2013-09-28 17:49:05
ГлавнаяГражданское право и процесс — Правовое регулирование действия ипотеки по российскому праву



Правовое регулирование действия ипотеки по российскому праву


Закон об ипотеке воспроизводит правила Гражданского кодекса РФ о перезалоге и также разрешает передавать имущество в последующую ипотеку без согласия залогодержателя. Последующая ипотека допускается, если она не запрещена предшествующими договорами об ипотеке (п. 2 ст. 342 ГК, п. 2 ст. 43 Закона об ипотеке). Однако, заключение последующего договора, несмотря на установленный запрет на перезалог, не влечет автоматическое признание такого договора недействительным, т.к. такой договор признается оспоримой сделкой. Залогодержатель по предшествующему договору об ипотеке вправе обратиться в суд с иском о признании последующего договора недействительным. При этом не имеет значения, знал ли залогодержатель по последующему договору о запрещении устанавливать последующий залог или нет. В то же время предшествующий залогодержатель вправе воспользоваться другим предоставленным ему правом и потребовать досрочного исполнения обеспеченного ипотекой обязательства и субсидиарно, если его требование не будет исполнено, обратить взыскание на предмет ипотеки (подп. 1 п. 2 ст. 353 ГК). Право выбора способа защиты принадлежит предшествующему залогодержателю.

Закон о залоге в ст. 45 предусматривал, что залогодатель вправе в любое время досрочно исполнить обеспеченное ипотекой обязательство в полном объеме, если договор об ипотеке исключает возможность последующего залога того же предмета ипотеки. Представляется, что т.к. нормы Закона о залоге подлежат применению к залогу недвижимости лишь в части, не противоречащей Закону об ипотеке, указанная статья 45 Закона о залоге продолжает действовать. На возможность установления законом случаев досрочного исполнения обязательства прямо указано в ст. 315 ГК.

Закон об ипотеке разрешает залогодателю и предшествующему залогодержателю ограничивать правоспособность последующего залогодержателя и устанавливать в договоре об ипотеке обязательные условия, на которых может быть заключен последующий договор. Представляется, что если последующий договор об ипотеке заключен с нарушением этих условий, то его нельзя признать недействительным, т.к. Закон об ипотеке предусматривает в этом случае совершенно иные последствия: требования залогодержателя по последующему договору удовлетворяются в той степени, в какой их удовлетворение возможно в соответствии с правилами предшествующего договора об ипотеке. Очевидно, что эти правила не применяются, если сторонами в последующем и предшествующем договорах об ипотеке являются одни и те же лица.

Закон об ипотеке вводит правило о том, что закладная может быть выдана только по первой ипотеке, которая была установлена ранее других ипотек. Не допускается заключение последующего договора об ипотеке, предусматривающего составление и выдачу закладной.

Так как наличие уже установленных ипотек может повлиять на осуществление своих прав последующими залогодержателями, залогодатель обязан до заключения договора об ипотеке сообщать каждому последующему залогодержателю сведения обо всех уже существующих ипотеках данного имущества, включая предмет ипотеки и его оценку, существо, размер и срок исполнения обязательства, обеспеченного ипотекой. Невыполнение залогодателем своей обязанности влечет последствия только в том случае, если будет доказано, что залогодержатель по последующему договору был добросовестным, т.е. он не мог получить необходимые сведения о предшествующих ипотеках от учреждения юстиции по регистрации прав из данных Единого государственного реестра прав на недвижимое имущество и сделок с ним.

Если залогодержатель был добросовестным, а залогодатель не уведомил его о предшествующих ипотеках, то законодательство предоставляет залогодержателю сразу три права, которыми он может воспользоваться по своему усмотрению. Во-первых, залогодержатель вправе расторгнуть договор об ипотеке и потребовать возмещения причиненных убытков (п. 1 ст. 44 Закон об ипотеке). Во-вторых, залогодержатель вправе потребовать досрочного исполнения обеспеченного ипотекой обязательства либо изменения договора об ипотеке (ст. 12 Закона об ипотеке). В-третьих, залогодержатель имеет право потребовать досрочного исполнения обеспеченного ипотекой обязательства, а если его требование не будет удовлетворено, обратить взыскание на предмет залога (подп. 1 п. 1 ст. 351 ГК). Представляется, что наиболее действенным может быть при определенных условиях третье право. По нашему мнению, если залогодержатель предъявит требование о досрочном исполнении обеспеченного ипотекой обязательства и субсидиарно, если его требование не будет удовлетворено, обратит взыскание на предмет ипотеки, он также сможет потребовать возмещения неполученных доходов в связи с досрочным исполнением обеспеченного залогом обязательства. Естественно, что это требование о возмещении доходов не будет обеспечено залогом.

В литературе было высказано предложение специально внести соответствующую поправку о праве залогодержателя потребовать возмещения убытков в п. 2 ст. 351 ГК [13]. Однако, это право залогодержателя следует из ст. 393 и 17 ГК и нет необходимости специально воспроизводить правило об убытках в ст. 351 ГК.

Закон об ипотеке также возлагает на залогодателя, заключившего последующий договор об ипотеке, обязанность незамедлительно уведомить об этом залогодержателей по предшествующим ипотекам и по их требованию сообщить им сведения о последующей ипотеке, включая данные о предмете ипотеки и его оценке, существе, размере и сроке исполнения обеспеченного ипотекой обязательства. Однако, указанный Закон не устанавливает никаких санкций на случай неисполнения залогодателем своей обязанности.. Это объясняется тем, что последующие залогодержатели практически не способны негативно влиять на объем прав предшествующих залогодержателей. В литературе неоднократно справедливо указывалось на то, что запрет на перезалог вызван незнанием залогодержателями своих прав и обязанностей [14].

Если на одну и ту же недвижимость установлены несколько ипотек, то требования последующих залогодержателей удовлетворяются из стоимости заложенного имущества с соблюдением права предшествующего залогодержателя на преимущественное удовлетворение его требований. Закон различает несколько таких ситуаций.

Во-первых, срок исполнения обязательства, обеспечиваемого предшествующей ипотекой, может наступить одновременно со сроком исполнения обязательства, обеспечиваемого последующей ипотекой. Тогда действует общее правило о том, что требования последующих залогодержателей удовлетворяются из стоимости предмета ипотеки после требований предшествующих залогодержателей (п. 1 ст. 342 ГК).

Во-вторых, если взыскание на заложенное имущество обращается по требованию, обеспеченному последующей ипотекой, одновременно может быть обращено взыскание на это имущество и по требованиям, обеспеченным предшествующей ипотекой, срок предъявления которых ко взысканию еще не наступил. Однако, залогодержатель по предшествующему договору об ипотеке может не воспользоваться этим правом, если он не заинтересован в досрочном прекращении обязательства. В этом случае Закон об ипотеке допускает исключение из правила подп. 4 п. 1 ст. 352 ГК о том, что залог прекращается в случае продажи с торгов заложенного имущества, и предусматривает, что имущество, на которое обращено взыскание по требованиям, обеспеченным последующей ипотекой, переходит к его приобретателю обремененным предшествующей ипотекой (п. 2 ст. 46). Если же срок исполнения обязательства, обеспеченного предшествующей ипотекой наступил, и предшествующий залогодержатель не обратил взыскание на предмет ипотеки одновременно с последующими залогодержателями, то продажа заложенного имущества с торгов по требованию последующих залогодержателей влечет прекращение предшествующей ипотеки.

В-третьих, если взыскание на заложенное имущество обращается по требованиям, обеспеченным предшествующей ипотекой, то последующие залогодержатели вправе досрочно обратить взыскание на предмет ипотеки только в том случае, если для удовлетворения требований, обеспеченных предшествующей ипотекой, взыскание обращается на все заложенное имущество. Таким образом, право последующих залогодержателей не имеет безусловного характера, и они не могут досрочно обратить взыскание на предмет ипотеки, если для удовлетворения требований предшествующих залогодержателей достаточно обращения взыскания на часть заложенного имущества (п. 3 ст. 46 Закона об ипотеке).

До предъявления требования об обращении взыскания на имущество, залогом которого обеспечиваются требования по последующей и предшествующей ипотекам, залогодержатель обязан в письменной форме уведомить об этом залогодержателя по другому договору об ипотеке того же имущества. Для обеспечения выполнения этого требования Закон об ипотеке предусматривает, что при предъявлении иска об обращении взыскания на имущество, заложенное по двум или более договорам об ипотеке, залогодержатель должен представить в суд доказательства уведомления залогодержателей по другим договорам об ипотеке о предъявлении соответствующего иска. Если доказательства об уведомлении других залогодержателей не будут представлены в суд вместе с исковым заявлением, то судья оставляет исковое заявление без движения (ст. 130 ГПК РСФСР) или возвращает исковое заявление (ст. 108 АПК РФ), о чем выносит соответствующее определение. Оставление искового заявления без движения или возвращение искового заявления не препятствует вторичному обращению с ним в суд или в арбитражный суд после устранения допущенных нарушений.

Так как изменение условий предшествующих договоров об ипотеке после заключения последующего договора способно негативно отразиться на объеме прав последующего залогодержателя, Закон об ипотеке предусматривает, что изменение предшествующего договора, влекущее обеспечение новых требований залогодержателя или увеличение объема требований, уже обеспеченных по этому договору, не допускается без согласия залогодержателя по последующему договору об ипотеке (п. 3 ст. 44). Соответствующие сделки, заключенные предшествующими залогодержателями без согласия последующих залогодержателей, должны признаваться недействительными по ст. 168 ГК. Эти правила не применяются, если сторонами в предшествующем и последующем договорах об ипотеке являются одни и те же лица.

В российском законодательстве не получили правового регулирования сделки об уступке старшинства и о сохранении старшинства для предстоящего залога. Как уже было отмечено, проект Гражданского Уложения Российской Империи предусматривал, что при установлении ипотеки залогодатель мог по соглашению с залогодержателем сохранить за собой право на обеспечение впоследствии залогом имения требований в определенной сумме со старшинством перед требованием залогодержателя (ст. 1064 проекта). Сохранение старшинства для предстоящего залога заключалось также в том, что погашение залога, внесенного со старшинством отметки о предстоящем залоге, восстанавливало действие этой отметки. Проект также предусматривал, что с погашением залога по вотчинной книге статья об этом приобретает значение отметки о предстоящем залоге (ст. 1105). Цель состояла в том, чтобы воспрепятствовать продвижению последующих ипотек и приобретения ими лучшего старшинства в ущерб собственнику. Проект также разрешал сделки о взаимной уступке старшинства (ст. 1061 проекта). Причем каждая из сторон оставалась «по-прежнему при принадлежащем ей залоговом требовании; предметом соглашения служат не эти последние, а одно лишь старшинство».

Следует отметить, что аналогичные правила введены в Германском Гражданском уложении и во Французском гражданском кодексе [15]. Так, ГГУ предусматривает, что правомочные лица могут заключить соглашение об изменении очередности прав, обременяющих земельный участок, и внести это соглашение в поземельную книгу. Для изменения очередности ипотеки требуется согласия собственника. Право, получившее в результате изменения очередности более высокий ранг, не утрачивает этого ранга вследствие сделки, отменяющей право, имевшее данный ранг до изменения очередности (пар. 880 ГГУ). Французское законодательство также предусматривает возможность заключения соглашения между двумя ипотечными кредиторами (залогодержателями) о том, что тот из них, чье право записано в реестре ранее прав другого, «уступает этому другому старшинство записи» [16].

Оценивая значение сделок о сохранении старшинства для предстоящего залога, Л.В. Гантовер писал, что они «дают собственнику возможность сохранять за собою распоряжение лучшими местами, лучшими условиями старшинства по вотчинной книге, что облегчает ему вступление в переговоры с банковыми установлениями и вообще с капиталистами на тот случай, когда он встретит впоследствии надобность в кредите» [17].

Не отрицая того большого значения, которое указанные сделки имеют для имущественного оборота, мы хотели бы отметить следующее. Обмен старшинством ипотек разных рангов означает, что залог отрывается от своего основания (обеспечиваемого требования) и становится самостоятельным объектом оборота. Для российского законодательства, которое старается последовательно придерживаться правила об акцессорном характере залога, разрешение указанных сделок будет трудно оправдать с теоретической точки зрения. Сохранение старшинства для предстоящего залога исключено Законом о регистрации, т.к. п. 7 ст. 16 названного закона предусматривает императивную норму, которая не может быть изменена соглашением сторон, о том, что государственная регистрация прав проводится в последовательности, определяемой порядком приема документов. Следовательно, учреждение юстиции никогда не оставит «пустое место» в Едином государственном реестре прав на недвижимость для предстоящего залога. Поэтому, правила о сохранении старшинства для предстоящего залога и об обмене старшинством между уже установленными ипотеками de lege ferenda и de lege lata нельзя ввести в Закон об ипотеке.

Помимо права завещать предмет ипотеки и передать его в последующий залог, залогодатель недвижимости впервые наделяется Законом об ипотеке и другими правами по распоряжению имуществом без согласия залогодержателя. Залогодатель вправе самостоятельно сдавать заложенное имущество в аренду, передавать его во временное безвозмездное пользование и по соглашению с другим лицом предоставлять последнему право ограниченного пользования этим имуществом (сервитут) при одновременном соблюдении двух условий. Во-первых, срок на который имущество предоставляется в пользование, не должен превышать срока обеспеченного ипотекой обязательства. Во-вторых, имущество может предоставляться только для целей, соответствующих назначению имущества (п. 1 ст. 40 Закона об ипотеке). Если какие-либо из этих условий не могут быть соблюдены, то предоставление заложенного имущества в пользование третьим лицам допускается только с согласия залогодержателя.

Указанные правила предназначены для защиты интересов залогодержателя. Они способствуют тому, чтобы заложенная недвижимость не теряла своей ценности вследствие ее использования.

Обременение залогодателем предмета ипотеки по договорам с третьими лицами без согласия залогодержателя сопровождается предоставлением залогодержателю надежных гарантий, предусмотренных Законом об ипотеке (п. 2 ст. 40). Так, если договор об аренде недвижимости был заключен до установления ипотеки, то он сохраняет силу и после обращения взыскания на заложенное имущество. Если же предмет ипотеки обременен правами третьих лиц после заключения договора об ипотеке, то в случае обращения залогодержателем взыскания на заложенное имущество по основаниям, предусмотренным федеральным законом и договором, права аренды и другие права пользования прекращаются с момента вступления в силу решения суда об обращении взыскания на заложенное имущество, а если требования залогодержателя удовлетворяются во внесудебном порядке - с момента нотариального удостоверения соглашения между залогодателем и залогодержателем об обращении взыскания на предмет ипотеки.

Но залогодатель, отдавая заложенную недвижимость в пользование третьим лицам без согласия залогодержателя, может допускать ухудшения предмета ипотеки как юридического, так и фактического характера. Юридические ухудшения состоят в том, что заключаемые залогодателем договоры пользования имуществом, т.е. аренды, ссуды и об установления сервитута, могут содержать условия, выполнение которых приведет или может привести к снижению стоимости предмета ипотеки. Например, договор аренды предусматривает право арендатора снести строение на земельном участке, разрабатывать недра под поверхностью земельного участка, рубить лес на земельном участке, перестраивать недвижимость, для чего сносить перегородки в доме и в квартире и т.д.

В целях защиты залогодержателя последнему предоставлено право проводить не только фактическую, но и документальную проверку состояния имущества. Залогодатель обязан ознакомить залогодержателя со всеми договорами, заключенными в отношении заложенной недвижимости. Если залогодержатель обнаружит, что условия каких-либо договоров выходят за рамки «пользования имуществом в соответствии с назначением», он вправе обратиться в суд с иском о признании такого договора полностью или в соответствующей части недействительным. В случае необоснованного отказа в проверке заложенного имущества залогодержатель вправе потребовать досрочного исполнения обеспеченного ипотекой обязательства, а если это требование не будет исполнено - обратить взыскание на предмет ипотеки (ст. 35 Закона об ипотеке).

Следует признать, что иногда трудно провести границу между полезными действиями и теми, которые могут ухудшить недвижимость. Так, полное или частичное разрушение строения в целях возведения нового может только способствовать в конечном итоге увеличению цены на заложенную недвижимость. Но Закон об ипотеке не разрешает подобные действия и предоставляет залогодержателю право на досрочное удовлетворение (п. 2 ст. 36). Очевидно, что Закон таким образом ограничивает хозяйственную деятельность собственника и сковывает его инициативу. Мотивы к Германскому Гражданскому уложению справедливо указывают, что такое последствие как предъявление требования к досрочному исполнению «...может быть избегнуто путем признания за собственником права отклонить иск кредитора посредством приведения предмета обеспечения в такой вид, при котором оно оказывалось бы достаточным» [18]. Российское право таких средств защиты залогодателя не предусматривает.

Но если залогодержателю предоставлены средства для борьбы с юридическими действиями залогодателя, направленными на ухудшение предмета ипотеки, хотя эти средства, как было показано нами выше, нельзя признать совершенными, то залогодержатель не получает по Закону об ипотеке никаких специальных средств для борьбы с фактическими действиями залогодателя или третьих лиц, которые могут привести к ухудшению недвижимости. Так, третьи лица могут выйти за рамки предоставленных им договором прав и начать действия по разрушению предмета ипотеки, продаже его отдельных частей, принадлежностей и т.д.

По российскому законодательству залогодержатель получает право предъявить иск о запрещении деятельности, создающей опасность причинения вреда в будущем (п. 1 ст. 1065 ГК). Причем деятельность может уже начаться или еще не начинаться, но к ней ведутся приготовления. Для применения п. 1 ст. 1065 ГК достаточно только доказать опасность причинения такого вреда, «наличие вины в этих случаях необязательно» [19]. Следует отметить, что п. 1 ст. 1065 представляет собой общую норму о деликтных обязательствах, которая ориентирована прежде всего на случаи предупреждения вреда от производственной деятельности предприятия (п. 2 ст. 1065 ГК). Вся «деятельность» залогодателя или третьих лиц может сводиться к отдельным действиям, которые могут не подпадать под понятие «деятельности».

Мы полагаем, что норма п. 1 ст. 1065 ГК носит слишком общий характер, и в условиях отсутствия сложившейся судебной практики нельзя быть уверенным, что суд или арбитражный суд будет применять ее к ипотечным отношениям. В проекте Гражданского Уложения Российской Империи этот случай специально регулировался статьей 1079 [20]. В свою очередь Германское Гражданское уложение даже предоставляет залогодержателю право на негаторный иск в пар. 1134, чтобы противостоять фактическим действиям залогодателя или третьих лиц, направленным на ухудшение предмета ипотеки [21]. Представляется, что было бы целесообразным включить в Закон об ипотеке статью следующего содержания: «Залогодержатель вправе просить суд запретить залогодателю или третьим лицам совершение любых действий в отношении заложенной недвижимости, которые могут сделать невозможным удовлетворение обеспеченных ипотекой требований залогодержателя полностью или частично».

В то же время авторы Объяснений к проекту считали, что угрожающее ухудшение должно иметь в своем основании какое-либо действие и что если бездействие повлечет ухудшение имения, то в этом случае залогодержатель уже не вправе вмешиваться, т.к. «это повело бы к извращению понятия собственности. Собственник, даже заложивший имение, не становится тем самым в столь зависимое положение от контроля и усмотрения верителя» [22].

Ухудшение предмета ипотеки может произойти не только вследствие вины залогодателя, но и в результате случая. По общему правилу залогодатель отвечает за сохранность заложенного имущества на началах риска, т.к. он чаще всего является собственником переданного в залог имущества. Стороны могут в договоре возложить эти риски на залогодержателя.

Закон об ипотеке предусматривает, что если по обстоятельствам, за которые залогодержатель не отвечает, заложенное имущество утрачено или повреждено настолько, что вследствие этого обеспечение ипотекой обязательства существенно ухудшилось, залогодержатель вправе потребовать досрочного исполнения обеспеченного ипотекой обязательства, в том числе за счет страхового возмещения в соответствии с п. 3 ст. 31 Закона об ипотеке. Залогодержатель не может осуществить свое право потребовать досрочного исполнения обеспеченного ипотекой обязательства, если между ним и залогодателем заключено соглашение в письменной форме о восстановлении или замене погибшего или поврежденного имущества и залогодатель надлежаще выполняет условия этого соглашения (ст. 36 Закона об ипотеке). Если предмет ипотеки поврежден, а не уничтожен, то право залога не прекращается, и залогодержатель в случае неисполнения его требования о досрочном удовлетворении вправе обратить взыскание на поврежденный предмет ипотеки (подп. 3 п. 1 ст. 352 ГК).

Представляется, что Закон об ипотеке в ст. 36 не лишает залогодателя права на одностороннее восстановление или замену предмета залога в разумный срок равноценным имуществом, предусмотренного в п. 2 ст. 345 ГК. Т.е. залогодатель сохраняет право изменить в одностороннем порядке договор об ипотеке. В случае повреждения предмета ипотеки изменения договора не происходит. В то же время право залогодателя восстановить поврежденный предмет ипотеки конкурирует с его обязанностью принимать меры по сохранению заложенного имущества и в случае повреждения провести его восстановительный ремонт (подп. 2 п. 1 ст. 343 ГК, ст. 30,32, п. 1 ст. 36 Закона об ипотеке).

До принятия Закона об ипотеке Гражданский кодекс РФ создавал односторонние преимущества для залогодателей, т.к. для предъявления требования о досрочном исполнении обеспеченного ипотекой обязательства в связи с утратой предмета залога залогодержатель должен был доказать, что залогодатель не воспользовался правом на восстановление или замену предмета залога равноценным имуществом и в разумный срок (подп. 3 п. 1 ст. 351 ГК).

Как отмечалось в литературе [23], для доказывания этих обстоятельств существовали определенные трудности, т.к. ГК не определял понятия «разумного срока» и «равноценного имущества». Закон об ипотеке в ст. 36 восстановил равновесие между сторонами. Теперь в случае утраты предмета ипотеки залогодержатель получает право во всех случаях предъявить иск о досрочном исполнении обеспеченного ипотекой обязательства. Для того, чтобы отклонить этот иск, уже залогодатель должен доказать, что разумный срок на замену или восстановление предмета ипотеки не истек и что утраченное имущество заменено равноценным. Таким образом, бремя доказывания возложено на залогодателя. Процессуальное положение залогодержателя значительно улучшилось.

Представляется, что если залогодатель в разумный срок после утраты или повреждения предмета ипотеки направил оферту залогодержателю с предложением заключить договор о замене его равноценным имуществом или о его восстановлении, то заключение договора является обязательным для залогодержателя, и применяются правила ст. 445 ГК. Если залогодержатель уклоняется от заключения договора и предъявляет в суд иск о досрочном исполнении обеспеченного ипотекой обязательства, то залогодатель, во-первых, может возражать против иска и сделать ссылку на уклонение залогодержателя от заключения договора, а, во-вторых, предъявить встречный иск о понуждении заключить договор на предложенных залогодателем условиях. Для этого в суд должен быть представлен проект договора (ст. 104 АПК РФ).

Соглашение о замене или о восстановлении погибшего или поврежденного предмета ипотеки должно быть заключено в простой письменной форме. Несоблюдение простой письменной формы соглашения лишает стороны права в случае спора ссылаться в подтверждение сделки и ее условий на свидетельские показания, но не лишает их права приводить письменные и другие доказательства.

Несмотря на то, что ст. 36 Закона об ипотеке сыграла положительную роль в восстановлении баланса интересов залогодателей и залогодержателей, она имеет и другие недостатки, не отмеченные в литературе. Так, если стоимость предмета ипотеки превышает размер обеспеченного ипотекой обязательства в 20 раз, а в результате повреждения заложенного имущества по обстоятельствам, за которые залогодержатель не отвечает, это соотношение меняется, и стоимость предмета ипотеки превосходит размер обязательства только в 10 раз, то, очевидно, что такое ухудшение рассматривается статьей 36 Закона об ипотеке как «существенное ухудшение обеспечения обязательства». Залогодержатель получает право на досрочное предъявление требования к исполнению даже несмотря на то, что его интересам ничто не угрожает.

Подобная мера является слишком строгой и по существу не отвечает интересам сторон залогового правоотношения. Следует предоставлять залогодержателю соответствующее право только в том случае, если в результате утраты или повреждения заложенного имущества получение залогодержателем удовлетворения обеспеченных ипотекой требований станет полностью или частично невозможным. Полагаем, что следует изменить п. 2 ст. 35 и изложить его в следующей редакции: «Если по обстоятельствам, за которые залогодержатель не отвечает, заложенное имущество утрачено или повреждено настолько, что вследствие этого удовлетворение обеспеченных ипотекой требований стало полностью или частично невозможным, залогодержатель вправе потребовать досрочного исполнения обеспеченного ипотекой обязательства, в том числе за счет страхового возмещения в соответствии с пунктом 3 статьи 31 настоящего Федерального закона».



← предыдущая страница    следующая страница →
12345678910




Интересное:


Гражданско-правовое регулирование и защита прав участников медицинских отношений
Вещно-правовые последствия заключения, изменения и расторжения договора о продаже жилого помещения
Значение и сущность договорных отношений
Категория экономические споры в арбитражном процессе
Подготовительные работы по введению новой вотчинной системы и терминология проекта Вотчинного устава
Вернуться к списку публикаций