2013-09-13 21:00:05
ГлавнаяГражданское право и процесс — Применение норм права о неустойке



Применение норм права о неустойке


Пути совершенствования применения норм права о неустойке

Применение норм права о неустойке - это деятельность компетентных органов по применению неустойки посредством использования принудительной силы государства в отношении правонарушителей. Таким образом, субъектами реализации (взыскания) неустойки являются: государственные органы, кредитор и должник - контрагент по договору.

Вместе с тем урегулированные законодательством вопросы о видах неустойки по их соотношению с убытками, снижения судом размера неустойки, придания неустойке черты отступного, соотношения неустойки с банковскими процентами за пользование чужими средствами продолжают оставаться предметом широкой дискуссии в литературе.

Нет в литературе единого мнения по поводу наличия в законе штрафной неустойки и ее необходимости. Изучение процесса развития российского законодательства о неустойке свидетельствует о тенденции утрачивания штрафной (карательной) функции взыскания неустойки.

Как известно, основные законные неустойки действуют в настоящее время по отношениям по перевозке; отношениям, регулирующим поставку продукции для государственных нужд, закладки товаров в государственный материальный резерв и т.д. Между тем, исследование Транспортного Устава железных дорог РФ (Глава 6), принятого Федеральным законом от 19.12.1997 г. [1], Федерального закона № 79-ФЗ от 23.11.1994 г. «О государственном материальном резерве» (Глава 4) [2], Федерального закона № 53-Ф3 от 26.10.1994 г. «О закупках и поставках сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия для государственных нужд (статья 8) [3] и некоторых других законов свидетельствует о все более возрастающей роли неустойки, имеющей зачетный характер по отношению к убыткам. Это вытекает из того, что в указанных законах либо вообще отсутствуют указания на соотношение неустойки и убытков, либо в законе прямо предусмотрено, что «причиненные убытки возмещаются в части, не покрытой неустойкой». Напротив, некоторыми законами предусмотрено ограничение размера ответственности. Например, согласно п. 2 ст. 170 Кодекса торгового мореплавания Российской Федерации, принятого Федеральным законом РФ № 81-ФЗ от 30.04.1999 г. [4], предусмотрено, что ответственность перевозчика за просрочку доставки принятого для перевозки груза не может превышать размер фрахта, подлежащего уплате, согласно договору морской перевозки груза.

Анализ судебно-арбитражной практики разрешения споров о применении неустойки также свидетельствует о том, что стороны довольно редко применяют в договоре ответственность в виде неустойки, носящей штрафной характер.

Так, практика обобщения рассмотренных Арбитражным Судом Республики Башкортостан в 2000 г. 4780 дел показала, что по спорам о взыскании неустойки, установленной соглашением сторон, штрафная неустойка была установлена сторонами в договоре лишь по 12 делам, что составляет незначительный процент из всех рассмотренных дел [5].

В связи с этим не случайно в цивилистической литературе существует мнение о том, что взыскание штрафов следует поставить в зависимость от наличия убытков, при отсутствии которых контрагент не должен нести ответственность перед кредитором [6]. Вместе с тем, некоторыми учеными предлагается, напротив, расширить круг действия штрафной неустойки, взимать ее, напри- мер, за просрочку исполнения хозяйственных договоров [7], либо вообще взыскание исключительно или главным образом штрафной неустойки [8].

Некоторые авторы предлагают установить в законе только зачетную неустойку, так как взыскание неустойки сверх убытков может привести к неосновательному увеличению имущества кредитора [9].

Действительно, взыскание убытков сверх неустойки придает последней штрафной характер - характер «наказания». Сумма взысканий, поступающих кредитору в виде убытков и неустойки, увеличивает неосновательно имущество кредитора в том размере, в котором взыскана неустойка. Заключая договор и рассчитывая на исполнение обязательства надлежащим образом, каждая из сторон намеревается получить какую-нибудь прибыль в результате этой деятельности (доход). В случае нарушения обязательства одной из сторон - другой причиняется материальный урон (убыток), который подлежит полному восстановлению. Получая это возмещение и, кроме того, сверх этого - неустойку, кредитор увеличивает сумму своего имущества, то есть у кредитора возникает дополнительное имущественное право.

В силу ст. 8 ГК РФ гражданские права и обязанности возникают из оснований, предусмотренных законом (договора, иных сделок и т.п.). Действующим законодательством не предусмотрено увеличение субъектами гражданского права своей имущественной сферы за счет использования предусмотренных законом или договором способов обеспечения обязательства, в частности неустойки. Осуществление субъектами гражданского оборота своих гражданских прав и обязанностей должно быть основано на принципах равенства сторон, справедливости и разумности. В последнее время, как показывает практика применения неустойки, наметилась тенденция к предъявлению исков о взыскании неустойки, превосходящей по своему размеру все разумные пределы.

В связи с этим трудно не согласиться с теми авторами, которые предлагают установить в законе только неустойку, имеющую по отношению к убыткам зачетный характер. При таком положении полностью были бы защищены имущественные интересы кредитора, имеющего право полностью восстановить свое нарушенное право (либо неустойкой, либо взысканием убытков, либо применением указанных мер ответственности одновременно - по своему усмотрению в зависимости от наличия убытков и их размера (либо их отсутствие вообще), что, в свою очередь, не давало бы возможности ему неосновательно увеличить свое имущество сверх тех потерь, которые ему могут быть возмещены [10]. Мы считаем, что данный вопрос должен быть решен, в принципе, на законодательном уровне [11].

Между тем в литературе имеется и иная точка зрения. В контексте данной проблемы М.И. Брагинский и В.В. Витрянский предлагают следующий выход.

Они пишут: «Более предпочтительным и, добавим, полностью соответствующим законодательству было бы оценивать требования кредитора о взыскании неустойки в части, превышающей возможные убытки в связи с допущенным должником нарушением договорного обязательства, как злоупотреблением правом, что и служило бы законным основанием к отказу исковых требований в соответствующей части» [12].

Однако такая постановка вопроса нуждается в конкретизации.

По общему правилу при взыскании неустойки кредитор не обязан доказывать ни причинение ему убытков, ни его размер. На практике в редких случаях предъявляется требование о взыскании неустойки одновременно с требованиями о взыскании причиненных убытков, ввиду сложности доказывания убытков. При таких обстоятельствах у суда при рассмотрении спора о взыскании неустойки нет никаких сведений о наличии убытков, о его размере, в связи с чем практически невозможно в этот момент определить, в какой части неустойка превышает убытки, для того, чтобы в этой части отказать в удовлетворении иска с той мотивировкой, что имеет место в этой части иска злоупотребление правом. Нельзя оценить заранее размер убытков. Убытки, чтобы были оценены судом с правовой точки зрения, должны быть, по меньшей мере, заявлены кредитором к взысканию, далее, должен быть доказан факт наличия убытков и их размер.

Таким образом, арбитражному суду фактически невозможно будет отказать кредитору в иске о взыскании неустойки в части, превышающей возмещение убытков со ссылкой на злоупотребление правом, если требование о неустойке заявлено кредитором лишь по факту нарушения обязательства, а не в связи с причинением убытков в результате правонарушения. При этом следует иметь в виду, что закон не обязывает кредитора доказывать причинение убытков и их размер по требованиям о взыскании неустойки.

Кроме того, вызывают некоторые сомнения в правомерности применения в данной ситуации института «злоупотребление правом» и с теоретической точки зрения. В цивилистической литературе нет вообще единства мнений в отношении самого понятия «злоупотребление правом». Разными авторами высказывалось различное отношение к содержанию этого понятия.

Одни авторы полностью отвергали это понятие. Резко критическое отношение к проблеме злоупотребления правом было высказано М.М. Агарковым, М.В. Самойловой, Н.С. Малеиным, которые считают, что осуществление права не может быть противоправным [13], поскольку субъект действует правомерно [14], «в границах принадлежащего ему права» [15].

Рядом авторов было высказано противоположное мнение по данной проблеме [16]. В литературе развернулась дискуссия о противопоставлении формы содержанию права, которое может привести к нарушению законности, к неосновательному расширению судейского усмотрения и что в таком противопоставлении вообще нет необходимости.

Как мы видим, данная проблема представляет значительную трудность и, прежде всего, потому, что как само содержание субъективного права, так и пределы его осуществления предполагают определенное поведение управомоченного лица. В последнее время в литературе проблема пределов осуществления гражданских прав нередко сводилась лишь к проблеме осуществления права в соответствии с его назначением. Так, по мнению О.С.Иоффе, «под пределами осуществления гражданских прав нужно понимать пределы, вытекающие из их целевого назначения» [17]. Аналогично решала этот вопрос и М.В. Самойлова [18].

Мы присоединяемся к мнению тех авторов, которые считают, что идея «злоупотребление правом» сама по себе является противоречивой [19], в связи с чем в ней нет никакой необходимости.

Поэтому вряд ли проблему непомерно высоких неустоек, превосходящих по своему размеру возможные убытки, а также взыскание кредитором убытков в полном объеме сверх неустойки (штрафная неустойка) следует решать путем отказа кредитору в защите нарушенного права со ссылкой на злоупотребление правом.

Как верно отмечает Т.Е.Абова, каждая мера ответственности должна быть адекватна охраняемому праву [20].

Взыскание неустойки сверх возможных убытков в части превышения неустойки размера убытков, а также взыскания двойного возмещения неустойки и убытков (штрафная неустойка) не адекватна охраняемому праву кредитора, напротив, способствует его неосновательному обогащению за счет имущества должника. В связи с этим предлагаем исключить штрафную неустойку как отдельный вид неустойки из законодательства.

С позиции полноты восстановления (защиты) нарушенного права вызывает некоторые сомнения и исключительная неустойка, называемая некоторыми авторами минимальной мерой имущественной ответственности [21].

Исключительная неустойка, как и прежде, очень редко встречается в законодательстве в чистом виде. Прослеживается тенденция законодательства о ссужении сферы применения ограниченных санкций. Исключительная неустойка ограничивает возможность восстановления нарушенного права.

Исключительная неустойка установлена главным образом в отношениях клиентов с транспортными и энергоснабжающими организациями. Примером исключительной неустойки в законодательстве является ст. 137 Устава автомобильного транспорта РСФСР, утвержденного Постановлением Совета Министров РСФСР № 12 от 08.01.1969 г. [22], предусматривающая выплату 15% провозной платы за каждые сутки просрочки доставки груза. Аналогичная норма содержится в статье 111 Транспортного Устава железных дорог Российской Федерации.

При оценке действия механизма данного вида неустойки следует согласиться с существующим в науке мнением о ее неэффективности [23].

Что же касается юридического содержания исключительной неустойки, то в литературе предпринимались попытки отнесения ее к категории «заранее определенных убытков», что, по существу, является реанимированием оценочной теории неустойки [24].

И.С. Петерский, Б.С. Антимонов придавали исключительной неустойке черты отступного, поскольку при таких условиях кредитор отказывается от своего права требовать взамен неустойки убытков [25], либо с уплатой штрафа исчерпываются все возможные требования потерпевшего кредитора, так как остающееся у кредитора «требование исполнения» не может получить определенного действительного смысла [26].

С такой оценкой исключительной неустойки не соглашался В.К. Райхер, отмечавший, что при отступном у кредитора нет не только права отыскивать убытки, но нет даже и права требовать исполнения; между тем при исключительной неустойке нет только права требовать возмещения убытков, а право требовать с должника исполнения остается в силе [27].

Как известно, исключительная неустойка, как и всякий другой вид неустойки, имеет своей целью обеспечить надлежащее исполнение обязательства. В конечном счете, всякое нарушение обязательства сводится либо к его неисполнению, либо ненадлежащему исполнению. Неисполнение обязательства имеет место тогда, когда должник не приступил к исполнению обязательства и когда на дату исполнения обязательства по договору стороны остаются в положении, существовавшем до заключения договора.

В зависимости от этого наступают различные правовые последствия для кредитора и должника. Вопрос о соотношении обязанности должника нести ответственность за нарушение своих обязательств и его же обязанности исполнить это обязательство в натуре по-новому решен действующим Гражданским Кодексом (ст. 396). Новизна этих положений и их суть заключается в разном подходе к двум различным ситуациям. Исключительная неустойка может быть взыскана при любом из названных видов нарушения обязательства: 1) при ненадлежащем исполнении обязательства должник не освобождается от исполнения обязательства в натуре, в этом случае имеет место обязанность должника уплатить неустойку и исполнить обязательство; 2) при неисполнении обязательства у кредитора есть только право на взыскание неустойки. Должник в этом случае освобождается от исполнения обязательства. Изложенное позволяет сделать вывод о том, что конструкция обязательства в виде отступного и уплаты исключительной неустойки во втором случае действительно совпадает. Освобождение должника от исполнения обязательства (прекращение обязательства) уплатой неустойки, определенной в качестве отступного (ст. 409 ГК РФ), закреплено на законодательном уровне (п. 3 ст. 396 ГК РФ).

Вряд ли подобная норма закона является оправданной.

Предоставление взамен исполнения обязательства отступного есть один из способов прекращения обязательства. Институт неустойки имеет своей целью надлежащее исполнение и обеспечение реально существующего обязательства. При таких обстоятельствах вряд ли целесообразно смешивать эти институты гражданского права в законодательстве [28].

Вместе с тем, в гражданском законодательстве имеют место случаи недостаточно четкого, на наш взгляд, регулирования отдельных вопросов реализации неустойки, в частности, вопросов снижения судом размера неустойки в случае его несоразмерности последствиям нарушения обязательства, пределов и оснований уменьшения неустойки. Иными словами, решение вопроса о размерах и пределах снижения неустойки при наличии обстоятельств, указанных в Законе (ст. 333 ГК РФ) (которая, к слову сказать, также недостаточно четко определена), остается на усмотрение суда.

В литературе было высказано мнение практических судейских работников по совершенствованию процессуального законодательства и внесению в Арбитражно-процессуальный Кодекс РФ соответствующих норм, поскольку судейское усмотрение, основанное лишь на нормах статей 10, 333 ГК РФ, не отвечает потребностям развития российского общества [29].

Усмотрение правоприменителя в общем виде характеризуется тем, что закон представляет правоприменительным органам (суду) возможность индивидуального регулирования (усмотрения). Существует мнение о том, что ценность индивидуального регулирования заключается в том, что оно позволяет учесть особенности данной конкретной ситуации, включить в правовое регулирование опыт самих участников отношений, обеспечить их активность и инициативу [30].

Безусловно, взыскание неустойки в том или ином размере, превышающем последствия нарушения обязательства, требуют учета судом конкретных обстоятельств дела: периода нарушения обязательства (просрочки), мотивы поведения сторон, имущественное положение сторон и т.п. Вместе с тем, поскольку нет четких критериев уменьшения неустойки, указанных в законе, снижение неустойки может быть произведено и на 1%, и на 99% - в зависимости от субъективного усмотрения должных лиц.

Как следует из ст. 333 Кодекса, решение об уменьшении неустойки можно и должно быть вынесено судом в случаях, когда подлежащая уплате неустойка явно несоразмерна последствиям нарушения обязательства. Это означает, что суд должен располагать критериями для оценки ее величины и использовать эти критерии с соблюдением процессуальных требований.



← предыдущая страница    следующая страница →
1234567




Интересное:


Право собственности крестьянского (фермерского) хозяйства
Правовое регулирование неустойки на современном этапе
Понятие заключения гражданско-правового договора и его составляющие элементы
Оспоримые и ничтожные сделки
Подготовительные работы по введению новой вотчинной системы и терминология проекта Вотчинного устава
Вернуться к списку публикаций