2013-11-23 12:59:14
ГлавнаяГражданское право и процесс — Значение и сущность договорных отношений



Значение и сущность договорных отношений


Договор юридически оформляет процесс перехода имущественных благ от одних лиц к другим, поэтому регулирование договорных отношений - это, прежде всего, регулирование процесса перехода имущества или имущественных прав от одних владельцев к другим. В то время, как правоотношения по принадлежности материальных благ (в том числе основанные на исключительном праве) носят абсолютный характер, договорные отношения представляют собой относительные правоотношения. Эти правоотношения характеризуются конкретным субъектным составом и конкретными обязательствами сторон, как позитивного, так и негативного характера. В некоторых случаях договорные отношения порождаются административными актами при прямом указании такой возможности в законе (примером может служить принудительное лицензирование при недостаточном использовании изобретения). При этом возникающие обязательства по своей природе являются гражданско-правовыми. Случаи, представляющие собой изъятия из действия принципа свободы договора, когда допускается заключение договора путем понуждения одного из контрагентов, могут быть предусмотрены только законом или добровольно принятым обязательством [26]. В современной деловой практике договор часто является смешанным и содержит сложные обязательства с установлением множества правовых связей. Поэтому к нему могут быть применимы нормы правового регулирования, присущие разным типам договоров. Юридическая квалификация таких договоров порой бывает затруднительна.

Юридическое или физическое лицо вольны осуществлять любую не запрещенную законом договорную деятельность. Пределы осуществления их договорной деятельности связаны с пределами осуществления прав [27], и к ним могут быть отнесены:

ограничение уставом юридического лица;

ограничения, связанные с осуществлением прав в противоречии с их назначением;

ограничения, касающиеся защиты и самозащиты прав субъектов;

временные и территориальные ограничения;

судебная и арбитражная практика; и прочие.

Для совершения договора необходимо, чтобы воля, выраженная сторонами, совпадала (была согласована). Причем, волеизъявление должно соответствовать подлинной воле. Действительный договор должен удовлетворять по содержанию и по форме требованиям закона, должен заключаться дееспособным физическим лицом, юридическим лицом с соответствующей правоспособностью.

Неотъемлемыми институтами договорного права являются институты недействительности, заключения, изменения, расторжения, толкования договора. В связи с тем, что как в России, так и за рубежом возникает большое разнообразие форм договоров, в теоретических исследованиях упомянутых институтов «ключевыми» вопросами становятся трактовка волеизъявления, действительность и обязательность предложения, время заключения договора, принятие предложения, изменение и расторжение договора по взаимному согласию, толкование условий договора при существенном изменении обстоятельств и другие [28]. Гражданский кодекс Российской Федерации, отражая направленность договорных отношений на развитие свободного рынка товаров, работ и услуг, урегулировал многие указанные вопросы, которые ранее не содержались в гражданском законодательстве (см. напр. ст. 451), и содержит ряд норм, которые соответствуют международно-правовым нормам, а также корреспондируют законодательству стран с развитой рыночной экономикой. Вместе с тем, Гражданский кодекс Российской Федерации учитывает как тенденции развития договорного права зарубежных стран, так и особенности нашей страны (порой большие расстояния между контрагентами и т.п.).

Так, согласно Гражданскому кодексу Российской Федерации договор считается заключенным, когда между сторонами в требуемой форме достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора (ст. 432). При этом, возникает вопрос о конкретности условий договора. Предполагается, что оферта должна быть такова, чтобы для заключения договора было достаточно простого согласия лица, которому оферта адресована (либо допускать возможность выбора условий из тех, что предлагаются), а акцепт должен быть полным и безоговорочным (абз. 2 п. 1 ст. 438). Законодательством других стран вопрос о конкретности предложения решается не так строго. Например, в немецкой правовой системе, по англосаксонскому праву в отношении цены достаточно согласия о сроке платежа (т.е. согласия о цене, которая обычно уплачивается в срок поставки в месте выполнения обязательства). Таким образом, с учетом «неустоявшихся» рыночных отношений, российский законодатель посчитал более важным в настоящее время, чтобы договорные условия были наиболее ясными и определенными.

Другой пример. Важное значение имеет момент заключения договора, так как именно с ним связано вступление договора в силу. Отчасти это обусловлено тем, что контрагенты часто удалены друг от друга и, согласно мировой тенденции, многие договоры в настоящее время заключаются по почте, с использованием других средств связи [29].

В российском договорном праве (в соответствии с Гражданским кодексом РФ), как и в договорном праве большинства экономически развитых стран, для волеизъявления действует принцип поступления (исключение - действие принципа отправления в англо-американской правовой системе) [30]. В общем случае «договор признается заключенным в момент получения лицом, направившим оферту, её акцепта» (п. 1 ст. 433). Фактическое ознакомление (принцип восприятия) при волеизъявлении не принимается во внимание. Доведение волеизъявления до присутствующих лиц считается немедленным.

В ряде случаев исполнение договора невозможно (неосуществимо) уже в момент заключения договора (так называемая первоначальная невозможность исполнения). Так, Гражданский кодекс Германии признает договор при первоначальной невозможности исполнения недействительным [31]: «Договор, по которому невозможно учинить удовлетворение, недействителен» (§ 306). Зачастую нелегко бывает установить, является ли данное исполнение с самого начала объективно невозможным. Характерный пример из судебной практики первоначальной невозможности исполнения привел немецкий юрист Г. Штумпф: «Если переуступленный для исключительного использования секретный метод посягает на имевшийся при заключении договора патент, причем это обстоятельство полностью известно, то следует считать, что ... договор будет недействительным, поскольку лицензиат фактически не может один использовать секретный метод из-за отсутствия новизны» [32]. Согласно немецкому гражданскому кодексу, если одна сторона по договору при его заключении знала, что обещанное исполнение неосуществимо, то она обязана возместить другой стороне понесенный ущерб. При этом может быть возмещен только тот ущерб, который возник в связи с тем, что было проявлено доверие к заявлению партнера (негативный интерес). То есть, только те расходы, которые были необходимы для заключения договора. Другие убытки не возмещаются. Если при этом другая сторона знала о такой невозможности исполнения договора, то вопрос о возмещении ущерба должен отпасть (§ 306).

Гражданский кодекс РФ не содержит правовой нормы, прямо указывающей на недействительность неисполнимого договора. Однако ещё Г.Ф. Шершеневич указывал, что: «Существенными условиями действительности договора являются: 1) согласная воля нескольких лиц, 2) взаимное познание этой воли, 3) возможность содержания воли». И, раскрывая третью составляющую, наряду с юридической и нравственной возможностью выделял физическую возможность выполнения «условленного действия»: «Для действительности договора, направленного к установлению обязательственного отношения, требуется, чтобы условленное действие возможно было осуществить» [33]. Представляется, что отсутствие в гражданском кодексе Российской Федерации правовой нормы, признающей изначально неисполнимую сделку недействительной, является пробелом в законодательстве, создающим неопределенность в правовом регулировании. На наш взгляд, признание изначально неисполнимой сделки недействительной, позволило бы без необходимости толкования законодательных норм напрямую применить к такой сделке двустороннюю реституцию (п. 2 ст. 167 Гражданского кодекса РФ).

Первичная невозможность исполнения отлична от первичной неспособности выполнения (когда исполнение практически возможно, но с самого начала не осуществлено обязанной стороной). Правовые последствия в этих случаях должны быть различны. В последнем случае обязанная сторона должна нести ответственность даже в том случае, если неспособность произошла не по её вине, и другая сторона вправе требовать возмещение ущерба (позитивного интереса), исходя из положения, которое имелось бы при исполнении договора.

Невозможность или неспособность исполнения обязательств отличается от ненадлежащего (дефектного) исполнения. Гражданский кодекс Российской Федерации предусматривает, что обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями закона и иных правовых актов, обычаями делового оборота или иными обычно предъявляемыми требованиями (ст. 309). Однако применение этой нормы на практике может вызывать затруднения. Недостатки исполнения могут заключаться, например, в том, что при использовании полученных по договору прав будут затрагиваться права третьих лиц (недостатки в праве), либо может оказаться, что объект договора не обладает теми качествами, которые необходимы для его использования. При этом порой бывает трудно определять границы надлежащего и ненадлежащего исполнения. А это важно делать, поскольку от оценки дефектности исполнения договора зависит правильность применения мер ответственности к стороне, исполнившей обязательство. Сложность толкования должного исполнения обязательств проявляется в том, что, по опыту зарубежных стран, в этой ситуации приходится сталкиваться с противоречивыми высказываниями юристов, судебными решениями. Так, по мнению Раша, предусматриваемая договором возможность использования изобретения (надлежащее исполнение) предполагает не только его использование в лабораторных условиях, но и в серийном производстве. При этом, по его мнению, невозможно провести четкую черту между технической пригодностью и коммерческой применимостью, так как границы их весьма расплывчаты [34]. Иные точки зрения приводятся в некоторых судебных решениях. Так, в одном из судебных решений о договоре патентной лицензии указывалось, что «лицензиар обязан нести ответственность за техническую осуществимость ..., что техническая осуществимость должна иметь четкое отличие от промышленной реализации». В другом решении суда указывалось, «что лицензиар при отсутствии в договоре особых условий о производственной зрелости изобретения не вправе настаивать на его осуществлении. Как раз в этом проявляется рискованность таких договоров ... лицензиат должен нести риск, связанный с вопросами выгодности реализации охраняемого права» [35].

Последствиями ненадлежащего исполнения договорных обязательств, установленными гражданским кодексом Российской Федерации, являются:

возмещение убытков (п. 1 ст. 393);

отказ от принятия исполнения и требование возмещения убытков, если вследствие просрочки должника исполнение утратило интерес для кредитора (п. 2 ст. 405).

По отношению к договорам купли-продажи и выполнения работ (оказания услуг) согласно закону «О защите прав потребителей» [36] (п. 1 ст. 18, п. 1 ст. 29) применяются требования:

уменьшения цены товара (выполненной работы); безвозмездного устранения недостатков;

возмещения понесенных расходов по устранению недостатков своими силами или третьими лицами;

расторжения договора и полного возмещения убытков, если в установленный договором срок недостатки выполненной работы не устранены.

Помимо указанных последствий, например, германское

законодательство предусматривает:

прекращение платежей по договору за то время, в течение которого не выполняются обязательства партнера;

освобождение кредитора от платежей в течение того времени, когда он не мог из-за недостатков исполненного должником осуществить свое полученное право;

уменьшение должником размера оплаты исполненного кредитору, если должник имеет возможность использовать свое полученное от кредитора право, однако из-за недостатков исполнения у него появятся затруднения (абз. 2 § 581 Гражданского кодекса Германии) [37].

В английском праве общее правило заключается в том, «что исполнение договора должно быть четким и точным. ... При малейшем отклонении от условий договора исправная сторона вправе заявить, что договор не был исполнен. Она будет вправе предъявить иск об убытках ввиду нарушения договора, а в определенных случаях, может рассматривать договор прекращенным» [38].

Новый Гражданский кодекс Российской Федерации сохранил преемственность правового регулирования институтов договорного права. В то же время, большинство норм, изложенных в главах, посвященных понятию и условиям договора, заключению договора, изменению и расторжению договора (гл. гл. 27-29), являются новеллами для российского права. В регулировании договорных отношений предпочтение отдается диспозитивным нормам, так как такой подход позволяет свести к минимуму пробелы в правовом регулировании. Сторонам, вступающим в договорные отношения, предоставлено право распространить действие договора на их взаимоотношения, возникшие до заключения договора. Появились новые типы договоров: публичный договор; договор присоединения, отличающийся от других способом заключения. По сравнению с ранее действовавшими Основами гражданского законодательства Союза ССР и республик [39], Гражданский кодекс Российской Федерации более детально и подробно регулирует форму и содержание предварительного договора, определяет последствия для сторон в случае его нарушения. Гражданский кодекс Российской Федерации также уточняет определение договора в пользу третьего лица, устанавливает новые правила его регулирования. Существенно также то, что в Гражданском кодексе Российской Федерации предусмотрено положение, обеспечивающее стабильность договорных отношений: если после заключения договора принят закон, устанавливающий обязательные для сторон правила иные, чем те, которые действовали при заключении договора, условия договора сохраняют силу. Применительно к договорным отношениям предусматривается приоритет условий договора перед нормами, содержащимися в указах Президента Российской Федерации и постановлениях правительства, изданных после заключения договора, даже когда названные правовые акты содержат императивные нормы [40] (п. 2 ст. 422).

Помимо упомянутого, Гражданскому кодексу Российской Федерации присуща ориентация на защиту интересов кредитора, а не должника. Гражданский кодекс Российской Федерации дает основу для введения упрощенной процедуры взыскания денежной компенсации и оперативной защиты наиболее ущемленных в современных условиях прав кредиторов. С принятием третьей части Гражданского кодекса Российской Федерации (в которую предположительно войдет правовое регулирование интеллектуальной собственности) будет окончательно сформирован правовой фундамент российской экономики.


Павлов Александр Викторович



[1] Халфина P.O. Современный рынок: правила игры: Учебное пособие по торговому и гражданскому праву зарубежных стран / МГУ им. Ломоносова. Центр обществ, наук.- М.: Ассоц. «Гуманитарное знание», 1993. - 138с.- (Сер.: Предпринимательство и право).

[2] Витрянский В. Договор как средство регулирования рыночных отношений // Экономика и жизнь.- 1994.- №27.- С. 22.

[3] Г.Ф. Шершеневич. Учебник русского гражданского права (по изданию 1907 г.) / Вступительная статья, Е.А. Суханов.- М.: Фирма «СПАРК», 1995. - С. 308.

[4] Ведомости Съезда народных депутатов РСФСР и Верховного Совета РСФСР, 1991, №3, Ст. 1014.

[5] Ведомости Съезда народных депутатов РСФСР и Верховного Совета РСФСР, 1991, №30, Ст. 1017.

[6] Хохлов С. Новое договорное право России // Экономика и жизнь.- 1996.- №8. - С. 1.

[7] Суханов Е.А. Предисл. кн. Кулагина М.И. Предпринимательство и право: опыт Запада.- М.: «Дело», 1992.- С 4.

[8] Гражданское и торговое право капиталистических государств: Учебник.- 3-е изд., перераб. и доп.- М.: Международные отношения, 1993. - С. 255.

[9] Гражданское, торговое и семейное право капиталистических стран.- М.: УДН, 1986.- С. 18.

[10] Годеме Е. Общая теория обязательств.- М., 1948.- С. 70.

[11] Гражданское уложение Германской империи. - СПб., 1898.

[12] Ансон В. Договорное право.- М.: Юрид. лит, 1984.

[13] Кулагин М.И. Предпринимательство и право: опыт Запада.- М.: «Дело», 1992. – С. 72.

[14] Шершеневич Г.Ф. Указ. соч.- С. 304.

[15] Колер И. Современное гражданское право Германии // Гражданское право Германии. / Под ред. В.Н. Нечаева.- СПб., 1910- С. 186.

[16] Кулагин М.И. Указ соч. С.77-78.

[17] David R. Sources of Law. International Encyclopedia of Comparative Law. - V. //. - Ch. 3. - Tubingem, 1984. - P. 77.

[18] Шершеневич Г.Ф. Указ. соч. - С. 307.

[19] Гражданское, торговое и семейное право капиталистических стран.- М.: УДН, 1986.- С. 37-41.

[20] См. напр.: Еременко В.И. Законодательство о пресечении недобросовестной конкуренции капиталистических стран.- М.: ВНИИПИ, 1991.- 169 с.

[21] Кулагин М.И. Указ соч. С. 73-75.

[22] Собрание законодательства Российской Федерации, 1994, №32, Ст. 3302.

[23] Собрание законодательства Российской Федерации, 1994, №32, Ст. 3301.

[24] Комментарий части первой Гражданского кодекса Российской Федерации.- М.: Редакция журнала «Хозяйство и право», Фирма «Спарк», 1995. - С. 385.

[25] См. напр.: Хохлов С. Указ соч.- С. 1; Витрянский В. Договор как средство регулирования рыночных отношений // Экономика и жизнь. – 1994. №27.- С. 22, № 29.- С. 22.

[26] Комментарий части первой Гражданского кодекса Российской Федерации.- М.: Редакция журнала «Хозяйство и право», Фирма «Спарк», 1995. - С. 390.

[27] Грибанов В.П. Пределы осуществления и защиты гражданских прав.- М.: Российское право, 1992. - 207 с.

[28] См., напр. : Розенберг М. Изменение и расторжение договора // Экономика и жизнь.- 1995.- №21.- С. 9.; Розенберг М. Толкование договора // Экономика и жизнь.- 1995.- №19.- С. 8; Штерн Елизабет. Договорное право разных стран // Закон.- 1993.- №4.- С. 67- 70.

[29] В торговом кодексе ООН, касающемся международных договоров купли-продажи разъясняется, что «заявление об акцепте или любое другое выражение намерения считаются «полученными» адресатом, когда они сообщены ему устно, или доставлены любым способом ему лично, на его коммерческое предприятие или по его почтовому адресу либо, если он не имеет коммерческого предприятия или почтового адреса,- по его постоянному местожительству» (см. Розенберг М.Г. Международная купля-продажа товаров.- М.: Юрид. лит., 1995.- С. 221). Согласно Гражданскому кодексу РФ независимо от того, какой вид связи используется, главное, чтобы при этом можно было достоверно установить, что документ исходит от стороны по договору (п. 2 ст. 434).

[30] Штерн Елизабет. Указ. соч. С. 67.

[31] В кн.: Гражданское, торговое и семейное право капиталистических стран: Сб. норм, актов: гражд. и торг. код.- М.- УДН, 1986. - С. 126-165.

[32] Штумпф Г. Договор о передаче ноу-хау.- М.: Прогресс, 1976.- С. 58.

[33] Шершеневич Г.Ф. Указ соч.- С. 305.

[34] Ссылка по кн.: Штумпф Г. Договор о передаче ноу-хау.- М.: Прогресс, 1976.- С. 67.

[35] Ссылка по кн.: Штумпф Г. Договор о передаче ноу-хау,- М.: Прогресс, 1976.- С. 68.

[36] Собрание законодательства РФ, 1996, №3, Ст. 140.

[37] Штумпф Г. Договор о передаче ноу-хау.- М.: Прогресс, 1976.- С. 71-77.

[38] Ансон В. Указ. соч. - С. 291.

[39] Ведомости Съезда народных депутатов СССР и Верховного Совета СССР, 1991, №26, Ст. 733.

[40] Витрянский В.В. Договоры: порядок заключения, изменения и расторжения, новые типы (комментарий к новому ГК РФ).- М.: АО «Центр деловой информации» еженедельника «Экономика и жизнь», 1996, С. 10.



← предыдущая страница    следующая страница →
12




Интересное:


«Врачебная ошибка» и особенности защиты прав пациентов
Мировой суд как государственно-правовой институт
Понятие сроков исковой давности в ГК РФ
Категория экономические споры в арбитражном процессе
Оферта как предложение стороны заключить договор
Вернуться к списку публикаций