориальная подсудность является одним из традиционных видов подсудности в рамках гражданского судопроизводства России.


Понятие и содержание территориальной подсудности

Рис. 3. Понятие и содержание территориальной подсудности


Подсудность по территориальному признаку позволяет распределить гражданские дела между однородными судами одного и того же звена системы судов общей юрисдикции. В данном случае подсудность зависит от административной территории, на которой действует суд.

Суть общей территориальной подсудности выражается девизом: «истец следует за судом ответчика». Этот принцип известен еще древнеримскому праву, использовался в нормативных актах средних веков и нового времени, воспринят всеми современными правовыми системами. Его природа объясняется двумя презумпциями:

- все лица находятся в состоянии юридического равновесия; предполагается, что ни один не несет обязанностей в отношении другого;

- видимость рассматривается как реальность, пока не будет доказано обратное; так, если некто имеет в руках или в своем распоряжении вещь, то предполагается, что он является ее собственником [24].

Когда кто-либо желает опровергнуть то или иное предположение, намерен доказать наличие обязательства или оспорить право собственности, то он должен обратиться в суд по месту жительства того, кто защищается от его притязаний.

Территориальный, или местный признак подсудности в соответствии с прошлой редакцией ГПК РСФСР определял подсудность дел в зависимости от места жительства (места нахождения органа или имущества) ответчика.

В настоящее время ст. 28 ГПК РФ несколько изменила подход в определении подсудности по территориальному признаку: таковым, как и прежде, является место жительства ответчика, а также место нахождения организации.

Место нахождения юридического лица, согласно п. 2 ст. 54 Гражданского кодекса Российской Федерации определяется местом его регистрации, которая осуществляется по месту нахождения его постоянно действующего исполнительного органа, а в случае отсутствия такового – иного органа или лица, имеющих право действовать от имени юридического лица без доверенности.

Место нахождения юридического лица должно быть указано в его учредительных документах.

Если ответчик – организация, которая в соответствии с законом действует без регистрации в качестве юридического лица, то иск предъявляется по месту нахождения ее органа.

Таким образом, новая редакция ГПК РФ в ст. 28 не содержит указание на «место нахождения имущества» юридического лица. Не существует подобной возможности предъявления иска по месту нахождения имущества ответчика – юридического лица и в виде специального правила альтернативной подсудности (ч. 1 ст. 29 ГПК РФ), так как в данной норме речь идет лишь об иске, предъявляемом к ответчику, место жительства которого не известно или который не имеет места жительства в Российской Федерации, то есть ответчиком является гражданин.

Однако правовые ситуации последних лет так же ставят пред судами сложные вопросы применения правил подсудности. По одной такой Ситуации Пленуму Верховного Суда Российской Федерации пришлось принять отдельное постановление. Речь идет о Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации №18 от 20 ноября 2003 г. «О подсудности дел, вытекающих из морских требований» [25]. В связи с возникшими вопросами о подсудности дел, вытекающих из морских требований о выплате заработной платы и других сумм, причитающихся членам экипажа судна за работу на борту судна, в том числе и расходов на репатриацию и взносов по социальному страхованию, а также о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью гражданина на суше или на воде в связи с эксплуатацией судна, Пленум Верховного Суда Российской Федерации, проанализировав международную конвенцию об унификации некоторых правил, касающихся ареста морских судов, от 10 мая 1952 г., Кодекс торгового мореплавания Российской Федерации, положения ст. 402 ГПК РФ дал следующее разъяснение: «....суды Российской Федерации вправе разрешать по существу названные выше дела по спорам, вытекающим из морских требований, также и по месту нахождения на территории Российской Федерации судна, зарегистрированного в реестре судов иностранного государства и плавающего под Государственным флагом Российской Федерации; судна, зарегистрированного в государственном судовом реестре или судовой книге и временно переведенного под государственный флаг иностранного государства с правом пользования и владения иностранным фрахтователем; судна, имеющего национальность иностранного государства и плавающего под государственным флагом данного государства».

Далее указывается, что под местом нахождения судна следует понимать его нахождение в морском торговом, рыбном и специализированном портах, расположенных в Российской Федерации.

Иными словами иски к лицам, в том числе и к юридическим, могут предъявляться по месту нахождения их имущества – судна.

Представляется, что необходимости в принятии специального разъяснения по этому вопросу не было бы, если бы в новом Гражданском процессуальном кодексе Российской Федерации была закреплена норма, аналогичная ст. 117 ГПК РСФСР. Как показывает судебная практика, в том числе и нашедшая отражение в специальном постановлении Пленума Верховного Суда РФ, отдавшая предпочтение интересам истца, в ряде случаев такая постановка вопроса имеет под собой весьма существенные основания.

Как и в прежней, так и в ныне действующей редакции Гражданского процессуального кодекса РФ по территориальному признаку разграничивается подсудность между одноименными (однородными) судами, например между мировыми судьями, районными судами, судами субъектов РФ.

Предметом рассмотрения суда в ряде случаев являются гражданские дела с иностранным элементом. Рассмотрение споров, вызванных правоотношением с участием иностранного элемента, регулируются институтом международной подсудности. Правила международной подсудности служат разграничению юрисдикции одного государства от другого.

Российскому правосудию подлежат все лица, находящиеся на территории России. Исключение из этого правила содержат нормы, устанавливающие ограничения для определенной группы лиц, обладающих иммунитетом. Это означает, что на оговоренные в законе лица, правила международной подсудности Российской Федерации не распространяются. Правила международной подсудности содержит Гаагская Конвенция по вопросам гражданского процесса 1954 г [26].

Так как ГПК РФ специальных правил международной подсудности не содержит, поэтому нормы территориальной подсудности содержат предписание о том, что, если российские суды подсудны в территориальном отношении, то и подсудны в международном отношении. Фактически законодатель наделил нормы территориальной подсудности двойной функцией: это означает, что международная подсудность обусловлена правилами территориальной подсудности. Если суд Российской Федерации подсуден территориально, то наделен и международной подсудностью.

Помимо общей территориальной подсудности, которая установлена в интересах ответчика, так как предъявление к нему иска еще не говорит о том, что претензия истца является справедливой, в силу этого он поставлен в более выгодные по сравнению истцом условия, принято различать альтернативную, исключительную подсудность и по связи дел.

Альтернативная подсудность устанавливается обычно в интересах отдельных категорий истцов, которые в силу тех или иных причин нуждаются в особом внимании. Таким образом, законодатель стремиться предоставить истцу дополнительные процессуальные гарантии защиты его интересов.

Правила альтернативной подсудности сформулированы достаточно четко и проблем при их применении не вызывают. Они в основном воспроизводят нормы ст. 118 ГПК РСФСР. Вместе с тем, на некоторые из них следует обратить внимание.

В ст. 29 ГПК РФ есть новые положения, которые привили правовые нормы об альтернативной подсудности в соответствие с другими правовыми нормами. Так, в ч. 2 ст. 29 ГПК РФ речь идет о праве истца выбрать территориальную подсудность между судами по месту нахождения юридического лица и месту нахождения не только филиала, но и представительства юридического лица. Как филиал, так и представительство юридического лица не являются субъектами права, однако, если иск вытекает из их деятельности, истцу удобнее обратиться по месту их нахождения.

В ч. 6 ст. 29 ГПК РФ применяется термин «убытки» вместо «ущерб», используемого п. 11 ст. 118 ГПК РСФСР, что точно определяет объем гражданско-правовой ответственности.

Вместе с тем, правило ч. 6 ст. 29 ГПК РФ, думается, требует расширения путем указания на возможность альтернативного выбора истцом суда не только в связи с нарушением трудовых прав незаконным осуждением, незаконным привлечением к уголовной ответственности, незаконным применением в качестве пресечения заключения под стражу, подписке о невыезде либо незаконным наложением административного наказания в виде ареста, но также и любым иным нарушением трудовых прав работника. Подобное решение вопроса способствовало бы, как представляется, и интересам правосудия и интересам заявителя, так как он в данном случае объективно нуждается в создании наиболее благоприятных условий судопроизводства. Трудовые дела затрагивают важнейшее право граждан право на труд, гарантированное Конституцией РФ.



← предыдущая страница    следующая страница →
1234




Интересное:


Понятие, элементы и содержание договора дарения. Ответственность сторон за неисполнение или ненадлежащее исполнение договора дарения
Перерыв течения срока исковой давности
Объект гражданского правоотношения
Российская модель мирового суда по Судебным уставам 20 ноября 1864 года
Право собственности и право общей собственности
Вернуться к списку публикаций