2014-04-18 15:35:15
ГлавнаяГражданское право и процесс — Супруги как субъекты права общей собственности



Супруги как субъекты права общей собственности


Для того, чтобы рассмотреть имущественные отношения супругов, как субъектов права общей совместной собственности, представляется необходимым первоначально установить чем обусловлена необходимость законодательного введения режима общей совместной собственности на имущество супругов. Выполнение данной цели невозможно без рассмотрения брака как первичного элемента семейных отношений, обуславливающего их отличие от иных частноправовых, прежде всего гражданских. Брак выступает одним из самых древних социально-правовых институт, сущность которого на протяжении нескольких веков являлась предметом научного спора, в рамках определим лишь крайние взгляды на брак: традиционалистко-патриархальный и договорный.

В соответствии с первым, характерны для доиндустриальных обществ, в частности для дореволюционной России, «брак представляется учреждением, состоящим под покровительством божества, по учению же православной церкви - даже учреждением, совершаемым с его участием, - таинством. ... Равным образом, и закон нравственный, независимо от религии, принимает в свою область учреждение брака и признает его союзом двух лиц разного пола, основанным на чувстве любви, который имеет своим назначением - пополнить личность отдельного человека, неполную в самой себе, личностью лица другого пола» [1].

В западной традиции широкое распространение получило представление о браке как договоре, которое берет своим началом право Древнего Рима [2]. Договорная концепция основывается на трех постулатах, создающих образ брака-договора: требованиях к его форме и условиях действительности, возможности получения возмещения убытков в результате расторжения брака, а также права уйти от законного имущественного режима и предусмотреть режим договорной. Как правильно отмечают ученые, что только в брачном договоре можно в полном объеме урегулировать права и обязанности супругов [3]. Однако и среди «классиков концепции» нет полной уверенности в тождестве брака и договора. Так, Л. Жюллио де ла Морандьер определяет брак как «заключаемый в установленной законом форме гражданский договор, который соединяет мужчину и женщину для совместной жизни...». И далее отмечает, что перед нами договор-предпосылка, заключаемый свободно, но имеющий императивные последствия, устанавливающие гражданское состояние не только для супругов, но и для других лиц - детей, родственников, посторонних, т.е. договор, имеющий абсолютную силу [4].

Западная традиция рассмотрения брака как договора имела влияние и на некоторых российских цивилистов. Одни из основателей российского дореволюционного семейного права - И.А. Загоровский писал, что брак «в происхождении своем заключает элементы договорного соглашения, но в содержании своем и в прекращении далек от природы договора, как содержание брака, так и его расторжение не зависят от произвола супругов», поэтому институт брака следует причислять не к «области договорного права, а к разряду институтов особого рода...» [5]. Сходная позиция содержится в трудах Г.Ф. Шершеневич, который определял брак как соглашение мужчины и женщины с целью сожительства, заключенное в установленной форме, но выделял существенные отличия между браком и обязательством, основанных на договоре: «Когда договор направлен на исполнение одного или нескольких определенных действий, то последствием его будет обязательственное отношение, например, в товариществе. Брачное же соглашение не имеет в виду определенных действий, но, как общение на всю жизнь, оно имеет по идее нравственное, а не экономическое содержание» [6].

Большинство советских и российских юристов также рассматривали и рассматривают брак как некое особое учреждение общественной, в том числе юридической, практики. Например, А.И. Пергамент определяла брак как заключенный в органах загса «свободный пожизненный союз между мужчиной и женщиной, основанный на полном равноправии, на взаимной любви и уважении сторон, целью которого является образование семьи» [7].

Обобщая различные дефиниции брака, некоторые ученые признают, что дать ему определение представляется затруднительным, поскольку «это комплексный институт и юридическое определение неизбежно было бы неполным, ибо оно не могло бы охватить существенные признаки брака, лежащие за пределами права» [8]. С другой стороны, если следовать строго нормам права, описывающим брак, то некоторые определения представляются универсальными. Г.Ф. Шершеневич определял брак как «союз мужчины и женщины, с целью сожительства, основанный на взаимном соглашении и заключенный в установленной форме» [9], Д.И. Мейеру брак представлялся «союзом лиц разного пола, удовлетворяющим известным юридическим условиям и дающим известные гражданские последствия» [10]. В.П. Шахматов называл брак союзом мужчины и женщины, имеющим целью создание семьи, заключенным с соблюдением предусмотренных законом условий и оформленным в установленном правом порядке [11]. Следовательно, беря за основу признаки брака, находящиеся в Семейном кодексе и описывающих различные этапы его существования, брак можно определить как юридически оформленный союз мужчины и женщины, имеющий целью создание и поддержание семейных отношений и порождающий права и обязанности супругов. В основе брака лежит союз, который своими признаками находится в одной параллели с договором, либо вообще является им. Брак не нужно воспринимать как договор купли-продажи, вообще, как гражданско-правовой договор. Семейный союз порождает взаимные права и обязанности как личного неимущественного, так и личного имущественного характера. Поэтому, в принципе, брак можно назвать договором, но только особым, семейно-правовым, которые отличны от гражданско-правовых предметом, содержанием, целью и основаниями прекращения.

В последнее время распространение приобретает фактический брак, которым называется союз мужчины и женщины, не зарегистрированный в органах ЗАГСа. Фактический брак относится к особой разновидности предпосылок возникновения тех или иных правоотношений - к фактическим состояниям [12].

Следует, однако, заметить, что фактический брак порождает правовые последствия, например, при признании отцовства. Таким образом, фактический брак есть союз мужчины и женщины, характеризующийся устойчивым, длительным совместным проживанием, ведением общего хозяйства, организацией досуга, а при наличии детей - родительской заботой о них, т. е. поддержанием семейных отношений. Значит, главное - нахождение лиц в отношениях, характерных для супругов, в неюридическом контексте - тождественных. Причем в данном союзе могут не соблюдаться условия о действительности брака (возраст, дееспособность, моногамия). История развития советского семейного права показывает, что попытки легализации фактического брака, порождающего правовые последствия были. В КЗоБСО РСФСР 1926 г. данное явление получило правовое признание, но правовые последствия не были тождественны браку зарегистрированному [13], но возникала общность имущества. Указом Пленума Верховного Суда СССР от 8 июля 1944 г. фактическое супружество как юридический факт было объявлено незаконным [14], исходя из отказа от взгляда на отношения между полами как на отношения индивидуалистические, личные, нейтральные для общества и государства. Государство стало кровно заинтересовано в каждом индивидуальном семейном отношении, оно диктует, властно указывает, определяет условия, характеризующие интересы коллектива, обеспечивающие выполнение долга по отношению к коллективу [15]. Основной же принцип, заложенный этим Указом, признание государством только зарегистрированного брака является и теперь основополагающим для отечественного семейного права [16].

Однако основополагающий принцип брачного права о признании лишь зарегистрированного брака всегда подвергался и, вероятно, будет подвергаться здоровому сомнению [17], поскольку с внешней стороны фактический брак отличается от «законного» лишь актом государственной регистрации. Существо обоих явлений от этого не меняется. Справедливо пишет О.Ю. Косова, что «... с точки зрения социологического толкования семьи очевидно, что и фактический брак нельзя не считать семейным союзом, если он выполняет те же социальные функции, что и семья, основанная на зарегистрированном браке» [18].

В ряде стран фактические супружеские союзы уже получили признание. Так, например, в Японии определенные правовые последствия начали связываться с данным отношением сначала на основании судебного прецедента 1915 г., а затем и нормативных решений ГК. На фактический брак распространяются часть личных качеств брака (совместное проживание, супружеская верность и т. п.) и часть имущественных (несение расходов на совместную жизнь, презумпция общности имущества, «право собственности на которое неясно», солидарная ответственность, по обязательствам, связанным с повседневными семейными делами и др., кроме брачного договора). При необходимости факт данного семейного состояния устанавливается судом [19].

Таким образом, фактический брак можно признать видом семейного союза. Уважение же обществом позиции фактических супругов, не желающих вмешательства государства в их личную жизнь, в этом случае отнюдь не утрачивается, так как обращение к правовому механизму будет строиться исключительно на диспозитивной основе. Семейное право лишь предоставит субъектам данного семейного союза гипотетическую возможность воспользоваться благом и силой своих норм о переводе гипотезы в диспозицию примут решение фактические супруги совместно или каждый из них в отдельности.

Рассмотрев брак, можно перейти к освещению вопроса, в чем заключается особенность супругов как субъектов права общей собственности. Во-первых, характеризуя признаки брака, мы могли заметить, что семейные отношения носят личный и личностный характер [20]. Немаловажное значение в семейных отношениях играет доверительность. Именно эта доверительность и будет определять участие их в имущественных правоотношениях. При потере доверия супруги прекращают семейные отношения, либо изменяют их (например, заключают брачный контракт).

Личностный характер семейных правоотношений проявляется и в том, что личные неимущественные семейные отношения не только превалируют над имущественными, но и предопределяют их возникновение, содержание и развитие. Брак - создание и поддержание семейной общности, особым образом выстраивает оптимальные варианты становления и развития супружеских отношений - совместная собственность (брачный имущественный договор лишь второй способ регулирования семейной экономики).

При расторжении брака юридически возможность отступления от равенства долей по весьма необычным для гражданского права основаниям (например, в связи с необходимостью учета жизненно важных интересов несовершеннолетних детей или одного из супругов).

Таким образом, семейные правоотношения по своей правовой природе существенно отличаются от всех прочих частных правоотношений, что находит подтверждение в юридической литературе. Следовательно, несмотря на то, что семейное и гражданское право относятся к частно-правовым отраслям, а нормы гражданского права применимы к регулированию семейных правоотношений, не все гражданско-правовые методы регулирования применимы для семейно-правовых отношений.

Во-первых, общность имущества, нажитого в браке, определяется независимо от уровня доходов каждого из супругов - более того, суд вправе отступить от равенства долей с учетом интересов несовершеннолетних детей, остающихся с одним из супругов, а также в пользу последнего, если это обусловлено жизненно важными потребностями, не могущими реализовываться обычными образом. Во-вторых, семейные имущественные отношения устанавливают законный режим имущества супругов на принципах совместной собственности, равенства долей (независимо от вклада каждого из них), раздела этого имущества с учетом интересов несовершеннолетних детей и заслуживающих внимания интересов каждого из супругов. В то же время, договорный режим - это установление возможной раздельной собственности.

В соответствии со ст. 40 Семейного кодекса Российской Федерации (далее - СК РФ) брачным договором признается соглашение лиц, вступающих в брак, или соглашение супругов, определяющее имущественные права и обязанности супругов в браке и (или) в случае его расторжения. Ни российское дореволюционное, ни советское, ни российское законодательство вплоть до 1 января 1995 года не предусматривало заключения брачных договоров. Брачный договор описывался, причем в критической форме, при характеристике семейного права зарубежных государств [21]. В литературе отмечается, что «привлекательность брачного договора таилась, по-видимому, в том, что в допущении возможности его заключения воплощалась идея свободы» [22]. Не оспаривая возможность диспозитивного регулирования имущественных отношений супругов, не следует чрезмерно преувеличивать не только значение брачных договоров в регулировании имущественных отношений в российской семье, но и сами его возможности, то есть объем регулирования имущественных отношений.

Регламентация возможности заключения соглашения между супругами по поводу судьбы имущества, приобретенного во время брака, впервые появилась в ст. 256 части первой Гражданского кодекса Российской Федерации. Семейный кодекс только развивает данное положение, называя такое соглашение «брачным договором». Квазибрачные договоры появились в имущественной практике до принятия ГК РФ и СК РФ, когда супруги заключали между собой соглашения, именовавшиеся «договорами о правовом режиме имущества супругов», где констатировалось, что до заключения брака определенное имущество принадлежало тому или иному супругу и, следовательно, в общую собственность не входило, облегчало доказывание факта принадлежности соответствующего имущества одному из супругов, либо определялся порядок пользования жилым помещением в соответствии с ч. 2 ст. 54 Жилищного кодекса РСФСР, что, в свою очередь, облегчало доказывание неравных прав на жилое помещение.

Семейный кодекс РФ законодательно регулирует возможность заключения брачного договора. В этом случае, супруги обладают свободой выбора варианта поведения, имеют возможность осуществлять свою правосубъектность и свои субъективные права по собственному усмотрению.

Анализ норм Гражданского и Семейного кодексов РФ позволяет некоторым авторам утверждать, что брачный договор не является чем-то уникальным, выступая одним из видов гражданско-правового договора [23]. Обоснование данного утверждения они видят в том, что возможность заключения брачного договора предусматривается в ГК РФ, изменение и расторжение брачного договора производятся по основаниям и в порядке, также установленным нормами ГК РФ для изменения и расторжения договора, указания же на заключение брачного договора в Семейном кодексе нет. Обозначение в ГК РФ договора супругов сделано исключительно для того, чтобы установить возможность диспозитивного регулирования имущественных отношений нормами семейного права. Если признавать брачный контракт исключительно гражданско-правовым договором, изменяющим семейные правоотношения, то этим авторам следует идти дальше: признать соглашения об уплате алиментов, о воспитании детей и т.д. тоже исключительно гражданско-правовыми сделками [24].

С нашей стороны, мы не можем согласиться с данной точкой зрения и полагаем, что брачный контракт является обычной семейно-правовой сделкой. Более того, в Семейном кодексе отсутствует детальное регулирование заключения и изменения брачного договора, тогда как в гражданском праве порядок и условия заключения договора урегулированы законодательно. Здесь следует иметь в виду, норму, содержащуюся в ст. 4 СК РФ, что к отношениям, регулируемым, семейным законодательством, в субсидиарном порядке применяется гражданское законодательство постольку, поскольку это не противоречит существу семейных отношений. С учетом изложенного, мы полагаем, что брачный договор гражданско-правовым не является, являясь особой семейно-правовой сделкой направленной на возникновение, изменение или прекращение исключительно имущественных прав супругов, не затрагивающей их личные неимущественные права, в силу этого под регулирование гражданского права брачный договор подпадает постольку, поскольку это не затрагивает особый характер регулирования семейных отношений.

Следует обратить внимание на то, что в отличие от законодательства ряда европейских государств российское законодательство предусматривает возможность заключения такого соглашения только по поводу имущества (имущественных прав), поэтому недействительными будут положения брачного договора, регламентирующие личные взаимоотношения супругов.

Соглашение между супругами должно заключаться в соответствии с нормами гражданского законодательства, обеспечивающими свободу договора (ст. 421 ГК РФ), следовательно, супруги либо будущие супруги вправе (но не обязаны) заключить брачный договор, поэтому понуждение к заключению договора не допускается (п. 1 ст. 421 ГК РФ), а условия брачного договора определяются по усмотрению сторон, (п. 4 ст. 421 ГК РФ). Однако договор должен соответствовать обязательным для сторон правилам, установленным законом и иным правовым актом (императивным нормам), действующим в момент его заключения (ст. 422 ГК РФ).

Брачный договор может быть заключен как до вступления в брак, так и во время существования брачных отношений (ст. 41 СК РФ). Нотариально оформленное соглашение, заключенное мужчиной и женщиной до вступления в брак, вступает в силу только после регистрации брака. В тех случаях, когда мужчина и женщина, будучи супругами (независимо от того, сколько времени прошло с момента заключения брака), решили определить свое имущественное положение, соглашение вступает в силу с момента нотариального оформления.

Подпадание брачного договора под регулирование гражданско-правовых норм не означает утраты им семейно правовой природы и отсутствия специфических черт, свойственных только этому типу соглашений, позволяющих отличать его от всех прочих гражданско-правовых сделок. Существование этих особых черт (признаков) брачного договора обусловлено особым субъектным составом данного соглашения и его направленностью или, говоря в более общем плане, спецификой семейных отношений [25]. Общее правило, изложенное в п. 4 ст. 421 ГК РФ: «условия договора определяются по усмотрению сторон», конкретизируется в ст. 42 СК РФ предметом и субъектами соглашения. В соответствии с п. 1 указанной статьи брачным договором супруги вправе изменить установленный законом режим совместной собственности, установить режим совместной, долевой или раздельной собственности на все имущество супругов, на его отдельные виды или на имущество каждого из супругов. В этой связи можно вспомнить высказывание К.И. Скловского о том, что невозможно обнаружить «продиктованный практическими целями договор, имеющий единственной (а не факультативной) целью возникновение общей собственности» [26]. Данное суждение верно для сферы традиционной цивилистики, где ни договоры (прежде всего простого товарищества), ни даже сделки (приватизация) не направлены на возникновение общей собственности, которая возникает как необходимое сопутствующее обстоятельство. Следует обратить внимание на то, что в сфере семейного права вполне может возникнуть ситуация, когда единственной целью заключения соглашения (брачного договора) будет переход имущества из режима личной в режим общей собственности супругов.

Супруги вправе определить в брачном договоре свои права и обязанности по взаимному содержанию, способы участия в доходах друг друга, порядок несения каждым из них семейных расходов, определить имущество, которое будет передано каждому из супругов в случае расторжения брака, а также включить в брачный договор любые иные положения, касающиеся имущественных отношений супругов.

Предметом брачного договора может быть как уже нажитое имущество, так и то, которое будет нажито супругами в будущем. Возможно включение в предмет соглашения и условий по поводу имущества, принадлежащего только одному из супругов. Однако такой договор будет уже иметь признаки смешанного договора, т. е. содержать в себе элементы различных договоров (брачного и, например, мены). Следует указать, что брачный контракт не подлежит государственной регистрации, однако если он касается смены правового режима недвижимого имущества, то он выступает основанием к регистрации перехода права собственности на недвижимое имущество [27].

По общему правилу, брачный договор является бессрочным, однако соглашение может носить срочный характер, т. е. заключаться на определенный срок, например, на пять или 25 лет. Другое дело, что, устанавливая какие-либо сроки существования прав и обязанностей, предусматриваемых брачным договором, необходимо учитывать специфику того или иного права. Так, вещные права, как правило, являются бессрочными. Поэтому в брачном договоре не может быть установлено, что, например, какое-нибудь имущество переходит в собственность супруга (супруги), предположим, на пять лет (к сожалению, встречаются и такие «решения»). Вместе с тем договором можно установить, что право собственности на ту или иную вещь будет принадлежать, предположим, супруге, но по истечении определенного периода времени (или (и) при наличии определенных условий) данная вещь перейдет в общую совместную собственность супругов, или в общую долевую собственность супругов (и здесь же (в договоре) можно предусмотреть доли), или в собственность супруга. В отношении же прав обязательственных установление сроков их существования ничем не ограничено. Например, можно установить, что несение семейных расходов осуществляется каждым из супругов поочередно в течение определенного времени (допустим, первые полгода их несет супруга, вторые - супруг).

Практика брачных контрактов показывает, что они преимущественно направлены на установление раздельной собственности, брачный контракт также может уточнять регулирование имущественных отношений супругов, в первую очередь, отношения общей собственности.

Все вышесказанное позволяет нам сформулировать следующие выводы: Отношения общей собственности, носят особый характер, поскольку они не только предопределены личными, неимущественными отношениями супругов, но и напрямую зависят от них. Такое регулирование обусловлено особой публичной значимостью таких отношений. Вот почему, в отличие от общей собственности других лиц, общая собственность супругов не имеет в себе эквивалентного и возмездного начала, предполагает особую доверительность во внутренних отношениях сособственности, устанавливает равенство имущественных интересов супругов-сособственников. Более того, публичная значимость этих отношений востребует особые ограничения основополагающего для совместной собственности принципа (начала) равенства для охраны интересов несовершеннолетних детей и (или) супруга.

Одна лишь регистрация брака не может выступать основанием возникновения общей совместной собственности супругов, поэтому, по общему правилу, необходимы все признаки такой общности двух лиц, которую принято именовать супругами или малой семьей. Но отсутствие регистрации брака влечет лишение возможности установления режима совместной собственности, несмотря на тождественность браку личных взаимоотношений, сложившихся между двумя лицами.

Диспозитивность семейного права позволяет изменять законный режим общей совместной собственности путем заключения брачного договора, является субсидиарной сделкой по отношению к браку как к союзу (санкционированному государством соглашению о вступлении в брачные отношения). При этом субсидиарность (вторичность) брачного договора обусловлена тем, что имущественные отношения (на которые только и распространяется его регулирование) в семейном праве, в отличие от гражданского, являются производными от личных неимущественных.


Залугин Сергей Валентинович



[1] Мейер Д.И. Указ. соч. Т. 2. С. 348.

[2] См.: Новицкий И.Б. Римское право М., 1993. С. 63-65; Муромцев С.А. Гражданское право Древнего Рима. М., 2003. 45-47.

[3] См.: Гражданское и торговое право капиталистических государств / Под ред. Е.А. Васильева. М., 1993. С. 516-517; Максимович Л.Б. Брачный договор в российском праве. И.: Изд. «Ось». 2003. С. 88; Мыскин А.В. Договорной режим имущества супругов как элемент содержания брачного договора / Юрист. 2006. №3. С. 47.

[4] См.: Морандьер Ж. Де Ла. Гражданское право Франции. М., 1958. С. 323.

[5] Загоровский И.А. Курс семейного права. Одесса, 1902. С. 5.

[6] Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права. М., 1995. С. 587.

[7] Советское гражданское право. М., 1951. С. 384.

[8] См.: Орлова Н.В. Правовое регулирование брака в СССР. М., 1971. С. 23; Фоков А.П. Проблемы права собственности. М. ИГ «Юрист». 2003. С. 53-57.

[9] Шершеневич Г.Ф. Указ. соч. С. 586.

[10] Мейер Д.И. Указ. соч. С. 348.

[11] См.: Шахматов В.П. Новое советское законодательство о браке и семье. Томск, 1969. Ч. 1. С. 24.

[12] См.: Босанац М. Внебрачная семья. М., 1981. С. 48; Фоков А.П. Проблемы права общей собственности. М. ИГ «Юрист». 2003. С.75-76; Кравчук Н.В. Конвенция о правах ребенка ООН как инструмент защиты семейных прав ребенка в России / Государство и право. 2006. №4. С.48,53.

[13] См:: Сборник статей и материалов по брачному и семейному праву / Под ред. Д И. Курского. М., 1926. С. 17-65.

[14] Об этом см.: Рабинович Н. В. Спорные вопросы советского социалистического семейного права // Уч. зап. ВЮЗИ. М., 1948. С. 61.

[15] См.: Свердлов Г. М О предмете и системе социалистического семейного права // Советское государство и право. 1941. № 1. С. 58.

[16] См.: Полянский П.П. Реформирование советского семейного права в годы Великой Отечественной войны. Автореф. дис. канд. юрид. наук. М., 1996. С. 9.

[17] См.: Антокольская М.В. Семейное право. Учебник. М.: Юристъ. 1996.

[18] См.: Косова О.Ю. О предмете семейного права // Сибирский юридический вестник. 1998. № 1. С. 77.

[19] См.: Вагацума С. Гражданское право Японии /Под ред. Вагацума С, АриидзумаГ. М.: Прогресс 1983. С. 124.

[20] См.: Ворожейкин Е.М. Семейные правоотношения в СССР. М., 1972. С. 43­70; Никитина В.П. Правовые проблемы регулирования имущественных отношений в советской семье. Автореф. дисс. д-ра юрид. наук. Л., 1976. С. 15; Яковлев В.Ф. Гражданско-правовой метод регулирования общественных отношений. Свердловск, 1972. С. 160-161; Шерстнева Н.С. Принципы российского семейного права /Автореф. дисс. д-ра юрид. наук. М. 2007. С. 10.

[21] См.: Шершень Т.В. Семейному кодексу России - 10 лет: проблемы применения и перспективы совершенствования. Научные труды РАЮН. Т.2. Вып.6. М. 2006. С. 934; Там же. Бардин Л.H. Некоторые проблемы практики применения Семейного кодекса РФ. С. 889.; Афанасьева И.В. Особенности правового регулирования заключения брака в законодательстве зарубежных стран / Семейное и жилищное право. 2005. № 3. С. 3-7; Там же. Титаренко. Е.П. Понятие и характеристика соглашений в семейном праве.

[22] Гонгало Б.М., Крашенинников П.В. Брачный договор. Комментарий семейного и гражданского законодательства. М., 2002. С. 3.; Фоков А.П. Проблемы права общей собственности. М. ИГ «Юрист». 2003. С. 77.

[23] Там же. С. 8.

[24] Более подробно о природе брачного контракте см.: Антокольская М.В. Брачный контракт // Закон. 1999. № 4; Бондов С.Н. Брачный договор (контракт) по семейному праву России: Автореф. дисс. канд. юрид. наук. М., 1999; Игнатенко А.А., Скрыпников Н.Н. Брачный договор. Законный режим имущества супругов. М., 1997; Королев Ю. Брачные контакты и контракты / / Правозащитник. 1998. № 4.

[25] См.: Сосипатрова Н.Е. Брачный договор: правовая природа, содержание, прекращение // Государство и право. 1999. № 3. С. 76-81.

[26] Скловский К.И. Указ. соч. С. 168.

[27] См.: Михайлова E.Л. Брачный договор как основание для государственной регистрации прав на недвижимое имущество // Бюллетень Министерства юстиции РФ. 2002. №7. С. 76-77; Мурашова В. Любовь ... с гарантией: Где и как заключаются брачные контракты // Человек и закон. 2001. №11. С. 65-71.







Интересное:


Кому нужна интеллектуальная собственность в XXI веке
Односторонние сделки в гражданском праве Российской Федерации
Приостановление срока исковой давности в гражданском праве
Формы и степени вины в нарушении договорных обязательств в гражданском праве РФ
Понятие заключения гражданско-правового договора и его составляющие элементы
Вернуться к списку публикаций