2014-04-18 15:34:26
ГлавнаяГражданское право и процесс — Право собственности крестьянского (фермерского) хозяйства



Право собственности крестьянского (фермерского) хозяйства


Крестьянское (фермерское) хозяйство в России имеет очень древние корни. Нераздельность семьи определяла общность хозяйства, поэтому самостоятельные распоряжения, относящиеся, к имуществу, доступны были весьма немногим, так как сделки, заключаемые членами семьи, рассматривались как сделки, заключаемые от имени самой семьи или домохозяина.

Общностью семейного хозяйства, и связанными с этим фактом интересами всех членов семьи и самой общины, обусловливается то явление, что и для отца семьи, несмотря на то, что все имущество считается принадлежащим ему на праве собственности, существуют различные, более или менее значительные, ограничения относительно права распоряжения имуществом. В дореволюционной литературе утверждалось, что собственником имущества крестьянского двора выступают все его члены [1]. Власть отца, как главы семейства, хотя повсюду и признавалась, но нередко стесняется в тех случаях, когда его действия или распоряжения клонятся к ущербу семейного хозяйства или к явной обиде тому или другому из членов семьи. Поэтому все сделки и распоряжения, ведущие к расстройству хозяйства, давали членам семьи право по только объявлять такие распоряжения недействительными, по даже устранять отца семьи от управления хозяйством [2].

Во второй половине XIX века после освобождения крестьян от крепостной зависимости в 1961 году возникла теория, условно называемая народно-обычным правом, согласно которой крестьянская семья стала рассматриваться как ассоциация труда, основанная на тех же началах, какие свойственны и артели [3]. Теория народно-семейного права основывалась также на том, что кровная связь в семье не составляет ее существа, а является как бы элементом случайным. Власть главы семейства обуславливалась лишь общностью хозяйства, поэтому домохозяин, не исключая отца или матери семьи, выступал только как распорядитель общего имущества подобно артельному старосте. Все имущество в семье объявлялось принадлежащим всем членам семьи сообща, как дольщикам «общей семейной собственности», к числу коих относится и сам домохозяин, хотя бы он был, вместе с тем, отец остальным членам семьи. Данная теория была подвергнута критике на том основании, что семья не могла быть приравнена к артели (простому товариществу), ибо для понятия семьи существенно, чтобы она состояла из лиц, связанных между собою узами родства, между тем как для артели это безразлично.

Также особенностью крестьянского двора выступало то, что отдельной земельной собственности у членов семьи не было. Но дети (имеются ввиду уже взрослые) могли иметь на праве личной собственности лошадей, волов, мелкий скот и все то, что приобретено было их личным трудом, несмотря на то, что они жили вместе с отцом.

Следует заметить, что общая семейная (подворная) собственность просуществовала недолго. Законом 14 июня 1910 года она была устранена в отношении крестьянского землевладения, построенного не на общинных началах. Участки земли, укрепленные в собственность из общинных земель стали принадлежать лично домохозяину, который поэтому один сохранял право распоряжения ими. И только в тех случаях, когда участки находятся в нераздельном владении матери и детей или нескольких лиц, не состоящих между собой в родстве по прямой нисходящей линии, они составляют общую их собственность (ст. 47 и 48) [4].

На смену крестьянскому после 1917 года пришел колхозный двор. В советском законодательстве не давалось определения колхозного двора, в теории же и практике «колхозный» двор рассматривался как вид крестьянского двора, понятие которого было дано в ст. 65 Земельного кодекса РСФСР: «Двором признается семейно-трудовое объединение лиц, совместно ведущих сельское хозяйство. Двор может состоять и из одного бессемейного лица (без различия пола)». Таким образом, подсобное хозяйство двора, которое велось колхозниками, сохранило исторически сложившуюся форму регулирования отношений в крестьянской семье [5].

В ст. 72 Земельного кодекса РСФСР была установлена обязательность регистрации крестьянского двора в подворных списках сельского Совета депутатов трудящихся. Именно данная статья позволяла некоторым ученым признавать самостоятельным субъектом права личной собственности колхозный двор как таковой [6]. Другие строго придерживались того, что субъектами правоотношений выступают только члены колхозного двора [7]. Например, Д.М. Генкин, развивая первую точку зрения, писал, что колхозный двор является юридическим лицом, поскольку он несет самостоятельную имущественную ответственность, имеет организационное единство и выступает в гражданском обороте от своего имени [8].

Бесспорно, что колхозному двору в определенной мере были присущи указанные признаки юридического лица, но они не были развиты настолько, чтобы можно было признать колхозный двор особым юридическим лицом. Имущественная обособленность (собственность двора не сливалась с личным имуществом его членов), ответственность по обязательствам, которые установлены в интересах всего двора (а не отдельных членов двора) и организационное единство (включая управление двором его главой) являлись следствием особой формы организации данного хозяйства, как производственной экономической единицы (ст. 65 Земельного кодекса).

Колхозный двор являясь коллективным образованием, в гражданском обороте он не выступал ни юридическим лицом, ни субъектом права особого рода, поскольку имущество колхозного двора принадлежало всем его членам в полном его составе независимо от пола и возраста (ст. 27 Основ, ст. 126 ГК РСФСР 1964 года, ст. 67 Земельного кодекса). В судебной практике возникало немало споров относительно признания лиц субъектами собственности колхозного и определения объема его правовых притязаний. Регистрация выявляла состав колхозного двора, поэтому его изменения также должны были регистрироваться сельским Советом (ст. 72 Земельного кодекса). Большинство авторов считало регистрацию одним из доказательств принадлежности лица к составу определенного двора [9], другие же вообще считали, что лица, не занесенные в подворный список, не получают прав члена двора (регистрация для них выступала правообразующим юридическим фактом) [10].

Практически в состоянии таком колхозный двор сохранился к моменту начала перестройки. Закон РСФСР от 23 ноября 1990 г. «О земельной реформе» гарантировал гражданам право на получение в собственность, а также в пожизненное наследуемое владение и в аренду земельных участков для ведения личного подсобного хозяйства, крестьянского хозяйства, садоводства, животноводства, а также для иных целей, связанных с ведением сельскохозяйственного производства. Крестьянское (фермерское) хозяйство в начале 90-х годов должно было стать наиболее распространенной формой организации сельскохозяйственного производства, поэтому в целях правового обеспечения процесса организации и деятельности таких хозяйств 22 ноября 1990 г. был принят специальный Закон РСФСР «О крестьянском (фермерском) хозяйстве».

Согласно ст. 1 Закона «О крестьянском (фермерском) хозяйстве» крестьянское хозяйство - это самостоятельный хозяйствующий субъект с правами юридического лица, представленный отдельным гражданином, семьей или группой лиц, осуществляющий производство, переработку и реализацию сельскохозяйственной продукции на основе использования имущества и находящихся в их пользовании, в том числе в аренде, в пожизненном наследуемом владении или в собственности земельных участков.. В законе не было определено соотношение понятия крестьянского хозяйства с понятием предприятия, вследствие чего некоторые ученые стали относить крестьянское хозяйство к индивидуальным (семейным) предприятиям, создание которых было предусмотрено Законом РСФСР «О предприятиях и предпринимательской деятельности» [11]. Некоторые ученые считали крестьянское (фермерское) хозяйство самостоятельной организационно-правовой формой юридического лица. Например, А.Е. Черноморец писал, что крестьянское хозяйство «занимает самостоятельное место в экономической системе наряду с государственными, коллективными, индивидуальными и другими предприятиями и организациями», но он же отмечает, что «в тех случаях, когда крестьянское хозяйство ведется гражданином или семьей, это хозяйство может быть отнесено к индивидуальному (семейному) предприятию» [12].

С принятием нового Гражданского кодекса РФ понятие крестьянского хозяйства потребовало уточнения, поскольку в п. 2 ст. 23 ведение крестьянского хозяйства, стало рассматриваться как предпринимательская деятельность граждан без образования юридического лица. В ГК РФ: «Глава крестьянского (фермерского) хозяйства, осуществляющего деятельность без образования юридического лица (статья 257), признается предпринимателем с момента государственной регистрации крестьянского (фермерского) хозяйства». Следует отметить, что как до, так и после принятия ГК РФ в специальной литературе многими учеными подвергалась сомнению целесообразность придания таким хозяйствам статуса юридического лица [13]. Возникшая ситуация, когда два закона, которые устанавливали различные правовые статусы данных хозяйства, привела к необходимости разъяснения этого на уровне конституционного контроля. В Постановлении Конституционного Суда РФ от 23 декабря 1999 г. № 18-П сделан вывод, что допускается существование крестьянских хозяйств в форме хозяйственного товарищества или производственного кооператива, а крестьянское хозяйство, осуществляющее деятельность без образования юридического лица, отождествляется с его главой. Между тем, пункт 2 ст. 23 ГК РФ выделял крестьянское хозяйство особо, говоря о государственной регистрации самого хозяйства как такового, а не его главы. Крестьянское хозяйство как коллективное образование граждан, совместно ведущих предпринимательскую деятельность, обладает имуществом, имеющим особый правовой режим, что закреплено в ст. 257-258 ГК РФ. Учитывал специфику крестьянского хозяйства как субъекта, отличного от юридического лица и от индивидуального предпринимателя, и Федеральный закон «О несостоятельности, (банкротстве)», и некоторые другие нормативные правовые акты. Сообразно этому, крестьянское хозяйство, состоящее из нескольких членов, не может сводиться к индивидуальной предпринимательской деятельности его главы [14]. Однако этот вывод не относится для крестьянских хозяйств, состоящих из одного лица.

Именно этими обстоятельствами было обусловлено принятие Федерального закона от 11 июня 2003 г. № 74-ФЗ «О крестьянском (фермерском) хозяйстве» в соответствии с которым был признан утратившим силу упомянутый Закон РСФСР от 22 ноября 1990 г. № 348-1 «О крестьянском (фермерском) хозяйстве».

Крестьянское хозяйство обычно рассматривается как самостоятельная, особая организационно-правовая форма предпринимательской деятельности граждан в сельском хозяйстве без образования юридического лица на индивидуальной (семейной) или мелкогрупповой основе [15]. Только на том основании, что в ст. 23 ГК РФ говорится лишь о главе хозяйства, нельзя утверждать, что в крестьянском хозяйстве не может быть членства и что статус членов хозяйства в настоящее время не определен, хотя он безусловно нуждается в уточнении и совершенствовании.

Важно подчеркнуть, что в отношениях внутри крестьянского хозяйства все его члены обладают равными правами и несут равные обязанности: они сообща ведут хозяйство с соблюдением норм земельного, экологического и иного законодательства, владеют и пользуются общим имуществом крестьянского хозяйства, трудовые отношения в крестьянском хозяйстве определяются и регулируются членами хозяйства, все члены хозяйства подлежав государственному социальному страхованию и т. п. Вместе с тем на главу хозяйства возлагается ряд, дополнительных обязанностей как во внутренних, так и особенно во внешних отношениях крестьянского хозяйства. Так, глава хозяйства заключает различные гражданско-правовые сделки и трудовые договоры с наемными работниками, распоряжается общим имуществом крестьянского хозяйства (но с согласия всех членов), представляет интересы хозяйства в суде и арбитражном суде и т.п. Таким образом, глава крестьянского хозяйства выступает законным представителем других членов, хотя у некоторых ученых своя точка зрения [16].

Возникает вопрос, какой статус имеют крестьянские (фермерские) хозяйства, созданные до введения в действие части первой Гражданского кодекса РФ.

Легальный ответ на этот вопрос дан в п. 3. ст. 23 Федерального закона от 11 июня 2003 г. № 74-ФЗ «О крестьянском (фермерском) хозяйстве», в соответствии с которым крестьянские (фермерские) хозяйства, которые созданы как юридические лица в соответствии с Законом РСФСР от 22 ноября 1990 года № 348-1 «О крестьянском (фермерском) хозяйстве», вправе сохранить статус юридического лица лишь на период до 1 января 2010 года, при этом на такие крестьянские (фермерские) хозяйства нормы закона № 74-ФЗ, а также нормы иных нормативных правовых актов Российской Федерации, регулирующих деятельность крестьянских (фермерских) хозяйств, распространяются постольку, поскольку иное не вытекает из федерального закона и иных нормативных правовых актов Российской Федерации, а также самого существа правоотношения.

Что же касается доктринального обоснования организационно-правовой формы крестьянского хозяйства, то существовали две основные точки зрения. Согласно одной из них, после вступления в силу части первой ГК РФ все ранее созданные крестьянские хозяйства - юридические лица автоматически утратили этот статус и теперь рассматриваются, как предпринимательская деятельность без образования юридического лица [17]. Другие авторы считают, что автоматически права юридического лица не утрачиваются и пока изменения правового статуса крестьянского хозяйства не зарегистрированы в установленном порядке, оно продолжает оставаться юридическим лицом [18].

Итак, в настоящее время действует два типа крестьянских (фермерских) хозяйств: 1) крестьянские (фермерские) хозяйства, созданные на основании Закона РСФСР «О крестьянских (фермерских) хозяйствах» от 22 ноября 1990 г., до введения в действие первой части ГК РФ; 2) крестьянские (фермерские) хозяйства, образованные после введения в действие первой части ГК РФ. Крестьянские (фермерские) хозяйства первого типа признаются юридическими лицами, независимо от того, что подобная организационно-правовая форма не предусмотрена действующим законодательством. ФЗ РФ «О введении в действие части первой ГК РФ» не содержит каких-либо сроков для их преобразования в соответствие с действующим законодательством. На это обращено внимание в письме Минюста РФ от 30 апреля 1999 года № 3422-СЮ, где сказано, что федеральным законодательством «не установлены предельные сроки для приведения правового статуса крестьянских (фермерских) хозяйств в соответствие с положениями ГК РФ». Крестьянские (фермерские) хозяйства второго типа не являются юридическими лицами. Совместным Постановлением Пленума Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ от 28.02.95. № 2/1 «О некоторых вопросах, связанных с введением в действие части первой ГК РФ» (п. 9) указано следующее: «Крестьянское (фермерское) хозяйство не является юридическим лицом. Вместе с тем, глава крестьянского (фермерского) хозяйства, осуществляющий деятельность без образования юридического лица, признается предпринимателем с момента государственной регистрации крестьянского (фермерского) хозяйства (п. 2 ст. 23 ГК РФ), и соответственно к его предпринимательской деятельности применяются правила Кодекса, которые регулируют деятельность юридических лиц, являющихся коммерческими организациями, если иное не вытекает из закона, иных правовых актов или существа правоотношений». Из этого следует, что субъектом предпринимательской деятельности является глава крестьянского (фермерского) хозяйства. Само крестьянское хозяйство второго типа не является субъектом предпринимательской деятельности.

Параллельное существование в законодательстве двух различных правовых режимов крестьянского (фермерского) хозяйства на практике постоянно приводило к затруднениям. При этом нарушалось одно из главных правил юридической техники, состоящее в нежелательности употребления одного и того же термина в нескольких смыслах. Применительно к крестьянскому (фермерскому) хозяйству двоякое употребление терминологии создаст для гражданского оборота значительные осложнения, так как контрагенты крестьянских (фермерских) хозяйств не во всех случаях смогут определять их подлинный правовой статус и четко представлять себе, с кем они вступают в отношения - юридическим лицом или главой крестьянского (фермерского) хозяйства как индивидуальным предпринимателем.

Да и целесообразность сохранения крестьянского (фермерского) хозяйства как юридического лица до 2010 года спорна, поскольку возможность осуществления предпринимательской деятельности в сельском хозяйстве с образованием юридического лица вполне может быть реализована в рамках существующей системы организационно-правовых форм. Согласно статье 259 ГК РФ членами крестьянского (фермерского) хозяйства, на базе имущества хозяйства может быть создано хозяйственное товарищество (то есть полное товарищество или товарищество на вере) или производственный кооператив. Правовое положение этих форм коммерческих организаций урегулировано Гражданским кодексом РФ, Федеральным законом от 8 мая 1996 г. № 41-ФЗ «О производственных кооперативах» и Федеральным законом от 8 декабря 1995 г. № 193-ФЗ «О сельскохозяйственной кооперации».

Поэтому нет никакой необходимости вводить специально для крестьянских (фермерских) хозяйств дополнительную организационно-правовую форму.

Таким образом, можно признать верность тенденции, лишающей крестьянские (фермерские) хозяйства статуса юридических лиц, которая возобладала в новом Федеральном законе от 11 июня 2003 г. № 74-ФЗ «О крестьянском (фермерском) хозяйстве», определившем правовые, экономические и социальные основы создания и деятельности крестьянских (фермерских) хозяйств, гарантируя гражданам право на их создание и самостоятельную деятельность. Согласно п. 1 ст. 1 данного крестьянское (фермерское) хозяйство представляет собой объединение граждан, связанных родством и (или) свойством, имеющих в общей собственности имущество и совместно осуществляющих производственную и иную хозяйственную деятельность (производство, переработку, хранение, транспортировку и реализацию сельскохозяйственной продукции), основанную на их личном участии. Законом уточняется, что крестьянское (фермерское) хозяйство может быть создано одним гражданином (такие хозяйства предметом нашего исследования не будут). Законом строго определено, что крестьянское (фермерское) хозяйство осуществляет предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, то есть не является ни организационно-правовой формой юридического лица, ни может быть юридическим лицом в другой организационно-правовой форме, что снимает споры вокруг данного вопроса. Но к предпринимательской деятельности фермерского хозяйства, осуществляемой без образования юридического лица, применяются правила гражданского законодательства, которые регулируют деятельность юридических лиц, являющихся коммерческими организациями, если иное не вытекает из федерального закона, иных нормативных правовых актов Российской Федерации или существа правовых отношений, что предусмотрено и для обычных предпринимателей (п. 3 ст. 23 ГК РФ).

Правом на создание крестьянского (фермерского) хозяйства наделены дееспособные граждане Российской Федерации, иностранные граждане и лица без гражданства, таким образом, не установлен конкретный возрастной ценз для создания крестьянского (фермерского) хозяйства, поскольку дееспособностью могут обладать 16 летние лица, эмансипированные в административном или судебном порядке. Согласно новому закону, членами фермерского хозяйства могут быть супруги, их родители, дети, братья, сестры, внуки, а также дедушки и бабушки каждого из супругов, но не более чем из трех семей (дети, внуки, братья и сестры членов фермерского хозяйства могут быть приняты в члены фермерского хозяйства по достижении ими возраста шестнадцати лет), а также граждане, не состоящие в родстве с главой фермерского хозяйства, максимальное количество которых не должно превышать пять человек.

Граждане, изъявившие желание создать фермерское хозяйство, заключают между собой соглашение, которое должно содержать сведения:

1) о членах фермерского хозяйства;

2) о признании главой фермерского хозяйства одного из членов этого хозяйства, полномочиях главы фермерского хозяйства и порядке управления фермерским хозяйством;

3) о правах и об обязанностях членов фермерского хозяйства;

4) о порядке формирования имущества фермерского хозяйства, порядке владения, пользования, распоряжения этим имуществом;

5) о порядке принятия в члены фермерского хозяйства и порядке выхода из членов фермерского хозяйства;

6) о порядке распределения полученных от деятельности фермерского хозяйства плодов продукции и доходов (ст. 4 Закона). По усмотрению членов фермерского хозяйства в соглашение могут включаться иные не противоречащие гражданскому законодательству условия.

Новый закон сохраняет регистрационный порядок создания фермерского хозяйства, устанавливая, что оно считается созданным со дня его государственной регистрации в порядке, установленном законодательством Российской Федерации-(ст. 5 Закона).

Итак, данный параграф «Право собственности крестьянского (фермерского) хозяйства» назван так лишь сообразно наименованию ст. 257 ГК РФ, которое терминологически является неверным. Крестьянское (фермерское) хозяйство само по себе не является юридическим лицом и, как в случае простого товарищества, выступает лишь общностью лиц на основе общности имущества, поэтому не выступает субъектом права собственности. Сообразно этому, нами полностью поддерживается современная позиция законодателя, выразившаяся в установлении в ГК РФ и Федеральном законе «О крестьянском (фермерском) хозяйстве» от 11 июня 2003 г. № 74-ФЗ в качестве общего правила режима совместной собственности членов крестьянского (фермерского) хозяйства, в отличие от Закона РСФСР от 22 ноября 1990 г. «О крестьянском (фермерском) хозяйстве», где генеральным режимом общей собственности членов был определен долевой.

Следует признать необходимость более детального урегулирования как земельного, так и гражданского законодательства в данной области т.к. в судебной практике довольно часто используются применение законодательства по аналогии права (п.2 ст.6 ГК РФ и п. 3 ст. 3 Земельного кодекса РФ) в случае разрешения споров, связанных с выделом доли (разделом пая) и другим вопросам, относящихся к сфере крестьянского (фермерского) хозяйства [19].

С другой стороны, нельзя не учитывать и мнения ученых [20] о некоторых сохраняющихся законодательных неясностях, согласно которым с одной стороны - крестьянское (фермерское) хозяйство - юридическое лицо по Закону 1990 г., а с другой стороны - договорное объединение.

Со своей стороны, полагаем, что крестьянское хозяйство, несмотря на наличие организационного единства и объединенного (но не обособленного) имущества, выступает не как форма имущественного участия, а как вид хозяйственной деятельности. Здесь общность имущества вторична от самой совместной деятельности.

При этом, нельзя не согласиться с учеными [21], полагающими, что пробелы в законодательстве порождают неправильное определение, например стоимости земельного участка, в случае спора между членами крестьянского (фермерского) хозяйства, законодательного урегулирования отношений членства, прав и обязанностей членов, договорные отношения, роль локальных правовых актов [22], а также учитывать в случае спора установление факта в суде возможности (невозможности) выделения в натуре части земельного участка вместе с долей в праве на объекте недвижимого имущества.

В судебной практике встречается довольно много самых различных случаев и о неправомерности строительства жилого дома на участке, выделенным для ведения фермерского хозяйства [23] и об отсутствие правоустанавливающих документов и.т.п. В большинстве случаев, однако, данные проблемы носят скорее публично-правовой, а не гражданско-правовой характер, и связанны не с отношениями участников общей собственности, а с требованиями градостроительного и природоохранного законодательства (в частности, требованиями целевого назначения земель).

Следует заметить, что некоторыми недобросовестными участниками гражданского оборота модель крестьянского фермерского хозяйства используется для обхода права преимущественной покупки органов государственной власти и местного самоуправления при отчуждении земель сельскохозяйственного назначения. Судам следует признавать подобные сделки ничтожными по мотивам их притворности.

Полагаем, что, несмотря на некоторые неясности в законодательстве о правовом положении крестьянского (фермерского) хозяйства судебная практика в целом правильно разрешает подобные спорные дела. Судьи учитывают, что никто из участников общей долевой собственности в общем имуществе не может быть лишен прав на долю в общем имуществе крестьянского (фермерского) хозяйства.

Главное отличие (с точки зрения основания возникновения и осуществления права общей собственности) общей собственности членов крестьянского (фермерского) хозяйства от общей собственности супругов заключается в том, что возникновение первой всегда происходит на основании договора (соглашение о создании хозяйства), направленном на создание хозяйства и, прежде всего, регулирующего имущественные отношения его членов (в т.ч. порядок формирования имущества фермерского хозяйства, порядок владения, пользования, распоряжения этим имуществом, а также порядок распределения полученных от деятельности фермерского хозяйства плодов, продукции и доходов), в то время как в семейных отношения режим совместной собственности на совместно нажитое имущество вводится на основании закона, без воли на то супругов, которые вступая в брак направляют свою волю на создание семьи, а не на установление определенных имущественных отношений (о которых они могут не предполагать).


Залугин Сергей Валентинович



[1] См:: Никонов С. Домохозяин? подворник // Россия. 1902. № 972. С. 1; Он же. Домохозяин и его семья // Право. 1899. № 29. С. 1427-1433; Он же. К вопросу об усадьбах // Россия. 1899. № 25. С. 1-2.

[2] См.: Гуляев А. Новое течение в Сенатской практике по крестьянским делам // Журнал Министерства Юстиции. 1901. Кн. 5. С. 189-195.

[3] См.: Оршанский И.Г. Народный суд и народное право // Журнал гражданского и уголовного права. 1875. Кн. 3. С. 60-142; Кн. 4. С. 141-223; Кн. 5. С. 1-71; Тютрюмов И. Крестьянский суд и начала народно-обычного права // Русский богатырь. 1883. Кн. 9. С. 184-225; Матвеев П.А. Очерки народного юридического быта Самарской губернии. СПб., 1877.

[4] См.: Шершеневич Г.Ф. Курс гражданского права. Тула, 2002. С. 302.

[5] См.: Рускол А.А. О правосубъектности и личном составе колхозного двора // Советское государство и право. 1955. № 2; Халфина P.O. Право личной собственности граждан СССР. С. 47.

[6] См.: Толстой Ю.К. Содержание и. гражданско-правовая защита права собственности в СССР. Л., 1965. С. 47; Фоков А.П. Проблемы права общей собственности. М. ИГ»Юрист». 2003. С. 90.

[7] См.: Зимелева М. Общая собственность в советском гражданском праве // Ученые записки ВИЮН. Вып. 2, М., 1941. С. 9; Подпальный П.Н. Правовые вопросы колхозного двора. Харьков, 1956. С. 6; Полянская Г.Н. Имущественные взаимоотношения в колхозном дворе // Советское государство и право. 1947. № 7. С. 14.

[8] См.: Генкин Д.М. Право личной собственности в социалистическом обществе // Труды научной сессии ВИЮН, 1—6 июля 1946 г. М., 1948. С. 54; Научно-практический комментарий к Основам гражданского законодательства Союза ССР и союзных республик. М., 1962. С. 141.

[9] См.: Павлов И.В. Колхозное право. М., 1955. С. 321; Научно-практический комментарий к ГК РСФСР / Под редакцией Е.А. Флейшиц. М., 1966. С. 148.

[10] См.: Коваленко Е. Из судебной практики по делам о разделах и выделах в колхозных дворах // Советская юстиция. 1963. № 20. С. 13.

[11] См.: Жариков Ю.Г., Клюкин Б.Д., Панкратов И.Ф. Комментарий к Закону о крестьянском (фермерском) хозяйстве // Законодательство и экономика. 1993. № 7-8. С. 19; Танчук И.А. Понятие, виды и структура индивидуальных предприятий // Правовое положение производственных предприятий, М., 1993. С. 98.

[12] См.: Черноморец А. Закон РСФСР «О крестьянском (фермерском) хозяйстве»: Комментарий разделов I и II // Хозяйство и право. 1991. № 10. С. 38.

[13] См.: Устюкова В.В. Правосубъектность крестьянского (фермерского) хозяйства // Сов. государство и право. 1992. № 1. С 54-61; Суханов Е.А. Право собственности в Гражданском кодексе // Закон. 1995. № 11. С. 31.

[14] См.: Лаптев В.В. Проблемы предпринимательской (хозяйственной) правосубъектности // Государство и право. 1999. № 11. С. 19.

[15] См.: Горбунова Е.П. Особенности правового положения и государственной регистрации крестьянских (фермерских) хозяйств // Кодекс-info. 2000.

[16] См.: Чумакова Л.П. Основные теоретические проблемы крестьянских (фермерских) хозяйств (цивилистический аспект): Автореф. дисс. канд. юрид. наук. Томск, 1993. С. 7, 13-14).

[17] См.: Давыденко Д. Статус фермерского хозяйства // Российский фермер. 1997. 11 апр.

[18] См.: Сумина Г.А. О практике рассмотрения споров о ликвидации крестьянских (фермерских) хозяйств в Федеральном арбитражном суде Дальневосточного округа // Вестник Высшего Арбитражного Суда РФ. 1998. № 6. С. 95-96.

[19] Залугин С.В. О судебной практике по делам о выделе доли в общем имуществе супругов – членов крестьянского (фермерского) хозяйства // Российский судья. 2007. №2. С. 17-20.

[20] См.: Серова О.А. Крестьянское (фермерское) хозяйство в системе субъектов предпринимательской деятельности /Российский судья. 2006. №2. С. 6-8.

[21] См.: Галиновская Е.А. Правовое обеспечение развития сельскохозяйственной кооперации. Рецензия на кн./ под ред. З.С. Беляевой. М. 2005. 169 с. // Государство и право. 2006. №2. С. 127 – 128.

[22] См.: Урсу А.В. Земля и местное самоуправление // Российский судья. 2007. №2. С.33-34.

[23] См. Мельников Н.Н. Проблемы землепользования крестьянского (фермерского) хозяйства по материалам арбитражной судебной практики // Российская юстиция. 2007. №1. С.25.; Там же. Чаркин С.А. О судебных спорах между участниками долевой собственности на землю сельскохозяйственного назначения. С.21.







Интересное:


Условия договора строительного подряда
Категория экономические споры в арбитражном процессе
Защита права общей собственности ее участниками
Принципы правового регулирования неустойки
Объект гражданского правоотношения
Вернуться к списку публикаций