2014-10-12 14:02:07
ГлавнаяГражданское право и процесс — Возможность изменения родовой и территориальной подсудности



Возможность изменения родовой и территориальной подсудности


До введения мировой юстиции распределение компетенции по рассмотрению гражданских дел в суде первой инстанции между судами общей юрисдикции было достаточно четко выражено. Правила родовой подсудности были сформулированы таким образом, что последующие ее изменение при рассмотрении дела в суде, принявшем данное дело с соблюдением правил подсудности, не допускалось. Исключение составляли случаи рассмотрения дела по первой инстанцией вышестоящим судом.

Однако в соответствии с ныне действующим законодательством мировые судьи приняли на себя часть, гражданских дел, которые традиционно, с точки зрения родовой подсудности, относились к компетенции районных судов. При этом в силу действия ч. 3 ст. 23 принятое мировым судьей к своему рассмотрению и разрешению гражданское дело с соблюдением правил родовой подсудности, при дельнейшем движении может ее изменить.

В результате чего, суды нередко сталкиваются с ситуациями, часто создаваемыми намеренно одной из сторон. Так истец вправе изменить предмет иска: первоначально он ставил вопрос о взыскании заработной платы за время незаконного его устранения от работы, однако, затем на предварительном судебном заседании или непосредственно в ходе судебного разбирательства стал требовать о восстановлении его на работе, от выполнения которой он был устранен, ссылаясь при этом на незаконные действия работодателя.

Или истец изложил свои требования, увеличив цену иска до суммы превышающей 500 минимальных размеров оплаты труда. Казалось бы, на законодательном уровне вопрос решен однозначно, однако детальное изучение нормы ч. 3 ст. 23 ГПК РФ вскрывает ряд неточностей. Так необходимо различать изменение предмета иска и изменение исковых требований, направленное на их увеличение. В случае увеличения исковых требований, произошедшего в результате появления новых (дополнительных) к первоначальному (основному), и при их объединении подобные требования подлежат рассмотрению в районном суде. Подобное же происходит и в результате изменения предмета иска, то есть изменения самого требования, а не его цены. В случае же увеличения цены иска, когда она становиться больше 500 минимальных размеров оплаты труда, дело не может быть рассмотрено в соответствии с п. 5 ст. 23 и становиться неподсудным мировому судье. Однако в данном случае оснований для передачи дел в районный суд согласно п. З ст. 23 также нет, в связи с чем действует правило установленное п. 1 ст. 33, которое гласит, что дело, принятое судом к своему производству с соблюдением правил подсудности, должно быть разрешено им по существу, хотя бы в дальнейшем оно станет подсудным другому суду.

Вместе с тем следует отметить, что детальный анализ норм предусмотренных ст. 33 ГПК РФ в большей степени распространяются на правила территориальной подсудности. К подобному выводу позволяет придти сопоставление норм, содержащихся в п.п. 3, 4 ст. 23 ГПК РФ, в соответствие с которыми «...мировой судья выносит определение о передаче дела в районный суд..», «...споры между мировым судьей и районным судом о подсудности не допускаются...», с нормами п. 2 ст. 22 ГПК РФ, устанавливающими основания для передачи дела из одного суда в другой, и п. 3 данной статьи, в соответствии с которой, также необходимо вынесение определения о передаче дела в другой суд, а в п. 4 ст. 33 сказано, что споры о подсудности между судами в Российской Федерации не допускаются.

Полагаем, что в таких случаях есть основания считать, что увеличение размера исковых требований, по сути влечет, за собой изменение предмета иска, то есть меняется предъявляемое истцом к ответчику требование.

Следовательно, становиться очевидным вывод о том, что дела, указанные в п. 5 ч. 1 ст. 23, при увеличении по ним размера исковых требований до суммы, превышающей пятьсот минимальных размеров оплаты труда, становятся подсудными районному суду. Если бы размер исковых требований истцом сразу был бы определен так, как он определил его окончательно (с учетом увеличения свыше пятисот минимальных размеров оплаты труда), то мировой судья не имел бы права принять такое дело к своему производству, так как оно находится вне сферы его компетенции.

При противоположном подходе к разрешению указанной проблемы истец получает право злоупотреблять своими правами и добиваться, при желании рассмотрения любого дела по имущественным спорам мировым судьей, путем умышленного занижения размера исковых требований при предъявлении иска, а затем увеличения их до желаемой суммы, что, безусловно, в свою очередь, ставит под сомнение равенство всех перед законом и судом.

Повлиять на родовую подсудность может и ответчик, предъявив встречный иск, направленный на полный или частичный отказ в первоначальном требовании, и удовлетворение которого может повлечь за собой изменение подсудности. Например, при рассмотрении мировым судьей требования о взыскании алиментов на несовершеннолетнего ребенка, ответчик заявляет встречный иск, которым оспаривает свое отцовство по отношению к данному ребенку.

Возможны и другие ситуации, которые ведут к изменению родовой подсудности. Так, например, возможно вступление в дело третьего лица, заявляющего самостоятельные требования на предмет спора, причем цена иска этого третьего лица превышает 500 минимальных размеров оплаты труда.

Примером влияния на изменение подсудности участниками процесса может служить ситуация, при которой имеет место злоупотребление процессуальными правами. Получив отказ в удовлетворении заявленного отвода, ответчик совершает действия, приводящие к изменению подсудности дела мировому судье.

Необходимо отметить, что действия самого судьи могут способствовать изменению подсудности и передачи дела районному суду. Это связано с тем, что вопрос о подсудности дел по имущественным спорам, если цену иска по ним затруднительно определить в момент предъявления следует решать в зависимости от размеров цены иска и государственной пошлины, предварительно установленных судьей. Таким образом, стоит ему только засомневаться в соответствии указанной истцом цены иска действительной стоимости отыскиваемого имущества и увеличить цену иска, либо объединить в одно производство несколько дел, хотя бы одно из которых подсудно районному суду, тут же появится основание для передачи дела в районный суд.

Остается открытым вопрос, который также встречается на практике, о том, как поступать в случае уменьшения исковых требований или при частичном отказе истцом от иска.

Особо следует отметить, что бывает довольно сложно определить цену иска. Это объясняется следующими причинами. Во-первых, в законе сказано, что цена иска не должна превышать определенный уровень на момент подачи искового заявления. В этой связи следует отметить, что момент подачи искового заявления и момент его поступления в суд не всегда одно и тоже. Так в случае возврата искового заявления по тем или иным причинам, датой подачи заявления будет считаться дата подачи последующего обращения в суд. Так, например, изначально исковое заявление было оставлено без движения, так как в нем были выявлены определенные недостатки и несоответствие требованиям по форме и содержанию. Однако истец не устранил их в установленный срок, и соответственно заявление было возвращено. Также определенный период времени может пройти между возвратом искового заявления в результате просьбы истца, которая поступила до вынесения определения о принятии искового заявления к производству, и последующим обращением истца в суд. Подобное может иметь место и в случае возврата искового заявления по основанию неподсудности дела тому суду, в который обратился истец. Может иметь место и более обыденная ситуация. Так исковое заявление может быть направлена по почте, соответственно моментом подачи его является не поступление в суд, а момент сдачи на почту.

Видимо вышеуказанное не имело бы значения, если бы минимальный размер оплаты труда был законодательно однозначно определен.

В соответствии со ст. 1 Федерального закона от 19.06.2000 г. №82-ФЗ «О минимальном размере оплаты труда» с последующими изменениями, внесенными Федеральным законом от 1 октября 2003 г. № 127-ФЗ [1]: с 1 июля 2000 г. устанавливается минимальный размер оплаты труда в сумме 132 руб. в месяц, с 1 января 2001 г. – в сумме 200 руб. в месяц, с 1 июля 2001 г. – в сумме 300 руб. в месяц; с 1 октября 2003 г. в сумме 600 рублей в месяц.

Согласно ст. 3 того же Закона минимальный размер оплаты труда, установленный ст. 1 настоящего Федерального закона, применяется исключительно для регулирования оплаты труда, определения размеров пособий по временной нетрудоспособности и выплат в возмещение вреда, причиненного увечьем, профессиональным заболеванием или иным повреждением здоровья, связанным с исполнением трудовых обязанностей. В связи с чем, расширительное толкование положений ст. 1 Федерального закона «О минимальном размере оплаты труда» невозможно.

Подобное позволяет сделать вывод, что подсудность мировым судьям дел, указанных в п. 5 ст. 23, определяется исходя из сумм, установленных ст. 5 Федерального закона от 19.06.2000 г. Исходной суммой для исчисления в настоящее время являются 100 рублей, соответственно имущественные требования подсудные мировым судьям по п. 5 ст. 23 не должны превышать 50 000 рублей.

К подсудности мирового судьи отнесены и дела об определении порядка пользования имуществом (п.7 ч.1 ст. 23 ГПК РФ). В связи с чем, размер недвижимого имущества, его стоимость не имеют значения для решения вопроса об отнесении споров о порядке пользования ими к ведению мирового судьи. Вместе с тем, если спор об определении пользования недвижимым имуществом будет связан со спором о праве собственности на него, то подсудность этих споров по совокупности будет решаться исходя из цены иска, соответственно они могут быть подсудны мировому судье, в случае не превышения цены иска в 500 минимальных размеров оплаты труда, в противном случае они подлежат рассмотрению в районном суде.

Однако приведенные выше соображения приводят к логическому вопросу о том, чем же вызвано распределение гражданских дел, связанных порой общим характером правоотношений, общностью субъектного состава, единой отраслью права, по различным уровням судов общей юрисдикции.

Изменение территориальной подсудности возможно, как уже было сказано в предыдущих главах, по основаниям четко предусмотренным Гражданским процессуальным кодексом Российской Федерации. Так в частности, в соответствии со ст. 33 ГПК РФ суд передает дело на рассмотрение другого суда, если:

1) ответчик, место жительства или место нахождения которого не было известно ранее, заявит ходатайство о передаче дела в суд по месту его жительства или месту его нахождения;

2) обе стороны заявили ходатайство о рассмотрении дела по месту нахождения большинства доказательств;

3) при рассмотрении дела в данном суде выявилось, что оно было принято к производству с нарушением правил подсудности;

4) после отвода одного или нескольких судей либо по другим причинам замена судей или рассмотрение дела в данном суде становятся невозможными. Передача дела в этом случае осуществляется вышестоящим судом.

Анализ нормы п. 4 ст. 33 позволяет утверждать, что в новом ГПК РФ приведенные указания Конституционного Суда РФ не реализованы. Однако, ситуации, при которых возникает объективная необходимость передачи дела вышестоящим судом на рассмотрение другого суда, безусловно, появляются в судебной практике.

Как известно, своеобразие отношений, возникающих в судопроизводстве по гражданским делам, заключается в том, что они могут осуществляться только в порядке и формах, установленных нормами гражданского процессуального права, а все участники процесса наделяются законом определенными процессуальными правами и обязанностями.

В процессе указанной деятельности совершаются лишь те действия, Которые заранее предусмотрены процессуальными нормами, и поэтому гражданские процессуальные правоотношения всегда выступают в форме правоотношений, а сам гражданский процесс (гражданское судопроизводство) представляет собой неразрывную связь (систему) действий и правоотношений [2].

В этой связи уместно вспомнить, что одной из отличительных черт, присущих гражданской процессуальной форме, является то, что участники процесса совершают лишь те процессуальные действия, которые заранее предопределены процессуальными нормами. Также предусмотрен законом и порядок их совершения.

Однако, анализ норм, содержащихся в ст. 33 ГПК РФ свидетельствует о том, что они не в полной мере соответствуют указанному требованию. Безусловно, ныне действующая редакция в большей степени характеризует порядок передачи дела из одного суда в другой, по сравнению с редакцией ст. 122 ГПК РСФСР. Так в частности, ч. З ст. 33 ГПК РФ указывает не только на обязанность суда вынести определение о совершении конкретного процессуального действия по передаче дела из одного суда в другой, но и указывает срок совершения данного действия. Вместе с тем, представляется необходимым дальнейшее совершенствование процессуальной регламентации передачи дела из одного суда в другой. Так в частности, на практике нередко дела с определениями о передаче направляются в вышестоящие суды (суды субъекта, Верховный Суд РФ) вне зависимости от основания, тогда как по основаниям, предусмотренным пп. 1-3 ч. 2 ст. 33 ГПК РФ в этом нет необходимости, и более того, подобные действия являются не соответствующими закону.

Сказанное позволяет внести предложение о дополнении указанной нормы правилом следующего содержания: передача дела по основаниям, предусмотренным пп. 1-3 ч. 2 ст. 33, производится из одного суда первой инстанции в другой суд первой инстанции непосредственно, а по основанию п. 4 ч. 2 дело передается в другой суд такого же уровня на основании определения вышестоящего суда.

Предоставляя такое полномочие вышестоящему суду, законодатель указав четко границы применения этого полномочия, не установил законом порядок его реализации. Так требуют своего решения вопросы о том, автоматически ли суд первой инстанции направляет дело с определением о его передаче в вышестоящий суд или есть необходимость сторонам инициировать решение данного вопроса, если да, то в какой срок они могут выступить с подобной инициативой и в какой форме; если имеет место автоматическое направление дела судом первой инстанции, то каков срок совершения данного действия. Иными словами нет четкого предписания судебной процедуры, которая включала бы регламентацию, по меньшей мере, такого вопроса как, по чьей инициативе может быть направлено дело в вышестоящий суд, когда имеет место основание, предусмотренное ч. 4 п. 3 ст. 33 ГПК РФ.

Так в соответствии с п. 8 постановления Пленума Верховного Суда №8 от 31 октября 1999 г. «О некоторых вопросах применения судами Конституции РФ при осуществлении правосудия» [3] председатель вышестоящего суда передавал дело по ходатайству сторон в другой близлежащий суд такого же звена.

Сохранен ли на сегодняшний день подобный порядок или он характеризуется иной совокупностью действий. Ответ, думается, можно дать следующий. Порядок должен быть иным. В частности, его отличие должно состоять в том, что не председатель вышестоящего суда решает вопрос о передаче дела, а вышестоящий суд по правилам производства в суде первой инстанции, с извещением лиц, участвующих в деле, о времени и месте судебного заседания; с предоставление им право давать объяснения по рассматриваемому вопросу. Право сторон на участие в решении вопроса о передаче дела в другой суд, как и право на обжалование определения об этом, является гарантией конституционного права каждого на рассмотрение дела в том суде, к подсудности которого оно отнесено законом.

В научно-практическом комментарии к Гражданскому процессуальному кодексу Российской Федерации под редакцией В.М. Жуйкова, В.К. Пучинского, М.К. Треушникова по этому поводу сказано, что передача дела в другой суд или об отказе в передаче дела в другой суд выносится определение, на которое может быть подана частная жалоба [4]. Однако на определение суда первой инстанции о передаче дела по основанию ч. 4 п. 2 ст. 33 ГПК РФ может быть и не подана частная жалоба. Поэтому, думается было бы уместным изложить п. 4 ч. 2 ст. 33, дополнив его нормой следующего содержания: «....Передача дела в этом случае осуществляется вышестоящим судом на основании определения суда первой инстанции об имеющихся основаниях для совершения указанного действия и направлении дела в связи с этим в вышестоящий суд для решения по существу вопроса о передаче дела. Направление дела в вышестоящий суд осуществляется по истечении срока обжалования данного определения, а в случае подачи жалобы – после вынесения определения суда об оставлении жалобы без удовлетворения». В результате подобных изменений ч. 4 ст. 33 потребует замены слова «направленное» на «переданное». Иначе несовершенство правовой регламентации рассматриваемого вопроса создает «правовой вакуум» как плодородную почву для возможности неоправданно широкого толкования правоприменителем указанного положения, что не соответствует Конституции РФ.

Невозможность рассмотрения конкретного гражданского дела судом, которому оно подсудно, не должно означать отказ в правосудии и исключать право на правосудие по конкретному делу в ином компетентном суде.

Обращает на себя внимание также систематическое толкование норм, касающихся подсудности дел мировым судьям в связи с изменение территориальной подсудности. Например, истец обращается в суд с иском к ненадлежащему ответчику с соблюдением правил подсудности. Установив, что иск предъявлен к ненадлежащему ответчику, суд вправе с согласия истца допустить замену ненадлежащего ответчика надлежащим. После осуществления такой замены подготовка и рассмотрение дела производятся с самого начала тем же судом. Но ситуация обостряется, если в результате замены ненадлежащего ответчика произошли изменения подсудности. При таких обстоятельствах происходит нарушение конституционного права ответчика.

К сожалению, вопрос о соблюдении конституционного права граждан на рассмотрение дела в том суде и тем судьей, к компетенции которых оно отнесено законом, на этом не исчерпывается. Его постановка правомочна в каждом случае предъявления иска по месту нахождения ненадлежащего соответчика. Для решения обозначенной проблемы необходимо четко представить себе буквальный смысл ч. 1 ст. 47 Конституции РФ, процессуальных норм, регулирующих институт подсудности, а также смысл, придаваемый им сложившейся правоприменительной практикой.

Правовые позиции, изложенные в постановлении Конституционного Суда РФ от 16 марта 1998 г. №9-П по делу о проверке конституционности ст. 44 УПК РСФСР и ст. 123 ГПК РСФСР.

В частности в данном постановлении сказано, что рассмотрение дел должно осуществляться законно установленным, а не произвольно выбранным составом суда, без предубеждения, полно, всесторонне и объективно.

Согласно ст. 31 ГПК РФ иск к нескольким ответчикам, проживающим или находящимся в разных местах, предъявляется по месту жительства или нахождения одного из них по выбору истца.

Истец с целью рассмотрения дела желаемым судом включает в состав ответчиков ненадлежащего ответчика, и предъявляет иск по месту его жительства (расположения). Суд, руководствуясь статьями 31 и 33 Г 11К РФ, в соответствие с которыми иск к нескольким ответчикам, проживающим или находящимся в разных местах, предъявляется по месту жительства или месту нахождения одного из ответчиков по выбору истца, а также дело, принятое судом к своему производству с соблюдением правил подсудности, должно быть им разрешено по существу, хотя бы в дальнейшем оно стало подсудным другому суду, обязан принять дело к своему производству и рассмотреть его по существу. Фактически в данном случае подсудность определяется по усмотрению истца.

Существует мнение, высказанное С.Баженовым, что наиболее разумным выходом из такого положения является выделение в соответствие с п. З ст. 151 ГПК РФ требований к ненадлежащему ответчику в отдельное производство и передача по подсудности дела, возбужденного по исковым требованиям к надлежащему ответчику, со ссылкой на п. 3 ст. 33 ГПК РФ [5].

Однако, существует и другая точка зрения, высказанная В.М. Жуйковым. Так в соответствии с его точкой зрения в случаях, когда по ходатайству или с согласия истца суд производит замену ненадлежащего ответчика надлежащим, необходимо иметь в виду следующее. Такое дело может рассматриваться тем же судом, если с учетом нового ответчика его подсудность не изменилась. Если подсудность дела изменяется (например, когда на дело распространяется общее правило территориальной подсудности, а ответчик находится на юрисдикции другого суда), то дело должно быть передано в суд, которому оно стало подсудно. В противном случае будет нарушено конституционное право ответчика на рассмотрение его дела тем судом, к подсудности которого оно отнесено законом [6]. Данная позиция представляется более верной, так как она будет служить правовой гарантией принципа законности, а также будут соблюдены все принципы законодательного установления подсудности гражданских дел.

При тех обстоятельствах, которые существуют в настоящий момент, процессуальные нормы не обеспечивают необходимого правового эффекта, и ни о каком законно установленном составе суда нельзя вести речь. Очевидно, что подобное положение ведет к несоблюдению конституционного права граждан на рассмотрение дела в том суде и тем судьей к подсудности, которых оно отнесено законом.

В связи со сказанным, представляется, что законодательное установление компетенции мировых судей в области гражданской юрисдикции требует существенных изменений. При этом в первую очередь следует помнить, что ни волеизъявления суда, ни волеизъявления сторон не должны менять родовую подсудность.

Также необходимым представляется дополнить ч. 2 ст. 33 ГПК РФ указанием, что суд передает дело на рассмотрение другого суда того же уровня, если при замене ненадлежащего ответчика надлежащим выясниться, что подсудность изменилась.


Кузнецова Елена Викторовна



[1] СЗ РФ. 2000. № 26, Ст. 2729; 2002, № 18. Ст. 1722; 2003. № 40. Ст. 3818.

[2] Гражданский процесс. Учебник. Под ред. М.К. Треушникова. М., 1998. С. 12.

[3] БВС РФ. 1996. № 1.

[4] Научно-практический комментарий к Гражданскому процессуальному кодексу РФ. Под ред. В.М. Жуйкова, В.К. Пучинского, М.К.Треушникова. М., 2003. С. 143-144.

[5] С. Баженов. Как обеспечить конституционное право гражданина «на свой суд» // Российская юстиция. 2003. № 7. С. 35.

[6] В. Жуйков. Принцип диспозитивности в гражданском судопроизводстве // Российская юстиция. № 7. 2003. С. 16.







Интересное:


Этапы развития мировых учреждений в дореволюционной России
Пресекательные сроки в гражданском праве
Институт завещания в Израиле
Основные предпосылки правового регулирования и защиты прав участников медицинских отношений
К вопросу о соотношении информации и интеллектуальной собственности
Вернуться к списку публикаций