2012-01-25 14:40:23
ГлавнаяГражданское право и процесс — Этапы развития мировых учреждений в дореволюционной России



Этапы развития мировых учреждений в дореволюционной России


Понятие «малых исков» было известно на Руси еще во времена Русской Правды. По статье 66 Пространной редакции (Троицкий список), закупы в порядке исключения могли послушествовать «в мале тяже». Надо полагать, что стороны имели право заканчивать дело миром, хотя само мировое соглашение в Русской Правде не регламентировано. Похожее указание встречается в ст. 6 Краткой редакции (Академический список): «Аще будеть нога цела или начьнеть храмати, тогда чада смирять». В последующих редакциях оно исчезает. Мнения исследователей по этому вопросу расходятся. М.Ф. Владимирский-Буданов отождествлял санкцию статьи с местью членов рода. Того же мнения придерживались такие авторитеты как М.Н. Тихомиров и А.А. Зимин. Более осторожный вывод делал М.Б. Свердлов, заключая, что в связи с неясным значением слова «смирять», однозначное толкование не представляется возможным. Лишь в более поздних памятниках (Новгородской, Псковской, Двинской судных грамотах, Судебниках 1497 и 1550 гг.) мировому соглашению начинает уделяться внимание, поскольку оно становится объектом обложения судебной пошлиной. Соборное Уложение 1649 г. требует для него обязательную письменную форму (мировую челобитную).

Первоначально поддержание мира и порядка являлось прерогативой общинных органов власти (IX - X вв.). Однако отождествлять мировой суд с общинным неправомерно. Мировой суд - государственный институт; он, безусловно, вырастал из недр самоуправляющихся территориальных единиц, но приобретал свой подлинный юридический статус лишь тогда, когда ему делегировались именно государственно- властные полномочия. Кроме того, для возникновения подобных институтов необходимы и соответствующие социально-экономические условия: наличие крепкого среднего класса (частных собственников) и, как следствие, - свободного общества, демократической политической системы. Среда русских земель XI - XIV вв. подобные предпосылки сложились преимущественно в Новгороде и Пскове. Там мы можем обнаружить местные суды княжеских людей и представителей общества (докладчиков, погородских посадников и старост, сотских). Ю.Г. Алексеев подчеркивал роль псковской коллегии княжеского пристава, губских старост и сторонних людей в сохранении порядка и справедливости, а следовательно, мира и спокойствия на местах.

В XVI в. учреждением губных изб была сделана попытка легализовать новгородские традиции в условиях Московской государственно-политической системы. Первые такие органы вводились именно на Русском Севере, в тех районах Московского государства, где их аналоги уже давно действовали, возникнув в условиях еще новгородского и псковского правопорядка. Основной функцией губных изб был розыск, поимка, следствие по делу, суд и наказание уголовных преступников, а до введения земских органов и последующего назначения воевод губные учреждения осуществляли и местное управление.

По предметам ведомства, численному составу и порядку замещения должностей губные избы ближе стоят к английской модели мировых судов. Полагаем, что это обусловлено одинаковыми причинами, по которым возникли те и другие учреждения: цели усиления централизации, борьбы с оппозицией и наведения общественного порядка потребовали в XII веке - в Англии, а в XVI веке - в Московской Руси создания эффективных государственных инструментов своей реализации. Однако, несмотря на внешнее сходство с английскими мировыми судами и их новгородскими аналогами, губные избы Московского государства были организованы на совершенно другой, чуждой своим прототипам, социально-экономической основе. Свободного среднего класса, который составлял опору местного управления и суда Новгорода, Пскова, вообще средневековой Европы XII-XVI вв. почти не существовало в Московском государстве, ибо иной была его экономика, слабее развиты товарно-денежные отношения. Образовавшуюся пустоту заполняло собой государство, его централизованный бюрократический аппарат. Это сопровождалось не укреплением класса свободных частных собственников, а наоборот, закабалением подданных - начиная с крестьян и кончая боярами и другими служилыми людьми. Именно поэтому губные избы не смогли удержаться надолго в государственно-политической системе Московского государства и были заменены назначаемыми центральной властью единоличными правителями и судьями - воеводами.

Первое упоминание о «мирных судьях» русский историк Г.А. Джаншиев относил к 1826 году. Предложение об их учреждении содержалось в записке председателя Государственного совета В.П. Кочубея, поданной императору Николаю I в связи с обсуждавшимися в коридорах власти проектами реформы существующего государственного строя, в том числе и в области судебной. Как известно, все эти проекты не были реализованы.

Между тем, В.О. Ключевский в своих лекциях по русской истории приводит факты из времен работы Уложенной комиссии, созванной Екатериной II в 1767 году: «Взамен дорогих (формальных) судов с затяжным письменным делопроизводством и дворяне, и горожане, и крестьяне просят для дел маловажных (первой инстанции) близкого, скорого и дешевого словесного суда с выбранными из их среды судьями, которым подчинить и полицию... Дворяне предлагали учредить мировых судей по примеру Англии и Голландии». В наказе депутатов дмитровского дворянства выдвигалось предложение разделить уезд на четыре округа, во главе каждого из которых стоял бы земский судья, избираемый ежегодно на дворянском съезде. Эти судьи, действуя под руководством уездного предводителя дворянства, «в самой скорости» решали бы малозначительные тяжбы словесно, виноватых крестьян - наказывая, а помещиков - «смиряя полюбовно». Кроме того, и предводитель, и земские судьи обязаны, по наказу, уговаривать дворян дать своим детям хорошее образование, а также учить грамоте и крепостных, ибо «не для одной сохи надобен крестьянин государству, грамота же пахать не помешает».

Наконец, нельзя обойти вниманием и сочинение первого русского профессора права С.Е. Десницкого «Представление о учреждении законодательной, судительной и наказательной власти в Российской Империи». Этот проект государственно-правовых преобразований, датированный 1768 годом, также составлен в связи с работой Уложенной комиссии. В нем Десницкий предлагает учредить в провинциальных городах специальную провинциальную канцелярию для решения «маловажных обид» (причиняющих ущерб до 25 рублей), «чтобы решены были помещиками, однодворцами и купцами той провинции», которые бы заседали по шесть человек четыре раза в месяц. Причем дела должны решаться окончательно, без права апелляции в вышестоящий суд. Сверх того, провинциальным канцеляриям Десницкий предлагал поручить «смотрение дорог и строение порядочное в городе». Определенное влияние английских мировых судов ясно видно в идеях Десницкого, и это не удивительно: он обучался в университете г. Глазго. Но русский ученый идет дальше.

Приняв зарубежное учреждение за образец, он расширяет его сословный состав, делая его, по сути, всесословным органом местного управления и суда.

Таким образом, проекты о введении мировых судей как местных органов ограниченной юрисдикции следовало бы отнести не к 1826 году, как полагал Джаншиев, а на шестьдесят лет ранее.

Обращаясь к результатам губернской и судебной реформ 1775 года, можно сделать вывод, что аналог мировым учреждениям классического типа, но в российском варианте - сугубо дворянском, сословно ограниченном, был создан уже тогда - в лице коллегиальных нижних земских судов. Их главными функциями были административно-полицейские: охрана общественного порядка (земская полиция, или благочиние), приведение и исполнение законов и повелений Губернского правления (Учреждения для управления губерний 1775 г. Ст. 235.). Поскольку полиция могла разрешать маловажные гражданские и уголовные дела до 20 рублей (по ст.ст. 2, 29 Устава благочиния, или полицейского 1782 г.), то нижний земский суд тоже обладал этим правом. Исправник и два заседателя являлись опорной единицей местного управления и избирались местным дворянством.

Влияние классической модели и предложений С.Е. Десницкого можно наблюдать и в совестных судах, учрежденных реформой 1775 г.: юрисдикция, упрощенный порядок рассмотрения дел, участие сословных представителей указывают на это. Н.Н. Ефремова прообразом совестного суда называет английский канцлерский суд, указывая, что именно его имел в виду Десницкий, работая над своим «Представлением». Не пытаясь опровергнуть этот вывод, позволим себе все же предположить, что источники проекта Десницкого были более разнообразны. Его мысли достаточно оригинальны, а это показатель не только высокой эрудиции, но и подтверждение того, что они основаны на глубоком изучении, переосмыслении обширного материала, среди которого нашлось, конечно же, место и для мирового суда.

В связи с совестным судом, стоит упомянуть любопытный проект судебной системы, предложенный в «Конституции» декабриста Н.М. Муравьева. В качестве низших судов в нем предусматривались единоличные совестные судьи, избираемые гражданами в каждом уезде на четыре тысячи душ мужского пола. Один раз в три месяца (или четыре раза в год!) в уездном городе или главнейших местечках должны были проводиться съезды совестных судей - апелляционной инстанции. И здесь, как видим, за образец, вероятнее всего, взяты английские четвертные сессии и французские выборные мировые судьи (не секрет, что государственный строй республиканской Франции воспринимался в то время в России прогрессивно мыслящими людьми как некий идеал, а участник заграничных походов Муравьев имел возможность познакомиться с ним в деталях). Именуя судей «совестными», Муравьев, думается подчеркивал не столько их происхождение от екатерининских, сколько соответствие их понятиям «справедливость», «спокойствие», «мир».

Следующий этап развития мировых учреждений необходимо связывать уже со временем реформ 1860- 1870-х годов. К середине XIX века судебная система Российской империи состояла из почти двух десятков судебных и судебно-административных органов только на территории центральных губерний, плюс из нескольких самостоятельных судебных систем национальных окраин - Польши, Финляндии, Молдавии и др. Подсудность была весьма неопределенной, порядок рассмотрения дел страдал тяжеловесностью и формализмом. Дела годами кружили по многочисленным инстанциям, так и не находя своего решения. Например, что касается рассмотрения полицией малозначительных дел, то специальные книги, куда должны были записываться суть жалобы и решение, при губернаторской ревизии оказывались пустыми от первой до последней страницы.

Готовящееся освобождение крестьян, а также общее состояние правосудия, ставили на повестку дня новые погрешности: создание доступной, всесословной судебной системы, отделение суда от следствия и администрации, упрощение судопроизводства.

Представляя в мае 1858 г. в Государственный совет проект «Положения о производстве дел гражданских порядком сокращенным», граф Д.Н. Блудов, глава II отделения Собственной Его Императорского Величества канцелярии, значительный государственный и общественный деятель николаевской эпохи, отмечал в объяснительной записке: «Во всех законодательствах иностранных... сверх судопроизводства общего предписываются формы особого, т.н. сокращенного порядка, предназначенные для дел маловажных, или требующих скорого решения, дабы через то предупредить излишние расходы и значительные убытки, коим могли бы подвергнуться спорящие стороны от замедления в ходе их дела, если б оное было произведено обыкновенным порядком». Первоначально предполагалось поручить эти дела (до 500 рублей) уездным судам. Однако в среде дворянских комиссий вновь вспомнили о мировых судьях, и летом того же. 1858 года, один из «отцов» судебной реформы С.И. Зарудный отправляется в Западную Европу (Францию, Италию и др.) за изучением опыта местных судебных учреждений, в том числе и мировых. Также, в порядке эксперимента, по предложению министерств юстиции и внутренних дел, в Петербурге была образована комиссия для рассмотрения в упрощенном порядке споров между нанимателями и рабочими, в которой усматривался прообраз мирового суда (с этого в свое время начинали и английские мировые судьи). Опыт комиссии был использован при разработке Судебных уставов 1864 года.

В октябре 1858 года предложение о создании мирового суда получило высочайшее одобрение.

С конца 1858 г. российская периодическая печать публикует ряд статей о мировых судах зарубежных государств: Англии, Франции, Пруссии. А с 1862 года, когда предаются гласности «Основные положения судоустройства», на страницах газет и журналов комментируется и обсуждается уже сам проект устройства отечественной мировой юстиции.

В одной из записок 1859 года касающихся дел о преобразовании судебной части, Д.Н. Блудов отмечал: Основанием предложений об учреждении судей мировых были два важные обстоятельства: уничтожение крепостного состояния и решительное отделение власти судебной от административной».

Освобождение крестьян представляло собой не только важнейший политический акт. Это был достаточно сложный процесс, причем как в техническом, организационном плане, так и с точки зрения юридической. Межевание наделов, распределение усадеб на разряды по размерам годового оброка и расчет выкупной суммы; составление, разъяснение и исполнение уставных грамот; споры об отношениях помещиков и временнообязанных крестьян; устройство крестьянского самоуправления, - вот лишь отдельные проблемы, урегулирование которых было следствием Манифеста 19 февраля и сопутствующих ему положений и правил 1861 года. Для осуществления этих мероприятий требовалась определенная властная структура - мобильная и авторитетная. Существовавшие на тот момент органы местного управления такими свойствами, увы, не обладали: помещики были заинтересованной стороной (имеется в виду дворянское самоуправление), земские суды малочисленны и неповоротливы, к тому же загружены собственно полицейскими функциями (именно на этом им и предстояло сосредоточиться ввиду возможных крестьянских волнений). Председатель Редакционных комиссий генерал-адъютант Я.И. Ростовцев в письме императору Александру II в октябре 1859 года писал, суммируя предложения о путях реформы: «Некоторые хотели бы для дворянства новых сословных прав в управлении местном... Считаю долгом всеподданнейше заявить, что хозяйственно-распорядительное управление уездом (кроме собственно полиции) действительно было бы полезно основать на выборном начале и подчинить влиянию сословному... Во всех мнениях депутатов только и есть одна идея, равно всеми разделяемая: это - несчастное устройство и жалкое состояние нынешнею местного управления и судов, и действия их произвольные, злоупотребительные, скрытые и необличимые. Все убеждены, что при подобном устройстве суда и полицейского порядка приведение реформы в действие может привести к вредным последствиям и благосостояние как помещиков, так и крестьян не может быть устроено надежно и прочно».



← предыдущая страница    следующая страница →
12




Интересное:


Супруги как субъекты права общей собственности
Односторонние сделки в гражданском праве Российской Федерации
Понятие недействительной сделки в российском гражданском праве
Основные начала законодательного установления подсудности
Цель и функции неустойки
Вернуться к списку публикаций