2013-11-23 12:59:14
ГлавнаяГражданское право и процесс — Значение и сущность договорных отношений



Значение и сущность договорных отношений


Переход в Российской Федерации к рыночной экономике, по сравнению с прежним централизованным плановым управлением, характеризуется возрастанием значения договорных отношений. При этом функции государства носят характер социального регулирования (установления «правил игры»), прежде всего, - с помощью законодательства. Вместе с тем, следует отметить и другую особенность: правовое регулирование рыночных отношений должно быть таким, чтобы при динамичном изменении рынка обеспечивать правоотношениям цивилизованный характер, соответствие их интересам общества. Эта особенность четко прослеживается в изменении законодательства зарубежных стран с развитыми рыночными отношениями (принятие антимонопольных законов, законов о правах потребителей и других) [1]. Цивилизованные рыночные договорные отношения, выражающие интересы общества, предполагают:

равенство правового положения сторон;

оптимальное сочетание свободы и ограничений договора;

ответственность каждой стороны за результаты принимаемого ею решения;

ответственность за причиненный вред;

недопустимость обогащения за счет действий, нарушающих нравственные требования.

Изменение экономических условий хозяйствования, возникновение негосударственного сектора экономики, отмена части законодательства, жестко регламентировавшего взаимоотношения предприятий и организаций, привели к тому, что договоры приобрели особое место в правовом регулировании хозяйственной практики. Именно благодаря гражданско-правовому договору в условиях рынка становится возможным:

выявить действительную волю сторон;

гармонизировать интересы различных субъектов предпринимательской деятельности;

определить общественные потребности в товарах, работах, услугах и обеспечить их оптимальное удовлетворение [2].

Основная функция договора, определяющая его сущность и социальную ценность, заключается в том, что это инструмент организации и функционирования имущественного обмена. Без договора невозможно функционирование хозяйственной системы. Известный российский ученый-юрист Г.Ф. Шершеневич так характеризовал общественное значение договора: «При таком экономическом строе, когда происходит разделение труда и каждое хозяйство специализируется в известной отрасли производства и промышленности, само собой создается целый ряд договоров, возникающих из обмена. ... С другой стороны, с уничтожением последних следов личной зависимости, устанавливается полная свобода личности и юридическое равенство. Свобода труда, свобода избрания занятий, свобода передвижения, свобода промышленности, свобода рынка и конкуренции - вот те важные факторы, которые побуждают каждого к вступлению во всевозможные договорные отношения. Свобода договора, с устранением субъективных ограничений, а также формализма, стала рядом с правом частной собственности, одной из главных основ современного правового порядка» [3].

Наряду с изменением экономических условий хозяйствования изменилась и процедура рассмотрения хозяйственных споров. С введением в действие Постановлением Верховного Совета РСФСР от 4 июля 1991 года [4] закона РСФСР «Об арбитражном суде» [5], прекратили свое существование арбитражи министерств и ведомств, практика несудебного разрешения споров. Вместе с тем, отсутствие практики договорных отношений, явный дефицит юристов, специализирующихся в хозяйственном и патентном праве, не позволяют предприятиям всесторонне оценивать все последствия заключаемых ими договоров. Все это определяет низкий уровень работы по заключению и исполнению договоров: договоры часто не содержат необходимых условий, направленных на реализацию интересов сторон; не включают в себя меры по обеспечению исполнения договорных обязательств; допускают различное толкование одних и тех же условий. Кроме того, опыт многих экономически развитых стран свидетельствует, что и в условиях свободы договора участники рынка нуждаются в законодательном регулировании их договорных отношений, так как оно определяется общими потребностями современных рыночных отношений [6]. Всем этим определяется актуальность совершенствования правового регулирования договорных отношений.

Существующее законодательство и разрабатываемые нормативные акты должны быть фундаментом, позволяющим эффективно взаимодействовать, разрешать споры субъектам договорных отношений. «Источниками» для совершенствования нормативной базы являются практика реализации договорных отношений, сравнительное правоведение, судебная практика. Переход к рыночной экономике требует восполнения существующих пробелов в нормативной базе, касающейся договорного регулирования, так как наличие этих пробелов приводит к негативным последствиям. При этом, «нормы права не могут урегулировать всё многообразие ситуаций порождаемых практикой, в то же время в известных рамках (для целей разрешения споров и т.д.) должны быть выработаны нормы, исходя из принципов справедливости».

Среди существующих проблем можно выделить следующие проблемы правового регулирования договорных отношений: проблему правильного выбора соотношения нормативного и договорного регулирования, проблему обоснованности существующих и разрабатываемых норм, проблему четкого формулирования норм (законодательной техники).

Теоретические вопросы обязательственного и договорного права исследовали многие отечественные юристы. Их работы, даже вековой давности, не потеряли своей значимости и сегодня. В то же время, с учетом того, что основные правовые категории и институты предпринимательства тщательнейшим образом отработаны и апробированы в хозяйственной практике государств с высокоразвитой рыночной экономикой, их законодательный и правоприменительный опыт также становится весьма ценным источником полезной информации для эффективной организации развивающейся у нас коммерческой деятельности [7]. Несмотря на существенные различия сложившегося в мире правового регулирования договорных отношений, изучение зарубежного договорного права, в сопоставлении с отечественным, является важным для сравнительного правоведения, для нормотворчества, для установления общих тенденций и закономерностей развития договорного права в мире.

Теория договорных отношений, находя свое воплощение в законодательстве, имеет важное практическое значение. Так, от того, как в законе определен момент совершения договора (например, отправление ответа или получение ответа оферентом), может зависеть время начала исполнения заключённого договора. От того, как трактуется момент, с которого по договору в пользу третьего лица последнее приобретает право требования исполнения, возможно возникновение этого права в момент заключения договора между контрагентами или позднее, когда третье лицо выразит свое согласие на принятие этого права. Если признать, что указанное право третьего лица устанавливается непосредственно договором, то тем самым контрагент в последующем может быть лишен права изменить договор. Если признать, что право приобретается только со времени выраженного третьим лицом согласия, то тем самым будет установлено, что третье лицо до этого момента упомянутого права не имеет, и, что право требования исполнения принадлежит только контрагенту.

Центральным понятием договорного права является понятие «договор». «В абсолютном большинстве случаев участники гражданского и торгового оборота добровольно принимают на себя обязательства, договариваясь друг с другом что-либо сделать, передать или воздержаться от какого-либо действия» [8]. Так, договор в законодательстве, судебной практике и доктрине стран континентального права традиционно определяется как соглашение двух и более лиц, посредством которого устанавливаются определенные права и обязанности. Французский гражданский кодекс (Кодекс Наполеона) [9], принятый в 1804 году и действующий в настоящее время с внесенными в него изменениями и дополнениями, дает следующее понятие договора: «Договор есть соглашение, посредством которого одно или несколько лиц обязываются перед другим лицом или перед несколькими другими лицами дать что-либо, сделать что-либо или не делать что-либо» (Ст. 1101). Однако, если Французский гражданский кодекс требует для действительности договора согласия воль (внутреннего, психического акта) сторон [10], то Гражданский кодекс Германии [11] придал главное значение волеизъявлению сторон. При этом полагалось, что сделка, несмотря на отсутствие воли, должна быть действительна, чтобы обеспечить определенность и стабильность договорным связям. Классическая концепция договора в странах общего права заключалась в том, что договор - это обещание или одностороннее волеизъявление лица, исполнение которого обеспечивается правом [12]. В настоящее время англо-американское право отказалось от такой трактовки и определяет договор так же, как право западноевропейских континентальных стран. «Договор, - гласит ст. 1-201 Единообразного торгового кодекса США, - это правовое обязательство в целом, вытекающее из соглашения сторон в соответствии с настоящим Законом и иными подлежащими применению нормами права» [13]. В учебнике русского гражданского права Г.Ф. Шершеневича приводится такое определение понятия «договор»: «Договором называется соглашение двух или более лиц, направленное к установлению, изменению или прекращению юридических отношений» [14]. Г.Ф. Шершеневич считал, что «область договора» выходит за пределы обязательственного отношения и с этим связывал то, что германское уложение отводит место договору как в общей части (§§ 145-155), так и в отделе об обязательствах (§ 305 и след.).

Как было упомянуто выше, содержанием договора может быть как положительное действие, так и воздержание от такового. Согласно Гражданскому кодексу Германии, «на основании обязательств кредитор вправе требовать от должника совершения определенного действия. Исполнение может заключаться и в воздержании от действия» (§ 241).

Право стран континентальной Европы и российское право конца XIX и начала XX веков закрепили такие принципы договора как: юридическое равенство сторон, обязательность договора для его участников, свободу договора, предполагающую автономию воли (право участников самостоятельно определять содержание своих отношений друг с другом). Так, классический принцип свободы договора был положен в основу договорного права Германии. Как и кодекс Наполеона, он исходил из идеи всемогущества и автономии частной воли. Основанный на такой общетеоретической предпосылке, принцип свободы договора означал предоставление частным лицам обширных правомочий для установления любого юридического правоотношения, лишь бы оно не противоречило общим принципам закона. Ст. 1134 Кодекса Наполеона ярко выразила идею самозаконности частной воли:» Соглашения, законно заключенные, занимают место закона для тех, кто их заключил.» По этому поводу германский юрист Колер И. высказался так: «в обязательственном праве победоносно проведен великий принцип индивидуализации. Почти всё, что касается формы и содержания договора, предоставлено свободному усмотрению сторон» [15]. Свобода и обширность власти частных лиц по установлению договорных обязательств ограничивались обычными для законодательства буржуазного государства тех времен немногочисленными легальными условиями их действительности. Однако изменение структуры рыночного хозяйства приводит к тому, что данные принципы не стали рассматриваться как незыблемые. Западное договорное право потребовало учета реального неравенства участников гражданского оборота и ограничения свободы договоров. В эпоху промышленного капитализма иногда допускались отступления от принципа свободы договора. В ряде случаев государство устанавливало твердые цены на продукты первой необходимости, продажа некоторых товаров признавалась монополией государства и т.д. Однако появление и широкое распространение монопольных соглашений и договоров присоединения вынудили законодателя установить правовые предписания, ограничивающие договорную и деловую практику. Совокупность этих норм образовала антитрестовское (антимонопольное) право западных стран. Антитрестовское законодательство ограничивает или даже запрещает некоторые виды договоров, если они приводят к уничтожению или существенному нарушению нормальной конкуренции. К таким договорам относят соглашения, которые закрепляют за их участниками определенные объемы производства того или иного товара, распределяют между ними источники сырья, рынки сбыта, запрещают участникам перепродавать товары ниже оговоренного уровня цен или не разрешают вступать в аналогичные договорные отношения с лицами, которые не присоединились к данному соглашению. Несмотря на указанные правовые меры, «в настоящее время многие крупнейшие корпорации обеспечивают себе монопольное положение на рынке и господство над поставщиками и клиентами, используя такие договорные формы, как специализированный заказ, агентские и комиссионные соглашения, лицензионные договоры и т.д.» [16]. Свобода договора и автономия воли предполагают обсуждение содержания договора. При этом, по мнению некоторых западных юристов, в договорах присоединения отсутствует даже малейшая возможность согласования воль [17].

С конца прошлого века во многих странах в правовой науке возникал вопрос: следует ли считать недействительными только те соглашения, по поводу которых в законе указано именно такое последствие, или же недействительность может быть признана и в других случаях, с которыми закон не связывает непосредственно такого последствия? На этот вопрос Г.Ф. Шершеневич отвечал так: «К решению вопроса в первом смысле трудно прийти, потому что таким путем можно поощрять договоры, законам противные, хотя с точки зрения законодательной такой прием был бы наиболее правилен. ... Правильнее было бы формулировать принцип следующим образом: договор должен быть признан недействительным, когда он направлен на устранение применения закона, с которым связываются интересы не только соглашающихся сторон, но и также интересы других лиц и даже всего общества» [18]. Таким образом, договор, цель которого находится в противоречии с установленным правовым порядком, либо противоречащий нравственному порядку, не должен получать защиты со стороны органов общественной власти. Характерным было введение в правовые нормы Гражданского кодекса Германии 1896 года (действующего и в настоящее время) внеюридических, главным образом, моральных критериев (злоупотребление правом, добрая совесть, добрые нравы). В кодексе указывается: «Сделка, нарушающая добрые нравы, ничтожна. Ничтожна в особенности сделка, по которой одно лицо, пользуясь нуждой, легкомыслием или неопытностью другого, взамен каких-либо услуг со своей стороны выговаривает или заставляет предоставить себе или третьему лицу имущественную выгоду, размеры которой настолько превосходят ценность услуг, что выгода при данных обстоятельствах дела представляется явно несоразмерной оказанным услугам» (§ 138). Но критерия для понимания «добрых нравов» и «доброй совести» германский законодатель не дал. Эти гибкие нормы, принятые германским законодателем, предоставили судебным органам полномочия по толкованию договорных правоотношений вплоть до признания их недействительности (расширили область судейского усмотрения). Кроме того, Гражданский кодекс Германии запретил злоупотребление своим правом: «Не допускается осуществление права, если целью такого осуществления может быть только причинение вреда другому лицу» (§ 226). Общие положения о необходимости соблюдать публичный порядок, добрые нравы, добрую совесть или положения о неоправданных договорных условиях существуют в гражданском и торговом праве большинства экономически развитых стран. Нередко закон предписывает включить в договор то или иное обязательное условие, либо законодательство запрещает включение в договор определенных условий. В ФРГ закон перечисляет условия, которые признаются недействительными (§§ 10, 11 Закона об общих условиях сделок [19]). Во Франции законодательство устанавливает лишь общие границы, а перечисление конкретных недействительных положений контрактов дается в декрете. Кроме того, в законодательных актах ряда стран предусматривается, что суд вправе объявлять недействительными те положения договоров, которые являются неразумными или противоречат доброй совести [20].

Другая тенденция - расширение функций гражданского договора. Он используется сейчас не только в качестве юридической формы обмена, но и как правовой инструмент организации рыночного хозяйства.

Характерные изменения в системе договоров, произошедшие в последние годы, можно наблюдать на примере стран Запада [21]:

1. Появилось большое количество новых разновидностей гражданских договоров (например, договор франшизы). Это объясняется появлением на рынке новых товаров и новых видов деятельности, сама природа которых требует особого правового регулирования. Развитие рыночных отношений, научно-технический прогресс привели к возникновению новых видов имущества.

Имуществом становятся различного рода информация, ценные бумаги, права требования и т.п. Объектом имущественных прав все чаще являются не отдельные вещи или права, а их совокупности, объединенные хозяйственным или иным назначением. Примером такого объекта может служить предприятие, в которое входят сооружения, оборудование, товарные запасы, фактические отношения предприятия со своими контрагентами, права и обязанности (в том числе права на изобретения) и т. д. Аналогичная правовая конструкция (имущественный комплекс) предусмотрена и в российском гражданском законодательстве. Появляются договоры, которые сочетают в себе элементы двух или более известных видов договоров. Так, с середины нашего столетия большое распространение получили договоры лизинга. В силу договора лизинга одна сторона передает другой стороне определенный объект (устройство, оборудование), а пользователь обязуется вносить за него периодическую плату и по окончании договора вправе приобрести названный объект на льготных условиях с зачетом этих платежей.

Таким образом, в договоре лизинга сочетаются характеристики и договора имущественного найма (аренды), и договора продажи. Возникли так называемые предпринимательские договоры. К ним, в частности, относятся договоры подчинения, договоры отчисления прибыли и т. д. (Акционерный закон ФРГ, §§ 291, 292).

2. Из сферы гражданского права выводятся некоторые виды договоров (например - трудовые договоры, административные, правительственные контракты).

3. Возрастает роль и значение разнообразных типовых договоров, договоров присоединения и иных договорных проформ.

4. Наблюдается тенденция к дифференциации правового регулирования договорных отношений в зависимости от их субъектного состава (договоры коммерсантов и предпринимателей, выделяемые в специальную категорию торговых сделок и регламентируемые специальными нормами торгового законодательства; договоры между профессиональными коммерсантами и потребителями). В силу предписаний торгового права, торговые договоры, в отличие от гражданских, могут совершаться в упрощенной форме, облегчено их доказывание. К коммерсантам предъявляются повышенные требования относительно старательности, осмотрительности в хозяйственных делах, споры между коммерсантами в некоторых странах рассматривают специальные торговые суды по особым процедурным правилам.

Использование договора для организации длительных и устойчивых хозяйственных связей ведет к увеличению продолжительности сроков действия договоров, усложнению их содержания, что, в свою очередь, вызывает изменения в процедуре их заключения, толкования, пересмотра и исполнения.

Договорные отношения регулируются нормами государственного, административного, финансового, трудового права и других отраслей права. Гражданско-процессуальным правом регулируется разрешение договорных споров. Важное значение имеют международные договоры. Однако основное регулирование осуществляется гражданским правом. В рамках гражданского права договорные отношения регулируются совокупностью общих и специальных норм. К договорам применяются нормы о сделках, об обязательствах и т.д. По мнению В.В. Витрянского, правильным было бы считать, что практически все разделы и главы части первой Гражданского кодекса Российской Федерации [22], введенной в действие с 1 января 1995 г. федеральным законом Российской Федерации [23] от 21 октября 1994 г., имеют прямое отношение к регулированию договора [24]. Кроме того, отдельные виды договоров регулируются второй частью Гражданского кодекса Российской Федерации.

Регулирование Гражданским кодексом Российской Федерации договорных связей способствует стабилизации правового поведения участников экономической деятельности. Гражданский кодекс Российской Федерации, построенный на единых принципах и положениях, исключает неупорядоченный пересмотр установленных в нем норм, влекущий разрушение сложившихся экономических связей [25].



← предыдущая страница    следующая страница →
12




Интересное:


Проблемные аспекты условий действительности сделки
Пределы вины в нарушении договорных обязательств в гражданском праве РФ
Вина в нарушении договорных обязательств в советском гражданском праве
Правовое регулирование действия ипотеки по российскому праву
Принцип свободы договора как основополагающее начало для заключения гражданско-правовых договоров
Вернуться к списку публикаций