2014-10-12 15:35:50
ГлавнаяГражданское право и процесс — Подсудность гражданских дел мировому судье



Подсудность гражданских дел мировому судье


Согласно ст. 2 ГПК РФ задачами гражданского судопроизводства являются правильное и своевременное рассмотрение и разрешение гражданских дел в целях защиты нарушенных или оспариваемых прав, свобод и законных интересов граждан, организаций других лиц, являющихся субъектами гражданских, трудовых или иных правоотношений.

Однако складывающаяся судебная практика довольно часто свидетельствует об обратном. Так, современным законодательством не предусмотрена возможность замещения мирового судьи в случае его отсутствия по тем или иным причинам, не решен вопрос перераспределения дел для выравнивания нагрузки судей, в силу чего граждане и другие лица лишены возможности на обращения за судебной защитой в случае отсутствия судьи, а те дела, которые уже заведены длительное и неопределенное время находятся без движения.

Следует отметить, что в ряде регионов (Брянске, Москве, в Ростовской области) были приняты нормативные акты, которые направлены на решение подобной проблемы. Так в соответствие со ст. 12 закона Московской области от 14 декабря 2000 г. в случае отсутствия мирового судьи по распоряжению председателя районного суда его обязанности исполняет другой мировой судья этого же района. В случае невозможности замещения отсутствующего мирового судьи мировым судьей этого района по распоряжению председателя Московского областного суда исполнение обязанностей возлагается на мирового судью другого района.

Подобное положение, казалось бы, решило указанную проблему на уровне субъектов Российской Федерации. Однако оно породило в свою очередь другую. Так согласно ст. 71 Конституции РФ субъекты Федерации не вправе осуществлять правовое регулирование по предметам ведения Российской Федерации. Вопросы подсудности дел, порядок их передачи из одного суда в другой, полномочия председателей районных и областных судов имеют непосредственное отношение к гражданскому процессу, который, как известно, находится в ведении Российской Федерации. Подобное означает, что отношения в сфере гражданского судопроизводства регламентируются только федеральными законами и регулироваться иными нормативными актами не могут.

В связи со сказанным данная проблема все же должна быть решена на федеральном уровне.

Также требует решения на федеральном уровне проблема надзора и контроля. В свое время составителями Судебных уставов надзор за судебными установлениями и должностными лицами судебного ведомства рассматривали в качестве необходимого условия для обеспечения правильного отправления правосудия (раздел 8 «Учреждения судебных установлений»).

Несмотря на большое положительное значение Федерального закона «О мировых судьях в РФ», усматривается ряд и других отступлений от тех принципов, которые были заложены Концепцией судебной реформы. Так согласно Концепции мировые судьи должны избираться населением соответствующего судебного участка. Однако в Федеральном законе записано, что субъекты Федерации могут предусмотреть в своих законах о мировых судьях назначение их на должность законодательным органом, что нашло отражение в Законе «О мировых судьях Смоленской области» (ст. 6 областного закона) [9]. Безусловно, указанный вариант значительно дешевле избрания мировых судей населением, в связи с чем, большинство субъектов Федерации идет по подобному пути. Однако сама природа мировых судей предполагает, что они должны получить доверие непосредственно от населения, так как именно оно может лучше оценить деловые и личные качества кандидата в мировые судьи. Кроме того, это в полной мере соответствовало бы принципу разделения властей, и было бы гарантией независимости мировых судей от государственных органов субъектов Федерации.

Вместе с тем, по мнению практиков, комплексный анализ деятельности института мировых судей позволяет сделать вывод о том, что он оправдал возлагавшиеся на него надежды, однако, лишь в той части, где законодатель профессионально подошел к вопросу об определении компетенции мирового судьи, в том числе и в рамках гражданского судопроизводства [10].

Компетенция мировых судей в области гражданской юрисдикции определена перечнем гражданских дел, приведенным в ст. 23 ГПК РФ.

Пункт 1 части 1 ст. 23 относит выдачу судебного приказа к исключительному ведению мирового судьи. Заявление о выдаче судебного приказа подлежит рассмотрению мировым судьей независимо от «цены требования», то есть взыскиваемой суммы или цены истребуемого имущества.

Согласно п. 2, 3, 4 ч. 1 ст. 23 к компетенции мирового судьи отнесены дела, возникающие из семейно-правовых отношений. Конкретно же обозначены лишь две группы исковых дел из названной категории: дела о расторжении брака и дела о разделе совместно нажитого имущества супругов.

Предметом ведения мирового судья могут быть и другие дела, возникающие из семейно-правовых отношений, не исключенные из их подсудности п.4 ст. 23. Прямо изъяты из ведения мирового судьи дела об оспаривании отцовства (материнства), установлении отцовства, о лишении родительских прав. Не подлежат рассмотрению мировым судьей и дела об установлении усыновления (удочерения) ребенка.

В соответствии с п. 5 ч. 1 ст. 23 мировой судья рассматривает имущественные споры при цене иска, не превышающей 500 минимальных размеров оплаты труда, установленных законом на момент подачи заявления.

Мировому судье подсудны дела, возникающие из трудовых отношений, кроме дел о восстановлении на работе и дел о разрешении коллективных трудовых споров (п.6 ч. 1 ст. 23).

К подсудности мирового судьи п. 7 ст. 23 относит также дела об определении порядка пользования имуществом: земельным участком, строениями и другим имуществом, отнесенным законом не только к недвижимым вещам, но и к движимому имуществу.

При определении подсудности гражданских дел мировому судье следует иметь в виду, что предусмотренный ст. 23 перечень гражданских дел не является закрытым. Мировой судья вправе принять к производству и другие гражданские дела, если их рассмотрение и разрешение отнесено федеральным законом к его подсудности.

Анализ приведенного перечня позволяет утверждать, что часть гражданских дел, которые когда-то относились к ведению районных судов, теперь отнесены к компетенции мировых судьей.

Следует также отметить, что законодатель стремился провести четкую грань в вопросах разграничения подсудности между мировыми судьями и районными судами. Вместе с тем более детальное изучение позволяет выявить ряд пробелов, связанных с определением родовой подсудности дел, которые оборачиваются практическими проблемами.

Определенным препятствием к скорому разрешению спора стала запутанность и неопределенность в определении правил подсудности дел мировому судье.

На вопрос: «Испытываете ли Вы трудности с определением родовой подсудности гражданских дел?», большая часть респондентов (70%), составляющих корпус мировых судей г. Смоленска, ответили положительно.

В перечне дел, подсудных мировому судье надо обратить внимание на следующее.

Достаточно сложные правила о подсудности дел, возникающих из семейно-правовых отношений, мировым судьям изложены в Гражданском процессуальном кодексе РФ. Помимо того, что имеется общее указание о рассмотрении этих дел мировым судьей в соответствие с п. 4 ч. 1 ст. 23 ГПК, еще имеется и специальное указание на то, что ряд дел рассматривается мировым судьей в качестве суда первой инстанции, а именно – дела о расторжении брака и дела о разделе между супругами совместно нажитого имущества независимо от цены иска (пп. 2 и 3 ч. 1 ст. 23 ГПК), а также имеется указание на неподсудность мировому судье ряда дел. В частности, дел о разводе при наличии спора о детях, об оспаривании отцовства (материнства), об установлении отцовства, о лишении родительских прав, об усыновлении (удочерении) ребенка (пп. 2 и 4 ч. 1 ст. 23 ГПК).

Законодательное определение, таким образом, сферы юрисдикции мирового судьи на практике требует решения целого ряда вопросов.

Так, например, насколько целесообразно выделять дела о расторжении брака и дела о разделе совместно нажитого супругами имущества, если и так имеется общее указание о подсудности семейно-правовых споров мировым судьям?

Видимо, выделение в отдельный пункт дел о разделе супругами совместно нажитого имущества обусловлено желанием законодателя обратить внимание на то, что подсудность этих дел определяется специальной нормой (п. 3 ч.1 ст. 23 ГПК), и, поэтому здесь неприменимо ограничение в 500 минимальных размеров оплаты труда, как по другим имущественным спорам в соответствие с п. 5 ч. 1 ст. 23 ГПК. Однако, возможна ситуация, при которой дело о разделе имущества будет решаться отдельно, в другом процессе, когда брак уже расторгнут (ст. 24 СК РФ), и понятие супругов заменено на понятие бывшие супруги.

Возможна также ситуация, когда о расторжении брака речь не идет, но раздел имущества необходим (п. 3 ст. 38 СК РФ). В данном случае дело о разделе имущества подсудно исключительно мировому судье. Однако если раздел имущества производится в рамках бракоразводного процесса при наличии спора о детях, то в силу ч. 3 ст. 23 ГПК определяется подсудностью основного требования и дело должно быть рассмотрено районным судом.

Необходимо также обратить внимание на п. 3 ст. 24 СК, согласно которому в случае, если раздел имущества затрагивает интересы третьих лиц, суд вправе выделить требование о разделе имущества в отдельное производство. Означает ли это, что при рассмотрении дела о расторжении брака в районном суде выделенное в отдельное производство требование о разделе имущества должно направляться на рассмотрение мирового судьи? Ответ на данный вопрос содержится в ч. 1 ст. 33 ГПК РФ, в соответствие с которой дело, принятое судом к производству с соблюдением правил подсудности, должно быть разрешено им по существу, хотя бы в дальнейшем оно стало подсудным другому суду. То есть, оснований для передачи дела мировому судье нет.

С учетом того, что п. 4 ст. 23 ГПК исключает из подсудности мирового судьи дела об оспаривании отцовства (материнства), об установлении отцовства, о лишении родительских прав, об усыновлении (удочерении) ребенка, можно сделать вывод о намерении законодателя вывести из компетенции мирового судьи дела, связанные с защитой прав ребенка. Подобное намерение объяснимо, так как споры о детях всегда считались наиболее сложными. Однако с точки зрения законодательной техники было бы на много логичнее указать, что мировой судья рассматривает дела, возникающие из семейно-правовых отношений, за исключением дел, связанных со спорами о детях. Тогда не было бы необходимости выделять п. 2 ч.1 ст. 23 ГПК РФ и не оправдано усложнять формулировку п. 4. ч. 1 ст. 23 ГПК РФ. Тем более, что в действующей редакции указанного пункта забота законодателя о детях выражена крайне непоследовательно. В соответствие с Семейным кодексом РФ, помимо вышеперечисленных, возможны и иные споры о детях. Такие как спор о месте жительстве детей при раздельном проживании родителей (п. З. ст. 65 СК РФ), о порядке осуществления родительских прав родителем, отдельно проживающим от ребенка (п. 2 ст. 66 СК РФ), об устранении препятствий к общению с ребенком другим родственникам (п. 3 ст. 67 СК РФ), о возврате ребенка родителям (п. 1 ст. 68 СК РФ) и т.д. Возникает закономерный вопрос: по какому критерию происходило разграничение подсудности споров о детях на подсудные и неподсудные мировому судье?

Видимо впредь судебная практика пойдет по пути расширительного толкования п. 4 4.1 ст. 23 ГПК. В обзоре судебной практики Верховного Суда РФ за Ш квартал 2000 г. по гражданским дела (утвержденном 17 января 2001 г. Постановлением Президиума Верховного Суда РФ) разъясняется, что споры, возникающие в связи с правами ребенка, неподсудны мировому судье. В данной ситуации следует полностью согласиться с таким подходом, отдав предпочтение духу закона, а не его букве [11]. Однако, руководствуясь Конституцией и уже упоминавшемся Постановление Конституционного Суда РФ от 16 марта 1998 г. рассмотрение дела должно осуществляется независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона.

Обращает на себя внимание и еще один вопрос, который связан с рассмотрением дел о признании брака недействительным на том основании, что хотя бы один из супругов не достиг брачного возраста (ст.ст. 13, 27 СК РФ). В соответствие с п.4 ч.1 ст. 23 ГПК РФ данные дела рассматриваются мировым судьей как иные возникающие из семейно-правовых отношений. Нельзя отнести эти споры и к спорам о детях, так как по смыслу п. 1 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 мая 1998 г. «О применении законодательства при разрешении споров, связанных с воспитанием детей» под спорами о детях следует понимать споры, связанные с их воспитание. Однако, по сути, в данной ситуации имеет место особый случай защиты прав ребенка.

Правоприменительная практика идет по пути, в соответствие с которым не подпадает под понятие «споры о детях» требование о взыскание алиментов на несовершеннолетнего ребенка. Подобное положение объясняется тем, что взыскателем алиментов признается не сам ребенок, а тот родитель либо иное лицо, на иждевении которого находится ребенок(п. 16 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 25 октября 1996 г. «О применении судами Семейного кодекса РФ при рассмотрении дел об установлении отцовства и взыскании алиментов»). Такая практика хотя и является общепризнанной и давно устоявшейся, однако не соответствует классическому понятию сторон в гражданском процессе, так как родителя правильнее было бы считать законным представителем, а не взыскателем.

К подсудности мирового судьи в соответствии с законом отнесены трудовые дела. Несмотря на то, что в ст. 382 Трудового кодекса Российской Федерации изменения относительно компетенции мировых судей не внесены, и «индивидуальные» трудовые споры рассматриваются комиссиями по трудовым спорам и судами, тем не менее, под указанием «суды» понимаются также и мировые судьи.

В соответствии с п. 1 ст. 1 Закона «О мировых судьях в Российской Федерации» мировые судьи в Российской Федерации являются судьями общей юрисдикции субъектов Российской Федерации и входят в единую судебную систему Российской Федерации.

В силу ч.2 ст.1 ГПК гражданское судопроизводство у мирового судьи определяется данным Кодексом, указанным Законом о мировых судьях в Российской Федерации и другими Федеральными законами.

Таким образом, рассмотрение и разрешение трудовых споров мировыми судьями, действующими в качестве судов первой инстанции, осуществляется по тем же правилам гражданского процессуального законодательства, которыми руководствуется любой суд первой инстанции без каких-либо изъятий.

Как уже было сказано согласно п. 6 ч. 1 ст. 23 ГПК РФ мировой судья рассматривает дела, возникающие из трудовых правоотношений, за исключение дел о восстановлении на работе.

На первый взгляд практически все трудовые споры относятся к компетенции мирового судьи. Однако и здесь у правоприменителя возникают сложности.

Анализ трудового законодательства и практики его применения позволяет утверждать, что порой не менее сложными являются дела о материальной ответственности работника, об изменении формулировки причин увольнения, о досрочном расторжении трудового договора, о снятии дисциплинарного взыскания, о взыскании задолженности по заработной плате. С практической стороны не менее сложны споры о заработной плате, начислении премии.

Выделяя дела о восстановлении на работе, которые по – прежнему служат предметом рассмотрения по первой инстанции в районном суде, хочется надеется, что здесь сработал не только формальный подход, заключающиеся в следующем: раз ранее перечисленные в ст. 113 ГПК РСФСР гражданские дела подлежали рассмотрению судьей только единолично, а коллегиального рассмотрения у мирового судьи не предусматривалось, то все дела, разрешаемые судом единолично, подлежат передаче в подсудность мировому судье. Думается, что законодатель выделил дела о восстановлении на работе все-таки исходя из их значимости, так как право на труд является конституционным правом (ст. 37 Конституции РФ). Вместе с тем, следует отметить, что данный критерий имеет не меньшее значение и по другим категориям трудовых, примером таковых могут служить дела о понуждении работодателя к заключению трудового договора, например при оспаривании отказа в приеме на работу.

Единоличное рассмотрение мировым судьей подсудных ему дел не согласуется с таким принципом трудового права, который также должен быть учтен при рассмотрении и разрешении в суде дел, вытекающих из трудовых правоотношений, как социальное партнерство.

Немаловажным фактором, ставившим под сомнение целесообразность оставление в компетенции мировых судей большинства трудовых дел, является закрепленная в ГПК РФ система проверки качества рассмотрения и разрешения ими гражданских дел. Не вступившие в законную силу решения мирового судьи могут быть проверены в апелляционном порядке в районном суде. Причем дело по апелляционной жалобе рассматривается в районном суде по существу и окончательно. Апелляционное решение, в том числе содержащее вывод, противоположный решению мирового судьи, вступает в законную силу немедленно и не может быть объектом кассационного обжалования в суде второй инстанции, равно как и не обжалованные в порядке апелляции решения мирового судьи. Что касается проверки решений мировых судей и решений апелляционной инстанции в порядке надзора, то эта проверка сопряжена с определенными процедурными сложностями и продолжительна во времени. Кроме того, надзорные жалобы на вступившие в законную силу решения мировых судей, а также на апелляционные решения судов подаются в соответствующие президиумы судов субъектов Российской Федерации. Дальнейшая проверка этих судебных актов в судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ возможна лишь при условии, если по ним было вынесено определение президиума суда субъекта Российской Федерации (ст. 377 ГПК РФ).

Следовательно, практически для большинства трудовых споров последней высшей проверочной инстанцией, призванной гарантировать их законность и обоснованность, является районный суд, осуществляющий эту функцию в составе одного судьи. При таком положении трудно рассчитывать на надлежащую судебную защиту одного из важнейших прав человека – права на труд.

Сложность рассмотрения того или иного дела не определяется и ценой иска. Поэтому тот круг имущественных споров с ценой иска до пятисот минимальных размеров оплаты труда, включая в себя достаточно широкий спектр дел, в частности споры относительно недвижимости различного рода сделок, деликтной ответственности, несомненно, может отличаться запутанностью правоотношений, многоплановостью и противоречивостью.

Из числа категорий дел, отнесенных законом к юрисдикции мировых судей, наиболее распространены дела по спорам, связанным с гражданско-правовыми сделками, в которые вступают граждане и организации в процессе реализации своих прав. Имущественные споры рассматриваются мировыми судьями исходя из минимальных размеров оплаты труда, установленных законодательством на момент подачи заявления. Несмотря на ограничение ценою иска до 500 минимальных размеров оплаты труда, данные споры представляют собой весьма широкий спектр дел, включая споры о недвижимости. Сложность этих дел объясняется не столько стоимостью строения, сколько составом правоотношений, кругом участников по делу, объемом доказательств и т.д. Для сравнения следует сказать, что подобные дела, дела по спорам о праве собственности на недвижимость, по Уставам 1864 г. относились к подсудности окружных судов, действующих в коллегиальном составе.

В данной категории дел возникает также ряд вопросов о подсудности.

На практике возник вопрос о подсудности дел, связанных с компенсацией морального вреда, если подобное требования заявлено совместно с требованием о защите прав потребителя. Так как Закон Российской Федерации «О защите прав потребителей» [12] регулирует отношения, возникающие между потребителями и изготовителями, продавцами при продаже товаров (выполнении работ, оказании услуг), то дела по спорам, вытекающим из этого Закона, являются имущественными. Указанный закон предусматривает в случае удовлетворения требования по защите прав потребителей компенсацию морального вреда. Дела, в которых речь идет о защите нематериальных благ, как известно, подсудны районным судам.

Но поскольку удовлетворение требований о компенсации морального вреда поставлено в зависимость от удовлетворения основного требования имущественного характера, то в случае, когда цена иска не превышает 500 минимальных размеров оплаты труда, в соответствие с п.5 ст. 23 ГПК РФ эти споры подсудны мировым судьям.

Если же требование связано с защитой неимущественных прав (нематериальных благ), то дела по таким требованиям подсудны районному суду.


На практике также возникают вопросы о подсудности споров о наследовании, в том числе и о восстановлении срока для принятия наследства. В этой связи следует отметить, что подобные споры также являются имущественными, так как носят материальное содержание. При условии ограничения размера исковых требований по данной категории споров данная категория дел подсудна мировым судьям.

При решении вопроса о подсудности дел о взыскании сумм налогов, штрафов по налоговому и таможенному законодательству, о взыскании детских пособий следует также исходить из указанного правила.

Следует так же отметить, что перечень дел подсудных мировому судье включает ряд категорий гражданских дел, различных по материально-правовому характеру и порядку их разрешения в рамках гражданского процесса. Так в частности, анализ указанного перечня дел позволяет утверждать, что в зависимости от характера этих дел и формы обращения в суд, они подлежат рассмотрению, как правило, в порядке либо приказного, либо искового производства.

Вместе с тем, систематическое толкование норм ГПК РФ и анализ п. 1 ст. 314 ГПК РФ, указывает на то, что в компетенцию мирового судьи могут входить дела о восстановлении утраченного судебного производства, которые рассматриваются в порядке особого производства.

Следует в связи с этим обратить внимание на то, что в отличие от п.1 ч. 1 ст. 22 ГПК РФ в п. 4 ч. 1 ст. 23 ГПК РФ говориться не об исковых делах по спорам, возникающим из семейно-правовых отношений, а о делах возникающих из семейно-правовых отношений, то есть прямых указаний на исковой характер таких дел в ст. 23 ГПК нет. В связи с этим встает вопрос о возможности рассмотрения мировыми судьями дел особого производства, возникающих из семейных правоотношений, в частности дел об установлении факта отцовства (ст. 50 СК РФ).

Что касается подсудности мировому судье дел особого производства, которые затрагивают семейно-правовые отношений, то с одной стороны систематическое и историческое толкование действующего законодательства приводит скорее к отрицательному ответу. К тому же по юридическим последствиям признание отцовства равнозначно установлению отцовства, которое мировому судье не подсудно.

Однако с другой стороны, если обратиться к формулировкам абз. 3 ч. 2 ст. 113 ГПК РСФСР до принятия Федерального закона от 7 августа 2000 г., то там говорилось именно о делах, а не о спорах, возникающих из семейно-правовых отношений. Тем не менее, исковой характер этих дел был настолько очевиден, что ни в литературе, ни в судебной практике никогда не ставился под сомнение (сказанное в полной мере относится и к делам, возникающим из трудовых правоотношений). Поэтому логично предположить, что законодатель, сохраняя прежнюю формулировку – дела, возникающие из семейных правоотношений, – сохранил тот смысл, который был в нее изначально заложен.

На практике также затруднительна ситуация при которой возникает спор о праве, для разрешения которого, в свою очередь, необходимо установить наличие или отсутствие факта, имеющего юридическое значение (например, по делу о признании права на наследственное имущество истец просит установить факт регистрации брака или родственных отношений с наследодателем либо имеет место объединение требований об установлении факта смерти и раздела имущества). Эти производства взаимосвязаны, их нельзя «разорвать». Подсудность таких дел, как дел по имущественным спорам, определяется в зависимости от цены иска. Однако в данной ситуации имеет место объединение нескольких требований, различных по своей правовой природе – искового и требования особого производства, которое в свою очередь может иметь место в соответствии с ныне действующим законодательством только в районном суде. На практике районные суды возвращают исковое заявление, в котором содержится подобное объединение требований и направляет его по подсудности к мировому судье, который в свою очередь не вправе рассмотреть и разрешить дело, так как в его компетенции находятся лишь дела искового производства и дела о выдаче судебного приказа. Дела бесспорного характера, имеющие юридическое значение, как по семейному законодательству, так и по другим отраслям могут быть подсудны мировым судьям в соответствие с ч. 2 ст. 23 ГПК только, на основании специального указания закона. Таким образом, образуется замкнутый круг. В подобных условиях вряд ли можно вести речь об эффективности механизма судебной защиты прав и свобод, доверии к суду как органу правосудия, доступности судебной защиты. Без процессуальных гарантий права на судебную защиту невозможно должным образом реализовать само право.

Разработка системы процессуальных гарантий реализации данного права должна стать одним из приоритетных направлений современного законотворчества, чтобы защита в суде на деле не превращалась в «хождение по мукам».

Обращает на себя внимание то, что в Гражданском процессуальном кодексе перечень дел подсудных мировому судье в отличие от аналогичного перечня, содержащегося в ФЗ «О мировых Судьях РФ» не является закрытым. Согласно п. 2 ст. 23 ГПК РФ Федеральными законами к подсудности мировых судей могут быть отнесены и другие дела. Такая формулировка позволяет отнести к числу «других дел» не только дела об административных правоотношениях, но и другие категории гражданских дел, однако, при этом они должны быть отнесены к компетенции мирового судьи непосредственно федеральным законом.

Необходимо обратить внимание на то, что согласно ст.23 ГПК РФ отнесение к компетенции мирового суда «иных дел» возможно только на основании Федерального закона, тогда как в соответствии с п. 2 ст. 28 ФЗ «О судебной системе Российской Федерации», это допускается также на основании законов субъектов Российской Федерации. Подобная коллизия, должна разрешаться с учетом конституционных принципов разграничения предметов ведения между Российской Федерацией и ее субъектами. Определение подсудности гражданских дел – вопрос процессуального права. Согласно ст. 71 Конституции РФ гражданское – процессуальное законодательство относится к исключительному ведению Российской Федерации. Поэтому подсудность гражданских дел судам общей юрисдикции должна определятся только Федеральным законом.

Отсутствие в ст. 23 ГПК РФ прямого указания о рассмотрении мировым судьей дел об административных правонарушениях делает возможным отнесение этих дел к ведению специализированных судов административной юстиции. На начальном этапе в рамках мирового суда, как представляется, могут быть созданы «специализированные», «узкие» суды, которые обеспечивали бы более быстрое, всестороннее и квалифицированное рассмотрение и разрешение конкретных дел.

Существует и еще одна проблема. Создание мировой юстиции предполагало упрощенную процедуру разбирательства дел, которая была бы обусловлена характером споров, рассматриваемых мировыми судьями. Однако содержание ст. 23 ГПК РФ дает повод говорить о том, что мировые судьи призваны рассматривать дела, которые нельзя отнести к менее сложным.

В практической деятельности мирового судьи данным обстоятельствам, связанным с вопросами определения подсудности, должна быть дана оценка в первую очередь, поскольку в зависимости от определения подсудности судья решает вопрос о принятии искового заявления.

Если лицо обратилось к мировому судье с требованиями, которые ему не подсудны, в этом случае мировым судьей должно быть вынесено определение, которым исковое заявление в соответствии со ст. 135 ГПК РФ подлежит возврату. При этом судья обязательно должен указать заявителю, куда, в какой суд ему следует обратиться за разрешением спора, а в мотивированной части определения должны быть обязательно указаны причины возврата искового заявления.

В становлении и позитивном проявлении любого правового института, как известно значительную роль играет законодательный материал, закрепляющий и регулирующий данный институт. Однако существующая в настоящее время законодательная база не вполне способствует достижению тех задач, того результата, на которое направлено введение института мировых судей.

Мировые судьи должны является фундаментом системы судов общей юрисдикции.


Кузнецова Елена Викторовна



[1] Российская газета. № 3 от 6 января 1997.

[2] Российская газета. № 242 от 22 декабря 1998.

[3] Хрестоматия по гражданскому процессу. / Под ред. М.К. Треушникова. М., 1996. С. 51.

[4] Курс советского гражданского процессуального права. Т.2. М., 1981. С. 409.

[5] Хрестоматия по гражданскому процессу. / Под ред. М.К. Треушникова. М., 1996. С. 11.

[6] Известия. 27 января 1999. С. 4.

[7] Российская газета. 2003. 31 мая.

[8] Г. Борисов, А. Хапилин. От мировых судей - к мировым судам // Российская юстиция. №3. 2002. С. 39.

[9] Вестник Смоленской областной Думы и Администрации Смоленской области. 2000. № 6. С. 33; 2001. № 3. С. 62; № 9. С. 45; 2002. № 15. С. 31; Смоленская областная газета. 2003. 20 ноября.

[10] Г. Борисов, А. Хапилин. От мировых судей - к мировым судам // Российская юстиция. № 3. 2002. С. 40.

[11] В. Устюжанинов, С.Сапожников. Компетенция мирового судьи по рассмотрению дел, возникающих из семейно правовых отношений // Россиская юстиция. № 5. 2003. С. 42.

[12] СЗ РФ. 1999. № 51. Ст. 6287.



← предыдущая страница    следующая страница →
12




Интересное:


Понятие подсудности и ее виды
Вина в нарушении договорных обязательств в гражданском праве зарубежных государств
Принципы правового регулирования неустойки
Особенности дарения доли в уставном капитале юридического лица и ценных бумаг
Понятие сроков исковой давности в ГК РФ
Вернуться к списку публикаций