2014-10-12 15:40:33
ГлавнаяГражданское право и процесс — Влияние системы судов общей юрисдикции на установление родовой подсудности



Влияние системы судов общей юрисдикции на установление родовой подсудности


Правом разрешать юридические дела по первой инстанции в соответствии с законодательством России пользуются все суды общей юрисдикции. Однако каждый из них вправе разрешать лишь дела, которые законом отнесены к его компетенции, то есть подсудности.

Необходимым условием правильного разрешения проблем подсудности является знание судоустройства. Поэтому анализ предписаний определяющих подсудность целесообразно с обзором существующей системы судов общей юрисдикции.

Любое государство независимо от того, к какому типу права и судебной системы оно относится, в определенный период своего развития проходит общие для всех стран этапы: изменения в экономике, ее рост влекут за собой изменения в правотворчестве, правоприменении, реформирование судебной системы. Так и системные перемены в России обусловили соответствующие изменения в правовой сфере, коренное реформирование судебной системы.

Статья 118 Конституции Российской Федерации гласит, что судебная система Российской Федерации устанавливается Конституцией Российской Федерации и федеральным конституционным законом. Именно эти законодательные акты служат правовой основой формирования системы правосудия как самостоятельной ветви власти. Однако отношение к судам и их деятельности не всегда было таковым. Роль суда в защите прав свобод и охраняемых законом интересов была незначительна. До принятия Конституции Российской Федерации в стране не существовало термина «судебная власть». Отношение к судам и их деятельности со стороны государственных и общественных организаций, их должностных лиц было сугубо административное и часто снисходительное [1].

Вместе с тем следует отметить, что государственное развитие утвердило в России судебную власть. Общество начало привыкать к тому, что действуют три ветви государственной власти. Судебная власть в Российской Федерации имеет свои внутренние границы.

Суд, как основная, главная часть правосудия, стабильно обеспечивает правильное рассмотрение дел – ошибки составляют не более полутора процентов [2].

Одними из важнейших направлений реализации задач судебной реформы в России явились, во-первых, создание федеральной судебной системы, во-вторых, дифференциация форм судопроизводства.

На состоявшемся в октябре 1991 года в Москве съезде судей Российской Федерации в концепции судебной реформы была учтена необходимость создания специализированных судов.

Сказанное, позволяет утверждать, что судебная система не является чем-то незыблемым и неизменным.

Первая серьезная попытка обоснования необходимости создания стройной и сильной судебной системы была отражена в Концепции судебной реформы, представленной Президентом РФ и одобренной Верховым советом РФ 24 октября 1991 года [3]. Принятая в декабре 1993 г. Конституция РФ создала правовую основу развития и совершенствования законодательства Российской Федерации, связанного со становлением судебной системы России. На основе конституционных норм был разработан Федеральный конституционный закон «О судебной системе Российской Федерации». Данный закон выделяет в системе судов общей юрисдикции следующие звенья:

Верховный Суд РФ;

Верховные суды республик, краевые, областные суды, суды городов федерального значения, суд автономной области и суды автономных округов;

районные суды;

специализированные федеральные суды;

мировые судьи.

Общим для всех судов является их полномочие на рассмотрение гражданского дела в качестве суда первой инстанции. В связи с чем возникает необходимость четко определить их круг ведения, что собственно и достигается с помощью понятия подсудности.

В соответствии со ст. 126 Конституции РФ Верховный Суд РФ является высшим судебным органом по делам, в том числе и гражданским, подсудным судам общей юрисдикции. Верховный Суд так же осуществляет в предусмотренных федеральным законом процессуальных формах судебный надзор за деятельностью судов общей юрисдикции и дает разъяснения по вопросам судебной практики.

Образован Верховный Суд РФ был 1 января 1923 г. Первоначально на него было возложено рассмотрение в кассационном порядке дел, разрешенных губернскими судами, и в порядке надзора, дел рассмотренных судами республики, а также рассмотрение в качестве суда первой инстанции дел особой государственной важности по специально установленной законом особой подсудности. Однако, с принятием в январе 1928 г. Постановления ВЦИК и СНК РСФСР «О порядке руководства судебными органами РСФСР», стала проявляется тесная зависимость от исполнительной власти и партийных структур. Деятельность Верховного Суда в соответствии с названным постановлением стала подконтрольна Наркомату юстиции РСФСР, являющемуся административным органом. Такое положение просуществовало до принятия Конституции РСФСР 1937 г. Согласно принятой Конституции суд был выведен из подчинения наркомюста. Судьи Верховного Суда стали избираться Верховным Советом РСФСР сроком на пять лет. Сам суд стал состоять из двух коллегий по гражданским и уголовным делам, которые рассматривали соответствующие дела по первой инстанции, в кассационном порядке и в порядке надзора.

По мнению отдельных ученых высший судебный орган не должен рассматривать дела по первой инстанции, поскольку осуществляет судебный надзор за деятельностью всех судов общей юрисдикции, и, кроме того, рассмотрение судом дел по первой инстанции лишает заинтересованных лиц возможности обжаловать судебное решение в вышестоящий суд, что гарантировано каждому гражданину ст. 50 Конституции РФ [4].

Законом РФ от 4 января 1999 г. в Закон «О судоустройстве в РСФСР» [5], в ГПК РСФСР были внесены изменения, согласно которым решения Верховного Суда, постановленные им по первой инстанции, обжалуются в Кассационную коллегию Верховного Суда РФ, которая формируется из наиболее опытных судей Верховного Суда РФ и назначается Советом Федерации Федерального Собрания Российской Федерации. Это же положение отражено и в нынешней редакции ГПК РФ. Таким образом, провозглашенный Конституцией Российской Федерации (ст. 19) принцип равенства всех перед законом и судом в Российской Федерации стал действовать в полном объеме.

В этой связи следует еще раз отметить, что Верховный Суд РФ выступает в качестве суда первой инстанции только в случаях предусмотренных федеральным законом. Это означает, что такие случаи являются исключением из правил. В настоящее время существуют три федеральных закона, предписывающих рассмотрение дел по первой инстанции Верховным Судом РФ – законы «О статусе судей в Российской Федерации», уже упоминавшийся закон «Об органах судейского сообщества в Российской Федерации» и «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации». Федеральный Конституционный закон от 17 декабря 1997 г. «О Правительстве Российской Федерации» указывает на возможность судебного обжалования нормативных актов Правительства РФ, однако в нем не указано суду, какого уровня подсудны такого рода дела. В результате чего Верховному Суду РФ приходилось руководствоваться при определении правил подсудности этих дел аналогичным правилом о подсудности ему дел об оспаривании ненормативных правовых актов Правительства РФ. Однако ст. 27 ГПК РФ устранило указанное несоответствие. В соответствии с этими законами определена подсудность данных дел (об оспаривании нормативных правовых актов Правительства Российской Федерации) Верховному Суду РФ.

Верховные суды республик, краевые (областные) суды, суды городов федерального значения, суды автономной области и автономного округа – венчают систему судов, расположенных в регионе каждого субъекта Федерации. Они являются носителями судебной власти в конкретных территориальных границах. Применительно к гражданским делам в соответствии с действующими федеральными законами Верховный суд республики, краевой, областной и приравненные им суды рассматривают по первой инстанции дела, связанные с государственной тайной, об оспаривании решений и действий (бездействия) избирательных комиссий субъектов РФ, о признании забастовки незаконной и некоторые другие.

Подсудность гражданских дел Верховному суду республики связана с делами определенной категории. Это означает, что нормы материального права оказывают прямое влияние на построение судебной системы, поэтому первым критерием такого построения, как и полномочий суда, со времен Судебной реформы 1864 г. (Устав гражданского судопроизводства) признавался «материальный». Вместе с тем производство по делам, отнесенным к подсудности высших судов субъекта Федерации, включает дополнительные процессуальные гарантии обеспечения прав участников процесса. Следовательно, на построение судебной системы влияет не только материальный, но и процессуальный закон.

Группа критериев процессуального свойства в значительной мере связана с последовательностью судебной процедуры. Она включает вопросы определения подсудности; перехода судебной процедуры от одного ее этапа к последующим, с правом вышестоящего суда пересматривать решения судов нижестоящих и даже высказывать рекомендации по существу разрешения судебных дел.

Районные суды также входят в систему судов общей юрисдикции. Долгое время они являлись основным звеном судебной системы, рассматривая и разрешая более 90 % гражданских дел [6].

Прообразом районного суда был местный суд, который первоначально рассматривал гражданские дела по искам на сумму до 3 тыс. рублей. Но уже вскоре их подсудность расширяется. В 1918 г. на них возлагалось рассмотрение всех гражданских дел по искам до 10 тыс. рублей. К этому времени местные суды получили название народных. Данное название подчеркивало их особенность как судов, наиболее близких к населению. Конституцией 1924 г. народный суд был признан основным звеном судебной системы. С принятием Основ законодательства о судоустройстве Союза ССР, союзных и автономных республик в 1958 г. в каждом районе создается единый народный суд. Однако задача приближения суда к населению этим не была решена и долгое время продолжала оставаться актуальной.

Вместе с тем, в условиях традиционного построения звеньев судебной системы по вертикали, которые венчает Верховный Суд РФ, настойчиво пробивает путь новая тенденция, направленная на организацию правосудия в рамках субъекта РФ, о чем свидетельствует создание мировой юстиции.

Принятый в 1996 г. Федеральный конституционный закон «О судебной системе Российской Федерации» (ст. 4, 21, 36) установил, что мировые суды являются судами субъектов Российской Федерации, входят в систему судов общей юрисдикции, возглавляемую Верховным Судом Российской Федерации, и непосредственно вышестоящей (апелляционной) инстанцией по отношению к мировым судьям, действующим на территории соответствующего судебного района, является районный суд.

Подобное правовое регулирование вызвало ряд споров и повлекло к неоднозначности решения вопроса об определении места мировых судей в судебной системе Российской Федерации как судей субъектов Российской Федерации.

Так предлагалось либо увеличить количество судей федеральных районных судов за счет штатной численности мировых судей, либо отнести мировых судей в качестве низшего звена, рассматривающего определенные категории дел, к федеральной системе судов общей юрисдикции.

Однако оба эти положения, как справедливо указывает В.М. Жуйков, являются неприемлемыми [7].

Исходя из закрепленного Конституцией Российской Федерации принципа разделения властей и федерального устройства Российской Федерации, субъекты Российской Федерации, так же как и сама Российская Федерация, должны иметь свои органы законодательной, исполнительной и судебной власти.

В связи со сказанным учреждение института мировых судей в качестве судей субъектов Российской Федерации вполне оправдано, а изменение их статуса, соответственно, недопустимо.

Однако подобное регулирование привело к появлению в субъектах Российской Федерации только судей судов общей юрисдикции, рассматривающих дела по первой инстанции. Вышестоящей судебной инстанцией по делам, рассматриваемым мировым судьей, является федеральный районный суд. Таким образом, процесс создания органов судебной власти субъектов Российской Федерации является в настоящее время незавершенным и требует учреждения в субъектах Российской Федерации судов вышестоящих инстанций (апелляционных), что в свою очередь позволит освободить федеральные районные суды от несвойственных им функций рассмотрения дела в апелляционном порядке.

В системе судов общей юрисдикции разграничение судов разных уровней проводилось в зависимости от характера судебных дел, отнесенных к их компетенции: их общественной значимости, категории тех последствий, которые следуют за нарушением правоохраняемых отношений.

Существенное влияние на построение судебной системы оказывают исторические, политические, экономические, общественные отношения, которые приводят к установлению ее определенной конструкции, как правило, низшего, среднего и высшего уровней, а иногда специальных и даже чрезвычайных судов.

В настоящее время судебные полномочия призваны осуществлять и «специализированные суды».

Достаточно важным шагом явилась ст. 141 ГПК РСФСР, установившая подсудность гражданских дел военным судам, так как указанные суды входят в систему судов общей юрисдикции и рассматривают гражданские дела по правилам гражданского судопроизводства. В данной ситуации можно говорить об одном из видов специализированных судов или о предметной компетенции (подсудности).

Федеральный конституционный закон «О военных судах Российской Федерации», введенный в действие с 29 июня 1999 г [8], привел полномочия, порядок образования и деятельность военных судов в соответствие с требованиями Конституции Российской Федерации и Федерального конституционного закона «О судебной системе Российской Федерации» от 31 декабря 1996 г. с изменениями и дополнениями, внесенными Федеральным конституционным законом от 15 декабря 2001 года [9]. В законе получил развитие принцип единства судебной системы, согласно которому военные суды не образуют самостоятельной или обособленной ветви судебной власти, а наравне с другими судами входят в единую систему судов общей юрисдикции, возглавляемую Верховным Судом РФ.

Законом изменена подсудность дел военным судам. Ранее они занимались почти исключительно рассмотрением уголовных дел, где в качестве подсудимого проходил хотя бы один военнослужащий. Рассмотрение гражданских дел военными судами было длительное время явлением чрезвычайным.

Однако, в связи с увеличением количества дел по жалобам военнослужащих на действия и решения органов военного управления и воинских должностных лиц, а также принятием Федерального конституционного закона «О военных судах Российской Федерации» положение меняется, происходит расширение компетенции военных судов в сфере гражданской юрисдикции. В результате на практике стали возникать вопросы разграничения компетенции военных судов и иных федеральных судов общей юрисдикции.

Следует сказать, что содержание ст. 25 ГПК РФ гораздо лаконичнее прежней нормы, содержащейся в ст. 114 ГПК РСФСР. Это проявляется в том, что ныне действующая редакция не перечисляет возможных субъектов гражданских дел, подсудных военным судам.

В соответствии с законом военным судам подсудны как дела из публичных правоотношений, так и дела искового производства.

Следует особо заметить, что в ст. 25 ГПК РФ помимо военных судов названы иные специализированные суды. Однако, в настоящее время, таких судов в системе общей юрисдикции не существует, хотя имеют место попытки создания системы специализированных административных судов и судов по трудовым делам.

Попытка создания системы специализированных административных судов по инициативе Верховного Суда РФ была предпринята, и уже сейчас ясно, что административный суд однозначно будет. Реально существуют и предпосылки создания судов по трудовым делам. Вводиться специализированные суды могут лишь федеральными конституционными законами.

В последние годы в России усилилось внимание к спорам публично-правового характера. Значительно расширился объем компетенции судов, которая включает в настоящее время конституционные вопросы, а также чрезвычайно важную область административной юстиции.

Конституция РФ (ст. 46) гарантирует каждому судебную защиту его прав и свобод. Решения и действия (бездействия) органов государственной власти, органов местного самоуправления, нарушающих права и свободы граждан и их объединений, могут быть обжалованы в суд. Предусмотренное Конституцией РФ право обращаться за защитой в суд явилось важной гарантией укрепления прав граждан в сфере функционирования исполнительной власти. Изъятие из компетенции судов административных споров рассматривается как способ сохранения могущества администрации, суд же является органом, обеспечивающим наиболее действенный контроль за соблюдением административной законности [10].

Судебный порядок рассмотрения публично-правовых споров имеет ряд достоинств перед порядком разрешения спора в органах исполнительной власти. Отсутствие у суда ведомственной заинтересованности, процессуальная регламентация судебного разбирательства, а также иные принципы судопроизводства являются общепризнанными достоинствами судебной процедуры.

В соответствии со ст. 118 Конституции РФ, как известно, судебная власть осуществляется посредством конституционного, гражданского, административного и уголовного судопроизводства. Вместе с тем Федеральный конституционный закон «О судебной системе Российской Федерации» (п. 3 ст. 1 и ст. 26) предусматривает возможность создания специализированных федеральных судов по рассмотрению гражданских дел и административных дел, статус которых должен быть установлен федеральным конституционным законом. В связи с этим активно лоббируется идея специализации судей в районных и вышестоящих судах, по рассмотрению именно споров, имеющих публично-правовой характер, а также о создании судебных коллегий по административным делам в судах общей юрисдикции субъектов Российской Федерации и Верховном Суде РФ, тем более, что и практика рассмотрения судами общей юрисдикции подобных споров также имеет явную тенденцию к значительному росту. Примером существования коллегии по административным делам служит коллегия Высшего Арбитражного Суда РФ, коллегии в арбитражных судах округов, а также коллегии некоторых арбитражных судов субъектов Российской Федерации.

Тем не менее, в самой концепции административного правосудия пока нет ясности.

По ныне действующему законодательству рассмотрение административных дел отнесено к компетенции судов общей юрисдикции, и, кроме того, разрешение определенной категории административно-правовых споров осуществляется, как было сказано, арбитражными судами. Согласно Федеральному Конституционному закону «Об арбитражных судах в Российской Федерации» [11] и Арбитражному процессуальному кодексу Российской Федерации [12], арбитражные суды осуществляют защиту нарушенных или оспариваемых прав и законных интересов лиц, осуществляющих предпринимательскую и иную экономическую деятельность, а также прав и законных интересов Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, муниципальных образований в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, органов государственной власти Российской Федерации, органов государственной власти субъектов Российской Федерации, органов местного самоуправления, иных органов и должностных лиц в указанной сфере. В силу чего, вправе рассматривать, и споры о признании недействительными (полностью или частично) нормативных правовых актов полностью или в части затрагивающие права и интересы лиц в предпринимательской и иной экономической деятельности; дела об оспаривании ненормативных актов государственных органов, органов местного самоуправления и иных органов, не соответствующих законам и иным нормативно-правовым актам и нарушающих права и законные интересы организаций и граждан; дела об административных правонарушениях; дела о взыскании обязательных платежей и санкций (раздел 3 АПК РФ). Казалось бы, модель судов в административной сфере (по аналогии с арбитражным процессом) определена.

Вместе с тем, следует отметить, что в связи с формированием концепции законодательства об административном судопроизводстве возникает большое количество теоретических и практических вопросов.

Исследование организационного оформления административного судопроизводства требует исследования проблем становления специализированных судебных органов административной юстиции, разграничения их подсудности, а также моделей и перспектив формирования административных судов. Исторические условия развития России не создавали необходимых предпосылок для формирования специализированных административных судов. Речи о раздроблении целостной юстиции с выделением из не административной не шло и в судебной реформе 1864 года, хотя существовали «учреждения, которые не будучи административными судами, в точном смысле этого слова, тем не менее, ведают некоторые дела административной неправды и потому имеют значение подобий административных судов» [13].

В 20-ые годы прошлого столетия на волне идеи борьбы с бюрократией мысль об административной юстиции присутствовала, но речь о выделении специализированных административных судов не шла [14].

Система административных судов в России была утверждена Положением «О судах по административным делам» лишь небольшой промежуток времени – с 30 мая 1917 г. до установления Советской власти.

Возврат к дискуссии о создании административных судов в России связан с возобновлением дискуссии об административной юстиции 60-х годов двадцатого столетия. Однако до признания в Конституции РФ 1993 года права на существование административного судопроизводства дискуссии не выходила за рамки анализа зарубежного опыта организации административной юстиции.

Учет специфики рассмотрения административно-правовых споров заставляет в большей степени прислушаться к голосу тех ученых и практиков, которые выступают за создание административных судов в России.

Следует отметить, что проблема административной юстиции для юридической науки существовала практически всегда. Ей уделяли и уделяют внимание как ученые гражданского процессуального права (С.Н. Абрамов, А.Т. Боннер, А.Ф. Клейнман, А.А. Мельников, Д.М. Чечот и др.), так и ученые административного права. Среди них можно назвать Л.А. Николаеву, М.С. Студеникину, Н.Г. Салищеву, Н.Ю. Хаманеву, Ю.А. Тихомирова и др.



← предыдущая страница    следующая страница →
12




Интересное:


Принцип свободы договора как основополагающее начало для заключения гражданско-правовых договоров
Кому нужна интеллектуальная собственность в XXI веке
Условия договора строительного подряда
Право собственности крестьянского (фермерского) хозяйства
Собственность как предмет спора во взаимоотношениях государственной и муниципальной власти
Вернуться к списку публикаций