2014-07-15 18:33:14
ГлавнаяГражданское право и процесс — Проблемные аспекты условий действительности сделки



Проблемные аспекты условий действительности сделки


Понятие законодательства и иных правовых актов, которым должна соответствовать сделка.

Рассматривая отдельные особенности условий действительности сделок, представляется необходимым исследование в рамках настоящей работы не всегда однозначного и часто проблемного вопроса о толковании понятия законодательства и иных правовых актов, которым должна соответствовать сделка. В ряде случаев несоответствие сделки закону или иным правовым актам касается содержания сделки (то есть непосредственно ее условий), в иных случаях несоответствие закону или иным правовым актам относится к форме сделки, к дееспособности участников сделки, к соответствию воли и волеизъявления, к регистрации сделки. Таким образом, несоответствие требованиям законодательства имеет место при недействительности сделки в результате несоблюдения любого из условий действительности сделки. При этом в литературе нередко делается неверный вывод о равнозначности незаконности сделки и незаконности содержания сделки.

В то же время, непосредственное применение судом ст. 168 ГК как основания недействительности сделки в большинстве случаев связано с незаконностью содержания сделки, так как при несоблюдении иных условий действительности сделки применяются специализированные статьи ГК и других законов. Таким образом, в первую очередь законность содержания сделки, но не только оно, являясь условием ее действительности, предполагает толкование понятия «законодательства и иных правовых актов» (ст. 168 ГК), которым должна соответствовать сделка.

Необходимо отметить, что ГК трактует понятие иных правовых актов, содержащих нормы гражданского права весьма узко. В п. 2 ст. 3 ГК буквально понимается под законодательством сам ГК и принятые в соответствии с ним федеральные законы. Иными правовыми актами, содержащими нормы гражданского права, признаются указы Президента РФ и постановления Правительства РФ (п. 6 ст. 3 ГК). Таким образом, гражданское право предусматривает отличное от общей теории права понимание категории «иные правовые акты», что связано с особенностями регулирования гражданских правоотношений. В общей же теории права, как известно, под иными правовыми актами, понимается значительно более широкая категория, чем в п. 6 ст. 3 ГК, включая акты федеральных органов исполнительной власти, и акты органов власти субъектов РФ и органов местного самоуправления, а также индивидуальные правовые акты.

Таким образом, в качестве источников гражданского права, которым должна соответствовать сделка, ГК не рассматривает акты федеральных органов исполнительной власти, нормативные акты субъектов РФ и органов местного самоуправления.

В то же время, иное, расширительное толкование норм ст. 168 ГК, включающее в понятие иных правовых актов перечисленные источники и, следовательно, не соответствующее буквальному содержанию статьи 3 ГК, зачастую находит свое отражение в судебной практике. Однако, судебная практика, в некоторых случаях констатируя такое расширительное толкование, не дает ему какого либо обоснования.

В качестве иллюстрации предлагается следующее судебное дело, возникшее по иску ОАО «Московского экспериментального ювелирного заводам «Ювелирпром» (далее ОАО «МЭЮЗ «Ювелирпром») к ТОО «Национальный космический банк» (ныне - ОАО) о признании недействительными нескольких договоров купли-продажи золотых слитков [13]. Арбитражный суд г. Москвы в качестве первой инстанции, а затем и апелляционная инстанция требование истца удовлетворили на основании инструкции Министерства финансов РФ (далее - Минфин) от 4.08.92 №67 (с изменениями от 4.12.95.). Согласно пунктам 1.2. и 1.4. данной инструкции предприятия, независимо от формы собственности, осуществляющие любые операции с драгоценными металлами и камнями, обязаны зарегистрироваться в соответствующей территориальной государственной инспекции пробирного надзора. Суд согласился с доводами истца о том, что поскольку банк-продавец такой регистрации не прошел, то им нарушены порядок совершения сделок с драгоценными металлами, установленный Правительством РФ, и, следовательно, требования Закона РФ «О валютном регулировании и валютном контроле» [14].

Буквальное толкование норм ГК (ст. 3 и ст. 168) не должно приводить к тому, что сделка, противоречащая нормативным актам федеральных органов исполнительной власти, актам субъектов РФ или актам органов местного самоуправления, не должна признаваться недействительной. В данном случае необходимо иметь в виду существование четкой иерархии нормативно-правовых актов. Таким образом, в случае, если перечисленные нормативно-правовые акты соответствуют требованиям законов, указов Президента и постановлений Правительства, во исполнение которых они были приняты, то противоречие сделки таким нижестоящим актам означает их автоматическое противоречие соответствующим законам, указам Президента и постановлениям Правительства. Именно поэтому нормативно-правовые акты федеральных органов исполнительной власти перечислены и в статье 3 ГК, законодательно определяющей гражданское законодательство и иные акты, содержащие нормы гражданского права, но не включены в категорию иных правовых актов, которым должна соответствовать гражданско-правовая сделка (п. 6 ст. 3 ГК; ст. 168 ГК).

При этом следует отметить, что при недействительности сделок, имеется в виду несоответствие сделки гражданско-правовым нормам, так как именно они могут содержать требования к совершаемым гражданско-правовым сделкам.

В соответствии с нормами действующего законодательства Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации постановил отменить решение об удовлетворении иска в вышеприведенном судебном споре между ОАО «МЭЮЗ «Ювелирпром» и ОАО «Национальный космический банк» и направить дело на новое рассмотрение. В связи с этим Президиум в постановлении от 12.09.2000. указал, что при применении инструкции Минфина к спорным правоотношениям судом не учтен предмет ее регулирования. Вышеуказанная инструкция является специальным нормативным актом, устанавливающим порядок получения, расходования и хранения драгоценных металлов, драгоценных камней и изделий из них (п. 1.1), то есть инструкция устанавливает внутренние правила работы с драгоценными металлами и камнями для предприятий, учреждений и организаций и не содержит положений, регулирующих гражданский оборот этих видов имущества. Президиум отметил, что несоблюдение предусмотренных данной инструкцией правил влечет для должностных лиц организаций административную ответственность. Также указано, что ответчик на момент совершения спорных сделок имел лицензию Банка России на привлечение во вклад и размещение драгоценных металлов и осуществление иных операций с ними, выдача лицензии была согласована с Минфином России.

Таким образом, на примере рассмотренного судебного спора находит свое отражение подход ВАС РФ к вопросу о законодательстве и иных правовых актах, которым должна соответствовать сделка. Речь вдет исключительно о гражданском законодательстве и иных актах, содержащих нормы гражданского права в соответствии с положениями ст. 3 ГК.

Следует обратить внимание, что согласно Конституции РФ (п. «о» ст. 71) гражданское законодательство находится в исключительном ведении Российской Федерации. Буквальное толкование данного положение означает, что на уровне органов власти субъектов РФ, а тем более на уровне органов местного самоуправления нормы гражданского права изданы быть не могут. Указанное положение ст. 71 Конституции предполагает издание норм гражданского права федеральными органами исполнительной власти, что соответствует п. 7 ст. 3 ГК. В современных условиях доля актов федеральных органов исполнительной власти, содержащих нормы гражданского права весьма велика; это и акты Федеральной комиссии по рынку ценных бумаг, и акты Министерства юстиции, и многие другие. При этом акты федеральных органов исполнительной власти, не регулирующие гражданские правоотношения неприменимы в сфере недействительности сделок.

Нередко существенное значение при выявлении факта недействительности ничтожной сделки имеют правовые акты органов власти субъектов РФ, а также органов местного самоуправления. В частности на региональном и местном уровне разрабатываются планы приватизации имущества, находящегося в собственности субъектов РФ и в муниципальной собственности. Так, согласно п. 4 ст. 14 Федерального закона «О приватизации государственного и муниципального имущества» [15] (далее - закон «О приватизации») органы власти субъектов РФ и органы местного самоуправления самостоятельно определяют порядок принятия решений об условиях приватизации соответственно государственного и муниципального имущества. Кроме того, органы власти субъектов РФ и органы местного самоуправления определяют также порядок заключения с покупателем договора купли-продажи государственного или муниципального имущества (ст. 25 данного закона).

Однако принципиально важно, что противоречие конкретной гражданско-правовой сделки указанным планам приватизации будет означать ее несоответствие ст. 14 и ст. 25 закона «О приватизации», и именно несоответствие норме закона определит такую сделку как недействительную.

Необоснованным представляется расширительное толкование ст. 3 ГК, влекущее отнесение к правовым актам, несоответствие которым может повлечь недействительность сделки, индивидуальных правовых актов. Такой подход в частности имеет место в вышеупоминавшейся статье Е.М. Семкиной [16].

Представляется, что понимание под законодательством и иными правовыми актами, которым должна соответствовать сделка (ст. 168 ГК), иного перечня актов, перечисленных в ст. 3 ГК (федеральные законы, указы Президента и постановления Правительства) не делает принятие нормативных актов на уровне субъектов РФ и на уровне местного самоуправления ненужным или не придает им рекомендательный характер. Такой подход связан с тем, что нормативно-правовые акты, принимаемые на уровне субъектов, а также на местном уровне должны в полной мере соответствовать актам, принятым на федеральном уровне; а также с тем, что санкция за совершение такого неправомерного действия как недействительная сделка может иметь место только на основании закона.

Учитывая вышеизложенное, позиция законодателя в отношении законодательства и иных правовых актов, которым должна соответствовать гражданско-правовая сделка (ст. 3 и 168 ГК) оказывается логически и юридически верной и не предполагающей расширительного толкования.

Изучение судебной практики применения ст. 168 ГК свидетельствует о том, что характерным является тот факт, что часто решения судов, основанные на расширительном толковании указанных норм, впоследствии отменяются вышестоящими судебными инстанциями. Так, по делу №КГ-А1\943-96 (МГАС, №61-179) Федеральный Арбитражный суд Московского округа (далее - ФАС Московского округа) отменил решение суда первой инстанции об удовлетворении иска Москомимущества к АОЗТ «Совтрансавто» о признании договора аренды недействительным и выселении ответчика. Суд первой инстанции при удовлетворении иска сослался на то, что при заключении оспариваемого договора аренды был нарушен порядок передачи в аренду нежилых помещений, установленный постановлением Правительства Москвы от 16 сентября 1993 № 868, в соответствии с которым передача помещений в аренду осуществлялась на основании конкурса, аукциона или распоряжения мэра Москвы, постановления Правительства Москвы, распоряжения Москомимущества. Кассационная инстанция, отменив решение об удовлетворении иска сослалась на то, что акты субъектов РФ не относятся к иным актам, содержащим нормы гражданского права, а поэтому несоблюдение порядка, установленного названным постановлением Правительства Москвы, не является основанием для признания сделки недействительной [17].

Являясь гражданско-правовой категорией, сделка должна соответствовать нормам гражданского права. Законы и иные правовые акты других отраслей права могут быть применены при выявлении факта недействительности сделки, если в них содержатся нормы гражданского права; при этом применению подлежат только нормы, регулирующие гражданские правоотношения. В то же время в определенных случаях может показаться, что правоотношение между участниками недействительной сделки урегулировано нормами нескольких отраслей права. Например, мнимый договор дарения, заключенный с целью сокрыть имущество от конфискации, является ничтожной сделкой согласно нормам ГК. Но и нормы Уголовного кодекса РФ [18] устанавливают основания для конфискации имущества (ст. 52 УК РФ и др.). Однако Уголовный кодекс, устанавливая определенные правила и санкции, регулирует уголовные правоотношения, которые ни коим образом не касаются вопросов недействительности гражданско-правовых сделок.

Следует отметить еще один аспект законности содержания сделки. Вопрос о законодательстве и иных правовых актах, которым должна соответствовать сделка встает также с точки зрения действия законодательства во времени. Известно, что договор (то есть двух- или многосторонняя сделка) должен соответствовать обязательным для сторон правилам, установленным законом и иными правовыми актами, действующим в момент его заключения (п. 1 ст. 422 ГК). Такое же правило действует в отношении иных (односторонних) сделок в соответствии с положениями ст. 156 ГК. В этой связи необходимо обратить внимание, что сделка, являющаяся оспоримой по современному законодательству, может являться ничтожной по ранее действовавшему отечественному законодательству.

Так, в 1997 году (дело №КГ-А 40\789-97 (МГАС, №2-197-а). АООТ «Энергоспецмонтаж» обратилось с иском к АООТ «Промэлектромонтаж», Госкомимуществу России, Минатому России, концерну «Спецатоммонтаж» о признании недействительным договора аренды имущественного комплекса от 27 декабря 1990 г. (заключенного 12 ГУ Минатомэнергопрома СССР и организацией арендаторов ПМСО «Промэлектромонтаж») в части помещений 3-го этажа здания по ул. Бойцовская, д.27, и дополнений к договору о предоставлении арендатору права выкупа по мотиву несоответствия его требованиям закона. Суд первой инстанции, исходя из оспоримости данной сделки, отказал в иске со ссылкой на истечение срока исковой давности. Апелляционная инстанция, а вслед за ней и кассационная инстанция (ФАС МО) сочли договор ничтожной сделкой на основании ст. 168 ГК, так как данный договор не соответствовал требованиям законодательства, действовавшего на момент заключения договора. Суд указал, что включение в состав имущества подлежащих передаче арендному предприятию «Промэлекромонтаж» спорных нежилых помещений, фактически не используемых в хозяйственной деятельности объединения, противоречит требованиям статей 1 и 16 Основ законодательства об аренде [19].

Проблемы отнесения недействительных сделок к оспоримым или ничтожным в связи с действовавшим на момент совершения сделки законодательством имеют свои особенности, например, в отношении крупных сделок акционерных обществ. Данные особенности, в частности, будут рассмотрены в рамках и в связи с классификацией недействительных сделок в зависимости от несоблюдения отдельных условий действительности сделок.


Павлова Ирина Юрьевна



[1] И.Б. Новицкий. Там же. С. 41.

[2] О.С. Иоффе, Ю.К. Толстой. Новый Гражданский кодекс РСФСР. Л., 1965. С.60.

[3] В.А. Ойгензихт. Воля и волеизъявление. Душанбе. 1983. С.209.

[4] Е.М. Семкина. Недействительность сделок в гражданском законодательстве РФ // «Черные дыры» в российском законодательстве. 2001. №1 С. 319.

[5] Гражданское право Т. 1. Изд. 2-е. под. ред. Е.А. Суханова // автор главы B.C. Ем. М. 1998. С. 343.

[6] Д.Д. Гримм. Основы учения о юридической сделке в современной немецкой доктрине пандектного права. СПб., 1900. С. 1.

[7] Д.Д. Гримм. Там же. С. 2.

[8] В.А. Ойгензихт. Воля и волеизъявление. Душанбе. 1983. С. 208.

[9] Н.В. Рабинович. Недействительность сделок и ее последствия. Л. 1960. С. 8.

[10] В.А. Ойгензихт. Воля и волеизъявление. Душанбе, 1983. С. 208.

[11] С.В. Занковская. Существенное заблуждение в сделке в Советском гражданском праве. Автореферат дисс. на соискание ученой степени канд. юр. наук. М., 1950. С. 7.

[12] С.И. Вильнянский. Лекции по Советскому гражданскому праву. Харьков. 1958. С. 163.

[13] Дело № А 40-12570\98-61-151, А 40-12571\98-61-152, А 40-12572\98-61-153 // Постановление Президиума ВАС РФ от 12 сентября 2000 г. № 6278/98, 6288/98 // Вестник ВАС РФ. 2000. № 12.

[14] Закон РФ «О валютном регулировании и валютном контроле» от 9 октября 1992. N 3615-1, в ред. от 7.01.2003. // Собрание законодательства РФ, от 14.07.2003. № 28. ст. 2885.

[15] ФЗ «О приватизации государственного и муниципального имущества» от 31.11.2001. №178-ФЗ в ред. от 27.02.2003. // Российская газета. № 16. 26.01.2002.

[16] Е.М. Семкина. Недействительность сделок в гражданском законодательстве РФ // «Черные дыры» в российском законодательстве. 2001. №1. С. 309.

[17] Н. Тарасова, Д. Плюшков. Из практики ФАС МО по разрешению дел, связанных с заключением, изменением, расторжением и исполнением договоров аренды // Вестник ВАС РФ, 1998. №7. С. 27.

[18] Уголовный кодекс Российской Федерации от 13 июня 1996. №63-Ф 3. В ред. от 7 июля 2003. // СЗ РФ, 17.06.1996, № 25, ст. 2954.

[19] Н.В. Тарасова, Д.И. Плюшков. Из практики ФАС МО по разрешению дел, связанных с заключением, изменением, расторжением и исполнением договоров аренды // Вестник ВАС РФ. №7 1998. С. 28.



← предыдущая страница    следующая страница →
12




Интересное:


Претензионные сроки в гражданском праве
Мировой суд в России 1864-1917 гг.
Мировые судьи в гражданском и уголовном судопроизводстве (суммарный процесс)
Отдельные проблемы недействительности сделок в российском гражданском праве
Право собственности и право общей собственности
Вернуться к списку публикаций