2014-04-02 17:40:44
ГлавнаяГражданское право и процесс — Содержание договора аренды здания, сооружения и нежилого помещения



Содержание договора аренды здания, сооружения и нежилого помещения


Всякий договор имеет практический смысл лишь в том случае, если стороны, вступающие в договорные отношения, определяют свои права и обязанности. Именно совокупность прав и обязанностей сторон составляет содержание договора. Однако права и обязанности сторон, выраженные в условиях гражданско-правового договора, должны отвечать принципам гражданско-правового регулирования, и прежде всего принципам равенства, автономной воли, имущественной ответственности и самостоятельности участников договорных отношений.

В соответствии с п. 3 ст. 420 ГК к обязательствам, возникшим из договора, применяются общие положения об обязательствах (статьи 307-419 ГК), если иное не предусмотрено специальными нормами Кодекса, посвященными договорам. Поэтому содержание гражданско-правового обязательства можно раскрыть формулой: в силу обязательства одно лицо (должник) обязано совершить в пользу другого лица (кредитора) определенное действие, как то: передать имущество, выполнить работу, уплатить деньги и т.п. либо воздержаться от определенного действия, а кредитор имеет право требовать от должника исполнения его обязанности (п. 1 ст. 307 ГК).

Емкое, в то же время короткое понятие обязательству дано Мейер Д.И.: «Обязательством (obligatio) называется юридическое отношение, в котором одному лицу принадлежит право на (действие) другого лица» [1].

Характеризуя нормы ГК, регулирующие аренду недвижимости, например, договор аренды квартир в Екатеринбурге без посредников, можно выделить следующие общие положения. Первое проявляется в том, что число императивных норм, связанных с содержанием договора, крайне незначительно. Во-вторых, прослеживается стремление законодателя не просто декларировать права участников, но и реально обеспечить их исполнение. Иными словами, стороны вправе воспользоваться предоставленными им в конкретной статье ГК способами защиты нарушенного права. Третье: выполнение обязанностей одной стороной одновременно предполагает совершение определенных действий другой. К примеру, выполнение арендодателем обязанности по передаче имущества арендатору предполагает действия последнего по принятию этого имущества.

И, наконец, еще одна особенность проявляется в статьях, посвященных содержанию аренды, которые устанавливая определенную обязанность, предоставляют арендодателю и арендатору возможность соглашением между собой определить, на кого из них она будет возложена. Таким образом, речь идет о сочетании императивного и диспозитивного регулирования.

Права и обязанности арендодателя

Обязанности арендодателя, вытекающие из договора, заключаются в следующем.

1. Арендодатель обязан предоставить арендатору здание (сооружение) в состоянии, соответствующем условиям договора аренды и назначению имущества.

В законодательстве содержатся многочисленные правила о правовом режиме различных видов имущества. Эти правила, разумеется, должны применяться всякий раз, как передаваемое по договору аренды имущество подпадает под действие того или иного специального режима. В первую очередь здесь появляется необходимость учитывать зависимость прав на земельный участок от прав на находящееся на нем здание, сооружение. Как было указано выше, одновременно с передачей прав на них к арендатору должны будут перейти права на ту часть земельного участка, которая занята недвижимостью и необходима для ее использования.

Другим важным моментом является целевое предназначение имущества, которое также может быть установлено в договоре либо определяется императивными нормами права. Использование объектов недвижимости всегда так или иначе затрагивает интересы соседей, а также имеет социальное значение в условиях сохраняющегося дефицита, т.е. публичный интерес. Сказанное прежде всего относится к нежилым помещениям, которые могут быть использованы для проживания граждан только после перевода этих помещений в жилые в установленном законом порядке.

Содержание понятия «в состоянии, соответствующем условиям договора» необходимо определять с учетом указаний ст. 612 ГК, устанавливающей ответственность арендодателя за недостатки сданного в аренду имущества. Арендодатель отвечает за недостатки сданного в аренду имущества, полностью или частично препятствующие пользованию им, даже если во время заключения договора аренды он не знал об этих недостатках. В данном случае действует бесспорная презумпция: арендодатель-собственник, на котором лежит риск наличия повреждений (недостатков).

При невыполнении арендодателем данной обязанности арендатор по своему выбору вправе потребовать от арендодателя либо безвозмездного устранения недостатков имущества, либо соразмерного уменьшения арендной платы, либо возмещения своих расходов на устранение недостатков имущества;

- непосредственно удержать сумму понесенных им расходов на устранение данных недостатков из арендной платы, предварительно уведомив об этом арендодателя;

- потребовать досрочного расторжения договора.

Одной из гарантий, предусмотренных в Кодексе, является то, что арендодатель, извещенный о требованиях арендатора или о его намерении устранить недостатки имущества за счет арендодателя, может без промедления произвести замену предоставленного арендатору имущества другим аналогичным имуществом, находящимся в надлежащем состоянии, либо безвозмездно устранить недостатки имущества (ст. 612 ГК).

В Законе выделены случаи, при которых арендодатель освобождается от ответственности, это - если недостатки:

- оговорены арендодателем уже при заключении договора аренды;

- заранее были известны арендатору;

- должны были быть обнаружены арендатором во время осмотра имущества или проверки его исправности при заключении договора или передаче имущества в аренду (явные недостатки).

Примером может служить следующая ситуация. Во исполнение договора от 01.06.98 г. Суражское райпо передало обществу с ограниченной ответственностью «Вамфа» помещение рыбокоптильного, колбасного и убойного цехов и установленное в них оборудование для переработки морепродуктов и другой сельскохозяйственной продукции. В отдельном акте, являющемся неотъемлемой частью договора, было оговорено техническое состояние оборудования и по шести позициям указано на необходимость проведения ремонта. Размер арендной платы согласован сторонами с учетом будущих затрат арендатора на ремонт оборудования. Впоследствии арендатор заявил о невозможности использования имущества по целевому назначению в связи с его непригодностью. Из представленного им акта обследования арендуемого имущества, составленного Управлением ветеринарии Брянской области в целях аттестации производства продукции по заявке производителя (арендатора), дополнительно к оговоренным сторонами недостаткам имущества установлены дефекты кровли здания, являющиеся «скрытыми». Несмотря на то что остальные недостатки имели устранимый характер, были явными и могли быть выявлены арендатором при обычном осмотре в момент заключения договора, арбитражный суд удовлетворил иск арендатора о расторжении договора аренды, так как дефекты кровли здания цеха явились основанием к отказу в аттестации производства и свидетельствовали о невозможности использования имущества по назначению [2].

Арендодатель обязан передать арендатору имущество в установленный в договоре аренды срок, а в случае, когда в договоре такой срок не указан, в разумный срок. Если окажется, что арендодатель допустил просрочку передачи имущества, у арендатора возникает право истребовать от него это имущество в соответствии со ст. 398 Кодекса и потребовать возмещения убытков, причиненных задержкой исполнения, либо потребовать расторжения договора и возмещения убытков в связи с его неисполнением.

Обязанность арендодателя по предоставлению имущества в аренду считается исполненной только при передаче арендованного имущества со всеми принадлежностями и относящимися к нему документами (техническим паспортом, сертификатом качества и т.п.). Иной порядок может быть установлен в договоре. Содержащаяся в ч. 2 ст. 611 ГК норма позволяет сделать вывод, что речь идет о документах, которые касаются предмета договора, и без них арендованное имущества невозможно использовать для целей, предусмотренных в договоре, либо арендатор в значительной степени лишается того, на что был вправе рассчитывать при заключении договора. В кодексе предусмотрены последствия нарушения арендодателем указанной обязанности: арендатор может потребовать предоставления ему арендодателем таких принадлежностей и документов или расторжения договора, а также возмещения убытков. Вторая категория документов, так или иначе связанных с недвижимостью, существенно не отражается на исполнении договора, и не имеют значение обязанности арендодателя с присущими таким обязательствам последствиями нарушений.

Одна из особенностей договора аренды зданий (сооружений) состоит в том, что исполнение арендодателем обязанности по передаче предмета аренды и принятие его арендатором осуществляется по передаточному акту или иному документу, подписываемому сторонами (п. 1 ст. 655 ГК). Значение данной нормы проявляется, в частности, в том, что обязательство арендодателя по передаче здания (сооружения) в аренду считается исполненным только после фактического предоставления его арендатору во владение и пользование и подписания документа о передаче. В то же время стороны свободны при определении в договоре указанного условия. Уклонение же одной из сторон от подписания документа о передаче здания или сооружения на условиях, предусмотренных договором, в силу п. 1 ст. 655 ГК рассматривается как отказ соответственно арендодателя от исполнения обязанности по передаче имущества, а арендатора от принятия имущества.

Названные правила должны соблюдаться и при возврате арендованного имущества после прекращения договора.

Совершенно очевидно, что с точки зрения письменных доказательств реального исполнения арендодателем своего обязательства передаточный акт является юридически незаменимым. Вместе с тем какие последствия наступают, если обнаружится, что такой акт сторонами не был составлен? Рассмотрим в качестве примера отношение, по которому фирма А, являющаяся собственником имущества, заключает с фирмой Б договор аренды здания. Фактически обязанность по передаче здания арендодателем выполнена, арендатор беспрепятственно пользуется зданием, в то время как акт приемки-передачи здания не был оформлен. Эти обстоятельства сторонами не оспариваются. В указанной ситуации у фирмы А, безусловно, сохраняется право потребовать от арендатора уплаты арендной платы. Представляется ошибочной позиция авторов, считающих, что отсутствие передаточного акта означает расторжение договора по соглашению сторон.

Юридическое значение передаточного акта состоит еще и в том, что в нем фиксируется санитарное и техническое состояние здания или сооружения, указываются явные (не скрытые) недостатки, для выявления которых достаточно обычного осмотра.

В целях обеспечения стабильности экономического оборота является целесообразным распространить требование о составлении передаточного акта на аренду нежилых помещений, хотя в намерение законодателя входило, как было обосновано выше, регулирование аренды нежилых помещений общими правилами аренды.

Переданные в текущую аренду здания, сооружения или нежилые помещения продолжают числиться на балансе организации-арендодателя обособленно на счете 01 «Основные средства (субсчет «Основные средства, сданные в аренду»)» по первоначальной стоимости.

2. Существенным для отношения сторон является обязанность арендодателя предупредить арендатора обо всех правах третьих лиц на сдаваемое в аренду здание.

В соответствии со ст. 613 ГК передача имущества в аренду не является основанием для прекращения или изменения прав третьих лиц на это имущество. Приведенный в этой статье перечень прав третьих лиц (сервитут, право залога и т.п.) может быть истолкован как расширительно, так и ограничительно. Первое толкование неизбежно приведет к выводу о том, что такими правами могут быть не только поименованные в ст. 216 ГК вещные права, включая право хозяйственного ведения и оперативного управления. Второе толкование исключает возможность учета обязательственных прав на арендуемое здание. Ответ на этот вопрос видимо следует искать в самом содержании ст. 613 ГК. Прежде всего следует отметить, что она призвана гарантировать права третьих лиц на арендуемое имущество, которыми они обладают в силу договора или закона. С другой стороны, выбор арендатора, вступать ли в договорные отношения и на каких условиях, определенно зависит от наличия обязательственных прав третьих лиц на предполагаемый предмет аренды. К числу последних могут быть отнесены права покупателя по договору купли-продажи, права арендатора по другому договору аренды в случаях, когда сдается в аренду часть здания. Изложенное приводит к выводу о том, что стороны, заключая соглашение об аренде, должны иметь в виду все установленные законом требования, тем или иным образом запрещающие или ограничивающие свободное владение соответствующим недвижимым имуществом. Такой вывод представляется еще более естественным, если учесть, что хотя в ГК не проводится идея защиты «слабой стороны» при регулировании аренды недвижимости, как это сделано применительно к найму жилых помещений, но последовательно осуществляется принцип защиты прав кредитора в обязательстве, в качестве которого может в конкретной ситуации выступать как арендодатель, так и арендатор.

На случай нарушения арендодателем обязанности уведомить арендатора о правах третьих лиц на арендованное имущество Кодекс предоставляет арендатору возможность расторгнуть договор с возмещением убытков либо требовать уменьшения арендной платы. Арендатор, предъявивший последнее требование, вправе рассчитывать на возмещение разницы между ценой по договору и той, которая устанавливается с учетом объема прав третьих лиц, ущемляющих право пользования арендатора.

3. На арендодателе лежит обязанность по поддержанию переданного имущества в пригодном состоянии. Поэтому он обязан за свой счет производить капитальный ремонт этого имущества, если иное не предусмотрено законом, иными правовыми актами или договором аренды.

Действующее гражданское законодательство не предусматривает понятия «капитальный ремонт», что является одной из основных причин судебных споров, связанных с определением объема обязанностей арендодателя. Применительно к жилым помещениям в литературе встречается такая классификация, как капитальный, средний и текущий ремонт. Тем не менее, капитальным принято считать такой ремонт, при котором производится замена или восстановление существенных деталей, конструкций и иных частей объекта, связанная, как правило, с его разборкой. Капитальный ремонт бывает комплексным - когда он охватывает здание в целом или отдельные его секции, и выборочным - когда ремонтируются лишь отдельные конструктивные элементы, части здания или инженерное оборудование в доме. Подробный перечень работ, относящихся к текущему и капитальному ремонту, установлен Положением о проведении планово-предупредительного ремонта жилых и общественных зданий, утвержденным Госстроем СССР от 08.09.1964 г.

Как термин, используемый в строительстве, «капитальный ремонт» содержит ремонт здания с целью восстановления исправности (работоспособности) его конструкций и систем инженерного обеспечения, а также поддержки эксплуатационных показателей. Он должен включать устранение неисправностей всех изношенных элементов, восстановление или замену (кроме полной замены каменных и бетонных фундаментов, несущих стен и каркасов) их на более долговечные и экономические, улучшающие эксплуатационные показатели ремонтируемых зданий. При этом может осуществляться экономически целесообразная модернизация здания или объекта, его перепланировка, не вызывающие изменений основных технико-экономических показателей здания [3].

О широком использовании договаривающимися сторонами принципа свободы договора свидетельствует то, что наиболее часто ими применяется такая конструкция договора, в которой проведение капитального ремонта возлагается на арендатора. Последнее в немалой степени объясняется тем, что при отсутствии свободных денежных средств субъекты предпринимательства в качестве эквивалента арендных платежей предлагают зачесть услуги по ремонту нежилых помещений. Общее направление по этому вопросу сложилось в судебной и арбитражной практике. Так, например, Комитет по управлению муниципальным имуществом г. Брянска обратился в арбитражный суд с иском к товариществу с ограниченной ответственностью «Сюр» о взыскании задолженности по арендной плате, неустойки за просрочку платежа и расторжении договора аренды нежилых помещений. Решением суда первой инстанции иск был удовлетворен. Суд кассационной инстанции пришел к иному выводу, указав, что сторонами был заключен договор аренды нежилого помещения площадью 709 кв. м, пунктами 2.1.2, 2.2.4 и 7.1 которого определены правоотношения сторон в случае проведения на арендованном объекте капитального ремонта. Как установлено судом, при заключении договора товарищество было осведомлено о состоянии арендуемого нежилого помещения и необходимости проведения в нем капитального ремонта, что подтверждалось актом приемки-передачи помещения. Согласно пункту 2.1.4 арендатор принял на себя обязательство своевременно по письменному разрешению арендодателя за свой счет и в сроки, предусмотренные согласованным планом-графиком, произвести капитальный ремонт арендуемых помещений. Поскольку Комитетом было письменно выражено согласие на проведение ремонта, его требования к арендатору, не выполнившему свои обязательства, о расторжении договора и взыскании задолженности правомерны [4].

Сложнее обстоит дело, когда по договору с аналогичными условиями в аренду передано имущество, вышедшее из строя непосредственно после заключения договора. Обязан ли арендатор в этом случае восстановить имущество либо вправе потребовать проведение капитального ремонта арендодателем, передавшим имущество с недостатками, т.е. применить правила ст. 612 ГК? Как уже отмечалось, порядок проведения капитального ремонта устанавливается специальными правилами. Однако может возникнуть ситуация, когда срок проведения его собственником не регламентирован [5] либо повреждение произошло до истечения срока планового ремонта.

Видимо в этих случаях следует считать, что арендодателем передано имущество, использование которого по целевому назначению невозможно.

Срок проведения арендодателем капитального ремонта не относится к числу существенных, поскольку ст. 616 ГК РФ содержит специальное указание на этот счет: ремонт должен быть проведен в разумный срок, а также в случаях, когда он вызван неотложной необходимостью.

Арендатору принадлежат широкие права в случае нарушения арендодателем рассматриваемой обязанности. Эти права наряду с требованиями соответственного уменьшения арендной платы, расторжения договора и возмещения убытков включают возможность осуществлять капитальный ремонт, предусмотренный договором или вызванный неотложной необходимостью самим арендатором, и взыскать с арендодателя стоимость ремонта или зачесть ее в счет арендной платы. В связи с последним вариантом актуальным для судебной практики представляется вопрос оценки правовой природы взаимозачета, возможности его отнесения к институту зачета в том виде, в каком он предусмотрен статьей 410 ГК РФ. В частности, возник вопрос о возможности проведения зачета стоимости затрат арендатора по проведению капитального ремонта при рассмотрении иска арендодателя о взыскании с арендатора задолженности по арендной плате. Анализ судебных дел арбитражного суда Брянской области [6] позволяет сделать вывод, что зачет этих требований производится независимо от того, заявлено ли об этом арендатором до подачи иска. Не требуется также заявления ответчиком встречного иска. В указанном случае особенность погашения зачета состоит в том, что возражения должника основаны на условиях самой сделки, а не изменениях ее исполнения. «Зачет, произведенный по заявлению одной стороны, действует с того момента, когда налицо все условия для зачета... Заявление о зачете является способом привести зачет в действие, но оно не является способом определения момента, с которого происходит действие зачета. Поэтому, например, начисление процентов по погашенному зачетом обязательству прекращается с момента, когда наступили все условия для зачета, предусмотренные в законе, а не с момента, когда сделано было заявление о зачете» [7].

Возникает целая группа вопросов, касающихся пользования арендованным имуществом во время капитального ремонта, поскольку они в Кодексе не урегулированы. Порядок и условия проведения ремонта могут быть определены соглашением контрагентов как при заключении договора, так и путем заключения дополнительного соглашения. К примеру, стороны могут договориться о приостановлении договора на срок ремонта, передаче другого аналогичного имущества и др. Вместе с тем отсутствие соглашения, о котором идет речь, не освобождает арендодателя от договорных обязательств. Поэтому справедливо мнение авторов, допускающих применение в такой ситуации к арендодателю ответственности по правилам статьи 612 ГК [8].

4. Статья 623 ГК РФ, посвященная содержанию аренды, регулирует вопросы, связанные с улучшением, арендованного имущества.

Подобное правило было установлено старым российским законодательством для имущественного найма. Дальнейшее развитие оно получило в Основах законодательства Союза ССР и республик об аренде.

Из самой природы аренды вытекает, что собственником арендуемого имущества на период действия договора остается арендодатель. Из этого, в частности, следует, что улучшения арендованного имущества, как отделимые, так и неотделимые, произведенные за счет амортизационных отчислений от этого имущества, являются собственностью арендодателя, как распорядителя соответствующих средств, направляемых на восстановление имущества.

Приведенное положение о праве собственности на произведенные улучшения знает два исключения.

Первое распространяется на отделимые улучшения, которые можно изъять без вреда для имущества. Речь идет об улучшениях, производимых арендатором в ходе нормальной хозяйственной деятельности. В то же время сторонам предоставляется право отступить от этого правила, предложенного законодателем.

Второе исключение имеет в виду недвижимые вещи. В статье 623 ГК особо выделено то обстоятельство, что при прекращении договора арендатор имеет право на возмещение стоимости произведенных за счет собственных средств улучшений арендованного имущества, не отделимых без вреда для имущества, при условии, если обязательность таких улучшений предусмотрена договором либо арендатором получено предварительное согласие арендодателя. Вместе с тем в силу диспозитивности нормы п.2 ст. 623 ГК сторонам предоставляется возможность определить иные варианты возмещения указанных затрат.

Например, акционерное общество закрытого типа «Лада-Авто» (АОЗТ «Лада-Авто») обратилось в арбитражный суд города Москвы и иском к открытому акционерному обществу «Московская городская телефонная сеть» (АО «МГТС») о взыскании стоимости неотделимых улучшений арендованного имущества, процентов за пользование чужими денежными средствами, убытков в виде упущенной выгоды и дополнительных затрат по теплоснабжению.

Решением суда исковые требования удовлетворены частично.

Постановлением апелляционной инстанции решение оставлено без изменения.

Из материалов дела следовало, что автобаза производственного объединения «Московская городская телефонная сеть» (правопреемник - АО «МГТС») и производственный кооператив «Лада-Авто» (правопреемник - АОЗТ «Лада-Авто») заключили договор от 16.11.88 г. о предоставлении в арендное пользование истцу части помещений и оборудования на срок с 01.01.89 г. по 31.12.94 г.

В соответствии с пунктом 2.1.6 договора ответчик должен возместить истцу стоимость всех построек, перестроек, переделок, улучшений по истечении срока договора или при его досрочном прекращении.

В период пользования арендованным имуществом истец с согласия ответчика произвел работы по улучшению арендуемых помещений и территории и в связи с окончанием срока договора потребовал оплатить произведенные улучшения. Поскольку ответчик отказался уплатить требуемую сумму, истец заявил иск.

Согласно пункту 2 статьи Основ законодательства об аренде в случаях, когда арендатор произвел за счет собственных средств и с разрешения арендодателя улучшения, не отделимые без вреда арендованного имущества, он имеет право после прекращения договора аренды на возмещение стоимости этих улучшений.

В соответствии с названной статьей Основ и условием договора после его прекращения у истца возникло право, а у ответчика обязанность по оплате неотделимых улучшений.

В части взыскания процентов за неисполнение денежного обязательства, предусмотренных статьей 395 Гражданского кодекса РФ, решение суда необоснованно, поскольку до определения сторонами или судом стоимости улучшений денежного обязательства у ответчика не возникло.

Учитывая изложенное Президиум, Высшего Арбитражного Суда РФ протест генерального прокурора РФ удовлетворил, отменив решение суда и постановление апелляционной инстанции, дело направил на новое рассмотрение [9].

Вопрос об отнесении улучшений к отделимым от арендованного имущества, и наоборот, является предметом непрекращающихся дискуссий. Например, по одному из рассмотренных арбитражным судом Брянской области дел была назначена строительно-техническая экспертиза с целью определения характера кирпичной перегородки в помещении, которая по внешнему виду могла быть отнесена к типу капитальных улучшений. Из заключения эксперта следовало, что возведенная арендатором без согласия арендодателя перегородка являлась самонесущей, а по своей конструкции отделимой от основного помещения. Ее демонтаж возможен без вреда для основного помещения. К аналогичному улучшению судом отнесены и металлические решетки на окнах, дверной алюминиевый блок и установленная арендатором охранная сигнализация. Решение суда кассационной инстанцией Федерального Арбитражного суда Центрального округа оставлено без изменения [10].

Иначе решается возмещение стоимости неотделимых улучшений арендованного имущества, произведенных арендатором без согласия арендодателя, поскольку последний принимает на себя риск возмещения этих затрат. Допускается возмещение арендатору стоимости таких улучшений только в случаях, предусмотренных законом. Соответствующая норма носит императивный характер.



← предыдущая страница    следующая страница →
12345




Интересное:


Формы и степени вины в нарушении договорных обязательств в гражданском праве РФ
Ответственность сторон по договору строительного подряда
Общетеоретические аспекты административно-правового исследования проблем управления государственной собственностью субъекта Российской Федерации
К вопросу о соотношении информации и интеллектуальной собственности
Сущность и юридическая природа залогового правоотношения
Вернуться к списку публикаций