2012-01-25 14:12:17
ГлавнаяГражданское право и процесс — Мировые судьи в гражданском и уголовном судопроизводстве (суммарный процесс)



Мировые судьи в гражданском и уголовном судопроизводстве (суммарный процесс)


Гражданское судопроизводство

Согласно УГС (ст. 29), мировому суду были подсудны:

1) иски по личным обязательствам и договорам и о движимом имуществе ценой не свыше пятисот рублей (п. 1 ст. 29 УГС);

2) иски о вознаграждении за ущерб и убытки, когда их сумма не превышает пятисот рублей, или же во время предъявления иска не может быть положительно известна (п. 2 ст. 29 УГС);

3) иски о личных обидах и оскорблениях (п. 3 ст. 29 УГС);

4) иски о восстановлении нарушенного владения, независимо от суммы, если со времени нарушения прошло не более шести месяцев (п. 4 ст. 29 УГС);

5) иски о «праве участия частного» (сервитутах), на основании ст.ст. 442, 445 - 451 Законов Гражданских, если со времени его нарушения прошло не более одного года (п. 5 ст. 29 УГС).

Кроме того, мировой судья мог принять к своему рассмотрению всякий спор, если обе стороны просили его решить их дело «по совести» (ст. 30 УГС). Решения по таким делам были окончательными и только в форме мировой сделки, иначе дело передавалось по подсудности.

В компетенцию мировых судей входили дела по охране наследственного имущества, независимо от его вида и стоимости (ст.ст. 1401, 1402, 1403, 1422 УГС). Это включало в себя объявление об открытии наследства, вызов лиц, имеющих на него какие-либо права, опись, опечатание и сбережение имущества. Мировой судья мог осуществлять раздел имущества между наследниками, но лишь «полюбовно», примирительным производством; при возникновении спора дело передавалось в окружной суд.

В местностях, где не предусматривалось учреждение должности нотариуса, или таковая не была никем замещена, все нотариальные полномочия переходили также к мировым судьям (ст. 2 Положения о нотариальной части).

Исключались из подсудности иски между сельскими обывателями ценой до ста рублей - они подлежали разрешению волостными судами (ст. 96 Общего положения о крестьянах, вышедших из крепостной зависимости).

Крестьянские (волостные) суды, учрежденные этим Общим положением 19 февраля 1861 года, забирали огромную часть подсудности, оставляя тем самым приобретших личную свободу крестьян в громадной зависимости от общинных устоев. В своей деятельности они руководствовались не правовыми нормами, а местными обычаями. В уголовных делах Общее положение еще как-то пыталось четко определить круг видов и мер наказания (ст. 102), но в гражданском праве царил полный беспорядок. Если даже и существовал такой местный обычай, то он, как и следовало ожидать, восходил к незапамятным временам и не имел ничего общего с новыми социально-экономическими отношениями. Например, в Киевской губернии наследство по обычаю переходило к старшему сыну в семье, независимо ни от закона, ни от завещания.

Но возможность обратиться к мировому судье у крестьян была. Те из них, которые отправлялись в город на заработки, не подлежали юрисдикции волостного суда и споры свои разрешали в мировых и общих судебных учреждениях. Члены же общины имели право передать свое дело в мировой суд либо по своему обоюдному согласию, либо тогда, когда оно выходило из общей компетенции волостного суда (ст. 31 УГС). Свидетельства о том, насколько широко использовалась крестьянами такая возможность, противоречивы. С одной стороны, обращаться к мировому судье было «далеко и дорого», мужики боялись, что ученый господин не поймет их интересы. С другой - нередки были случаи, когда крестьяне пытались «подтасовать» дело, чтобы его рассматривал именно мировой судья, особенно если речь шла о крупной сумме. Совпадают источники в одном: волостному суду крестьяне не доверяли, ибо слишком сильны были там противоречия местных группировок, решения были далеки от справедливости, мздоимство быстро проникло и в эту среду.

Самый многочисленный класс должен был стать основным клиентом мировой юстиции. Этого, однако, не произошло в полной мере. Одной рукой даруя экономическую и личную свободу, власть в то же время другой рукой отбирала ее у крестьян - выкупными платежами и отработками, лишением полноценной и полноправной судебной защиты.

Из компетенции мирового суда исключались также: иски, сопряженные с интересами казенных управлений (за исключением виндикационных) - п. 2 ст. 31 УГС; споры о привилегиях на открытия или изобретения (п. 4 ст. 31 УГС).

В тех местностях, где действовали коммерческие суды, часть исков, связанных с обязательственными правоотношениями, отходила к ним.

Статья 31 (п. 1) УГС исключала из подсудности мировых судей иски о праве собственности или о праве на владение недвижимостью, утвержденном на формальном акте. Тем не менее, могли рассматриваться, например, вопросы сервитутов на недвижимость, платежей по ипотечным закладным. Таким образом, изъятие споров о недвижимости нельзя назвать безусловным.

Мировые судьи приглашались также в состав особых присутствий врачебной управы для освидетельствования психически больных (это по сути - участие в экспертной комиссии).

Движение гражданского дела в мировом суде (первая инстанция) можно разделить на следующие стадии:

1) возбуждение дела;

2) подготовка дела к судебному разбирательству;

3) судебное разбирательство;

4) постановление и оглашение решения;

5) отзывное производство;

6) исполнение решения.

Исковая просьба подавалась по месту нахождения ответчика; копий по числу ответчиков не требовалось, но могли быть потребованы необходимые приложения. В отличие от общих судов, уравнивались статусы постоянного местожительства и временного пребывания ответчика, если предметом иска были требования, касающиеся движимого имущества. Специально оговаривалось, что иски о вознаграждении за убытки в недвижимом имуществе подаются по месту нахождения данного имения, то есть устанавливалась исключительная подсудность (ст.ст. 34 -35 УГС). Встречный иск (ст.ст. 38 - 39 УГС) разбирался тем же мировым судьей, которому был предъявлен иск первоначальный. Если встречные требования выходили за пределы мировой подсудности, производство дела прекращалось, и стороны должны были обратиться в окружной (или иной - по подсудности) суд. В общем, правила были достаточно традиционны.

Мировой судья не мог возбуждать гражданское дело по собственной инициативе.

Относительно поводов отказа в принятии исковой просьбы, устав ограничивался лишь общей фразой о неподсудности: «не подлежит рассмотрению мировым судьей» (ст. 53 УГС). На практике такая излишняя краткость вызывала вопросы, и ученые обращали внимание на редакцию ст. 53 как на неудачную.

Просьба протоколировалась (будучи словесной) или подшивалась в дело - первая стадия окончена.

Если стороны явились в суд вместе, мировой судья мог приступить к судебному разбирательству сразу же (ст. 60 УГС). Таким образом, стадия подготовки дела выпадала, и это нельзя оценивать положительно. Сокращение процесса тут только кажущееся. Принимая дело к своему производству, судья должен убедиться в том, что оно достаточно подготовлено. В нашем современном процессе эта норма закреплена законодательно (ст. 142 ГПК), а само по себе это правило - бесспорно. Результаты неподготовленности не заставляют себя долго ждать: «вдруг» выясняется, что для разрешения дела недостаточно материалов,- нужны доказательства, нужно провести осмотр или экспертизу, вызвать свидетелей и т.д. и т.п. А судебное разбирательство уже идет, и судья вынужден его откладывать. Такая картина повсеместно возникала в мировых судах. Отсутствие стадии подготовки неизбежно проявлялось в последующих действиях, дезорганизуя процесс, разрывая его, затягивая. Поэтому, с точки зрения практической, упомянутая ст. 60 была нецелесообразна.

Сама стадия подготовки дела к разбирательству включала: вызов ответчика, свидетелей, третьих лиц (повесткой или через истца, с его согласия), сбор доказательств (этим занимались стороны), производство осмотра на месте, вызов сведущих людей для дачи показаний по вопросам, требующим специальных познаний. С учетом времени, которое необходимо было на проведение всех этих подготовительных мероприятий, мировой судья назначал день и время разбирательства - устав требовал это сделать сразу же после принятия исковой просьбы. Собственно, конкретных сроков устав не предусматривал, лишь одно условие должно было быть выполнено: промежуток времени между днем вызова ответчика, свидетеля и др. и днем заседания определялся с таким расчетом, чтобы лицо имело со времени получения повестки не менее одного дня на каждые 15 верст пути от места жительства до камеры мирового судьи. Этот срок назывался явочным, или поверстным.

В стадии судебного разбирательства можно выделить несколько этапов: подготовительная часть, рассмотрение дела по существу, заключительные объяснения сторон.

Заседание начиналось с того, что мировой судья объявлял, какое дело подлежит рассмотрению, и вызывал из публики, присутствующей в камере, истца и ответчика. Затем происходила поверка: явились ли стороны, свидетели и другие вызванные лица, если явились - удостоверялась их личность, если не явились - выяснялось, через секретаря, вручены ли им повестки, какие имеются данные о причинах неявки. При уважительных причинах неявки сторон, дело откладывалось; отсрочка разбирательства была также возможна по просьбе обеих сторон. Если по неуважительной причине отсутствовал ответчик, процесс мог быть отсрочен, но при согласии истца на заочное решение - продолжался. Отсутствие третьих лиц и соистцов также не препятствовало продолжению рассмотрения дела. Если же не явился без уважительных причин истец - дело прекращалось производством, вне зависимости от желания ответчика, но в этом случае истец не лишался права на возобновление дела предъявлением нового искового прошения, не прерывался срок давности (ст. 154 УГС). Верное и хорошо дисциплинирующее решение: истец, «виновник» возникновения судебной тяжбы, наиболее заинтересованное лицо, беспричинно отсутствуя, показывает тем самым, наоборот, свою незаинтересованность в споре, а значит - и удовлетворенность. Смысла продолжать процесс далее нет, но возможность начать его снова, при желании, остается. Статья 157 ГПК РСФСР о последствиях отсутствия истца по неуважительной причине умалчивает вообще, и пробел этот должен, по нашему мнению, быть восполнен.



← предыдущая страница    следующая страница →
123456




Интересное:


Возникновение и развитие залога в русском праве (до проекта Вотчинного Устава)
Классификация недействительных сделок в зависимости от несоблюдения отдельных условий действительности сделки
Характеристика правового режима объекта медицинских правоотношений
Некоторые проблемы, связанные с процедурой компенсации морального вреда, причиненного правоохранительными органами (гражданско-правовой акт)
Особенности устройства мирового суда в национальных окраинах Российской империи
Вернуться к списку публикаций