2012-01-25 14:12:17
ГлавнаяГражданское право и процесс — Мировые судьи в гражданском и уголовном судопроизводстве (суммарный процесс)



Мировые судьи в гражданском и уголовном судопроизводстве (суммарный процесс)


Что касается мер пресечения, такие из них как домашний арест и отдача под особый надзор полиции применялись лишь общими судами. Мировой судья имел право использовать оставшиеся: подписку о явке, поручительство, залог и личное задержание,- в зависимости от тяжести проступка и предусмотренной за него санкции.

Подготовительная часть судебного разбирательства проходила традиционно: ее главным пунктом была поверка вызванных лиц и принятие ходатайств. В общих судах обвиняемый был обязан являться к разбору дела только лично, но в мировом суде вместо обвиняемого мог присутствовать его поверенный (если за проступок наказание было не свыше ареста). Это, однако, не мешало мировому судье при необходимости вызвать обвиняемого. Если ни обвиняемый, ни его поверенный вообще не являлись по неуважительной причине - постановлялся заочный приговор (по иску о вознаграждении за вред и убытки - по правилам гражданского судопроизводства). Если за проступок грозило заключение в тюрьме, явка должна была быть только личной, и мог быть применен привод.

Обвинитель во всех случаях мог являться лично или через поверенного. При его неуважительной неявке дела частного обвинения прекращались (в жалобе отказывали), а по делам частно-публичного обвинения обвинитель штрафовался (до 25 рублей) и вызывался к новому сроку.

Отсрочка заседания производилась по просьбе сторон, с тем, чтобы они смогли представить все необходимые доказательства, или ввиду отсутствия тяжущихся по уважительной причине (к одной из них, например, относилось внезапное разорение от несчастного случая - ст. 388 УУС), а также по собственному усмотрению мирового судьи (если надо было произвести осмотр и т.п.).

Первым этапом судебного следствия было предъявление обвиняемому существа и оснований обвинения. Далее он спрашивался о том, признает ли себя виновным в приписываемых ему действиях. Обвиняемый имел право не отвечать ни на этот, ни на другие вопросы (ст. 102 УУС), и закон запрещал судье применять угрозы или другие «вымогательные меры», чтобы заставить обвиняемого давать показания.

При исследовании доказательств, следующем этапе судебного следствия, вначале допрашивались обвинитель и его свидетели, затем обвиняемый и свидетели защиты. После исследовались другие доказательства. В делах частного обвинения судья ограничивался рассмотрением только тех доказательств, которые представлялись сторонами.

По окончании судебного следствия обвиняемому предоставлялось последнее слово, мог также выступить его поверенный (защитник). Иногда камеры мировых судей удостаивались почета услышать защитительные речи корифеев российской адвокатуры: А.И. Урусова, В.Д. Спасовича и др., причем не только по наиболее интересным и достаточно крупным делам. Например, А.И. Урусов выступал защитником некоего Игнатия Степанова, крестьянина-извозчика, который был избит губернским секретарем Де-Лафезом за то, что якобы загораживал последнему дорогу. Дело было Урусовым выиграно, и чиновник на три месяца отправился в городской арестантский дом г. Москвы. Бывало и такое, что в частных поверенных (ходатаях) оказывались настоящие проходимцы, зачастую и без образования, но смекалистые, предлагавшие свои услуги и тем самым зарабатывавшие на мелких делах и маленьких людях. В общем, по поводу малых дел могли бушевать вовсе не малые драмы. Но это уже другая тема.

Статья 120 УУС хотя и обязывала мирового судью постоянно склонять стороны к миру, это относилось только к делам частного обвинения.

Приговор мог быть обвинительным, оправдательным и освобождающим от суда и наказания (истек срок давности, объявлена амнистия, заключена мировая сделка и т.п.). Окончательным приговор считался в случае, если им определялось одно из следующих наказаний: внушение, замечание, выговор, денежное взыскание не свыше пятнадцати рублей с одного лица, арест не свыше трех дней, вознаграждение за вред и убытки не более тридцати рублей (ст. 124 УУС). Все остальные приговоры (в том числе оправдательный и освобождающий от суда и наказания) были неокончательными.

Надо сказать, что при выборе меры наказания некоторые мировые судьи явно не соизмеряли ее с характером совершенного преступления. Оттого в практике нередки были случаи приговоров к шести неделям тюрьмы за кражу семикопеечной свечки, или за покушение на кражу пятидесятикопеечной курицы. В целом, наверное, дело обстояло в низком уровне общей культуры этих мировых судей, ибо как же еще объяснить эти вопиюще несправедливые вердикты.

Если обвинение было недобросовестным, все судебные издержки возлагались на обвинителя, а по просьбе оправданного - ему причиталось и вознаграждение за понесенные убытки. Наоборот, при обвинительном приговоре все расходы лежали на виновном (осужденном) - ст.ст. 121 - 122 УУС. Это весьма примечательно: государство не имело к судебным издержкам никакого отношения!

Заочный приговор отзывался по общим правилам. Что же касается очных приговоров, прежде их обжалования должна была состояться еще одна стадия - заявление неудовольствия. Это неудовольствие, устное или письменное, заявлялось мировому судье в течение суток после оглашения приговора. Суть его содержания состояла в том, что сторона намерена обжаловать приговор в следующей инстанции. Если такого заявления не было сделано в срок, право на любое обжалование утрачивалось, приговор вступал в законную силу (п. 1 ст. 181 УУС). Представляется, что стадия эта лишняя и практического значения не имеет, поскольку она не только ограничивает право сторон на обжалование вследствие искусственного сокращения сроков, что безусловно оказывает давление на волю участников, но и ограничивает правоспособность сторон.

Срок для обжалования (и апелляционного, и кассационного) устанавливался в две недели со времени объявления приговора. Не позже трех дней жалоба направлялась мировым судьей в съезд (либо съездом - в Сенат). Частные жалобы приносились вместе с апелляцией, кроме жалоб на медленность (бессрочно), непринятие апелляционной (кассационной) жалобы и на взятие обвиняемого под стражу; срок - семь дней со дня исполнения обжалуемых распоряжений.

Окончательные приговоры могли быть обжалованы в кассационном порядке также по протесту товарища прокурора окружного суда.

Мировые съезды при рассмотрении жалоб не вызывали стороны, но при самостоятельной явке последние допускались к словесным объяснениям.

В обязательном порядке требовалось личное присутствие обвиняемого, когда наказание за преступление было назначено в виде тюрьмы. Что касается свидетелей, вызывались только те из них, которые упоминались в жалобе (по делам частного обвинения), и наоборот, съезд мог вызвать тех свидетелей, на которых не ссылались стороны - по делам частно-публичного обвинения, не могущих оканчиваться примирением (Сенат: реш. № 857, 1869 г.; № 1016, 1871 г.).

Нужно подчеркнуть роль товарища прокурора в мировом съезде по уголовному делу. Он не был обвинителем, а осуществлял функцию надзора за законностью в ходе судебного разбирательства и давал заключение по делу, которое своими выводами, кстати, не было обязательно для съезда.

Приговоры съезда были окончательными. Их обжалование, помимо всего прочего, обеспечивалось с 1868 г. залогом в 10 рублей (ст. 177 УУС).

По ст. 181 УУС, приговоры мировых судей и их съездов вступали в законную силу, если в течение суток не было заявлено неудовольствия, не подана в срок апелляционная или кассационная жалоба или отзыв заочного решения, либо если поданная жалоба оставлена без последствий.

Итак, к основным особенностям мирового судопроизводства (и гражданского, и уголовного) относились: допустимость устной формы заявлений, ходатайств и т.п.; сокращение процессуальных сроков; частичное сокращение числа судебных инстанций (обжалования) путем подразделения решений и приговоров на окончательные и неокончательные; институт заочного решения.


Лонская Светлана Владимировна



← предыдущая страница    следующая страница →
123456




Интересное:


Приостановление срока исковой давности в гражданском праве
Необходимость совершенствования теории и практики применения института эмансипации несовершеннолетних
Понятие подсудности и ее виды
Юридическая характеристика закладной как ценной бумаги и осуществление прав по закладной
Субъекты права общей долевой собственности
Вернуться к списку публикаций