2014-04-18 15:51:04
ГлавнаяГражданское право и процесс — Основания возникновения и осуществления права общей собственности



Основания возникновения и осуществления права общей собственности


Основания и способы возникновения права общей собственности представляют как теоретический, так и практический интерес, поскольку с ними непосредственно связана стабильность всего имущественного оборота. Приобретение и прекращение субъективного права собственности являются ключевыми элементами института права собственности. Установление момента возникновения или прекращения возможности определенного поведения управомоченного лица и допустимости требования соответствующего поведения обязанных лиц приобретает в современном обществе огромное значение.

Общепризнанно, что основаниями возникновения, изменения и прекращения правоотношений (содержанием которых являются субъективные права и корреспондирующие им юридические обязанности) являются юридические факты - определенные жизненные обстоятельства, с которыми нормы права связывают возникновение, прекращение или изменение правоотношений» [1]. Так, например, право общей собственности возникает, когда в силу договора (сделки) или в связи с иными действиями или событиями единое имущество попадает в собственность нескольким лицам (сособственникам).

Для того, что бы исследовать специфику и особенности приобретения права общей собственниками необходим подробно остановится на основаниях приобретения права собственности как родового понятия по отношению к праву общей собственности. Полагаем, что основаниями приобретения права общей собственности являются различные правопорождающие юридические факты, то есть такие реально существующие обстоятельства жизни, которые в соответствии с законом влекут возникновение права собственности на определенное имущество у конкретных лиц. Основания приобретения права собственности в научной литературе, иногда именуют титулами, собственности (от лат. titulus - основание) [2]. Некоторые авторы, вместо указанных терминов используют «способы приобретения и прекращения права собственности», не проводя даже семантического их разделения вследствие того, что, по их мнению, эти понятия тождественны по своему содержанию [3], так, например, Л.В. Пулявская, полагает, что «основание приобретения права собственности» (общей собственности) и «способ приобретения права собственности» являются в гражданском праве синонимами [4]. Другие же ученые усматривают различие между основаниями и способами приобретения гражданских прав, но четкого разделения между ими не проводят и не обосновывают его теоретически [5].

Законодатель использует термин «основание» и в ст. 8 ГК РФ указывает на то, что «гражданские права и обязанности возникают из оснований, предусмотренных законом и иными правовыми актами, а также из действий граждан и юридических лиц, которые хотя и не предусмотрены законом или такими актами, но в силу общих начал и смысла гражданского законодательства порождают гражданские права и обязанности». Далее, перечисляя основания возникновения гражданских прав и обязанностей, в числе правопорождающих юридических фактов Гражданский кодекс указывает на договоры, иные сделки, акты государственных органов и органов местного самоуправления, судебные решения и некоторые другие. Однако если в ст. 8 ГК говорится о том, что гражданские права и обязанности возникают непосредственно из договоров и других юридических фактов, то когда речь заходит о приобретении имущества, то кодекс устанавливает также, что «гражданские права и, обязанности возникают в результате приобретения имущества по основаниям, допускаемым законом». В. ст. 218 ГК РФ «Основания приобретения права собственности» говорится о том, что право собственности может быть приобретено на основании договора.

Договор как юридический факт не является достаточным основанием, когда речь идет о приобретения права собственности, например, по договору купли-продажи, так как требуется по общему правилу еще и передача, если купля-продажа касается движимых вещей (ст. 454 ГК РФ), а для недвижимых - государственная регистрация (ст. 219 ГК РФ). Можно предположить, что и передача является основанием возникновения права собственности, входя в соответствующий состав (совокупность юридических фактов, необходимую для возникновения правоотношения). В любом случае, с гражданско-правовой точки зрения и способ и основания являются юридическими фактами. Но наш взгляд, при употреблении термина «способ» акцент делается на момент действия. Соответственно, к способам, строго говоря, относятся не все юридические факты, а лишь группа юридических действий. Основания же - все юридические факты. Например, Г.Ф. Шершеневич писал, что «способом приобретения собственности называется такой юридический факт, с которым, по взгляду объективного права, соединяется установление права собственности в лице данного субъекта» [6]. Он критиковал установленную российским законодательством систему способов приобретения права собственности, включавшую способы дарственные и безмездные (пожалование, выдел, дар, завещание); наследство; способы обоюдные (мена и купля); договоры и обязательства, указывая на то, что договор не может быть способом приобретения собственности, а является только основанием [7].

Еще ранее на это указывал Д.И. Мейер, который писал: «Юридические отношения следствием которых, обыкновенно бывает приобретение права собственности, нужно отличать от тех, которые непосредственно порождают право собственности и представляются способами его приобретения» [8]. Эти первые юридические отношения он именует законными основаниями.

Итак, можно сделать вывод о том, что основания приобретения права собственности - это юридические факты, в силу которых осуществляются (реализуются) способы приобретения права общей собственности. Права собственности без основания быть не может. Равно как приобрести право собственности лишь на одном основании нельзя. Однако, на наш взгляд, большую сложность представляет вопрос о разделении способов приобретения права собственности.

В российской цивилистике дискуссия о способах приобретения права собственности и их классификации ведется со второй половины XIX века. Традиционным считается деление способов приобретения права собственности на первоначальные и производные, смысл которого заключается в установлении объема прав и обязанностей нового собственника. При первоначальных способах объем правомочий приобретателя определяется законом, а при производных - объемом предшествующего собственника. Вопрос о делении способов приобретения права собственности на первоначальные и производные не исчерпывается только критериями классификации, поскольку иногда подвергается сомнению необходимость такого разграничения. По мнению Д.И. Мейера: «Само разделение оказывается потому праздным, излишним, даже вредным, потому что различие в юридических понятиях всегда дает повод думать о различии в юридических определениях, а если этого нет, то различие ведет только к ошибочному представлению. Но, кроме того, разделение способов приобретения права собственности на, первообразные и производные не выдерживает критики: исходная точка разделения неверна, ибо в нашем юридическом быту нет вещей, никому не принадлежащих» [9]. Отвергая деление способов приобретения права собственности, основанное как на критерии воли, так и в зависимости от правопреемства, Д.И. Мейер предлагал свою классификацию: 1) способы, требующие посредства владения (передача, связанная со сделкой, давность, военная добыча, находка); 2) способы, не зависящие от владения, так что лицо можно признать собственником вещи, хотя бы оно к ней и не прикасалось (пользование, приращение, смешение). В настоящее время данная точка зрения лишается одного из своих аргументов, поскольку современное гражданское законодательство предусматривает наличие безхозяйного имущества (лат. - bona vacantia).

В литературе в качестве критерия для разграничения способов приобретения права собственности предлагалась согласованность воли предшествующего собственника и воли приобретателя. Основоположником данного воззрения считается О.С. Иоффе, который писал: «Первоначальные способы характеризуются тем общим для них моментом, что они не связаны с волей предшествующего собственника, поскольку такового вообще нет либо его воля не принимается во внимание», производные же способы «характеризуются тем, что в таких случаях право собственности приобретается по воле предшествующего собственника и с согласия нового приобретателя» [10]. Указанный критерий согласованности воли предшествующего собственника и воли приобретателя в отличие от иных выдерживает критику, однако и он не является абсолютным, поскольку не применим для всех способов приобретения права собственности. Подвергая критике данную точку зрения, Д.М. Генкин писал, что «при наследовании по закону, являющимся производным способом приобретения права собственности, согласованная воля предшествующего собственника и приобретателя отсутствует. Указания О.С. Иоффе на то, что в этом случае воля предшествующего собственника заменяется волей законодателя, неубедительно. В этом случае воля предшествующего собственника вообще отсутствует, и, следовательно, законодателю нечего восполнять» [11]. Не может быть речи о согласованной воле наследодателя и наследника, когда, например, завещательное распоряжение наследодателя нарушает права наследника, имеющего право на обязательную долю в наследстве, а также в тех случаях, когда возникновение права собственности у приобретателя обусловлено его принудительным прекращением у предыдущего собственника. Например, при обращении взыскания на имущество по обязательствам собственника (ст. 237 ГК РФ) правомочия к приобретателю переходят в том же объеме, в каком они существовали у первого, так как при этом нет оснований для прекращения обременений.

Попытка использовать при классификации способов приобретении права собственности одновременно два критерия - волю и правопреемство - также не нашла своего признания и представляется не вполне приемлемой. Поэтому предлагались иные критерии для разграничения, например, к первоначальным относили те способы, при которых право собственности на определенное имущество возникает впервые, либо независимо от воли предшествующего собственника, а к производным - способы приобретения права собственности при которых право нового собственника основывается на праве предшествующего собственника [12]. В последней группе речь идет о правопреемстве.

В настоящее время распространенна точка зрения, высказанная О.С. Иоффе. Представитель цивилистической школы МГУ Е.А. Суханов, характеризуя способы приобретения права собственности, к первоначальным относит способы, не зависимые от прав предшествующего собственника (включая и случаи, когда такого собственника ранее вообще не имелось), а к производным - возникающие по воле предшествующего собственника [13].

В соответствии с основными принципами ГК РФ (п. 2 ст. 1) основанием приобретения права собственности является воля приобретателя. Только в некоторых случаях, установленных законом, органы управления обязаны принять в государственную или муниципальную собственность имущество, на которое собственник утратил право. Для приобретения права собственности необходимо существование вещи. В противном случае может возникнуть обязательственное требование на изготовление или передачу вещи, но не право собственности, предметом которого всегда являются конкретные материальные объекты [14]. В данной классификации не находится места тем способам приобретения, при которых права предшествующего собственника прекращаются помимо его воли (ст.ст. 237, 243 ГК). Первоначальное же приобретение всегда происходит не по воле предшествующего собственника.

В данном контексте интересна позиция К.И. Скловского, который полагает, что общая собственность резко отличается от моносубъектной, так если конечной целью любого договора об имуществе является установление частной собственности на вещь, то общая собственность, напротив, никогда не является единственной целью соглашения и скорее считается средством достижения цели. Нередко общая собственность возникает нечаянно, без специального намерения участников происходит, если смешиваются в одном хранилище вещи, определенные родовыми признаками (зерно, нефть), или если несколько лиц оказываются наследниками неделимой вещи. Такая общая собственность, в которую совладельцы «впадают», в большей степени отражает наиболее существенные черты этого явления. Но и тогда, когда общая собственность возникает из договора, непременным условием остается то, что стороны этого договора и есть участники общей собственности. Иными словами, одно лицо, не являясь участником общей собственности, не может создать путем соглашения общую собственность для другого лица.

Следует обратить внимание, что возникновение общей собственности может практически непредсказуем в силу различного рода сделки новации или отступного, перепродажи прав долевого участия, принудительных и добровольных разделов помещений, перепланировки, перестройки и многие другие действия, результатом которых оказывается не входившее в намерение сторон возникновение общего владения и пользования теми или иными помещениями, не всегда специально служебного назначения, и общим для всех ситуаций оказывается как раз то, что совладельцы «впадают» в них помимо или даже вопреки своей воле [15].

Следует признать обоснованность точку зрения А.П. Фокова, который, исследуя данную проблему, пришел к вполне закономерному выводу о том, что конструкция правоприобретения заключается не в субъективной, а в объективной, стороне, то есть не от зависимости от воли предшествующего собственника, а в зависимости права приобретателя от права предшественника. Как считает ученый, было бы ошибочно отождествлять первоначальное приобретение с односторонним, а производное - с двусторонним (договорным). Мы полностью присоединяемся к этому мнению, как нельзя, например согласиться как приобретение государством права собственности на выморочное имущество и считать его производным приобретением, так как оно является правопреемством (универсальным). Данная позиция совпадает с вполне сформировавшимися взглядами современных ученых-цивилистов и практических работников.

С.Г. Певницкий и Е.А. Чефранова [16] считают, что большое практическое значение имеет установление способов и порядка возникновения общей собственности, так как последняя весьма распространена в нормальном гражданском обороте. В то же время нельзя не обратить внимание, что вопреки сложившимся в теории и практике мнений о способах и основаниях возникновения общей собственности ученый В.А. Белов выступает противником сложившегося гражданского оборота и полагает «наиболее естественным вариантом возникновения общей собственности именно совместную» [17].

Довольно оригинально мнение практических работников, осуществляющих сделки с недвижимостью и обращающихся в своей практике к способам возникновения общей собственности в гражданском обороте в результате приватизации предприятия и продаже объектов его недвижимости [18]. Они полагают, что объекты недвижимости на земельных участках, находящихся на праве общей собственности при их продаже в любом случае переходят к покупателю такой недвижимости в соответствии со ст.552 ГК РФ и именно на ту часть земельного участка, которая занята недвижимостью и необходима для ее использования. В этом случае вопрос об оформлении земельных участков, выборе права собственности или аренды будет решаться лицом, в собственность которого перейдут объекты недвижимости [19].

Мы все-таки склоняемся к тому, что конструкция правоприобретения заключается не в субъективной, а в объективной стороне, то есть не от зависимости или не зависимости от воли предшествующего собственника, а в зависимости права приобретателя от права предшественника. Критерий деления способов приобретения права собственности, т.е. основанный на правопреемстве: никто не может передать другому больше прав, чем то, которое имеет он сам (nemo plus juris ad alienum transferre potest, quam ipso habet). Эта позиция является наиболее распространенной в цивилистической литературе [20].

Интересен тот факт, что им кроме разграничения первоначальных и производных способов приобретения права собственности, предлагалось различать односторонне-сделочное и двусторонне-сделочное (договорное) приобретение права собственности. Данная классификация носила вспомогательный характер и была непосредственно связана с правопреемством. Но не следует думать, что к первоначальным способам приобретения относятся односторонне-сделочные, а к производным - двусторонне-сделочные (договорные). Б.Б. Черепахин писал, что «как первоначальное, так и производное приобретение права собственности может быть односторонне-сделочным и двусторонне-сделочным (договорным). Между тем многие ошибочно отождествляют первоначальное приобретение с односторонним, а производное - с двусторонним (договорным). С этим никак нельзя согласиться. Так, например, приобретение государством права собственности на выморочное имущество является производным приобретением, так как оно является правопреемством (универсальным)» [21].

В соответствии с критерием правопреемства к первоначальным способам приобретения права собственности относятся те из них, при которых права приобретателя не зависят от прав прежнего собственника или такового не существовало вообще, а к производным - те, при которых происходит переход права собственности от одного субъекта к другому, обусловливающий зависимость права приобретателя от права прежнего собственника. Правопреемство, трактуемое в неразрывной связи с правоотношением, может быть единственным надежным, критерием разграничения способов приобретения права собственности. Правопреемство наблюдается в том случае, если право нового правообладателя возникает лишь постольку, поскольку оно принадлежало до этого первоначальному правообладателю, независимо от воли первоначального правообладателя. Праводатель наделяет субъективным правом другое лицо, лишаясь при этом права сам. Возможен и другой способ производного правоприобретения, когда наделяя другое лицо правом, праводатель сам права не лишается (например, собственник и арендатор).

Переход права собственности от одного субъекта гражданского права к другому означает преемство в праве собственности (правопереносящее приобретение права собственности). Границы правомерного поведения правопреемника предопределены границами правомерного поведения правопредшественника. Однако, названная предопределенность не всегда означает тождественность, что нашло отражение в нормах объективного права (п. 3 ст. 212 ГК).

Правоотношение собственности по поводу обладания конкретной вещью существует до тех пор, пока существует сама эта вещь как объект данного правоотношения. Если вещь перестает существовать, прекращается и само правоотношение собственности, возникшее по поводу ее обладания. Приобретение права собственности на ту же вещь другим лицом не приводит к прекращению правоотношения собственности, возникшего по поводу обладания этой вещью. Правоотношение собственности в этом случае продолжается, хотя управомоченным субъектом того же правоотношения является уже не прежний собственник, а совсем иное лицо в качестве нового собственника этой вещи.

Споры о критерии разделения первоначальных и производных способов возникновения права собственности имеют не только теоретическое значение. Так, сторонники критерия воли относят национализацию, реквизицию, конфискацию к первоначальным способам возникновения права собственности, поскольку государство становится собственником вопреки воли предшествующего собственника. Напротив, те, кто предпочитают критерий правопреемства, рассматривают эти основания как производный способ возникновения права собственности, поскольку здесь имеет место правопреемство.



← предыдущая страница    следующая страница →
123




Интересное:


Понятие сроков исковой давности в ГК РФ
Собственность как предмет спора во взаимоотношениях государственной и муниципальной власти
«Врачебная ошибка» и особенности защиты прав пациентов
Общетеоретические аспекты административно-правового исследования проблем управления государственной собственностью субъекта Российской Федерации
Пожертвование как разновидность дарения
Вернуться к списку публикаций