2012-01-25 14:49:08
ГлавнаяГражданское право и процесс — Мировой суд в России 1864-1917 гг.



Мировой суд в России 1864-1917 гг.


Анализ текстов Судебных уставов, изучение научных и практических комментариев к ним дали возможность выделить стадии суммарного процесса в обеих формах судопроизводства. Несомненно также, что в дальнейшем исследовании и разработке нуждается институт мирового соглашения (мировой сделки).

Своими особенностями обладала система мирового суда в национальных окраинах Российской империи. Предпосылками, повлиявшими на специфику судоустройства и судопроизводства там стали: особый государственно-правовой статус этих территорий, особый этнический и социальный состав населения, иные культурные и религиозные традиции, особый экономический уклад, сильное влияние местной аристократии.

В национальных окраинах было более централизованное, бюрократизированное управление мировой юстицией. Почти повсеместно (за исключением области Войска Донского) мировые судьи назначались правительством, в большинстве случаев - по совету с губернатором. Юрисдикция была более широкой, по сравнению с великорусской территорией. Из более-менее унифицированного статуса окраин «выпадали» Прибалтийский (Остзейский) край и Царство Польское. Это можно объяснить последствиями польского восстания 1863 - 1864 гг. и ускорением ее инкорпорации, а также особым привилегированным положением Остзейского края и его феодальной аристократии, безземельным освобождением там крестьян и связанными с этим проблемами.

Период ревизии Судебных уставов связан с изменениями и дополнениями в них, укрепляющими административный надзор за судебными учреждениями, частичным пересмотром юрисдикции и порядка судопроизводства. До 1889 года законодательные изменения, касающиеся мирового суда, носили как позитивный, так и негативный характер. Ревизия уставов проходила по двум направлениям: часть поправок обусловливалась политическими соображениями, часть - исправлениями технико-юридических недостатков Судебных уставов. Однако последнее осуществлялось полумерами и лишь усугубляло положение.

В 1889 году относительно единая система мировой юстиции была разрушена введением института земских участковых начальников.

Через тридцать лет после начала реформы судебная система России вновь пришла в состояние кризиса. Определить пути его преодоления была призвана Комиссия при министерстве юстиции по пересмотру Судебных уставов, работавшая в 1894 - 1899 годах. Комиссия подготовила проекты новой редакции уставов, в которых совершался переход к профессиональной модели мирового суда - участковым судьям. Проекты не стали законами, но отдельные их идеи были положены в основу закона от 15 июня 1912 года «О преобразовании суда в сельских местностях».

По уровню юридической техники этот закон стоит выше Судебных уставов 1864 года. В нем уточнены многие термины и редакции статей, ранее вызывавших разночтения, делаются ссылки на статьи общего устава, исключающие аналогию, а значит и собственное усмотрение судьи. Закон возвращал мировому суду прежнюю достойную роль в системе правосудия, в нем обобщена многолетняя практика. Тем не менее, вопрос о положении мирового суда среди других судебных учреждений вновь не был решен. Повышение статуса председателя мирового съезда, передача ряда надзорных функций судебным палатам обозначили намерения, но не более того. Следуя логике исторического развития мирового суда в России, можно предполагать, что в будущем он бы окончательно превратился из патриархального «хранителя мира» в суд ограниченной юрисдикции. Однако эволюционный путь его развития был нарушен известными событиями 1917 года.

Создатели советской судебной системы отрицали всякую ее связь со старыми «царскими» судами. Но не следует, на наш взгляд, принимать это буквально, ибо они (создатели) в большинстве своем сами «вышли» из Судебных уставов 1864 года, будучи юристами по образованию и «легальному» роду занятий (например, В.И. Ленин, П.И. Стучка). Поэтому в законодательные акты о советских судах были перенесены некоторые модели, оставшиеся от прежнего режима, о чем, конечно, открыто не заявлялось. Так, место мировых судей заняли вначале местные суды и их съезды, а затем народные суды, единоличные и коллегиальные; судей избирали не земства, а исполкомы; следствие учреждалось при судах, а прокуратура - при Народном Комиссариате Юстиции (нарком юстиции - Главный Прокурор).

Однако мировой суд (точнее - его советские аналоги) не сохранился в дальнейшем в отечественном судоустройстве. И это - закономерный итог установившейся к концу 1930-х гг. административно-командной системы управления, при которой судебная власть фактически теряет свою независимость и ставится под контроль исполнительных органов, сфера ее деятельности сужается, а значит не возникает проблемы создания специальных судов для малозначительных дел. Такие же тенденции привели в 1880-1890-х гг. к почти полному упразднению мирового суда и в царской России, но, доведенные до крайних пределов в советское время, они на десятилетия изгнали этот институт из судебной системы.

В заключение, опираясь на исследованный исторический материал, многолетнюю отечественную и зарубежную практику, изложим некоторые рекомендации по вопросу организации системы мировой юстиции в России в настоящее время.

Прежде всего о том, какую модель мирового суда следует выбрать.

Наиболее эффективной представляется профессиональная, ибо профессионализм в любой области - залог успеха. Как бы ни были привлекательны полупрофессиональные мировые суды, есть несколько аргументов, которые можно противопоставить таким системам. С каждым годом мы наблюдаем все возрастающее усложнение юридической (а правосудие - прежде всего юридическая) деятельности. Это выражается и в обилии принимаемых нормативных актов, и в многообразии регулируемых правом общественных отношений, и в появлении новых правовых институтов, и в проблемах реализации правовых норм. Этот факт неизбежно потребует от мировых судей не «каких-либо» познаний в праве, а достаточно серьезной подготовки. Отсюда вытекает необходимость создания для непрофессионалов целой системы курсов юридического обучения, какие образованы, например, в Англии. Опыт Великобритании в данном случае весьма показателен, ведь она уже восемьсот лет связана с полупрофессиональным мировым судом. И нам, при выборе такого типа мирового суда, вряд ли удастся избежать введения специальных должностей юристов- консультантов при мировых судьях (по аналогии с мировыми клерками в Англии). Настолько ли мы богаты?

На проблему профессионализма можно взглянуть и с другой стороны. Для мировых судей позволительно смягчить требования профессионального ценза. В настоящее время все кандидаты в судьи должны обладать как минимум пятилетним стажем работы по специальности. Для мировых судей его можно было бы сократить или даже заменить плотной 6 - 12-месячной стажировкой при федеральных судах (прежде всего - районных). Организацию такой стажировки могли бы совместно взять на себя юридические вузы, органы юстиции, судейское сообщество с тем, чтобы выпускник юридического факультета уже имел возможность занять должность мирового судьи (если ему уже исполнилось 25 лет, конечно). С введением института магистратуры, исполнение обязанностей мировых судей можно было бы поручить и магистратам.

Разрешение каких дел поручить мировым судьям? Здесь мы сталкиваемся с проблемой определения понятия «малозначительности» того или иного дела, материального отношения. Где находятся предельные рамки? В Великобритании, например, они достаточно невысоки: мировые судьи выносят приговоры по преступлениям, за которые предусмотрены наказания до шести месяцев тюрьмы (по совокупности преступлений - до двенадцати месяцев), либо штраф до 5 тысяч фунтов стерлингов. Совершенно ясно, что необходимо разработать соответствующие методики, принципы «малозначительности», привлечь статистический материал для расчета возможной нагрузки мировых судей и т.д. Эта проблема не так легка как представляется поначалу, тем более, что в действующем законодательстве и в законопроектах нет четкого размежевания понятий «единоличный судья» и «мировой судья». Очевидно, что первое - более широкое по объему, включает в себя и мирового, и районного судью. Именно подсудность должна стать водоразделом между ними.

Какие элементы суммарного процесса можно было бы использовать при разрешении малозначительных дел в мировом суде? Прежде всего - возможность вынесения окончательных решений (приговоров), подлежащих обжалованию только в порядке надзора. Такое сокращение числа судебных инстанций намного уменьшит волокиту. Далее, применение института заочного решения в мировых судах должно быть, на наш взгляд, одним из эффективнейших инструментов судьи. Ведь многократное откладывание дела в случае неявки сторон совершенно недопустимо по отношению к делам мировой подсудности. В силу своего характера они требуют как можно более скорого разбирательства. И условия заочного решения должны быть в мировом суде, по нашему мнению, более жесткими, чем это установлено ныне для общих судов. Например, при неявке истца, надлежаще извещенного о времени и месте разбирательства, сведения о причинах которой отсутствуют или суд признает их неуважительными, дело должно прекращаться производством. Но в этом случае истец не может быть лишен права подать новый иск по тому же предмету и основаниям в обычном порядке.

В суммарном процессе полезно использовать и институт устного заявления. Ведь его правильное составление требует от истца определенных затрат времени, интеллекта, средств. Сумма этих усилий вполне может превысить результат, ожидаемый от дела истцом. Вывод? Стороны просто не будут обращаться в суд, либо вовсе прекратив спор, либо разрешив его другими средствами, часто неправовыми.

Укажем также те полезные, на наш взгляд, положения уставов судопроизводства. Это: проведение закрытого заседания по просьбе обеих сторон; подписание лицами, участвующими в деле, протоколов своих допросов; широкое использование судом очной ставки; право представителя закончить дело мировым соглашением, даже если это не указано в доверенности.

Пристального внимания также заслуживают подробная регламентация института мировой сделки и порядок отвода судьи по правилам гражданского судопроизводства.

Еще одна проблема: назначать или избирать мировых судей? Ни опытным путем, ни путем умозаключений доказать преимущество избранного судьи перед назначенным и наоборот невозможно. В любом случае, назначение обходится дешевле выборов. Процесс этот, однако, может свестись к аппаратным, чиновничьим играм. Имеет свои отрицательные стороны и избрание. Например, демократичные американцы к нему относятся с недоверием, ибо избрание, по их мнению, превращается в спектакль, шумную кампанию, фарс и обман общественности. Наиболее приемлемым вариантом в США считается назначение (исполнительной властью, либо вышестоящими судами, либо специальной комиссией по судебным назначениям) с последующим, примерно через год, вотумом доверия населения. И все же, думается, учитывая то, что мировые судьи будут находиться в самом непосредственном контакте с людьми, что главным образом через них граждане будут иметь дело с судебной властью вообще,- через всеобщие выборы мировых судей необходимо пройти. Но естественно, что кандидатуры будут выдвигать не политические объединения, а, например, на основе личных заявлений, это будет делать само судейское сообщество в тесном контакте с местными представительными органами власти (думами, советами и т.п.). Можно приветствовать, что федеральный закон «О судебной системе Российской Федерации» передал вопрос о замещении должностей мировых судей на усмотрение субъектов федерации. Это, пожалуй, единственно верное в данном случае решение.

И, наконец, о месте мирового суда среди других судебных органов. Использование районных судов в качестве второй инстанции по отношению к мировым судьям представляется не совсем удачным. Разгрузив районные суды от малозначительных дел, мы не сделаем это в полном объеме, ибо часть прежней нагрузки будет возвращаться туда в виде жалоб. К тому же, районные суды никогда не исполняли роль вышестоящих, а это потребует определенных изменений в их структуре, аппарате, кадровом составе и численности, что приведет в конечном итоге к значительным затратам. Думается, что мировые и районные суды эффективнее было бы учредить как параллельные структуры, со своей подсудностью, в качестве двух видов нижестоящих судов. Таким образом, единой вышестоящей инстанцией остался бы окружной (областной) суд. Но и в нем обжалование дел мировых и районных судов можно было бы разделить и, по примеру мировых съездов, а точнее - уездных отделений окружных судов дореволюционной России, образовать специально действующее подразделение - мировую палату (коллегию). Все это обеспечит, на наш взгляд, определенную экономию средств. В более высоких инстанциях таких особых подразделений учреждать не обязательно, ибо источник жалоб к этим ступеням уже намного иссякнет.

Конкретное количество мировых судей в регионе должно зависеть от численности населения и предполагаемой нагрузки.


Лонская Светлана Владимировна



← предыдущая страница    следующая страница →
12




Интересное:


Классификация недействительных сделок в зависимости от несоблюдения отдельных условий действительности сделки
Некоторые проблемы, связанные с процедурой компенсации морального вреда, причиненного правоохранительными органами (гражданско-правовой акт)
Понятие недействительной сделки в российском гражданском праве
Подсудность гражданских дел мировому судье
Пресекательные сроки в гражданском праве
Вернуться к списку публикаций